Понятие и социальная обусловленность принципов права

Курсовая работа

Актуальность выбранной темы не вызывает сомнений ввиду следующего.

Сущность и социальное назначение права раскрывается и конкретизируется в его принципах и функциях.

Принципы права — это те исходные, определяющие идеи, положения, установки, которые составляют нравственную и организационную основу возникновения, развития и функционирования права. Принципы права есть то, на чем основаны формирование, динамика и действие права, что позволяет определить природу данного права как демократического или, напротив, тоталитарного.

Принципы права, с одной стороны, отражают его объективные свойства, обусловленные закономерностями развития данного общества, всей гаммой исторически присущих ему интересов, потребностей, противоречий и компромиссов различных классов и слоев населения. С другой — в принципах права воплощается его субъективное восприятие членами общества, их нравственные и правовые взгляды, чувства, требования, выражаемые в различных учениях, теориях, направлениях правопонимания. Поэтому принципы права должны рассматриваться с учетом как единства, так и особенностей обеих сторон, с позиций сложившегося в юридической и философской науках общего представления об объективном и субъективном в праве.

Целью настоящей работы является исследование демократии как принципа права.

Поставленная цель определила следующие задачи:

1) Изучить понятие и социальную обусловленность принципов права и их виды.

2) Рассмотреть понятие, сущность, основные черты и типы демократии.

3) Исследовать особенности суверенной демократии в российском обществе.

В XX в. слово “демократия” стало, пожалуй, самым популярным у народов и политиков всего мира. Сегодня нет ни одного влиятельного политического движения, которое не претендовало бы на осуществление демократии, не использовало этот термин в своих, часто далеких от подлинной демократии целей. Что же представляет собой демократия и в чем причины ее популярности?

В современном языке слово “демократия” имеет несколько значений. Его первое, основополагающее значение связано с этимологией, происхождением этого термина. “Демократия” переводится с древнегреческого как “народовластие” или, используя расшифровку этого определения американским президентом Линкольном, “правление народа, избранное народом и для народа”.

Производным от этимологического понимания демократии является ее более широкая вторая трактовка как формы устройства любой организации, основанной на равноправном участии ее членов в управлении и принятии в ней решений по большинству. В этом смысле говорится о партийной, профсоюзной, производственной и даже семейной демократии. Понимаемая в широком значении, демократия может существовать всюду, где есть организация, власть и управление.

6 стр., 2874 слов

По курсу: Правоведение : «Понятие права, его роль в обществе»

... признаются общесоциальные сущность и назначение права, когда оно рассматривается как выражение компромисса между классами, различными социальными слоями общества. В наиболее ... работы является теоретическое изучение вопроса. Для реализации цели необходимо решение следующих задач: раскрыть существующую в обществе систему правовых отношений; определить сущность и содержание права. ^ Право, как и ...

1. Принципы права: понятие, виды, социальная обусловленность

1.1 Понятие и социальная обусловленность принципов права

Принципы права представляют собой основные идеи, исходные положения или ведущие начала процесса его формирования, развития и функционирования [11, с. 236].

Отражаясь, прежде всего, в нормах права, принципы пронизывают всю правовую жизнь общества, всю правовую систему страны. Они характеризуют не только сущность, но и содержание права, отражают не только его внутреннее строение, статику, но и весь процесс его применения, его динамику. Принципы права оказывают огромное влияние на весь процесс подготовки нормативных актов, их издания, установления гарантий соблюдения правовых требований.

Принципы права выступают в качестве своеобразной несущей конструкции, на которой покоятся и реализуются не только его нормы, институты или отрасли, но и вся его система. Принципы служат основным ориентиром всей правотворческой, правоприменительной и правоохранительной деятельности государственных органов. От степени их соблюдения в прямой зависимости находится уровень слаженности, стабильности и эффективности правовой системы. Имея общеобязательный характер, принципы права способствуют укреплению внутреннего единства и взаимодействия различных его отраслей и институтов, правовых норм и правовых отношений, субъективного и объективного права.

Вполне очевидно различие принципов, например, современного романо-германского права, охватывающего собой страны, в которых юридическая наука и практика сложились исключительно на основе римского права и мусульманского права, сложившегося на основе мусульманской религии.

Принципы права не всегда лежат на поверхности. Однако они присущи праву любой страны. Как правило, они или же закрепляются прямо в законодательных актах (статьях, преамбулах конституционных и обычных законов) или же вытекают из содержания конкретных правовых норм.

В качестве одного из примеров прямого закрепления принципов права в законодательстве можно сослаться на провозглашение принципа народовластия в конституциях многих современных стран. Так, Конституция Китайской Народной Республики 1982 г. провозглашает, что власть в стране «принадлежит народу… Народ в соответствии с полномочиями закона различными путями и в различных формах управляет государственными, хозяйственными, культурными и общественными делами» (ст. 2).

Конституция Швеции 1974 г. закрепляет, что «вся государственная власть в Швеции исходит от народа. Правление шведского народа основывается на свободном формировании мнений и на всеобщем и равном избирательном праве. Правление осуществляется посредством государственного строя, основанного на представительной и парламентской системах, и посредством коммунального самоуправления» (т. I, 1) [2, с. 178].

Принципы права не являются произвольными по своему характеру, а объективно обусловлены экономическим, социальным, политическим строем общества, существующим в той или иной стране, социально-классовой природой государства и права, характером господствующего в стране политического и государственного режимов, основными принципами построения и функционирования политической системы того или иного общества.

5 стр., 2319 слов

Философия права : «Понятие права. Право в системе социальных норм»

... мораль тесно взаимосвязаны. Многие моральные нормы и принципы перешли в правовые нормы, например принцип справедливости, который означает соразмерность наказания содеянному. Право и мораль основные социальные регуляторы поведения человека. Они имеют общие ...

Принципы играют роль ориентиров в формировании права. Здесь следует помнить, эволюция права идет от идей к нормам, затем через реализацию норм — к общественной практике. И вот начиная с появления идеи, а идея очень часто формируется в виде правового принципа, принцип определяет, направляет развитие права.

Так, личная неприкосновенность человека первоначально возникла в качестве правовой идеи. Поскольку эта идея носила достаточно важный, обобщающий характер (иными словами, касалась не частного случая, а общей ситуации), ее можно считать правовым принципом. Затем, по мере того как складывались соответствующие исторические условия (а в каждой стране эти условия складывались своеобразно и не одновременно), правовой принцип претворялся в нормы. Принимались законы о запрещении произвольного лишения свободы, о неприкосновенности жилища и др. На основе этих законов складывалась общественная практика. Правовой принцип служил ее стержнем.

Другой пример. Стремление преодолеть тиранию породило правовую идею (правовой принцип) разделения властей. Идея, принцип достаточно просты: они заключаются только в преодолении концентрации власти в одних руках. Затем этот принцип проводится в законах, прежде всего в конституциях, и претворяется в общественную практику. Примеров можно привести сколько угодно. С формирования правовой идеи начинается жизнь права.

Однако правовой принцип не ограничивается стадией правовой идеи. В период возникновения, формирования правовой принцип совпадает с правовой идеей. Но в дальнейшем, поскольку принцип именно правовой, а право не сводится только к идеям, принцип претворяется в иные формы правовой материи — в нормы и общественные отношения.

Одни правовые принципы получают прямое закрепление в нормах [11, с. 239]. После подобного закрепления они становятся принципами-нормами, Другие принципы не получают прямого закрепления в конкретных нормах. Формулировка правового принципа не переходит в формулировку одной конкретной нормы. Но она переходит во множество норм, как бы растворяется в них. Принцип в таких случаях играет как бы роль режиссера-постановщика за сценой. Принцип обретает жизнь не в одной норме, а во множестве из них. В этих случаях мы имеем дело с принципами, выводимыми из норм. Принципы-нормы и принципы, выводимые из норм, составляют две разновидности принципов права.

Принципы-нормы, как правило, обусловливаются предметом регулирования. В той или иной области общественных отношений (предмете регулирования) закрепляются основные стержневые положения регулирования, это и есть принципы-нормы. В конституционном законодательстве — это разделение властей, федеративный характер государства, права человека и др. В гражданском законодательстве — свобода предпринимательства, закрепление собственности как права владения, распоряжения и пользования, в земельном законодательстве — право собственности на землю, в трудовом законодательстве — свобода труда и т.д. Принципы-нормы могут охватывать всю систему законодательства, когда они получают закрепление в конституции; они могут распространять свое действие и в рамках той или иной отрасли: тогда именуются отраслевыми принципами и получают закрепление в отраслевых кодификациях, некоторые принципы действуют в рамках отдельных институтов.

3 стр., 1251 слов

Право в системе социальных норм

... Нормы права 2. Взаимоотношение права и морали Среди всех социальных норм моральные и правовые нормы ... общечеловеческие моральные принципы и устои, ... правом большой объем регулирующих функций в обществе выполняют самые разнообразные социальные нормы. Социальная норма - это правило общего характера, регулирующее однородные, массовые, типичные общественные отношения. Помимо права к социальным нормам ...

Принципы, выводимые из норм, как правило, обусловливаются методом регулирования. Диспозитивность или императивность регулирования сами по себе не получают прямого нормативного закрепления, метод регулирования действует через конкретные частные правовые решения. Если же суммировать подобные частные решения, то в них выявляется общая основа, общий подход. Это и есть принципы, выводимые из норм. Таковы, например, принципы «все незапрещенное разрешено», «все неразрешенное запрещено» (о них мы говорили раньше), «да будет выслушана вторая сторона» (о нем речь пойдет в следующем параграфе) и др. Эти принципы не закрепляются напрямую, но следуют из анализа норм. Такие принципы также носят либо общеправовой, либо отраслевой характер. Они имеют особую ценность в ходе применения права и непременно используются при применении аналогии закона.

Такова общая характеристика принципов права. Попробуем теперь перечислить хотя бы важнейшие из принципов права, имеющих межотраслевое значение.

1.2 Виды правовых принципов

В научной и учебной литературе используется целый ряд критериев классификации принципов права и соответственно подразделения их на различные группы [12, с. 184].

Так, в зависимости от типа права они классифицируются на принципы права, свойственные рабовладельческому, феодальному, капиталистическому и социалистическому праву. Выделяются также принципы, свойственные праву, переходному от одного типа к другому.

В зависимости от своего характера принципы права подразделяются на социально-экономические, политические, идеологические, этические, религиозные и специально-юридические.

Строго говоря, специально-юридические принципы права — это социальные принципы, но переведенные на язык права, юридических конструкций, правовых средств и способов их обеспечения.

К специально-юридическим принципам права обычно относят:

  • принцип общеобязательности норм права для всего населения страны и приоритета этих норм перед всеми иными социальными нормами;
  • принцип непротиворечивости норм, составляющих действующее право, и приоритет закона перед иными нормативно-правовыми актами;
  • принцип подразделения права на публичное и частное, на относительно самостоятельные отрасли и институты;
  • принцип соответствия между объективным и субъективным правом, между нормами права и правовыми отношениями, между правом и его осуществлением;
  • принцип социальной свободы, равенства перед законом и судом, равноправия;
  • принцип законности и юридической гарантии прав и свобод личности, зафиксированных в законе, связанность нормами закона деятельности всех должностных лиц и государственных органов;
  • принцип справедливости, выраженный в равном юридическом масштабе поведения и в строгой соразмерности юридической ответственности допущенному правонарушению;
  • принцип юридической ответственности только за виновное противоправное поведение и признание каждого невиновным до тех пор, пока вина не будет установлена в судебном порядке;
  • принцип презумпции невиновности;
  • принцип недопустимости обратной силы законов, устанавливающих новую или более тяжелую юридическую ответственность, гуманности наказания, способствующего исправлению осужденного.

Кроме названной градации принципы права подразделяются на группы в зависимости от того, распространяются ли они на всю систему права, на несколько отраслей или же на одну отрасль права [2, с. 182].

9 стр., 4159 слов

Право в системе социальных норм

... трудовые, семейные нормы, нормы культуры, религии и другие. Все социальные нормы в их совокупности и взаимосвязи называются правилами человеческого общежития. 2. Право в системе социальных норм Одним из ... не может нормально функционировать, не опираясь на право. Нормы права определяют систему государственного аппарата, принципы и основные направления его деятельности, компетенцию отдельных ...

В соответствии с данным критерием принципы права, распространяющиеся на всю систему права и определяющие ее характер, содержание, наиболее важные ее особенности и черты, именуются общими принципами. Среди них обычно называют принципы социальной справедливости, гуманизма, равноправия, законности в процессе создания и реализации норм права, единства юридических прав и обязанностей, демократизма.

Для капиталистических стран весьма важными общими принципами права являются принцип закрепления свободы предпринимательства и принцип установления и охраны частной собственности. Последнему придается особое значение, ибо с собственностью связывается фактическое положение личности в обществе, ее социальный статус и вся ее частная и гражданская жизнь.

Известный французский социолог и юрист М. Ориу, отмечая данное обстоятельство, исходил даже из того, что «гражданская жизнь состоит в использовании собственности». Благодаря своей обеспеченности и преимуществам, даваемым приобретенной собственностью, рассуждал автор, человек «может подумать и о чем-то ином», кроме обыденных нужд. Он может предаваться умственным занятиям, свободным профессиям, может размышлять об общих интересах, посвятить себя делам общины, стать гражданином.

Правда, М. Ориу делал весьма существенную оговорку: гражданская жизнь, хотя она формально допустима всем и «в некоторых отношениях действительно общая для всех», является все же «по своему основному элементу нажитого богатства и по своему капиталистическому характеру монополией имущего класса» [12, с. 187]. Даже внутри этого имущего класса, заключал автор, «она касается отдельных лиц крайне неравно» и зависит от размеров приобретенного каждым из них богатств.

Наряду с общими принципами в юридической литературе выделяются межотраслевые и отраслевые принципы права.

Межотраслевые правовые принципы охватывают собой две или более отраслей права, преимущественно смежных, весьма близко соприкасающихся между собой отраслей (конституционное и административное, уголовно-процессуальное и гражданско-процессуальное и др.).

На межотраслевые принципы полностью налагаются и общие правовые принципы. В каждой отдельной отрасли права или же в группе отраслей они приобретают свою специфику.

Отраслевые принципы права распространяются лишь на конкретные отрасли права — конституционное, гражданское, уголовное, земельное, трудовое и др. Соответственно на их основе создаются и реализуются нормы, составляющие только данную отрасль права.

Обратившись к богатейшей истории права, к глубинам законодательства, наконец, к идеям правоведов и философов, можно выделить в первом приближении три группы межотраслевых принципов права. Каждая из групп характеризует определенную сторону права, но не по структуре (идеи, нормы, отношения), а но содержанию богатой правовой материи.

Первая группа принципов характеризует общее отношение к праву и закону. Сюда можно отнести (в качестве принципов) следующие положения:

13 стр., 6134 слов

Основные подходы в типологии государства

... 1. Проблема типологии государства и права 1.1 Критерии типологии Познание государственно-правовых явлений требует поиска общих принципов подхода в их исследовании, отражающих переход государств и правовых систем из одного состояния в другое. Типология, или классификация ...

  • каждый гражданин в отдельности и общество в целом, подчиняясь законам, должны иметь возможность принудить к исполнению закона и самого властвующего;
  • закон — это то, что народ приказывает и устанавливает;
  • законы должны соблюдаться;
  • свобода заключается в соблюдении законов, а не в их игнорировании;
  • кто пользуется правом, тот не нарушает ничьих интересов;
  • закон не имеет обратной силы.

Вторая группа принципов характеризует отношение к человеку как высшей ценности. Сюда можно отнести в качестве принципов следующие положения:

  • человек не должен быть средством достижения цели, напротив, именно он есть цель;
  • все люди рождаются свободными и равными в правах;
  • человек имеет право на личную неприкосновенность;
  • никто не может быть признан виновным в совершении преступления, а также подвергнут уголовному наказанию иначе, как по приговору суда и в соответствии с законом;
  • до вынесения приговора обвиняемый считается невиновным (презумпция невиновности);
  • осуществление гражданином своих прав не должно нарушать прав других граждан.

Третья группа принципов связана с установлением истины при разрешении споров, с исследованием доказательств. Сюда могут быть отнесены такие положения:

  • никто не может быть судьей в собственном деле;
  • никто не может ссылаться в свое оправдание на незнание закона;
  • да будет выслушана и вторая сторона;
  • всякое сомнение — в пользу обвиняемого;
  • ответственность наступает только за вину;
  • обман уничтожает юридические последствия;
  • отрицательные положения не доказываются.

Конечно, приведенный перечень не носит исчерпывающего характера, он может быть расширен и дополнен. Но он отражает общий подход к проблеме, стремление сконцентрировать в принципах права их юридическое содержание и освободить их от идеологических конструкций.

Проследим действие принципов права на нескольких примерах из третьей группы [11, с. 243].

Принцип «да будет выслушана и вторая сторона» (audiatur et altera pars) известен с древних времен. Он составляет основу рассмотрения споров, деятельности суда. Тем не менее, напрямую этот принцип не закреплен в конкретной норме. Он как бы растворен в многочисленных нормах уголовного, гражданского и арбитражного процессов, проводится через механизм состязательности сторон Можно назвать десятки статей процессуальных кодексов, посвященных механизму состязательности сторон. Сам принцип о выслушивании второй стороны как бы выводится из норм, хотя хронологически он предшествует нормам, принимаемым на его базе.

Принцип ответственности только за вину — один из фундаментальных. Он имеет межотраслевое значение, т.е. проводится во всех отраслях права. И в Уголовном кодексе, и в Кодексе об административных правонарушениях принцип ответственности за вину закреплен в прямых нормах. В гражданском законодательстве в качестве исходного принципа ответственность за вину также применяется. Но гражданское законодательство предусматривает и исключения из этого принципа, например, владелец источника повышенной опасности отвечает и за невиновное (случайное) причинение вреда. Оценка таких исключений различна. Можно считать их изъятиями, лишний раз подтверждающими общее правило об ответственности за вину. Таково мнение одних специалистов. Другие же считают, что эти случаи вообще имеют иную правовую природу и не могут быть отнесены к ответственности, поскольку не основаны на вине.

11 стр., 5082 слов

Личность, право, государство правовое государство, права и свободы ...

... личности, права, государства: правовое государство, права и свободы человека и гражданина. Задачи работы: 1. Раскрыть сущность правового государства как организацию политической власти и обеспечения прав и свобод человека. 2. Охарактеризовать отличительные признаки правового государства: признание и защита прав человека и гражданина, верховенство закона, суверенная государственная власть. Принцип ...

Один из принципов — обман уничтожает юридические последствия. В столь общей формуле этот принцип в нормах не воспроизводится. Но положение о том, что доказательства, полученные с нарушением закона, признаются не имеющими юридической силы, присутствует во многих законах (прямое следствие ничтожности обманных действий).

Приведенный подход к принципам права требует некоторых пояснений. Принципы права в изложенном понимании не являются достоянием права одной какой-либо страны или даже права какого-то конкретного исторического периода. Они коренятся во всей истории права. Нетрудно заметить, что формулировки некоторых принципов восходят еще к римскому праву. На протяжении всей истории права эти принципы составляли его сущность и применялись в разных исторических условиях. И все же здесь можно проследить определенную закономерность. Приведенные принципы опираются не на любой порядок в обществе, а именно на правовой порядок с его демократической и гуманистической направленностью. Тоталитарные режимы (а история это убедительно доказывает) либо вообще отрицали право, отбрасывали его и опирались на открытую тиранию (давняя история), либо признавали право и его принципы на словах, но фактически его игнорировали (тоталитарные режимы XX в.).

В принципах права заключены его демократическая и гуманистическая традиции, его историческая преемственность.

Правовая материя каждой страны в каждый исторический период — если речь идет о демократическом обществе и подлинном праве — включает как бы два слоя. Один из них составляет общее глубинное основание, он восходит к истории и воплощает преемственность права, его общечеловеческую сущность. Другой — составляет современное конкретное содержание, его особенности связаны со спецификой каждой страны. Сочетания этих двух слоев дают индивидуальные неповторимые картины права различных стран, но все они в демократических обществах опираются на общую основу правовых принципов.

Правовые принципы пронизывают, повторяем, всю правовую материю, в первую очередь правовые идеи. Принципы — это, прежде всего, идеи, хотя и не только идеи. Элемент обобщения, приподнятости над конкретикой, свойственный идее, очень четко виден и в принципах права. Затем принципы претворяются в нормы, воплощаются в них. Закон можно считать правовым настолько, насколько он олицетворяет демократические правовые принципы. И наконец, принципы пронизывают процесс реализации права. И при применении законов, и при восполнении пробелов в правовом регулировании, и в судебной практике они служат векторами правоприменительной деятельности. Принципы права концентрируют результат развития права, в них воплощается неразрывная связь прошлого, настоящего и будущего.

2. Содержание демократии как принципа права

2.1 Понятие, сущность, основные черты и типы демократии

Неоднозначность в толковании демократии во многом связана с различными подходами к ее пониманию и анализу. С древних времен существуют два главных подхода: нормативный и описательно-эмпирический (дескриптивный) [1, с. 124].

10 стр., 4827 слов

Социальная ценность государства и права

... развиваются институты либеральной демократии – парламентариум, свободные выборы, муниципальное самоуправлении ; усиливается в условиях невмешательства государства в экономику, в частноправовые отношения социальная ориентация, в его ... его целостность, служить личности, обеспечивать и охранять права и свободы граждан. Есть две разновидности власти: 1. естественная власть – в семье, в обществах по ...

Нормативный подход предполагает:

  • выстраивание идеальной модели демократии
  • обоснование ее преимущества по сравнению с другими формами правления
  • анализ путей осуществления демократического идеала

Второй, дескриптивный подход, дистанцируясь от идеалов, анализирует демократию в том виде, в котором она существует в действительности. В соответствии с этим уточняется, а порой и пересматривается теория демократии.

На всем протяжении истории демократические государства различались между собой. Тем не менее они имеют следующие общие черты:

  • признание народа источником власти в суверенном государстве
  • равноправие граждан как исходное социальное состояние
  • подчинение меньшинства большинству при принятии решений и их выполнении
  • выборность основных органов государства

Важнейший признак демократии — признание народа верховным источником и контролером власти.

Все концепции демократии можно разделить на три группы:

1) Индивидуалистические (либеральные).

2) Плюралистические (теории групп).

3) Коллективистские (тоталитарные).

В своей исторически первой, античной форме демократия явно тяготела к коллективистской модели. Коллективистские взгляды на демократию присутствовали и в более поздние времена. Так, идеи Руссо (принцип народного суверенитета, прямого голосования и др.) нашли свое выражение в конституции Франции 1789 г. Особенности теорий «социалистической демократии» проявляются в полном отрицании частной собственности, подмене народа рабочим классом, а также в идее ведущей роли коммунистической партии. Общие черты коллективистских теорий:

  • отрицание автономии личности, рассмотрение ее как составной части целостного организма
  • гомогенность, однородность народа по своему составу

Теории коллективистской демократии оказались неактуальными для современных обществ [6].

В отличие от данных теорий, индивидуалистические, либеральные концепции выделяют личность из государства. Они уделяют первостепенное внимание созданию институциональных и иных гарантий для индивидуальной свободы, предотвращающих всякое подавление личности властью. Наиболее характерные черты этой группы теорий:

  • признание личности первичным источником власти, приоритет прав личности над правами государства
  • ограничение власти большинства над меньшинством, обеспечение индивидуальной и групповой автономии и свободы
  • невмешательство государства в дела гражданского общества, приоритет общественного рыночного саморегулирования над политическим управлением
  • разделение властей

Такая трактовка демократии небезупречна, так как оправдание и стимулирование имущественной поляризации общества обесценивает права и свободы личности. Они становятся практически трудноосуществимыми для низших слоев населения.

Идею заинтересованности группы как реального творца политики, борьбы за власть и ее осуществление развивает и обосновывает третья группа теорий демократии — плюралистические концепции . Они исходят из того, что ни личность, ни народ не являются главными движущими силами политики в демократическом государстве. Именно в группе и, следовательно, в межгрупповых отношениях формируются интересы, ценностные ориентации и мотивы политической деятельности индивида. С помощью группы личность получает возможность политического выражения и защиты своих интересов. Народ не может выступать главным субъектом политики, так как он является противоречивым образованием, состоящим из конкурирующих в борьбе за власть групп.

12 стр., 5674 слов

Демократия и личность как элементы государства

... политическая организация общество личность демократия Глава 1. Понятие и основы государства 1.1 Понятие государства Государство возникает как классовая организация политической власти. Это положение прямо ... социальной власти государственная власть является: аппаратной (имеет механизм осуществления), суверенной (не зависит от иной власти), легитимной (опирается на закон). Власть существовала и в ...

Общие черты плюралистических теорий демократии:

  • признание заинтересованной группы центральным элементом демократической политической системы
  • рассмотрение соперничества и баланса групповых интересов как социальной основы демократической власти
  • развитее идеи сдержек и противовесов
  • узаконивание «разумного эгоизма», личного и группового интереса как генератора политики
  • рассмотрение государства как арбитра, сохраняющего равновесие соперничающих интересов и обеспечивающего саморегулирование всего общества
  • утверждение о распылении власти и правящей элиты в современном демократическом государстве
  • трактовка множественных, плюралистичных элит как главного проводника влияния масс на политику
  • забота о формировании демократической культуры как условия цивилизованного характера борьбы интересов
  • поддержка государством социально ущемленных групп и интересов [6].

Плюралистические теории критикуют за идеализацию действительности, недостаточный учет неравного влияния различных социальных слоев и трактовку государства как нейтрального арбитра.

В зависимости от того, кто — народ или его представители — непосредственно осуществляют властные функции, многообразные демократические теории можно разделить на две группы: непосредственной демократии и репрезентативные (представительные).

Теория непосредственной демократии исходит из того, что сам народ должен непосредственно участвовать в принятии важнейших политических решений, осуществлении власти. Представительные же органы необходимо свести к минимуму и сделать полностью подконтрольными гражданам. Преимущественно непосредственный характер носила античная демократия, а также демократия в Новгороде и других городах-государствах.

Приблизительно с 60-х гг. XX в. широкое распространение получила теория партипационной демократии (демократии участия).

Она обосновывает необходимость участия широких слоев населения не только в выборах своих представителей и в принятии решений на референдумах, собраниях и т.п., но и непосредственно в подготовке, принятии, осуществлении решений и контроле за их реализацией.

Слабым местом непосредственной демократии считается низкая эффективность принимаемых решений из-за недостаточной компетенции масс.

Концепции репрезентативной (представительной) демократии исходят из понимания демократии как компетентного и ответственного перед народом представительного управления. Главное в этих концепциях — принцип ответственности на всех уровнях власти и государственного управления. Принцип соучастия граждан оттесняется на второй план, хотя в целом и не отвергается [7].

Аргументированное обоснование принцип ограничения непосредственного участия масс в управлении получил в концепциях элитарной демократии. Авторы этих теорий убеждены в том, что реальная власть должна принадлежать политической элите, а массы должны иметь право периодического контроля за ее составом.

К репрезентативным элитарным теориям примыкает корпоративизм. Он рассматривает демократию как преимущественно согласительное, неконкурентное правление руководителей крупных производственных организаций (корпораций) и партий. Корпорации получают право представлять всех работников определенной отрасли. Государство при этом должно исполнять арбитражную роль.

Слабость репрезентативной теории — отстранение народа от власти и преимущественное влияние на нее капитала.

Демократия классического либерализма. Существующие в наши дни демократические системы ведут свое начало от форм правления, возникших в конце XVIII—XIX в. под прямым и разносторонним влиянием либерализма. Заслуги либерализма в развитии политической и демократической мысли чрезвычайно велики. Это идейное и политическое течение выступило под знаменем свободы личности, ограждения ее от государственной тирании.

Либерализм впервые в истории социальной мысли отделил индивида от общества и государства, разграничил две автономные сферы — государство и гражданское общество, ограничил конституционно и институционально сферу действия и полномочия государства в его взаимодействии с гражданским обществом и личностью, защитил автономию и права меньшинства по отношению к большинству, провозгласил политическое равенство всех граждан, наделил личность фундаментальными, неотъемлемыми правами и утвердил ее в качестве главного элемента политической системы [8, с. 157].

Коллективистская демократия. Преодолеть недостатки либерального государства и осуществить подлинное народовластие пытаются концепции и реальная модель коллективистской демократии. Этот тип демократии теоретически достаточно детально разработан. Попытки же его практического осуществления, сделанные, прежде всего, в странах государственного социализма, не увенчались успехом. И все же они значительно обогатили теорию и практику демократии (хотя в большей степени негативным опытом), оказали значительное влияние на современные политические системы Запада.

Коллективистскую демократию нередко называют идентитарной. Это название отражает тот факт, что она исходит из целостности народа (нации, класса), наличия у него единой воли еще до акта ее публичного выражения и идентичности этой воли и действий представителей власти.

Плюралистическая демократия. Демократия западного образца выросла из либеральной политической системы и наследует ее основополагающие организационные принципы: конституционализм, разделение властей и др., а также такие ценности, как индивидуальная свобода, права человека, автономия меньшинства и т.п. Оценки и названия современной демократии неоднозначны. Ее часто называют плюралистической, поскольку она базируется на не существовавшем ранее многообразии общественных интересов (экономических, социальных, культурных, религиозных, групповых, территориальных и др.) и форм их выражения (политических партий, ассоциаций и объединений, общественных движений, гражданских инициатив и т.д.).

Несмотря на основополагающую общность с классическим либеральным государством, современная демократия существенно отличается от него. Ее главные особенности определяются тем, что она строится на синтезе различных идей, концепций и форм организации, пытается сочетать традиционные либеральные ценности с идеями, заимствованными от социалистического, христианского, коммунистического и других движений, учитывает новые реалии постиндустриального общества. В чем же более конкретно состоит специфика современной демократии?

На этот вопрос среди политологов имеются различные варианты ответов. Пожалуй, преобладающий среди них выражает плюралистическая концепция демократии. Ее виднейшие представители — Г. Ласки, Д. Труман, Е. Фраэнкель, Р. Даль [8, с. 158].

В важнейшем вопросе демократии — понимании народа — она занимает как бы промежуточное положение между индивидуалистическими и коллективистскими теориями. Плюралистическая концепция исходит из того, что не личность, не народ, а группа является главной движущей силой политики в современном демократическом государстве.

Индивид без группы — безжизненная абстракция. Именно в группе, а также в межгрупповых отношениях формируется личность, определяются ее интересы, ценностные ориентации и мотивы политической деятельности. Каждый человек — представитель многих групп: семейной, профессиональной, этнической, религиозной, региональной, демографической и т.д. С помощью группы личность получает возможность выражения и защиты своих интересов.

Что же касается народа, то он не может выступать главным субъектом политики, поскольку представляет собой сложное, внутренне противоречивое образование, состоящее из разнообразных конкурирующих в борьбе за власть групп. Назначение демократии — стимулировать многообразие, плюрализм в обществе, предоставить всем гражданам возможность объединяться, открыто выражать свои интересы, находить с помощью взаимных компромиссов их равновесие, выражаемое в политических решениях.

Демократия — это не власть стабильного большинства, поскольку само оно изменчиво и не монолитно, обычно складывается на основе компромиссов из разнообразных индивидов, групп и объединений [5].

Ни одна из групп современного западного общества не способна монополизировать власть и принимать решения, не опираясь на поддержку других общественных ассоциаций. Объединившись, недовольные группы могут блокировать неугодные решения, выступая тем самым важнейшим социальным противовесом, сдерживающим тенденции к монополизации власти.

Ущемление в политических решениях интересов тех или иных групп обычно увеличивает вовлеченность в политику их членов и тем самым усиливает их влияние на последующую политику. В результате сложного конкурентного взаимодействия на основе политических блоков и компромиссов в государственных решениях устанавливается динамический баланс, равновесие групповых интересов.

Демократия, таким образом, представляет собой форму правления, позволяющую многообразным общественным группам свободно выражать свои интересы и находить в конкурентной борьбе отражающие их баланс компромиссные решения.

2.2 Суверенная демократия в российском обществе

Появление идей суверенной демократии на политическом горизонте России ХХI века можно было бы предсказать с достаточной степенью уверенности. Частичное преодоление негативных последствий начального периода реформ, появление новых экономических и политических возможностей в международной сфере — всё это обязывает общество задуматься над той целью, к которой мы движемся [5].

В условиях укрепления России поиск национальной идеи и определение национальных приоритетов превращаются в значимые социальные проблемы, которые идея суверенной демократии отнюдь не исчерпала. Она и не сможет этого сделать по одной простой причине. Суверенная демократии — это не цель, а средство реализации национальной идеи. А нашу национальную идею нам ещё предстоит выстрадать и сформулировать.

Сегодня в политических заявлениях выражена общая стратегическая цель — превращение России в страну, имеющую развитое гражданское общество и устойчивую демократию, конкурентоспособную рыночную экономику, современные, хорошо оснащенные и мобильные вооруженные силы. Достижение этой цели связывается с решением национальных задач, к которым относятся развитие экономики, политической системы, социальной и духовной сфер. Естественно, что такие задачи конкретизируются применительно к существующей обстановке и находят воплощение в деятельности российского государства. Но даже и эта стратегическая цель и национальные задачи являются промежуточными. Простое перечисление того, чего мы хотим добиться — лишь разрозненные элементы той обобщённой идеи, которая медленно и мучительно вызревает в нашем обществе.

Цель, объявленная сегодня стратегической, и соответствующие этой цели национальные задачи, в случае их успешного достижения и решения неизбежно будут выступать основой для формулирования и реализации новой, гораздо более глобальной цели. Таким образом, формулирование идеи суверенной демократии является попыткой теоретического обоснования того средства, которое будет выступать инструментом и необходимым условием включения Российской Федерации в число государств, занимающих передовые позиции в современном мире. О каком же средстве идёт речь? Следует признать, что идея суверенной демократии пока выражена в самом общем виде. Необходимость укрепления независимости государства, укрепления и развития демократии относятся к числу наиболее значимых идей, выраженных в посланиях Президента РФ Федеральному Собранию в период с 2000 по 2006 год. Собирательный термин — «суверенная демократия» в публичных выступлениях Президента РФ В.В. Путина не употреблялся [5].

Вместе с тем, понятие «суверенной демократии» является одним из ключевых программных положений «Единой России» и рассматривается как основное направление развития нашей страны. Весной 2005 года, в программной речи перед партийным активом Единой России заместитель руководителя администрации президента В.Ю. Сурков использовал термин «суверенная демократия». Впоследствии к этому термину неоднократно обращались в своих выступлениях С.Б. Иванов и Б.В. Грызлов. Экономическая проблематика суверенной демократии была предметом рассмотрения на заседании «круглого стола» «Экономика. Суверенитет. Демократия» в Академии народного хозяйства. С государствоведческих, конституционно — правовых и политологических позиций многие аспекты суверенной демократии анализировались С.А. Авакьяном, Г.А. Гаджиевым, В.Д. Зорькиным, Л.С. Мамутом, В.Т. Третьяковым и другими компетентными учеными и публицистами. Понятийная, терминологическая дискуссионность идеи суверенной демократии в значительной степени связана с общим характером её изначального выражения. Идея суверенной демократии как замысел представляет собой концепцию, причём, исходя из одного из первоначальных смыслов понятия «концепция», этот замысел действительно является общим и выражает своеобразные принципы, обоснование и теоретическое развитие которых еще далеко не завершено [10, с. 214]. Различия, существующие в восприятии термина «суверенная демократия» со стороны политических деятелей, научных, журналистских кругов, других представителей российского общества, и, одновременно, высокая социальная значимость решения вопроса о перспективах развития России объективно создают основу для дальнейшего обсуждения наиболее актуальных экономических, политических и иных социальных проблем. Появление нового термина в обществе было воспринято с определённой настороженностью. Таков был смысл «социалистической демократии» и «народной демократии», которые обозначали режимы, противоположные демократическому. Поэтому вполне понятно, что появление нового термина вызвало опасения. Уж не возвращаемся ли мы в социалистическое прошлое? Не происходит ли отказ от демократических завоеваний? Не пытаются ли с нами вновь сыграть по сценариям, хорошо известным по советскому периоду в нашей истории? Не является ли это отходом от демократических принципов организации общества и ужесточением политического режима в нашей стране? Не окажется ли, «суверенная демократия», в конечном счете, синонимом «ненастоящей демократии»? Эти опасения и эта настороженность имеют право на существование. Поэтому одной из задач инициаторов дискуссии является, прежде всего, разъяснение сущности и необходимости реализации концепции суверенной демократии. Трудности такого разъяснения очевидны. Как объяснить человеку необходимость укрепления суверенитета государства, если он сталкивается с всевластием чиновников, которые делают ему «одолжение», взимая «административную ренту»? Как воспримет он понятие «народный суверенитет» в условиях, когда верховенство власти народа над властью государства представляет собой лишь конституционно — правовую декларацию? Как определить сущность российской демократии, когда большинство народа не участвует в решении вопросов государственной значимости, в процессе выборов широко используются рассчитанные на управляемость населения PR технологии формирования имиджа кандидатов, вызывающие у этого самого «управляемого» народа горечь и смех, а на страницах газет и журналов всё чаще встречается лукавое слово «элита»? Как обосновать заинтересованность государства в увеличении благосостояния народа, если динамика доходов государства во много раз превышает динамику доходов населения? Каким образом можно внедрить в общественное сознание идеи социальной справедливости, если модель распределения экономических благ в российском обществе после распада СССР изначально была несправедливой, а последствия этой несправедливости государством и обществом окончательно не преодолены? Не смотря на большое количество воистину общесоциальных проблем, трудно отрицать и положительные результаты проводимых реформ [3, с. 58]. Положительная оценка народом ряда действий государства, предпринятых за последние шесть лет, и является тем единственным ресурсом, который можно использовать для восприятия не только идеи суверенной демократии, но и вообще каких — либо социально значимых идей, созревших в кабинетах государственной власти. Опасность для идеи суверенной демократии может представлять придание ей митинговости, распыление в бодрых призывах и декларировании многообещающих перспектив. Поэтому на существующем этапе развития представлений о суверенной демократии, необходимой представляется её оценка, прежде всего, с научных позиций. Серьезный и системный анализ социальных перспектив вполне может вестись сквозь призму «суверенной демократии».

Однако такой анализ предполагает, в исходном пункте, разделение терминов «суверенитет» и «демократия», выявление их понятийных и содержательных характеристик. Только после этого возможно вернуться к их синтезу и дать внятное (точнее, недвусмысленное) определение того и другого. Совершенствование научных представлений о взаимоотношении таких категорий как «суверенитет» и «демократия» неизбежно влечет расширение сфер познания философии, политологии, правоведения и других отраслей российской науки. Это предполагает выявление фундаментальных элементов концепции суверенной демократии, ее принципиальных положений и возможности реализации на существующем этапе развития российской государственности. Конечно, «суверенитет» и «демократия» как сложные политико — правовые категории не могут быть исследованы абсолютно во всех взаимосвязях, и содержательных характеристиках. В связи с этим следует остановиться на наиболее значимых, сущностных аспектах указанной концепции. Сами понятия «суверенитет» и «демократия» не являются тайной за семью печатями для отечественной науки. В многочисленных исследованиях философов, политологов, юристов, суверенитет, в самых общих его чертах, определяется как независимость носителя власти от всякой другой власти, при этом общее понятие суверенитета рассматривается как признак государства, понимаемый как верховенство, самостоятельность, независимость его власти [3, с. 59]. Размышления по поводу государственного суверенитета в наших условиях связаны, по меньшей мере, с тремя соображениями. Неприемлемыми, и потенциально опасными для России являются идеи «потенциального суверенитета».

Термин «демократия» представляется ещё более сложным и многосторонним, чем «суверенитет». Демократия определяется как форма власти, при которой официально провозглашён принцип подчинения меньшинства большинству, признаётся свобода и равноправие граждан. Демократия характеризуется и как форма общественной власти, государства основывающаяся на признании народа источником власти, его права участвовать в решении государственных дел в сочетании с широким кругом гражданских прав и свобод, как политический строй, основанный на признании принципов народовластия, свободы и равноправия граждан. С позиций наиболее устоявшихся и апробированных в многочисленных и, нередко, острых дискуссиях, представлений, выраженных в общей теории государства и права, демократия понимается как политический (государственный) режим (демократический режим), который основывается на участии народа в управлении государством, признании принципа равенства и свободы всех людей. Обобщая изложенное, можно сделать вывод о том, что концепция суверенной демократии должна основываться на современном понимании соотношения закрепленных в правовых нормах критериев, степеней:

1) независимости российского народа, и государства, как организации, выражающей его власть;

2) возможности народа эффективно участвовать в формировании органов государства, государственном управлении;

3) возможностей каждого гражданина реализовать конституционные права, обеспечивающие его свободу, экономическое и духовное развитие, участие в делах государства [9, с. 67].

Казалось бы, с правовым закреплением суверенитета, демократических основ формирования органов государства, провозглашением и гарантированием конституционных прав и свобод у нас всё в порядке. Действительно, Конституция РФ как основополагающий акт нашего общества и государства закрепляет все эти ценности. Но не смущает ли защитников нерушимости действующей Конституции тот факт, что масштабный переход от всевластия олигархов к современной модели государственной власти осуществлялся в период действия одних и тех же конституционных положений. Какова же гибкость конституционного выражения демократии? Может ли кто-либо гарантировать, что под прикрытием действующих конституционных норм не будет теоретически обоснован и практически осуществлён переход к авторитаризму? К сожалению таких гарантий сегодня нет. И в существующих условиях актуальным является рассмотрение проблематики не только суверенной демократии, но и гораздо более острых проблем суверенитета демократии, выражающей независимость власти российского народа.

Признавая право общества на существующие опасения, не следует заранее считать, что концепция суверенной демократии направлена на укрепление суверенитета в ущерб демократическим процессам. В условиях плюрализма мнений представления о независимости российского народа и государства от всякой иной власти как внутри, так и вне границ государства, а также воззрения на уровень его демократичности, не являются едиными.

Разброс идей весьма велик. Наиболее радикальные позиции основываются либо на идеях политического, экономического и духовного изоляционизма (гиперсуверенизации российского народа и государства), либо исходят из необходимости полной политической, экономической, духовной глобализации (десуверенизации российского народа и государства).

Такие позиции весьма субъективны и, как правило, охватывают оценку только отдельных направлений сложных и многомерных процессов, происходящих в современном мире. Более того, радикальные воззрения нередко базируются на выявлении только негативных черт окружающей действительности и их абсолютизации. Воплощение таких крайних позиций в политической практике может быть связано либо с абсолютным идеализмом, либо со злым умыслом и не может рассматриваться как серьёзная перспектива. Поэтому истина должна находиться между ними, и её поиск связан с анализом особенностей именно российской демократии и теми обстоятельствами, которые побуждают нас укреплять её суверенитет. С учётом изложенных соображений, необходимой предпосылкой возможного становления, развития и воплощения концепции суверенной демократии является формулирование цели развития российского общества и государства, а также обобщенный анализ тех экономических, политических, идеологических и иных социальных процессов, которые происходят внутри и вне границ Российской Федерации [9, с. 68].

Говоря о суверенной демократии, следует говорить и об определении границ суверенитета не только в географическом смысле, но и в экономическом, политическом смыслах, то есть речь идет о своего рода «делимитации» и «демаркации» экономических, политических, идеологических границ России. Решение задачи превращения России в экономически развитое, демократическое и социально ориентированное государство связано с преодолением серьезных препятствий. К ним относятся негативные результаты начального периода реформ, экономическая слабость России, выражающаяся в значительном разрыве между государствами с высокоразвитой экономикой и нашей страной, наличие внешнеполитических и внешнеэкономических проблем, в том числе, попытки оттеснения России с перспективных мировых рынков, возрастание геополитических амбиций стран с высокоразвитой экономикой в условиях экономической глобализации, попытки геополитического переустройства мира, трудности нахождения общей позиции в вопросах, представляющих региональную или международную угрозу, активное использование средств политического, экономического и информационного давления на Российскую Федерацию, в целях уменьшения ее роли как конкурента в борьбе за рынки, инвестиции, политическое и экономическое влияние, необъективная и односторонняя трактовка процессов, происходящих в российском обществе и государстве, наличие проблем идеологического, духовного характера, связанные с наличием определенного идеологического «вакуума», который быстро заполняется исторически не свойственными России идеологическими установками, вносимыми извне, оправданно низкий уровень доверия граждан к отдельным институтам государственной власти и к крупному бизнесу.

Сама необходимость формирования идеологии гражданственности связана с обеспечением развития личности, общества и государства исходя из содержания национальных интересов во внутриполитической, социальной, духовной, а также международной сферах [4, с. 251].

Общим направлением формирования этой идеологии является консолидация общества, преодоление недоверия между различными социальными группами, а также обществом и государством, создание условий для общенационального единства в оценке стоящих перед страной стратегических задач. Наличие недостатков в нашем государстве не исключает его идеологической обязанности по формированию уважительного отношения как к самому государству, так и к другим социальным институтам, выражающим интересы общества. К обязанностям государства следует отнести также устранение причин и условий формирования идеологий социального (в том числе религиозного и политического) экстремизма, этнического сепаратизма.