История институционализации социологии в России

социология новосибирский институционализация

Актуальность данной

Перемены и кризисные явления в современной России ставят вопрос об адекватности реагирования социологической науки на катаклизмы российского общества, расширения ее использования в современных условиях. В период появления российской социологии еще не было достаточно материала для обстоятельного анализа ее генезиса — отдельные исторические работы отечественных социологов лишь попутно затрагивали проблемы институционализации, но специально не акцентировали на них своего внимания. Отсюда вытекает необходимость устранения определенных пробелов в истории отечественной социологии.

В работах современных ученых проанализированы многие важные стороны становления и развития российской социологической науки, обстоятельно изложены ее этапы, однако мало затронуты предпосылки возникновения и сам генезис отечественной академической социологии, процесс ее институционализации, недостаточно представлены ее школы и направления, незавершенной выглядит и периодизация ее развития.

Раскрытие истории отечественной социологии, выявление в ней академической традиции важно с точки зрения показа начала активного, часто даже ведущего участия российских социологов в работе мирового сообщества и тем самым стимулирования повышения ее роли в современных условиях.

Цель курсовой работы, Объектом исследования, Предметом исследования, Для достижения поставленной цели в курсовой работе решаются следующие задачи:

  • рассмотреть этапы институционализации социологии в России
  • рассмотреть процесс институционализации социологии в современной России
  • анализ применения институционального подхода в исследованиях московских социологов и представителей Новосибирской социологической школы.

Структура курсовой работы

В первой главе данной работы подробно рассмотреть этапы институционализации социологии в России

Вторая глава посвящена процессу институционализации социологии в современной России, проведен анализ применения институционального подхода в исследованиях московских социологов и представителей Новосибирской социологической школы.

1. Этапы развития институционализации социологии в России

1.1 Первый этап развития институционализации социологии в России

8 стр., 3601 слов

Эмпирическая социология в России (К.М. Тахтарев, П.А. Соркин)

... начале нашего столетия как специфическая область социологических исследований с особыми традициями и логики развития. Хотя се роль в становления социологии как науки высоко ... социологии в России связывают обычно с серединой XIX столетия. Падение крепостного права в 1861 г., создание мануфактурной промышленности, развитие внутренней и внешней торговли послужили основанием, своеобразным прологом к ...

Становление любой науки связано с ее институционализацией, то есть приобретением данной наукой всех атрибутов социального института (см. рис. 1).

Выделяются две формы институционализации: внешняя и внутренняя. В процессе внешней институционализации науки можно выделить три основных направления, последовательное развитие которых углубляет институционализацию: появление и рост разного рода публикаций, а также создание специализированных периодических; включение новой науки в систему образования; создание как национальных, так и межнациональных обществ и ассоциаций, а также различных специализированных научных учреждений.

Процесс внутренней институционализации любой науки, в том числе и социологии, означает формирование самосознания ученых, совершенствование организационной структуры науки, наличие устойчивого разделения труда внутри новой научной дисциплины, т. е. появление всего того, что существенно способствует процессу производства и систематизации знаний в данной области познания.

В развитии отечественной социологии выделяют два этапа: дореволюционный и послереволюционный (рубеж — 1917 год).

Второй этап, как правило, подразделяют на два периода: 20-60 и 70-80 гг., хотя почти каждое десятилетие ХХ века имело свои особенности (см. табл. 1).

Первый этап характеризовался богатством социологической мысли, разнообразием теорий и концепций развития общества, социальных общностей и человека. Наибольшую известность получили: теория публициста и социолога Н. Данилевского о «культурно-исторических типах» (цивилизациях), развивающихся, по его мнению, наподобие биологическим организмам; субъективистская концепция о всестороннем развитии личности как мериле прогресса социолога и литературного критика Н. Михайловского, обличавшего марксизм с позиций крестьянского социализма; географическая теория Мечникова, объяснявшего неравномерность общественного развития изменением географических условий и считавшего общественную солидарность критерием общественного прогресса; учение о социальном прогрессе М. Ковалевского — историка, юриста, социолога-эволюциониста, занимавшегося эмпирическими исследованиями; теории социальной стратификации и социальной мобильности социолога П. Сорокина; позитивистские воззрения последователя О. Конта, русского социолога Е. Роберти и др. Эти разработки принесли их авторам мировую известность. В дореволюционной социологии сосуществовали пять основных направлений: политически ориентированная социология, общая и историческая социология, юридическая, психологическая и систематическая социологии. Теоретическая социология конца Х1Х века испытала на себе влияние идей К. Маркса, но оно не было всеобъемлющим. Социология в России развивалась как наука и как учебная дисциплина. По своему уровню в это время она не уступала западной.

1894 г. — создан международный институт социологии, единственная социологическая организация, в которой русские социологи принимают активное участие. Через каждые три года собираются конгрессы института. Русские социологи Де Роберти, Ковалевский, Новиков и ряд других были активными членами «Общества социологии» в Париже (1895 г.)

17 стр., 8348 слов

Социология науки

... Оно объединило целый комплекс дисциплин, предметом которых была наука и ее взаимоотношения с обществом. Что касается идейных предпосылок социологии науки, то здесь дело обстояло сложнее [64]. ... многие видные ученые страны, озабоченные поиском форм планирования науки, связи науки и производства [71]. Для России 20-х гг. типична тенденция своеобразной социологизации большинства общественных ...

1900 г. — основана Русская высшая школа общественных наук в Париже, где социология была обязательным предметом. Она была задумана как своего рода просветительское мероприятие, основателями ее были крупнейшие ученые-социологи позитивистского направления. Одним из председателей был Ковалевский, председателем русской секции был Мечников, вице-председателями — Ковалевский и Де Роберти. Эта международная школа просуществовала недолго, но имела большое значение для развития социологической мысли в России. В конце 1902 года, после совещаний и переговоров русских профессоров и ученых, после организации целого ряда лекций и рефератов, которые проводились в дворце учебных обществ и в зале Французской высшей социологической школы, школа была вновь открыта. Связь организаторов школы с ведущей профессурой России способствовала стабильности, систематичности и высокому уровню образования. Слушатели делились на две группы: постоянные учащиеся (360 человек) и слушатели отдельных лекций (400-500) человек. Преподавательский состав насчитывал 50 человек. Лекции в основном читались на русском языке и иногда на французском. Школа была очень популярна в России, но в 1905 году под давлением царских властей (Николай II считал школу «вредной») она была закрыта.

1905 г. — в Петербурге Ковалевским и Лесгафтом создана Высшая Вольная школа, в которой впервые в России проходило преподавание социологии как обязательного предмета. Школа была скоро закрыта царским правительством.

1908 г. — в Петербурге открыт Психоневрологический институт.

1911 г. — в Психоневрологическом институте учреждена первая кафедра социологии. Ее возглавляли Ковалевский, Де Роберти, позднее Сорокин, Тахтарев.

1911 г. — при Московском университете основано «Научное общество имени В.И. Чупрмина для разработки общественных наук». На заседаниях этого общества часто ставились и обсуждались социологические проблемы и теории, как отечественные, так т зарубежные. Деятельность общества освещалась в журнале «Юридический вестник».

1912 г. — при Историческом обществе Петербургского университета была открыта секция по социологии.

1911 г. — совет курсов Лесгафта по предложению Ковалевского избирает Тахтарева преподавателем социологии. С этого времени он начинает читать общий курс социологии.

1916 г. — после двух попыток (в 1912 и 1916 гг.) учреждено Русское социологическое общество имени М.М. Ковалевского. В него входило более 70 человек. Но, едва начавшись, деятельность общества прервалась событиями 1917-1918 гг.

После Первой мировой войны путь развития социологии в нашей стране существенно отличался от западного. Революции, свершившиеся в России в начале ХХ века, дали определенный «толчок» развитию отечественной социологической мысли. Выдающиеся российские философы и социологи значительное число своих работ посвятили анализу революционных потрясений, последствиям гражданской войны, особенностям становления советской власти.

Например, П.А. Сорокин с энтузиазмом воспринял февральскую революцию 1917 года. В газете «Воля народа» он практически ежедневно публиковал заметки, в которых резкой критике подвергал нерешительность нового буржуазного правительства, его «запаздывание» в решении насущных социальных проблем. Среди них: «Обязанности власти и обязанности гражданина», «Сущность и авторитет власти», «Интересы национальностей и единство государства», «Социализм и социальное равенство».

7 стр., 3169 слов

Социология как наука об обществе

... рассуждению об обществе. Это способствовало тому, что социология сразу стала имперической наукой, наукой, привязанной к земле. Точка зрения Конта на социологию как науку тождественную ... соотношения русской социологической мысли и социологии марксизма. В этой связи в развитии социологии России наблюдаются различные социологические школы. На дискуссию представителей немарксиской социологической мысли ...

Многие выводы, к которым пришел известный ученый, весьма актуальны для современного этапа жизни российского общества. В частности, на ставший в российской истории традиционным вопрос «Что делать? П.А. Сорокин отвечал: «…Для тех, кто еще не упал духом, кто еще сохранил любовь к родине, кто еще считает своим долгом бороться за свободу, ответ один: нужно Россию строить заново. Процесс разложения докатился до своего предела. Будут еще ужасы, будут еще небывалые потрясения, будут и голод, и убийства, и погромы, и варварства, все это будет еще, и жертв, невинных жертв падет еще много, но все это будет не новостью. Все это явится последними «эффективными» взрывами разваливающейся и горящей России, все это будет смертными вздохами безнадежного больного. Пройдут эти последние валы, разрушение дойдет до конца — и настанет тишина, мертвая тишина на пепелище России. И тогда встанет великая задача: из обломков старой России нужно будет строить новую Россию, новую родину. К этой задаче нужно готовиться». Следует отметить, что в некоторой степени данный прогноз оказался созвучен и судьбе отечественной социологии.

1.2 Второй этап развития отечественной институционализации социологии

Этот этап сложен и неоднороден. Первое его десятилетие (1918-1928) было периодом признания социологии новой властью и ее определенного подъема: осуществляется институционализация науки, созданы кафедры социологии в Петроградском и Ярославском университетах, открыт Социологический институт (1919 г.) и первый в России факультет общественных наук с социологическим отделением в университете Петрограда (1920 г.); была введена научная степень по социологии, стала издаваться обширная социологическая литература (как научная, так и учебная).

В 30_е годы социология была объявлена буржуазной лженаукой и запрещена. Фундаментальные и прикладные исследования были прекращены (до начала 60_х годов).

Социология была одной из первых наук, ставшей жертвой сталинского режима. Тоталитарный характер политической власти, жесткое подавление всех форм инакомыслия вне партии, недопущение разнообразия мнений внутри партии остановили развитие науки об обществе.

Фактическое возрождение социологии в СССР началось с конференции Международного института социологии по проблемам мирного сосуществования, которая проходила в Москве в 1956 году. Именно тогда собравшиеся ученые заставили руководство Академии наук СССР задуматься о том, что существует общественная наука, отличная от философии и научного коммунизма. Затем последовало приглашение советских ученых на III Всемирный социологический конгресс в Амстердам; в августе 1956 г. состоялась сама поездка. Эти события стали переломными моментами в судьбе советской социологии. Партийные лидеры были заинтересованы в выездах за рубеж, в расширении международных связей и контактов, а участвовать в конгрессах можно было только в составе национальной профессиональной организации. Так встал вопрос о создании Советской социологической ассоциации (ССА).

Советская социологическая ассоциация была утверждена под председательством члена-корреспондента АН СССР Ю.П. Францева. Эта ассоциация явилась как бы водоворотом, который начал притягивать людей, желавших знать правду о советском обществе и реально изучать его. В рамках этой ассоциации — практически и был поставлен вопрос о самостоятельности социологической науки.

10 стр., 4730 слов

Социально-культурные особенности и проблемы развития российского ...

... в целом. Социально-культурное развитие российского общества во многом обусловлено экономическими и политическими причинами. Главными особенностями социально-культурного развития России можно назвать усиленное социальное расслоение и формирование новых групп населения. Как следствие, в ...

В период хрущевской оттепели в СССР стали складываться региональные социологические школы — в Ленинграде, Свердловске, Новосибирске, а затем — в Киеве, Таллинне, Вильнюсе, Перми, Уфе и других городах. Социальные и социологические исследования велись многочисленными социологическими лабораториями на предприятиях и в производственных объединениях, созданными на общественных началах институтами и советами по социологическим исследованиям при партийных, комсомольских и других общественных организациях.

За исследовательской программой, которую развивали отечественные социологи в 60_е гг. ХХ века, стояли не только исторически уникальные теоретические и методологические проблемы, но также социальные идеалы и ценности, которые в условиях рыночной экономики могут показаться не вполне реалистическими.

Деятельность этих советских социологов не ограничивалась дисциплинарными рамками. Это было «движение интеллектуалов, которые находили смысл своей деятельности в искусстве, науке, философии. Они реформировали не только содержание социальной доктрины марксизма, но, прежде всего, стиль и язык науки, создавали новые социальные символы и стандарты».

Советская социология возродилась на волне хрущевских реформ и имела своей официально провозглашенной функцией их информационное обеспечение. Но даже в таком узком, подчас технократическом понимании социология несла в себе мощное социально-критическое начало. Ведь она предполагала изучение действительности, которое неизбежно, каким бы робким конформистом ни был сам исследователь, — а среди первых советских социологов таковых было немного, в большинстве своем это были смелые, мужественные люди, — демонстрировало ложь и несостоятельность господствующей идеологии. И эту опасность безошибочно чувствовали партийные лидеры — становление и развитие социологических исследований встречало ожесточенное сопротивление.

Так, под напором академиков-философов П.Н. Федосеева, Ф.В. Константинова и других обществоведов, отождествлявших социологию с историческим материализмом, среди ученых шло расслоение — далеко не все настаивали на самостоятельном научном статусе социологии. Предпринимались попытки отождествления социологии с научным коммунизмом, а также с обществознанием. В конечном счете, после многочисленных дебатов и споров социологию стали воспринимать как прикладную дисциплину, не имеющую права претендовать на собственную теорию.

В то же время, кульминацией периода возрождения советской социологии следует считать 1968 год, когда были созданы Институт конкретных социальных исследований АН СССР (ИКСИ РАН) и кафедра методики конкретных социальных исследований на философском факультете МГУ им. М.В. Ломоносова.

Первый период создания Института конкретных социальных исследований был периодом расцвета социологической науки. Разрабатывались и активно использовались математические методы в социологии, проводились серьезные репрезентативные исследования многих социальных проблем развития советского общества, осуществлялись крупные научные проекты по теории и истории социологии, по проблемам социальной организации общества, по изучению общественного мнения .

9 стр., 4105 слов

Социология общества

... социология трактует понятие « общество». Э.Дюркейм рассматривал общество как надындивидуальную духовную реальность, основанную на коллективных представлениях. По М Веберу, общество – это взаимодействие людей , являющееся продуктом социальных, то есть ориентированных на ... сложнейшего явления . Тем не менее их необходимо различать, поскольку разные подходы к обществу предполагают разную методологию ...

Все, что было создано в этот период, вошло в сокровищницу не только российской, но и мировой науки. Советские социологи пользовались большим авторитетом за рубежом, а их научные доклады на международных конференциях и совещаниях нередко вызывали восхищение мировой общественности. В Институте работали талантливые ученые-социологи: В.А. Ядов, А.Г. Харчев, А.Г. Здравомыслов, Б.А. Грушин, Ю.А. Левада, И.С. Кон, Н.И. Лапин, Г.М. Андреева, Ю.Н. Давыдов и другие.

Научная деятельность этого учреждения концентрировалась не только на решении прикладных проблем. Несмотря на известные ограничения на осмысление и развитие социологической теории, ученые института внесли огромный вклад в изучение истории зарубежной социологии, что в тот период было возможно лишь за счет критики «буржуазного знания». Как вспоминает известный специалист в данном направлении профессор И.С. Кон, «…критика» заменяла советской интеллигенции недоступные первоисточники, с нее начинали свою научную деятельность многие наиболее образованные и талантливые философы и социологи». В их числе — Галина Андреева, П. Гайденко, Олег Дробницкий, Юрий Замошкин, Нелли Мотрошилова, Елена Осипова, Эрих Соловьев и другие.

В дальнейшем, «по мере ослабления цензурных запретов, «критическая критика» превращалась либо в положительную разработку соответствующей проблематики, либо в нормальную историю философии и науки».

Как отмечает в своих воспоминаниях академик РАН Г.В. Осипов, «…когда появился институт, социологи думали: ну вот, теперь-то начнется развитие социологии как таковой. Но оказалось — наоборот. Институт создавался, в том числе, и по замыслу ЦК, и ученым начали диктовать, как они должны освещать процессы развития советского общества. Например, выявлять все положительное и не говорить о негативном. Кроме того, партийные лидеры и близкие к партийным кругам обществоведы через институт пытались, по существу, провести идею о том, что социология не является особой наукой. Но когда коллектив ученых занял противоположную позицию, то есть, настаивал на том, что существует теоретическая социология, социологическая наука как таковая, и следует объективно освещать происходящие в обществе процессы — начались скандалы и погромы».

Относительная свобода социологии продолжалась недолго. Бюрократической диктатуре новой власти социология не была нужна, более того, она вступила в конфликт с ведомственным отношением к социальной сфере жизнедеятельности общества. Поступательное развитие социологии было искусственно прервано.

Отечественные социологи, не имея возможности заниматься полноценными теоретическими исследованиями вследствие искусственной ограниченности предмета социологии историческим материализмом, продолжали проводить плодотворные эмпирические исследования по многим проблемам развития социалистического общества.

Новый этап развития отечественной социологии начался в середине 80_х гг. ХХ века. XXVII съезд КПСС обратил внимание на исследование различных проблем развития и функционирования социальной сферы, поставил вопрос о социальной эффективности экономического развития советского государства. Вопрос о дальнейшем конституировании социологии как самостоятельной науки и использовании социологических исследований в решении задач социально-экономического развития страны был поднят до общегосударственного уровня, а окончательная институционализация этой дисциплины произошла после выхода Постановления КПСС «О повышении роли марксистско-ленинской социологии в решении узловых проблем советского общества» в 1988 году. Намечалось открыть социологические факультеты или отделения в крупнейших вузах страны, организовать социологическую специализацию и профилирование других специальностей высших учебных заведений. КПСС стала испытывать острую нужду в социологии, когда та уже самостоятельно и окончательно институционализировалась, а сама КПСС оказалась на грани краха. Только тогда ее лидеры обратились к социологам за помощью.

3 стр., 1329 слов

Взаимосвязь социологии и социальной работы

... без методик социолингвистики. Рассматривая взаимосвязь социологии с социальной работой, отметим следующее: социология изучает общество, социальные институты и явления, поведение и ... сфер жизнедеятельности. Расширение прав и свобод человека, увеличение возможности выбора естественным образом пробуждали интерес человека к знанию основ социальной жизни общества, становлению и развитию социальных ...

В 1988 г. Высшая аттестационная комиссия СССР включила социологию в номенклатуру специальностей научных работников, таким образом, в перечне научных специальностей социология впервые была отделена от философии. В августе 1988 г. был издан приказ Государственного комитета СССР по народному образованию «О формировании системы подготовки социологических кадров в стране». Специальность «прикладная социология» преобразовывалась в специальность «социология», принимались предложения вузов об открытии социологических факультетов и отделений.

2. Особенности функционирования и развития институционализма в России

2.1 Процесс институционализации социологии в современной России

Институт современной социальной работы в России возник как результат деятельности определенных социальных групп, элементы которых представляют собой достаточно активных субъектов, обладающих социальным мышлением и ответственностью.

6 июня 1989 г. ректор Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова, академик А.А. Логунов подписал приказ № 500 «Об организации социологического факультета в Московском государственном университете». Так был основан первый в России социологический факультет. Организатором и деканом факультета стал виднейший отечественный социолог, внесший существенный вклад в становление советского социологического знания — профессор В.И. Добреньков. В это же время был открыт факультет социологии в Ленинградском государственном университете.

Особую важность приобрела проблема институционализации социальной работы в условиях современной России. Этому способствовал ряд объективных причин. С 1990_х гг. XX в. по сегодняшний день макросоциальные институциональные изменения в российском обществе потребовали адекватной теоретико-методологической основы их объяснения. К сосуществованию различных теорий общественных изменений и их инструментальному использованию привели: интенсивный характер изменений, их деструктивные формы (социальные конфликты, кризисы, социальные и духовные потрясения и т. д.).

К ним относятся теории виртуализации, модернизации, самоорганизации, глобализации, циклическая концепция, активистско-деятельностная парадигма. Самостоятельно от теоретической трактовки институциональных конфигураций, они, сами по себе, создали новейшие поля для исследователей. Одним из таких, несомненно, важным для современного российского общества, считается проблема институционализации социальной работы.

После событий 1991 г. отпали идеологические директивы относительно социологии и социологических исследований. Вместе с отказом от социалистического выбора пути развития страны закончился и этап партийного руководства социологической наукой. Но процесс институционализации социологии остался незавершенным. Социология как автономная наука, с которой сняты политические и идеологические запреты, кажется, все более уверенно входит в духовную жизнь российского общества, становится важной составной частью его интеллектуального потенциала. Свидетельство тому — создание новых исследовательских и учебных центров, развивающиеся исследования, довольно обильная социологическая литература, новые социологические журналы. Социология стала учебной дисциплиной и преподается в большинстве вузов страны. По ней издано немало учебников и учебных пособий. Переведено на русский язык значительное число работ классиков социологической мысли, немало западных учебников и исследовательских монографий.

15 стр., 7435 слов

Социальные институты в современном мире

... институты регулирования общественных отношений (право, мораль), институты управления общественными отношениями и уровнем жизни общества (государство, политика) и социальные институты обеспечения (здравоохранение, финансы). Каждый институт ... урегулирования, проявляющуюся в формировании одного их главных институтов - государства. Принадлежащая ему характеристика социального института является по ...

Однако расширение методологических оснований происходит в 1990_е гг. очень медленно. Нередко так называемый «формационный подход» к исследованию социологических проблем стремятся чисто декларативно заменить «цивилизационным подходом», хотя очевидно, что такой подход также носит скорее социально-философский, нежели социологический характер. Четко выраженного мультипарадигмального состояния современная отечественная социология не достигла, хотя в ряде работ перечисляются и кратко характеризуются различные парадигмы социологического знания.

Вопросы истории российской социальной работы активно разрабатывают М. Фирсов, П. Нещеретный, В. Лыткин. Проблемами теории социальной работы занимаются А. Панов, Е. Холостова, И. Зайнышев, Л. Гуслякова, П. Павленок, Е. Студенова и др.

Теория деятельности как методологическая основа для изучения профессиональной социальной работы разрабатывалась С. Рубинштейном, Э. Юдиным, Н. Наумовой, Г. Дилигенским, А. Леонтьевым, А. Маслоу, В. Ядовым и др.

Вопросы выявления сути социальных технологий, теоретические основания для их классификации и возможные пути применения в социальной работе как профессионального вида деятельности были достаточно широко освещены К. Поппером, М. Марковым, Н. Стефановым, а в последние годы глубоко изучаются Е. Холостовой, П. Павленком, В. Ивановым, И. Зайнышевым, Т. Шеляг, Л. Шинелевой и др.

Проблему мотивации поведения в социологии в какой-то степени разрабатывали П. Сорокин, М. Вебер, Э. Гидденс, в психологии — это Б. Ананьев, Л. Выготский, А. Леонтьев, С. Рубинштейн, в возрастной психологии — Л. Божович, А. Маркова, в психологии и социологии труда — Е. Гарбер, Е. Климов, В. Ковалев, А. Понукалин, В. Адцов.

Ярко выраженный интерес представляют публикации, которые связаны с теорией институционализации. Отечественными учеными, разрабатывающих эту проблему являются М. Комаров, Д. Гавра, Л. Седов, В. Тамбовцев, Н. Коржевская, В. Добреньков, Г. Осипов, А. Кравченко и др. Р. Коуз, Д. Норт, Г. Саймон.

Проблема институционализации социальной работы в современной России для отечественной научной мысли считается достаточно новой. Можно отметить работы М. Фирсова, исследующего методологические проблемы институционализации социальной работы с позиции исторической реконструкции, преимущественно на примере зарубежных стран.

Несмотря на ярко выраженный интерес ученых к проблемам социальной работы, степень проработки вопросов ее институционализации в условиях современной России в отечественных исследованиях едва заметна. Социологический подход к проблеме институционализации социальной работы не получил до настоящего времени полного теоретико-эмпирического оформления. В трудах отечественных ученых практически не представлен развернутый теоретико-методологический анализ поставленной проблемы, что затрудняет развитие научных исследований в данном направлении.

9 стр., 4227 слов

Социальные институты как функциональная система

... социальных институтах как функциональной системы общества. Предметом курсовой работы является изучение особенностей теорий социальных институтов в работах Р. Мертона и Д. Норта. 1. Основные теории о социальных институтах Понятие «институт» является одним из центральных в социологии, ...

Процесс институционализации рассмотрен С.С. Фроловым. Данный процесс состоит из нескольких последовательных этапов:

Процесс институционализации, т. е. образования социального института, состоит из нескольких последовательных этапов:

  • возникновение потребности, удовлетворение которой требует совместных организованных действий;
  • формирование общих целей;
  • появление социальных норм и правил в ходе стихийного социального взаимодействия, осуществляемого методом проб и ошибок;
  • появление процедур, связанных с нормами и правилами;
  • институционализация норм и правил, процедур, т.

е. их принятие, практическое применение;

  • установление системы санкций для поддержания норм и правил, дифференцированность их применения в отдельных случаях;
  • создание системы статусов и ролей, охватыващих всех без исключения членов института.

У каждого социального института есть как свои специфические особенности, так и ряд определенных общих черт и признаков, характерных для всех социальных институтов, или, так называемых институциональных признаков. Очень часто в институтах, преследующих совершенно разные цели, существуют сходные пути и методы действия, это обусловлено тем, что для выполнения своих функций социальный институт должен учитывать способности различных функционеров, формировать стандарты поведения, соблюдать верность основным принципам и развивать взаимодействие с другими институтами. С.С. Фролов объединил общие для всех институтов признаки в пять групп.

За годы, прошедшие после открытия социологических факультетов в Московском и Ленинградском государственных университетах, появились десятки факультетов, отделений, кафедр, готовящих профессиональных социологов. Так, социологические факультеты и отделения имеются в 30 учебных заведениях, в том числе, в Алтайском, Ростовском, Саратовском, Новосибирском, Томском университетах. В Москве — в Государственной академии управления, в Академии труда и социальных отношений, Институте молодежи. «Перестройка» ознаменовала собой новый этап в развитии российского общества, способствовала обновлению общественной жизни и развитию демократии. Социологические исследования и публикации на социологические темы получили полную свободу, а теоретическая и прикладная социология — новый импульс для своего развития.

2.2 Особенности и различия применения институционального подхода в исследованиях московских социологов и представителей Новосибирской социологической школы

В современной мировой социологии институциональный подход получил новые импульсы для своего развития после того, как его активно стали применять экономисты, пытаясь преодолеть ограничения классических аналитических схем «мэйнстрима». «К концу 1980_х — началу 1990_х гг. направление нового институционализма заявило о себе и в социологии». В российской социологической науке последователями институционального подхода в наибольшей мере являются «социологи от экономики».

Наиболее последовательно этот подход представлен в работах В.В. Радаева и в исследованиях, выполненных под его руководством. Их можно отнести к так называемому «московскому крылу» институционального направления в российской социологии. С другой стороны, данное направление становится «центральным направлением исследований Новосибирской социологической школы», что находит отражение в работах ее коллектива в последние годы.

Что общего и в чем особенности и различия применения институционального подхода в исследованиях московских социологов и представителей Новосибирской социологической школы?

Для «московского крыла» социологов-институционалистов, характерно пристальное внимание к новой институциональной экономической теории, и, интенсивное заимствование ее концептуального материала. Развивая характерные для западных концепций предпосылки методологического индивидуализма, исследователи в данном случае концентрируют свое внимание на анализе хозяйственных процессов на микро-уровне, на локальных порядках, «оставив в стороне макромодели, описывающие институциональное устройство в масштабах всего общества». Институты образуют «не жесткий каркас, а гибкую поддерживающую структуру, изменяющуюся под влиянием практического действия». Ориентация на методологические схемы западных институционалистов, использование разработанных ими категорий позволяет исследователям «московского крыла» сосредоточиться на изучении тех сфер и видов деятельности, прежде всего, экономической, которые «схватываются» этими категориями. К ним относятся рыночные отношения и связанный с ними комплекс прав собственности, структур управления и правил обмена. Поэтому при анализе социальных изменений российского общества в фокусе исследований находятся новые, возникающие в практике отношения, составляющие одну из доминант современного трансформационного процесса.

В то же время используемые исследовательские схемы, спроектированные под данные задачи, не позволяют в полной мере анализировать те составляющие трансформации российского общества, которые связаны с развертыванием сложившихся, исторически присущих стране социальных институтов. В данном случае меньше внимания уделяется тем феноменам, которые исследуются представителями социокультурного подхода — долговременным программам массового воспроизводства, сложившимся в культуре и обеспечивающим выживание отечественного социума на протяжении его истории. Кроме того, «московское крыло» представителей институционального подхода работает преимущественно в рамках экономической социологии, оставляя за пределами рассмотрения неэкономические сферы общественной жизни. Это позволяет коллективу в большей мере сконцентрироваться на изучении особенностей экономического поведения социальных субъектов в меняющихся условиях современной России.

По-иному представлен институциональный подход в исследованиях Новосибирской социологической школы. Его характерной чертой является, во-первых, то, что Новосибирская социологическая школа в качестве объекта своего исследования имеет не только экономическую сферу. Исследования новосибирского коллектива, в отличие от работ В.В. Радаева и его коллег, в меньшей мере можно отнести лишь к экономической социологии. Объектом изучения новосибирских социологов является социальная деятельность в более широком контексте, включая процессы демографического и социального воспроизводства, повседневную жизнедеятельность населения, многостороннюю социальную адаптацию к меняющимся в ходе трансформаций условиям жизни и «правилам игры». Традиционные для коллектива регулярные социологические экспедиции, углубленные массовые и экспертные опросы, динамические исследования и работа с обширными статистическими данными на основе постоянно развивающего математического аппарата позволяют вести мониторинг изменений в основных сферах жизнедеятельности социальных субъектов, как на селе, так и в городе.

Другим отличием институционального подхода в работах Новосибирской социологической школы, является стремление сочетать макро- и микроуровни исследований. Практически во всех работах коллектива, так или иначе, представлен макро-уровень анализа, при котором объектом выступает общество в целом или его важнейшие подсистемы. Если для «московского крыла» социологов-институционалистов причиной заимствований из экономической науки служит «неудовлетворенность социетальными структуралистскими подходами», то в НСШ именно эти подходы получили свое развитие. Анализ общества как социальной системы, выделение регулирующих его развитие социальных и социетальных механизмов, исследование специфики российского общества на основе категориального аппарата общих институциональных теорий позволяют анализировать процессы трансформации во всей их полноте, увидеть связи между инерционными и инновационными его составляющими. В результате, как пишет З.И. Калугина, в коллективе «институциональная методология позволила органично увязать микро- и макроуровни исследований, потребовала расширения временных границ анализа и способствовала появлению новых перспектив научного поиска».

Такие перспективы реализуются, с одной стороны, в исследованиях конкретных социальных процессов, рассматриваемых на микро- и макро уровне. В них поведение населения в разных сферах общества, новые социальные явления (рынки, экономические и адаптационные стратегии, демографические процессы и т. д.) изучаются на микро-уровне, когда сам человек является основной «единицей» анализа. Одновременно рассматриваются важнейшие общественные трансформации, задающие рамки или препятствия для реализации различных видов социального поведения. С другой стороны, макро-уровень выступает в качестве самостоятельного предмета исследования новосибирских социологов. Так, анализу институциональной макроструктуры российского общества посвящены ведущиеся в коллективе работы по развитию теории раздаточной экономики, или институциональной теории хозяйственного развития России, а также разработка теоретической макросоциологической гипотезы об институциональных матрицах. В рамках данной гипотезы выделяются стабильные базовые институты, обеспечивающие сохранение и функционирование социума, которые формируют его институциональную матрицу. С другой стороны, анализируются изменчивые, мобильные институциональные формы, в которых реализуются базовые институты при конкретных культурно-исторических условиях.

Что же объединяет представителей институционального подхода? Применение ими соответствующих исследовательских схем к анализу социальных явлений дает некоторые новые результаты, обусловленные «разрешительной силой» институциональной методологии.

  • Исследования на микро-уровне позволяют выделить и описать складывающиеся социальные практики, которые в дальнейшем институционализируются и начинают формировать новое пространство социальных ограничений, предпочтений, возможностей.

— Исследования на макро-уровне выделяют базовые институты, задающие социетальную природу общества и формирующие рамки, пределы институциональных преобразований, осуществляемых на микро-уровне, в процессе непосредственной экономической, политической и социальной деятельности. — Сочетание макро- и микроуровней исследований позволяет определить не только характер, но и глубину происходящих институциональных изменений и социальных трансформаций, что создает базу для построения прогнозов и перспектив дальнейшего хода трансформационного процесса.

Если же говорить об ограничениях институционального подхода, то они заключаются в следующем. Ориентация на выявление устойчивых социальных отношений — институтов, представляющих собой опредмеченные структуры общественной деятельности, не может не приводить к тому, что вне поля зрения исследователей остаются многообразие способов проявления институтов и институциональных форм в реальной жизни.

Каковы же сопоставительные возможности социокультурного и институционального подходов, на основе которых изучаются сегодня процессы трансформации российского общества? Что общего между ними, а чем они различаются? Дополняют ли они друг друга или являются противоречивыми, противоборствующими? И что несут они «в копилку» формирующейся позитивной социологии?

Во-первых, очевидно, что и тот, и другой подходы ставят перед собою схожие цели — проанализировать траектории социальных изменений и их содержание и на этой основе предвидеть вероятные направления трансформации российского общества. Поэтому исследование актуальных состояний общества дополняется в них изучением исторической ретроспективы, переосмыслением истории — прежде всего, российской, — в рамках новых формируемых понятий и обобщенных категорий.

Во-вторых, в обоих случаях предпринимается попытка рассмотрения общества как целостной структурированной системы, а также выявления оснований этой целостности-либо культуры, либо институциональной структуры. Поэтому оба этих подхода можно в равной мере отнести к социетальному направлению исследований. Не случайно в аналитических статьях, посвященных работам цитируемых здесь представителей социокультурного (А.С. Ахиезера) и институционального (С.Г. Кирдиной) подходов отмечается общее проблемное поле данных авторов и близость исходных теоретических принципов.

Такая общность дает основание концептуализировать социокультурный и институциональный подходы как находящиеся «в одном методологическом ряду», и объективно обусловливает возможность их взаимодействия. Это взаимодействие может быть связано, например, с решением общей задачи, актуальной для представителей как социокультурного, так и институционального подходов. Поскольку эти подходы являются относительно новыми и только начинают складываться, перед ними в равной мере стоит задача определения и «параметризации» основных понятий, доведение исследовательских программ до строгих методик и систем показателей, однозначно воспринимаемых и принимаемых учеными, работающими в данных областях. Формулировка таких индикаторов, отражающих, с одной стороны, социетальный уровень рассмотрения общества, а, с другой стороны, верифицирующих конкретные эмпирические данные, позволит шире и с большей практической значимостью использовать возможности каждого из подходов.

Кроме того, социкультурный и институциональный подходы имеют ярко выраженный дополнительный характер, вытекающий из проанализированной выше специфики рассмотрения общества и социальных изменений. Если институциональный подход выявляет устойчивые микро- и макроструктуры социальных взаимодействий — от социальных практик до базовых институтов, — то социокультурный подход позволяет проанализировать исторический социокультурный контекст, в котором «живут» эти структуры, особенности их проявления и реализации в тех или иных социокультурных программах, ценностных доминантах, социальном опыте личности.

Особенностью работ, рассмотренных в рамках социокультурного и институционального подходов, является стремление к строгому методологическому обоснованию исследовательских схем.

Заключение

Интерес к изучению институтов появился в нашей стране лишь в 1960_е гг., и прежде всего в рамках формировавшейся в тот период советской социологии. Здесь институты рассматривались в качестве составной части предмета новой науки. Социальные институты определялись как «относительно устойчивые типы и формы социальной практики, посредством которых организуется общественная жизнь, обеспечивается устойчивость связей и отношений в рамках социально организованного общества. При этом акцент делается на том, что институт — не только совокупность лиц и учреждений, снабженных определенными материальными средствами, но также набор социально ориентированных стандартов поведения в типичных ситуациях. Однако, провозгласив институты основным объектом изучения, социологическая наука рассматривала их преимущественно как одно из оснований для типологизации отраслей социологии на макроуровне (социология семьи, поскольку существует институт семьи, социология образования, поскольку есть институт образования, и т. д.), сосредоточившись на анализе не институтов, но социальных процессов и социально-групповой общественной структуры.

В 1990_е гг. институты, наконец, становятся объектом научного интереса для российских экономистов, но институциональный подход пришел в экономику не из отечественной социологии, а на волне активного освоения новых теоретических концепций неоинституционалистов западных стран.

Большим и совершенно новым шагом в процессе институционализации социологии в России стало создание в конце 80_х годов Всесоюзного центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ).

Активное участие в создании Всесоюзного (ныне Всероссийского) центра общественного мнения сыграла Т.И. Заславская, ставшая с 1988 г. директором, а затем и президентом данного центра.

Большим шагом в институционализации социологии было создание Российского общества социологов (РОС).

В 1991 г. состоялся первый съезд советских социологов. На съезде были внесены изменения в устав и форму правления ССА.

Социология получила общественное признание. Это способствовало созданию ряда центров, специализирующихся на изучении общественного мнения и сдвигов в массовом сознании. В прессе начали систематически публиковать данные различных опросов и другую социологическую информацию.

В последние десятилетия успешно развивается социология политики, социология права, социология досуга, социология организации, социология конфликта. Много статей и книг выходит в нашей стране по этим проблемам. Таким образом, к настоящему времени в нашей стране сложился и признан статус социологии как самостоятельной науки, социология реабилитирована политически и идеологически, признана ее важная роль в решении социальных проблем.

В западных странах институционализм и его различные течения развивались эволюционно и конкурировали между собой, Россия в 90_х годах получила сложившийся на Западе синтез разных течений и представляет собой полигон испытания разработанного на Западе продукта. Но ведущие российские ученые вносят в настоящее время весомый вклад в развитие мировой экономической науки на базе институциональной теории. Таким образом, социальный институт является исторически сложившейся устойчивой формой организации совместной деятельности людей, которая, в то же время, может подвергаться различным изменениям в ходе развития общества.

Список использованных источников и литературы

[Электронный ресурс]//URL: https://psychoexpert.ru/kursovaya/institutsionalizatsiya-sotsiologii-kak-nauki-v-rossii/

1. Новикова С.С. Социология: история, основы, институционализация в России, 2003 — 353 с.

2. Сорокин П.А. Заметки социолога. Социологическая публицистика. — СПб.: Алетейя, 2000 — 300 с.

3. Колбановский В.В. К истории постсталинской социологии: от ренессанса до реформации // Ин_т социологии Рос. Академии Наук. — СПб.: Русский христианский гуманитарный ин_т, 1999. — 41 с.

4. Российская социология шестидесятых годов в воспоминаниях и документах / Отв. ред. и авт. предисл. Г.С. Батыгин; Ред.-сост. С.Ф. Ярмолюк. — СПб.: Русский христианский гуманитарный институт, 1999. — 683 с.

5. Теория и практика социологических исследований в СССР / Осипов Г.В.; Отв. ред.: Гвишиани Д.М. — М.: Наука, 1979. — 343 c.

6. Осипова Н.Г. Советские ученые в борьбе за конституирование социологической дисциплины // Вестник московского университета. Серия 18. Социология и политология, 2005. № 1 — 200 с.

7. П. Албегова И.Ф. Институционализация социальной работы в России: теория и практика. Ярославль: ЯрГУ, 2004. — 163 с.

8. Москвичев Л.Н. Этапы институционализации российской социологии. Журнал СОЦИС № 7. — М.: Наука, 2006-159 с.

9. Актуальные проблемы истории, теории и технологии социальной работы: Сб. науч. ст. Вып. 2/ Под ред. П.Я. Циткилова. — Новочеркасск; Ростов н/Д, 2000. — 45 с.

10. Фролов С.С. Социология. Учебник. Для высших учебных заведений. М.: Наука, 1994. — 256 с.

11. Радаев В.В. Новый институциональный подход: построение исследовательской схемы // Журнал социологии и социальной антропологии. 2001. Том IV. № 3. — 208 с.

12. Исследования Новосибирской экономико-социологической школы/отв. ред. Т.И. Заславская, З.И. Калугина. Новосибирск: Наука. Сиб. предприятие РАН, 1999. — 736 с.

13. Бессонова О.Э. Раздаток: институциональная теория хозяйственного развития России. Новосибирск: ИЭиОПП СО РАН, 1999. — 152 с.

14. Терин Д.Ф. «Запад» и «Восток» в институциональном подходе к цивилизации // Социологический журнал, № 4, 2001. — 191 с.