Социальные сети как инструмент политического воздействия

Дипломная работа

В 21 веке наблюдается стремительное повышение роли информационных факторов в мировой политике. Массовая компьютеризация, внедрение и развитие новейших информационных технологий привели к впечатляющему росту информационного противоборства в политической сфере [19].

Каналы коммуникации стали активно использовать для информационного воздействия на человека.

Человек ежедневно подвергается информационным атакам и попыткам воздействовать на его сознание. И если к воздействию со стороны СМИ, человек давно привык, то всемирная сеть Интернет многим все еще кажется «безопасной территорией». Однако это спорный факт. И ученые уже начали изучать его. политический информационный интернет коммуникация

Особенности Интернета и социальных сетей, как средства массовой коммуникации (СМК) в своих работах рассматривают: Ю.М. Кузнецова, Ю.П.Зинченко, А.С. Биккулов, А.Н. Шеремет и А.М. Лещенко.

Исследования об использовании «глобальной паутины» в политических целях проводили: С.С. Щербаль, А.В. Маковейчук, А.В. Манойло, А.Н. Шеремет, Н.С. Урсу, О.Г. Филатова.

Механизмы ведения информационной войны рассматривают в своих трудах И.Н. Панарин, Г.Г. Почепцов, А.В. Манойло.

Механизмы политического воздействия подробно рассматривают Г.Г. Почепцов, А.М. Цуладзе, С.Г. Карамурза, Т.Э. Гринберг.

Апробация темы. Отдельные тезисы дипломной работы были представлены в виде научных докладов на ежегодных научно-практических конференциях, проводимых в рамках Молодежной недели КубГУ, в 2012 и 2014 году. В 2014 году работа заняла третье места в секции издательского дела, рекламы и медиатехнологий. Также в 2014 году статья была представлена на Всероссийской конференции «Медиаисследования молодых ученых», проводившейся Северо-Кавказским федеральным университетом.

Предмет исследования — социальные сети. Объект — технологии политического воздействия.

Цель исследования. Рассмотреть существующие технологии и средства политического воздействия как в период информационной войны, так и в «мирное» время. Проанализировать специфику аудитории социальных сетей, принципы их функционирования, особенности коммуникации в социальных сетях. Отследить в социальных сетях контент политической направленности и проанализировать его.

Задача. Установить, какие приемы используются для политического воздействия на аудиторию социальных сетей.

6 стр., 2701 слов

Два подхода к представлениям о сетях: «революционный» ...

... пересборка» социального. Бруно Латур пишет, что по отношению к вещам как объектам социального ... рассматривать «узлы» сетей. В процессе сравнения исследовательских конструк-ций М. Кастельса и Б. Латура становится очевидным, что для М. Кастельса сеть ... локальности позволяет Б. Латуру различать понятия «политическое тело», «общество» и ... т.д. Например, в последние годы активно разрабатываются частные ...

Дипломная работа состоит из введения, двух глав и заключения. Во введении перечислены цели и задачи исследования. Первая глава — «Теоретико-методологические основы исследования политических коммуникаций как инструмента воздействия на массы» — теоретическая, состоит из трех частей: «Особенности политического воздействия в условиях информационной войны», «Технологии и средства политического воздействия как объект исследования» и «Научная полемика о статусе Интернета и месте социальных сетей в системе массовых коммуникаций». В ней рассматриваются исследования ученых в области технологий политического воздействия, и ведения информационной войны. Также рассматриваются взгляды исследователей на место Интернета и социальных сетей в системе СМК.

Вторая глава — «Социальные сети в системе политических массовых коммуникаций» — аналитическая. Она состоит так же из трех частей: « Виды аудитории социальных сетей», «Российские социальные сети», «Эффективные формы политического воздействия в социальных сетях». Вторая часть главы разбита на три пункта, каждый из которых посвящен одной из популярных в России социальных сетей: «Одноклассники», «ВКонтакте», «Facebook».

Эта глава содержит анализ аудитории социальных сетей, ее видового разнообразия. Также в ней проанализированы особенности нескольких сетей, выделены принципы распространения в них информации и особенности способов коммуникации среди пользователей. В заключительной части главы содержится анализ контента сетей и его сопоставления с данными, полученными в ходе исследования. В заключении сделаны выводы по проделанной работе, намечены перспективы дальнейшей разработки темы.

1. Теоретико-методологические основы исследования политических коммуникаций как инструмента воздействия на массы

1.1 Особенности политического воздействия в условиях информационной войны

Еще за пять столетий до н.э. китайский стратег Сунь Цзы определял информацию, как основу войны [9].

Сегодня, в эпоху глобализации, в мире создано единое глобальное информационное пространство всей планеты, в котором развернулось геостратегическое информационное противоборство между ведущими странами мира за достижение превосходства в мировом информационном пространстве [19].

В такой ситуации человек ежедневно подвергается информационным атакам открытым или замаскированным.

Ученые уверены, что «информационное воздействие на граждан, реализуемое через средства массовой информации и коммуникации, потенциально способно создать атмосферу напряженности и политической нестабильности в обществе, спровоцировать социальные, национальные, религиозные конфликты, массовые беспорядки, привести к разрушительным последствиям для политического развития страны» [23].

Их мнение не раз подтверждалось историческими примерами. Подчас информационные атаки оказывают гораздо более разрушительный эффект, чем силовые.

Считается, что впервые в истории войн психологическую операцию как часть единого плана боевых действий осуществил в 1779 году А.В. Суворов. Он приказывал своим войскам «при ударах делать большой шум и крепко бить в барабаны» [9].

18 стр., 8873 слов

Эффективность мер социального воздействия на семью, находящуюся ...

... исследования - семья, находящаяся в социально опасном положении. Предмет исследования - меры социального воздействия на семью, находящуюся в социально опасном положении. Цель исследования - исследовать эффективность мер социального воздействия на семью, находящуюся в социально опасном положении. Задачи исследования: - рассмотреть понятие семьи, находящейся в социально опасном положении: система ...

Сегодня же мы все чаще слышим термин «информационная война». И на данный момент это быстроразвивающаяся и куда более сложная система технологий и методов информационного противоборства, чем во времена великого полководца.

Еще в прошлом веке в ходе ведения обычной войны использовали некоторые приемы информационного противоборства: радиоэлектронную борьбу, огневое подавление элементов инфраструктуры противника, перехват информационных сообщений противника, распространение дезинформации и др.

Сегодня, в эпоху информационных технологий используются более замысловатые подходы:

  • создание атмосферы бездуховности и безнравственности, негативного отношения к культурному наследию противника;
  • манипулирование общественным сознанием и политической ориентацией социальных групп населения страны с целью создания политической напряженности и хаоса;
  • Дестабилизация политических отношений между партиями, объединениями и движениями с целью провокации конфликтов, разжигания недоверия, подозрительности, обострения политической борьбы, провоцирование репрессий против оппозиции, провокация взаимоуничтожения;
  • снижение уровня информационного обеспечения органов власти и упавления, инспирирование ошибочных управленческих решений;
  • Дезинформация населения о работе государственных органов, подрыв их авторитета, дискредитация органов управления;
  • провоцирование социальных, политических национальных и религиозных столкновений;
  • инициирование забастовок, массовых беспорядков и других акций экономического протеста;
  • затруднение принятия органами управления важных решений;
  • подрыв международного авторитета государства, его сотрудничества с другими странами;
  • нанесение ущерба жизненно-важным интересам государства в политической, экономической, оборонной и других сферах [9].

Современный этап развития информационного противоборства начался с появления персональных компьютеров и открытых телекоммуникационных сетей (ОТКС).

В качестве основного носителя информации стали выступать компьютерные носители, а важнейшим средством доведения информации — телекоммуникационные сети [16].

Сегодня «Информационные войны» рассматривают как самостоятельное явление политической жизни общества, которое не обязательно сопровождается открытми вооруженными столкновениями. В этой части главы рассмотрим что же имеют ввиду ученые, употребляя термин «информационная война», ознакомимся с основными принципами и технологиями ее ведения.

Информационная война появилась как форма информационного противоборства, и в этом отношении она является продуктом развития общества, вобравшим весь опыт, который накопило человечество в ходе данного противоборства [16].

Современному понятию «информационная война» (ИВ) существует множество определений.

А.В. Манойло в своей монографии предлагает разделить это многообразие на три группы.

Авторы первой группы сводят понятие ИВ к отдельным информационным мероприятиям и операциям, информационным способам и средствам корпоративной конкуренции или ведения межгосударственного противоборства либо вооруженной борьбы. Наиболее известным сторонником этой группы он называет Г.Г. Почепцова. Приводит автор и определение С.П. Расторгуева: «открытые и скрытые целенаправленные информационные воздействия информационных систем друг на друга с целью получения определенного выигрыша в материальной сфере».

10 стр., 4663 слов

Информационные войны

... политических и военных целей. Такая широкая трактовка рассматриваемого феномена позволяет охватить информационно-психологические акции. В системе информационно-психологического противоборства, осуществляемого в военных целях, можно выделить феномены, квалифицируемые как «информационная война» и «психологическая война». Под информационной войной ... с ущербом от воздействия оружия массового поражения». ...

Авторы второй группы — в основном, представители военных ведомств, как зарубежных, так и российских, — относят ИВ к сфере военного противоборства. ИВ рассматривается ими как особый вид военных действий, носящих манипулятивный, подрывающий или разрушающий характер.

Авторы третьей группы определений считают что она является этаким несиловым средством решения внешнеполитических задач, в то время, как видимых силовых действий сторонами не предпринимается.

К ученым этой группы исследователь относит таких исследователей, как Г.В. Емельянов и А.А. Стрельцов, которые утверждают: «Под информационной войной понимается особый вид отношений между государствами, при котором для разрешения существующих межгосударственных противоречий используются методы, средства и технологии силового воздействия на информационную сферу этих государств».

Специалисты МИД России под информационной войной понимают «противоборство между государствами в информационном пространстве с целью нанесения ущерба информационным системам, процессам и ресурсам, критически важным структурам, подрыва политической, экономической и социальной систем, а также массированной психологической обработки населения с целью дестабилизации общества и государства».

Средствами, методами и способами ИВ у российских авторов являются либо информация, либо информационные воздействия, либо информационные технологии. В.А. Лисичкин и Л.А. Шелепин полагают, что информационная война — это война «качественно нового типа, где оружием служит информация, а борьба ведется за целенаправленное изменение общественного сознания». При этом Г.В. Емельянов, А.А. Стрельцов, В.Ф. Прокофьев, В.В. Серебрянников, И. Цыбульский, А. Крутских, А. Федоров и специалисты МИД России совершенно верно указывают на насильственный характер действий в ходе ИВ, который является необходимым обязательным признаком войны в период отсутствия открытого вооруженного конфликта.

В качестве целей ИВ называются довольно близкие положения: навязывание требуемого для воздействующей стороны решения; навязывание противнику своих духовно-нравственных и культурологических ценностей в замену военных действий; установление контроля над действиями противника и направление его деятельности в выгодном для воздействующей стороны русле; целенаправленное влияние на противника через свою и его информационную инфраструктуру; гуманитарное порабощение; навязывания противоборствующей стороне своей политической воли.

Психологическая война между политическими противниками свойственна не только для внешнеполитической сферы, но и активно используется во внутриполитической деятельности.

И.Н. Панарин определяет информационную борьбу, как «форму борьбы сторон, представляющую собой использование специальных методов, способов и средств для воздействия на информационную среду противостоящей стороны и защиты собственной в интересах достижения поставленных целей». Оно, на наш взгляд, является наиболее общим.

Вслед за этим исследователем выделим три составные части информационной борьбы в политической сфере:

7 стр., 3398 слов

Информационная культура личности

... культуры. информационный коммуникация интерактивный сеть 1. Информационная культура личности Сегодня почти никто не сомневается в том, что личности для осуществления социального поведения в коллективе необходим стабильный поток информации. Устойчивая информационная ... и объектом информационного воздействия, реализовывается двусторонний информационный процесс. Межличностные информационные ситуации в ...

  • Стратегический политический анализ.
  • Информационное воздействие.
  • Информационное противодействие.

Борьба ведется на трех уровнях: стратегическом, оперативном, тактическом.

Одной из главных предпосылок ведения эффективной информационно-психологической войны является разработка государственной информационной политики [9].

Вопрос ее формирования упирается в разработку государственной идеологии. Однако оппоненты ее разработки утверждают, что работа в этом направлении запрещена 13-й статьей Конституции РФ, которая гласит, что «1. В Российской Федерации признается идеологическое многообразие. 2. Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной» [12].

Однако ученые, отмечают, что «вакуум в государственной идеологии, отсутствие у социума общественного идеала приводят, как правило, к экзистенциональному вакууму, кризису смысла жизни нации…» [9].

Видимо осознание этого факта и привело к тому, что на различных уровнях все чаще поднимается вопрос разработки идеологии РФ.

Схематически модель информационной войны должна базироваться на следующих составляющих:

Многоцелевой объект для последующего коммуникативного резонанса: в котором затронуты интересы большого числа разнородных социальных групп, что в результате создает возможность для их объединения.

2. В качестве «динамика» для массового сознания используется однородная группа населения, не имеющая четкой зависимости от существующей власти, например, студенты, шахтеры, пенсионеры.

Косвенность цели: как правило, вал критики не идет на власть прямо, а только косвенно, по этой причине власть не может не поддержать народное волеизъявление, которое в результате направляется на иную цель.

4. Устный канал: из-за блокированности в ряде случаев официальных каналов коммуникации распространение информации идет по устным каналам.

5. Стимуляция обсуждения: задачей становится также подбор таких ключевых сообщений, которые бы стимулировали обсуждение ситуации в целевых группах населения. Возможен и вариант анекдота или слуха, которые сами выходят на дальнейшее распространение. При этом обсуждение является выгодным для коммуникатора феноменом, поскольку в результате происходит явление групповой поляризации.

6. Многоканальное воздействие: аудитория получает сообщения одного типа по множеству каналов.

7. Опора на уже существующие сети: однородная группа (студенчество, шахтеры, пенсионеры) интересна также тем, что она имеет готовые социальные и информационные сети, куда входят ее представители [21].

Так как объектом воздействия в информационной войне является человеческая психика, психология групп и целых обществ, а основным средством воздействия — информация, то этот феномен иногда носит более полное название — информационно-психологические войны [9].

Следовательно, основной метод «атаки» — информационно-психологическое воздействие.

Расшифруем приведенные понятия. Воздействие — действие, направленное на кого-либо с целью добиться чего-либо, внушить что-либо [19].

Информационно-психологическое воздействие представляет собой «целенаправленное производство и распространение специальной информации, оказывающей непосредственное влияние на функционирование и развитие информационно-психологической среды общества, психику и поведение политической элиты и населения государства» [19].

11 стр., 5115 слов

Ложное воспоминание: манипуляция человеком с помощью его памяти

... и практическое исследование феномена «ложные воспоминания» (возможность манипуляции человеком при помощи внедрения ложной информации). Задачи: 1) Проведение анализа психологической литературы по теме «ложное воспоминание» (определение; способы внедрения ложных воспоминаний; факторы, влияющие на характеристику ложных воспоминаний ... подверженности ложным воспоминаниям и устойчивыми чертами личности у ...

Психологическое и пропагандистское воздействие являются разновидностью информационно-психологического.

Объектами воздействия могут быть: психика людей, информационно-технические системы различного масштаба и назначения, система формирования, распространения и использования информационных ресурсов, система формирования общественного сознания (с помощью пропаганды и СМИ), система формирования и функционирования общественного мнения, система принятия решений [19].

В том случае, если объектом атаки является психика человека — происходит информационно психологическая борьба, если информационно-технические и информационно-аналитические системы — информационно-техническая борьба. В данной работе будем исследовать главным образом первый тип борьбы.

«Основной формой осуществления акций ИВ являются тайные информационно-психологические операции…Они осуществляются путем оказания управляющего информационного воздействия на индивидуальное, групповое и массовое сознание, чувства, волю граждан другой стороны, дезинформирования субъектов принятия политических, экономических и иных решений, в осуществлении подрыва информационной инфраструктуры другой стороны. Информационно-психологические операции ориентированы на формирование условий для принятия выгодных для зарубежных государств и их деловых кругов решений в военной, политической, экономической и других областях в странах-мишенях, являющихся объектами информационно-психологического воздействия» [16].

Основным средством информационной войны является информационное оружие (ИО).

А.В. Манойло определяет его как «совокупность средств, методов, способов и технологий информационно-психологического воздействия, специально созданных для тайного управления информационной сферой противника, процессами и системами, функционирующими на основе информации, а также — для нанесения им ущерба.

Информационное оружие, по его мнению, используется в сочетании со средствами и способами его доставки (СМИ, ОТКС, современными средствами связи), технологиями внедрения информационного оружия и технологиями обеспечения условий его использования.

Информационное оружие неразрывно связано с информацией. Она в случае ИВ является и объектом нападения, и оружием нападения, и средством защиты.

Л.В. Воронцова предлагает следующее определение ИО: «информационное оружие — это совокупность средств, методов и способов, специально созданных для нанесения ущерба информационной сфере, а также процессам и системам, функционирующим на основе информации» [16].

Информационное оружие И.Н. Панарин определяет, как «устройства и средства, предназначенные для нанесения противоборствующей стороне максимального урона в ходе информационной борьбы (путем опасных информационных воздействий)» [19].

Однако в информационной борьбе важно не только «атаковать», но и «держать оборону». Когда в ходе информационного противостояния противник совершает информационный выпад, реагировать на нежелательную информацию нужно как можно скорее.

16 стр., 7582 слов

Работа психология Современные технологии манипуляции и способы противостояния им

... манипулятор, субъект манипуляции или актор воздействия, а с другой человек, на которого оно направлено - объект манипуляции или адресат воздействия. Процесс манипулятивного воздействия может осуществляться ... наименований. 1. Манипуляция как процесс межличностного взаимодействия: понятие и сущность Отличительной чертой психологических манипуляций является отношение к партнеру по взаимодействию и ...

Отсюда, согласно С.П. Расторгуеву, следуют и основные направления организации защиты: уменьшение размера мишени; защита мишени; регулярное уничтожение «информационных сорняков»; установка собственного жесткого контроля за собственной системой управления [16].

Г.Г. Почепцов выделяет следующие приемы по ответу на информационную атаку:

1. Попытка описать данное действие иным способом, который носит более благоприятный характер.

2. Попытка перевести акцент на другое действие, при этом общественное внимание уводится в сторону.

3. Попытка акцентировать негатив противника (по типу «сам дурак») [21].

В любом случае мы «уничтожаем» исходную информацию путем введения ее суррогатных заменителей. При этом именно их мы теперь считаем более правдивыми.

А.В. Манойло выделяет шесть составляющих информационно-психологического воздействия:

1. Манипулирование. Объектом манипулирования являются как отдельные люди, так и группы людей, точнее сфера их подсознания.

Объективная сторона манипулирования заключается в выборе эффективных технологий психологического воздействия на объект и оказания этого воздействия на подсознательном для объекта уровне.

2. Дезинформирование. Дезинформирование — процесс доведения до иной стороны умышленно искаженной или сфабрикованной информации.

3. Лоббирование. создание ситуации, которая может побудить объект к реализации интересов субъекта.

4. Пропаганда. формирование в сознании людей установки на принятие пропагандистской информации.

5. Управление кризисами. Подбор и применение специальных кризисных технологий, которые дают возможность создания кризисных ситуаций и управления ими в нужном для субъекта направлении.

6. Шантаж. Умышленные действия, направленные на оказание воздействия на объект в нужном для субъекта направлении [16].

Далее рассмотрим взгляды ученых на политические воздействия.

1.2 Технологии и средства политического воздействия как объект исследования

Технологии и средства политического воздействия широко рассматриваются в отечественной науке. Рассмотрим взгляды нескольких ученых, работающих в различных направлениях.

С.Г. Кара-Мурза в своей книге «Власть манипуляции» подробно рассматривает манипуляцию как средство политического воздействия.

Исследователь отмечает, что язык и мышление — большие сложные системы, на которые можно воздействовать с целью программирования человека. Он пишет: человек обладает сложной психикой и воображением, живет в двух измерениях: реальном и воображаемом. Второй мир определяет поведение человека, но он зыбок и на него можно воздействовать. Человек живет не только в физическом мире, но и в ноосфере (мире культуры).

С.Г. Кара-Мурза не касается механических методов воздействия (электрошок, вживление чипов и др.), считая их незаконными. Его предмет изучения — «манипуляция сознанием с помощью законных и поддающихся изучению средств» (ставших неотъемлемой частью нашей жизни).

Человек не может укрыться от манипуляции, но может выработать механизмы защиты, распознавая ее. Слово «манипуляция» имеет отрицательную окраску. Исследователь определяет его как «ловкое обращение с людьми как с вещами, объектами». Он выделяет два ее признака: ловкость и скрытность [10].

19 стр., 9135 слов

Психология манипуляции и интриги

... внимание на манипуляциях на примере политических деятелей. П. Экман в своих книгах по физиогномике не раз указывал на важность знаний о манипулировании человеческим сознанием. Цели данной курсовой работы: ... ситуацию в свою пользу. Одним словом, интрига - способ манипуляции человека человеком.[4] В русском языке применительно к ситуациям обыденной жизни слово используется в контексте с негативной ...

По его мнению, в создании «фальшивой» действительности участвуют СМИ. Они транслируют авторитетные мнения, которые усваиваются людьми и воспринимаются как собственные.

Ученый цитирует Э. Фромма: «На самом деле людям кажется, что они принимают решения, что это они хотят чего-то, в то время как в действительности они поддаются давлению внешних сил, внутренним или внешним условностям и «хотят» именно того, что им приходится делать».

Сокрытие, утаивание информации — обязательный признак манипуляции, хотя как прием манипуляторы используют и игру в искренность.

Выделяет С.Г. Кара-Мурза и еще один признак: манипуляция требует умения, мастерства и знаний от коммуникатора.

Исследователь отмечает и еще одну особенность манипуляции, как психологического воздействия, цитируя Г.Франке: «Оно не только побуждает человека, находящегося под таким воздействием, делать то, чего желают другие, но и заставляет его хотеть это делать».

С.Г. Кара-Мурза делит методы манипуляции на две группы в зависимости от мишени: знаковые системы или духовные процессы.

К знаковым системам ученый относит логосферу (мир слов).

Это и средства общения и «вербальное мышление».

Язык — главное средство подчинения, считает он. Причем, особая роль отведена глаголам (запрещение, побуждение).

Цитирует С. Московичи «Наука о массах»: «Обращаться с ними (словами) следует не как с частицами речи, а как с зародышами образов, как с зернами воспоминаний, почти как с живыми существами».

В Новое время естественный язык стал заменяться искусственным, специально создаваемым. Он иррационален, не связан с нашей историей, культурой.

Слово потеряло свою святость, вместе со свободой слова пришла безответственность за последствия сказанного, считает ученый.

Он цитирует слова французского философа И. Иллича: «…слова стали на рынке одним из самых главных товаров, определяющих валовый национальный продукт. Именно деньги определяют, что будет сказано, кто это скажет, и тип людей, которым это будет сказано…»

«Правильные» слова искусственного языка отличают кажущаяся «научность», поэтому любая сказанная мысль как бы подкрепляется авторитетом науки.

Политический язык С.Г. Кара-Мурза также считает искусственным.

Начав говорить «словами без корня» человек стал уязвим, потерял опору. Создание таких слов стало важнейшим способом атомизации общества. Введение слов-амеб в тексты СМИ заставляет аудиторию воспринимать сообщение отстраненно, так как оно не затрагивает глубинных основ нашего разума. Эти слова подрывают логическое мышление человека.

Кара-Мурза указывает характеристику привлекательности слов-амеб для человека — броскость (звонкие согласные, удвоенные, смешение стилей, сочетание слов с несовместимыми стилями).

Рассматривает манипулятивную семантику (метод построения фразы, подбора слов).

Выделяет два направления создания искусственного языка: подбор похожего по смыслу слова-заменителя и учет ассоциаций, которые вызывает слово. Так, политики избегают слов, смысл которых устоялся в общественном сознании.

Важнейший инструмент влияния политического языка — навешивание ярлыков.

Распространяется манипуляция и на язык чисел. Число обладает авторитетом точности и беспристрастности. Если человек принял абсурдное утверждение на языке чисел, переубедить его рациональными доводами практически невозможно.

7 стр., 3345 слов

Психологическое воздействие на человека

... волю и т.п. Целью и результатами психологического воздействия является перестройка психики объекта воздействия, достижения определенных психических сдвигов и изменений, влияющих на деятельность и поведение. психологический манипуляция конфронтация критика Манипуляция как вид психологического воздействия - скрытое от адресата ...

Числа добавляют веса тексту, для манипуляции часто используются проценты.

Мишенью манипуляторов является и язык образов.

С.Г. Кара-Мурза цитирует Ле Бона: «Могущество слов находится в тесной связи с вызываемыми ими образами и совершенно не зависит от их реального смысла».

Манипулятор посылает скрытое сообщение, надеясь, что оно разбудит в сознании человека нужные образы.

Текст в сочетании с образом включает два вида восприятия: семантическое и эстетическое. А сочетание образа, текста и чисел дает невероятно высокий процент эффективности.

Именно благодаря эффективности взаимодействия образа и текста широкую популярность приобрели комиксы, как вид воздействия. Отсюда же и пропагандистская роль кино, которую мы знаем из истории.

Для манипуляции используются и звуки. Они воздействуют в основном на чувства человека. Отмечается, что музыка усиливает эффект манипуляции, так как не дает человеку возможности спокойно ясно обдумать полученную информацию и вынуждает поспешно принимать ее.

Перейдем ко второй группе мишеней манипуляции: духовные процессы.

Первая мишень здесь — логическое мышление. Оно хорошо изучено, поэтому в него не так трудно вторгнуться и исказить: вызвать «сбой программы». Если внести хаос в логическую цепочку(например, использовать некорректное умозаключение), то человек путается и ищет «поводыря», в качестве которого ему предоставляют «лидера мнений» с уже готовым ответом.

Ученый отмечает, что разум, свободный от догм, легче поддается воздействию. Поэтому защита от этого типа возействия — в традициях, помещении в историческую и этическую систему координат.

В качестве мишени рассматривается и аутистическое сознание человека. Этот тип мышления возникает, когда человек черезчур увлечен фантастическими образами в своем воображении и теряет связь с реальностью, слишком сконцентрирован на внутренних мыслительных процессах. Человек во власти аутистического сознания избегает действий, переубеждения., чем и пользуются манипуляторы. Но для этого нужно хорошо знать желания аудитоии и умело апеллировать к ним.

Задействуют коммуникаторы и ассоциативное мышление, в частности, используя метафоры. Исследователь отмечает, что хорошая метафора зачаровывает и загоняет мышление в узкий коридор, выход ис которого есть только через умозаключение, предусмотренное манипулятором.

Манипулируют и категориями. Особенно популярно понятие «свобода». Ученый подчеркивает, что эффективнее всего воздействовать словами, которые трактуются неоднозначно.

Активно задействуют стереотипы. Стереотип — клеймо, которое общество ставит на тех или иных явлениях, истина, не требующая доказательств. Манипуляторы применяют их как фильтры.

Сфера чувств — едва ли не главная, на которую направлено воздействие. Сильное средство разрушения защиты против манипуляции — смех. Поэтому часто используется юмор, высмеивание, ирония и сарказм.

Апеллирует коммуникатор и к страхам. Доказано, что человек, испытывающий страх, легко поддается манипуляции.

Пишет исследователь и о взаимодействии манипулятора и памяти человека. С одной стороны, ему необходимо, чтобы аудитория запомнила слоган или какую-либо метафору. С другой — бывает необходимо отключить краткосрочную или историческую память, чтобы не препятствовали внушению. Человек, не помнящий ничего из своей истории, становится беззащитен против манипуляции.

Эффективным является воздействие на механизмы запоминания, узнавания, внушения.

Человек запоминает информацию в два этапа. Сначала — неосознанно. Поэтому задача коммуникатора: построить сообщение так, чтобы оно «зацепилось» на первом этапе. Затем идет анализ информации и ее запоминание если она кажется убедительной. Поэтому человеку кажется убедительным все, что он запомнил, даже если это повторялось много раз, как назойливая песенка.

Еще одна важная особенность: то, что запомнилось, действует на сознание не зависимо от того, согласен ли с этой идеей человек.

Исследователь упоминает о «дремлющем эффекте»: отложенная в памяти точка зрения со временем рождает согласие с ней.

Отмечается, что главной для манипуляции является именно эмоциональная память. Поэтому, чтобы «зацепиться» в памяти, сообщение должно быть связано с какими-либо эмоциями.

Важна и историческая память. В ней отложены сведения и символы, которые связывают людей в обществе. Ее разрушение происходит во всяком государстве, где господство построено на манипуляции.

На краткосрочную же память воздействуют же, когда нужно стереть события недавнего прошлого. В таком случае, любой спор о политике теряет логическое основание и перемещается на поле эмоций.

К тому же, утратив воспоминания о прошлом. Человек не может планировать свое будущее и старается вообще не думать о нем. Такой человек не может полноценно выражать свою волю и легко поддается манипуляции.

К манипуляции воображением человека прибегает особенно часто телевидение, опять же, чтобы задействовать эмоции. Особенно это эффективно в случае репортажей о террористически актах. Вид крови, изувеченных тел невинных людей заставляет человека «примерять» ситуацию на себя и принимать ее близко к сердцу.

С.Г. Кара-Мурза отмечает и манипуляцию вниманием. Сообщение должно длиться от четырех до десяти секунд, чтобы внимание к нему не ослабевало.

Воздействие основано на том принципе, что при избытке информации, человек акцентирует внимание на том, что кажется ему особенно значимым, а остальное просматривает вскользь. Этим пользуются манипуляторы, уводя действительно важные события в тень, акцент расставляя на второстепенных событиях.

Приводит исследователь и такой способ, как «политический спектакль». Это показное событие, призванное создать у аудитории ложное представление о реальной политической обстановке, чьих-либо намерениях и т.п.

Подробнее различные методы манипуляции раскрывает А.М. Цуладзе в книге «Политические манипуляции, или покорение толпы»:

Он отмечает: «В отличие от межличностных, политические манипуляции обезличены и предполагают воздействие на широкие массы. Воля меньшинства (а то и отдельной личности) в завуалированной форме навязывается большинству» [26].

Вслед за В. Амелиным исследователь предполагает следующие моменты манипуляции:

  • а) внедрение в сознание под видом объективной информации неявного, но желательного для определенных групп содержания;
  • б) воздействовать на болевые точки общественного сознания, возбуждающие страх, тревогу, ненависть и т.

д.;

  • в) реализацию неких замыслов и скрываемых целей, достижение которых коммуникант связывает с поддержкой общественным мнением своей позиции» [1].

Потребитель информации буквально «тонет» в изобилии фактов, мнений, оценок, что расширяет возможности для манипулирования людьми. Автор приводит термин «многослойный человек»: «У такого человека возникает полная мешанина понятий и нет никакой взаимосвязи событий, единственная система, в которую он способен подставлять отдельные факты, — это система стереотипов, уже сложившихся у него в голове» [26].

Отдельным параграфом А.М. Цуладзе рассматривает язык жестов, как средство манипулирования.

«Политик может достигнуть своих целей, воздействуя на аудиторию с помощью слов, жестов, различных уловок, другими словами — всего того арсенала средств, которым пользуются профессиональные тележурналисты, актеры, комментаторы. При этом политик должен убедить избирателя в общественной значимости своих слов» [26].

Он цитирует А. Пиза: «невербальные сигналы несут в 5 раз больше информации, чем вербальные, и в случае, если сигналы неконгруэнтны, люди полагаются на невербальную информацию, предпочитая ее словесной». (Конгруэнтность — соответствие слов и сопровождающих их жестов.)

Особая значимость жестов в том, что мы уже привыкли не доверять словам. Для нас очевидно, что оратор говорит одно, подразумевает другое, а думает третье.

Еще одна особенность: «менее образованный или менее профессиональный человек будет чаще полагаться на жесты, а не на слова в процессе общения».

Но с помощью жестов политик может как обмануть аудиторию, так и выдать себя. Цитирует А. Пиза: «даже опытные специалисты могут имитировать нужные движения только в течение короткого периода времени, поскольку вскоре организм непроизвольно передаст сигналы, противоречащие его сознательным действиям».

Среди наиболее примечательных жестов исследователь выделяет:

1. Открытые ладони. Открытая ладонь считается признаком честности, доброжелательности, искренности.

2. Кулак. Кулак свидетельствует об агрессивности говорящего, указывает на желание его хозяина решить все проблемы разом, «одним ударом семерых». В речи такого политика преобладают призывы к силовому, радикальному решению проблем.

3. Два встречных кулака — «столкнуть лбами, поссорить» [26].

Отдельно исследователь рассматривает манипулятивный потенциал СМИ. По его мнению, у общественности есть все основания упрекать СМИ в манипуляции. Он цитирует М. Паренти: «СМИ отбирают большую часть информации и дезинформации, которыми мы пользуемся для оценки социально-политической действительности. Наше отношение к проблемам и явлениям, даже сам подход к тому, что считать проблемой или явлением, во многом предопределены теми, кто контролирует мир коммуникаций».

Возможности СМИ в манипуляции широки: преднамеренное искажение реального положения вещей путем замалчивания одних фактов и выпячивания других, публикации ложных сообщений, пробуждение у аудитории негативных эмоций с помощью визуальных средств или словесных образов и т. д. Все эти приемы создают необходимый эмоциональный настрой и психологические установки у аудитории.

Согласно политической модели СМИ, «любые новости являются продуктом деятельности людей, имеющими определенные идеологические воззрения, а также, создаются под давлением политического окружения, в котором находится организация, делающая новости» [26].

Итак, приемы манипуляции в СМИ исследователь рассматривает в зависимости от его типа.

На телевидении, существует ряд факторов, которые позволяют журналистам манипулировать политиком или его высказываниями. Ведь во многом именно от них зависит, как политик будет выглядеть в глазах избирателей.

Имеет значение ситуация, в которой берется интервью.

В прямом эфире политик гарантирован от того, что его высказывания могут быть искажены, в записи же его слова могут быть искажены. Атмосфера задает тон дискуссии.

Она может быть формальная — неформальная, доверительная — враждебная.

В газетах и журналах читатель, прежде всего, обращает внимание на фотографии. Подбор фотографий в издании зависит от тех целей, которые ставят перед собой авторы материала.

Богатый материал для манипуляции журналистам представляют высказывания политиков. «При умелом обращении цитата, вырванная из контекста и сопровожденная требуемым автору комментарием, может быть истолкована совершенно произвольно» [26].

Также используются едкие комментарии, статьи, карикатуры, фотографии, выставляющие политика в неприглядном свете.

Рассматривая манипуляцию на радио, исследователь приводит методы убеждения, разработанные Институтом анализа пропаганды США.

«Определение». Идеи, личности, объекты сопрягаются с характеристиками (положительными или отрицательными в зависимости от обстановки), которые принимались бы людьми без рассуждений.

«Блестящая всеобщность». Описывая какие-то события, в которых необходимо получить поддержку аудитории, применяются «добродетельные слова» («коалиция чувств», «подавляющее большинство», «общественное мнение»).

«Рекомендация». Нужное положение вкладывается в уста личности, пользующейся популярностью в определенных группах (известный журналист, адвокат, актер, проповедник и т. п.).

«Подтасовка карт». Возможность и оправданность применения точного и неточного, логического и нелогического заявления во имя возбуждения интереса аудитории.

«Присвоение кличек», или «Наклеивание ярлыков».

«Перенос» — прием, с помощью которого бесспорный авторитет какой-то личности переносится на другого человека, нуждающегося в популяризации.

«Свои ребята». С помощью этого приема создается ложное ощущение близости какой-то группы.

«Вместе со всеми» — инспирация коллективных действий [6].

Основным материалом, с помощью которого СМИ осуществляют свои манипуляции, является информация. А.М. Цуладзе приводит некоторые приемы работы с ней.

Информацию можно:

  • сфабриковать, выдавая ее за подлинную;
  • исказить путем неполной, односторонней ее подачи;
  • отредактировать, добавив различные домыслы;
  • интерпретировать факты в выгодном для манипулятора свете;
  • утаить важную информацию, какие-либо существенные детали;
  • проявлять избирательное внимание к фактам в соответствии со своей позицией;
  • сопроводить материал заголовком, не соответствующим содержанию;
  • приписать кому-либо заявления, которых он никогда не делал;
  • опубликовать правдивую информацию, когда она потеряла свою актуальность;
  • неточно цитировать — приводится часть фразы или выступления, которая в отрыве от контекста приобретает другой, подчас противоположный смысл.

Среди методов манипуляции исследователь называет язык политики.

Язык, на котором политики общаются с избирателями является составной частью политической культуры общества. В известном смысле «язык политики можно рассматривать как естественный код политической культуры, причем код, открывающий доступ едва ли не ко всем ее сферам и пластам» [2].

Исследователь отмечает, что современный российский политический язык отличается большой пестротой и отсутствием каких-либо общепринятых норм, ограничений.

Одним из основных качеств российского политического языка он называет сенсационность. «СМИ всегда рады оговоркам, запинкам и откровенным глупостям, срывающимся с уст народных избранников» [26].

Слово — важнейшее орудие политиков в борьбе за умы масс. Слово оно позволяет политику создавать значимые для избирателей образы, «заряжать» людей энергией, побуждать их к действиям.

Политику необязательно быть многословным. А. Лебедь запомнился избирателям своими короткими, хлесткими высказываниями, «афоризмами», понятными и близкими простым россиянам.

«Эффективность слов зависит от вызванных образов, точных, повелительных» [17].

Язык может как сближать людей и содействовать взаимопониманию, так и разобщать их. Один из примеров такого «возведения преград» политиками — национальный язык. Так, чтобы разорвать связь между народами России и Украины, украинские политики добиваются введения ограничений на использование русского языка.

Одним из наиболее действенных орудий политического языкаА.М. Цуладзе называет манипулятивные термины или «ярлыки», которые «навешиваются» политическим оппонентам.

Благодаря СМИ они приживаются в массовом сознании и становятся повседневными словами, порой замещая смежные, более агрессивные понятия.

Манипулятивные термины — один из способов насаждения массовых стереотипов, противостоять которому очень сложно.

Исследователь анализирует такой прием, как уловки. Они не всегда заметны невооруженным глазом, но очень действенны.

Уловка 1. Перевод спора на противоречия между словом и делом («зажимание рта»).

Уловка 2. Ссылка на авторитеты.

Уловка 3. Рационализация. Известный эпизод со стаканом сока — один из бесспорных

Уловка 4. Двойная бухгалтерия.

Уловка 5. «Ложный стыд».

Уловка 6. Игра «красивыми названиями» и «злостными кличками». «Черная магия слов».

Уловка 7. Игра двумя синонимами.

Уловка 8. Внушение.

Уловка 9. Отождествление.

Уловка 10. Очевидность.

Уловка 11. Безальтернативность [26].

Вслед за Р. Фишером и У. Юри исследователь выделяет три основных приема манипулирования в споре:

1. Преднамеренный обман:

  • фальшивые факты;
  • неясные полномочия противоположной стороны;
  • сомнительные намерения партнеров по переговорам.

2. Психологическая война:

  • создание стрессовой ситуации;
  • личные нападки;
  • уловка «хороший полицейский — плохой полицейский»;
  • угрозы.

3. Позиционное давление:

  • отказ от переговоров;
  • экстремальные требования;
  • тактика затвора;
  • стратегия «неуступчивый партнер»;
  • рассчитанная задержка;
  • «берите или не берите» [26].

А.М. Цуладзе отмечает, что в политике, огромное значение придается поддержанию хорошей репутации в обществе. Для этого используются в том числе ПР-технологии.

«Задачи ПР в период выборов — создание, коррекция имиджа кандидата, информирование избирателей, налаживание обратной связи и т. д. Во втором случае ПР-мероприятия направлены в основном на поддержание имиджа политика».

Манипулятивный характер ПР-служб проявляется в том числе в создании видимости хорошей работы какой-либо структуры. Происходит незаметная подмена реальности.

Другой специфически российский вид «паблик рилейшнс» — это прилюдные «порки». Таким образом, политический лидер отстраняет себя от проблемной ситуации, показывая, что он ее не одобряет, а виновный наказан.

Исследователь солидарен с С. Н. Пшизовой в том, что «создаваемый образ должен подменить реального человека при выполнении им властных функций, связанных с публичностью власти. В результате оказывается как бы два президента, поскольку реальный тоже никуда не исчезает окончательно» [22].

В политике даже происходит феномен срастания политика со своим имиджем. Однако бывают и маски, так сказать, одноразовые, создаваемые под конкретную ситуацию.

Рассматривая политическую рекламу, А.М. Цуладзе выделяет два ее принципиальных отличия: ограниченное время рекламной кампании и цель — победа над конкурентами.

Он цитирует определение Ф. Котлера, «реклама — любая платная форма неличного представления и продвижения идей, товаров или услуг от имени известного спонсора» [13].

Основной способ воздействия на избирателей, используемый в политической рекламе, — это эксплуатация существующих в обществе стереотипов путем их усиления, противопоставления, ослабления, выстраивание благоприятных для лидера ассоциаций

Среди основных методов политической рекламы исследователь называет: почтовую рассылку, телевизионные ролики, радиоролики, наглядную агитацию (плакаты, растяжки, щиты и т. д.), сувенирную продукцию (значки, вымпелы, бейсболки, флаги, футболки и т. д.), концерты и другие развлекательные мероприятия [26].

Пропаганду он называет одним из основных средств политической манипуляции. «В отличие от рекламы пропаганда не ограничена жесткими временными рамками и ее не просто выявить. Мы сталкиваемся с ней ежедневно, но не всегда это замечаем» [26].

«Пропаганда стремится вызвать скорее коллективное, чем только лишь индивидуальное действие. В этом смысле ее следует отличать от рекламы, так как реклама старается влиять на индивидуальное действие. В пропаганде, напротив, налицо попытка создать некое убеждение и добиться действия в соответствии с этим убеждением» [26].

Выделяется три основных способа, которыми пропаганда достигает своих целей: подтасовка фактов и предоставление ложной информации, использование внутригрупповых и внегрупповых установок, использование эмоциональных установок и стереотипов.

Пропаганда достигает своих целей, воздействуя прежде всего на эмоции людей.

В числе приемов пропаганды ученый называет: предварение оценочных суждений перед изложением фактов, умалчивание фактов, искажение фактов, предвзятую интерпретацию фактов и т. д.

Г.Г. Почепцов в книге «Имиджелогия» рассматривает средства политического воздействия в контексте формирования политического имиджа.

Первый инструмент, который он выделяет — позиционирование.

Его он определяет как помещение объекта в благоприятную для него информационную среду.

Канал коммуникации выбирается с точки зрения аудитории. Избирателю подсказывают, почему он должен выбрать именно эту партию или политика. В качестве самых элементарных примеров позиционирования Почепцов называет те или иные наименования. Так, пишет исследователь, назвав чеченцев «бандформированиями», можно было оправдать уже более широкий круг мер противодействия им.

Позиционирование в рамках практических можно представить как серию из трех последовательных операций: трансформация, утрировка, перевод. В результате их образ объекта попадает к потребителю в наиболее эффективном виде.

В ходе такого приема как трансформация объект ограничивается только теми характеристиками, которые интересны потребителю.

В ходе утрировки нужные характеристики утрируются, полностью уходя от характеристик, которые не являются сильными с точки зрения потребителя. При переводе предлагаемый круг характеристик переводится для передачи иным каналом коммуникации.

В качестве одного из инструментов имиджелогии исследователь выделяет манипулирование. Один из способов — перенос внимания на другой объект. Объект этот должен быть достаточно необычным, чтобы затмить собой факты, акцентировать внимание на которых не желательно. Исследователь выделяет такой параметр манипулирования, как два уровня воздействия. «Явный уровень выполняет функцию «Легенды» или «мифа», маскирующего истинные намерения Манипулятора. Скрытым уровнем является тот, на котором как факт воздействия, так и его цель тщательно утаиваются от адресата» [20].

При этом передается несколько сообщений, одно из которых ускользает от внимания адресата. Но именно ради него и задумана сама коммуникация.

Другой манипулятивный прием — выдача якобы имеющихся планов противника по дискредитации оппонента. Преждевременное обнародование этих планов лишает их реальной силы.

Также Г.Г. Почепцов отмечает, что политик должен контролировать передаваемую им информацию по разным каналам коммуникации. Написанная гениально речь может и не сработать, если политика выдаст неискренняя улыбка, тембр голоса или движения рук. Исследователь считает, что политик должен передавать аудитории уверенность в себе, не выдавать волнение, выглядеть искренним.

Скрытым посланием может стать и интерьер, в который помещают политика.

Позиционирование и манипулирование схожи в том, что одна характеристика объекта подчеркивается, делается доминирующей, чтобы эффективнее воздействовать на аудиторию.

Следующий инструмент — мифологизация. Он так же основан на построении двойного сообщения, воздействии на подсознание. Коммуникация «включает» уже имеющиеся в сознании аудитории мифы и архетипы. Мифологизация — подстройка под миф, живущий в сознании аудитории.

Можем перечислить такой набор окружающих нас мифов: партийные мифы, государственные мифы, семейные мифы (например, «мужчина — защитник», «женщина — хранительница очага»), детские мифы (роль «волшебного слова» — спасибо, «честное слово»), исторические мифы (отражающие особую роль данного народа в мировой истории).

Г.Г. Почепцов отмечает следующие принципиальные черты мифологического сообщения:

  • тематически мифологемы раскрывают нам устройство окружающего нас мира, что в результате позволяет сделать его гораздо более упорядоченным и понятным;
  • мифы задаются аксиоматически, в результате они не подлежат проверке на соответствие действительности.
  • миф задается соответствием определенному высшему уровню, уровню целого, а не непосредственной действительности.
  • миф представляет собой особые условия коммуникации, поскольку в нем есть слушатель, но нет автора сообщения
  • миф как бы останавливает время, не разрешая иные интерпретации мира, он фиксирует единственно возможный взгляд на мир;
  • миф можно рассматривать как определенный оператор универсальности, поскольку он подтверждается соответствующими фразами («так все говорят, считают», «все так думают», «все знают это»);
  • миф легко переводится со своего высшего уровня на любые простые ситуации, не являясь отделенной от человека эзотерической реальностью [20].

Очень важным Г.Г. Почепцов называет правильное соотношение рациональных и эмоциональных составляющих воздействия. Письменный текст лишен примет эмоциональности, которая по сути выступает основной составляющей воздействия [20].

Эмоционально окрашенная информация легче проходит фильтры аудитории и лучше запоминается. Она как бы более живая, потому воспринимается понятной и знакомой.

Исследователь выделяет следующие пути «имплантации» эмоций в сообщения:

1) конкретизация — рассказ о конкретном объекте может стать главным источником эмоций. Конкретный объект сразу становится более наглядным;

2) сопереживание — подстраивание под чужую эмоцию.

3) заимствование чужих эмоций — это отсылка на чужие победы, чтобы сделать их своими.

Метод «формата» подразумевает процессы создания выгодных для коммуникатора контекстов. В современных условиях развития технологий это прежде всего выбор канала коммуникации с аудиторией. Общительный харизматичный полтик выбирает телевидение, менее привлекательный внешне — радио или печать. Но выбор формата этим не ограничивается. Г.Г. Почепцов отмечает, что более гомогенная аудитория легче поддается воздействию, поэтому ораторы стараются поместить людей на площади или в зале как можно ближе друг к другу. Еще один прием: создание атмосферы вокруг политика. Позитивно окрашенный контекст не оставляет шанса для введения отрицательной оценки. С другой стороны, толпа, запрограммированная на отрицательные действия — заведомо неблагоприятный контекст, каким бы талантливым и харизматичным ни был оратор.