Семиотика и ее законы

Курсовая работа

Выбор данной темы «Семиотика и ее законы» представляет интерес в связи с тем, что все нас окружающее это своеобразные знаки: явление природы, компьютерные программы, живопись, музыка и, конечно же, языки, как искусственные, так и естественные. Человек живет в мире знаков, пользуется знаками и в определенных ситуациях сам как бы является знаком. Походка человека, особенности фигуры, тембр голоса, прическа — вот неполный набор знаков, по которым мы сразу определяем знакомого.

Наука, занимающаяся изучением знаков, знаковых систем и языков, созданных на их основе, называется семиотикой.

Знаковая система — это система, передающая информацию, отличную от энергии. Она существует объективно независимо от наблюдателя.

Одной из важнейших знаковых систем, созданных человеком, являются естественные, или разговорные, языки. Однако семиотика, как общая наука о знаках, занимается изучением не только естественных языков. В ее орбиту попали такие явления культуры, как кино, театр, живопись и архитектура.

Поскольку знак есть носитель информации, семиотика имеет большое прикладное значение при исследовании и проектировании знаковых систем, используемых в процессах передачи и обработки информации. Прикладные разработки идут по двум основным направлениям. Первое — это создание искусственных языков, позволяющих удобно алгоритмизировать процессы обработки информации например, языков программирования, языков для индексирования документов и т.п.).

Второе направление — это создание алгоритмов, обеспечивающих обработку текстов на естественном языке (машинный перевод, автоматическое индексирование реферирование, перевод с естественного языка на формальный и т.п.).

Из этого можно сделать вывод, что данная тема очень актуальна.

Данная работа посвящена изучению семиотики в целом как науки о языке и знаках на примере разнообразных знаковых систем, проводится их сопоставительный анализ, а так же изучение особенностей знаков и их функционирование в жизни людей. Следовательно, в качестве объекта данной работы выступают непосредственно знаки.

Предметом работы являются те знаковые системы и их функционирование в жизни людей и языке, как основное средство передачи смысла, которые существуют, подчиняясь определенным законам.

Проблемным вопросом темы является разграничение значений знака (денотативного и сигнификативного).

Цель данной работы заключается в рассмотрении семиотики как науки о знаках, и их функционирование как единой системы и какие задачи ставит перед собой эта наука на современном этапе своего развития.

28 стр., 13533 слов

Система логопедической работы по предупреждению трудностей в ...

... формировании процесса чтения у младших школьников. Разработать и апробировать систему логопедической работы по предупреждению трудностей в формировании процесса чтения у младших школьников. Оценить эффективность предложенной системы обучения. ... задач, трудности в овладении историей, иностранным языком. Все выше сказанное подтверждает что, нарушение чтения приводит к снижению успеваемости по всем ...

В соответствии с поставленной целью были выдвинуты следующие исследовательские задачи:

  • определить семиотику, как науку
  • рассмотреть историю развития семиотики на разных исторических этапах
  • проанализировать типологию знаков
  • определить основания для создания семиотических законов
  • рассмотреть семиотические законы (прагматика, семантика, синтактика).

В соответствии с задачами структура работы включает две главы. В первой главе мы будем рассматривать разные точки зрения на семиотику как науку, изучающую знаки, происхождение и развитие этой науки. Вторая глава посвящена разделам семиотики (семантика, синтактика, прагматика) и ее законам.

В работе были использованы главным образом труды В. Агеева, А.Г. Волкова, Ю.С. Степанова.

1. СЕМИОТИКА КАК НАУКА

1.1 Понятие семиотики

Семиотика (греч. sеmеiоtikуn, от sеmйiоn — знак, признак) — наука, исследующая свойства знаков и знаковых систем (естественных и искусственных языков).

Семиотика изучает характерные особенности отношения «знак — означаемое», распространённого достаточно широко и несводимого к причинно-следственным отношениям. Термин «знак» понимается в широком смысле как некоторый объект (вообще говоря, произвольной природы), которому при определённых условиях (образующих в совокупности знаковую ситуацию) сопоставлено некоторое значение, могущее быть конкретным физическим предметом (явлением, процессом, ситуацией) или абстрактным понятием.

Существует несколько определений семиотики. Распространенным, классическим определением является следующее: «Семиотика — это наука о знаках и/или знаковых системах». В основе положен объект семиотики — знаки и системы знаков. Однако, если взглянуть на это определение более пристально, возникает вопрос: кто устанавливает различие между знаками и не-знаками (условимся считать заранее, что 1) знаки есть и 2) мы знаем, что такое знаки).

Уже Блаженный Августин осознавал трудность разграничения вещей и знаков. С одной стороны, мы можем познавать вещи и говорить о вещах только с помощью знаков, заменяя вещи их обозначениями. С другой стороны, то, что обычно используется как знак, в некоторых ситуациях может восприниматься (и использоваться) как простая вещь. Иногда люди наделяют особыми значениями вещи, для других совершенно не значимые. Приверженцы экзотических религий могут служить здесь примером.

Поскольку семиотика не имеет дела с незнаковой реальностью, она не способна рассматривать вопросы о существовании или не существовании чего-либо помимо знаков. Или, говоря семиотически, не-знак мыслится тоже как знак, хотя и с чисто отрицательным содержанием. Таким образом, семиотика — это средство рассмотрения чего угодно в качестве знаков и знаковых систем. Ее объектом является все, что означает.

Определение второго типа — определение по методу: «Семиотика — это приложение лингвистических методов к объектам иным, чем естественный язык. Это значит, что семиотика — это некоторый способ рассмотрения чего угодно как сконструированного и функционирующего подобно языку. В этом заключается суть метода. Все может быть описано как язык (или как имеющее свой язык): система родства, карточные игры, жесты и мимика, кулинария, религиозные ритуалы и поведение насекомых. Семиотика, следовательно, — это перенос метафоры языка на любые неязыковые (с точки зрения обычного, «несемиотического» сознания) феномены. Одним из принципов, на которых основывается семиотика, является расширение значения лингвистических терминов. Таким образом, метод семиотики — это рассмотрение чего угодно как метафоры языка или, говоря иначе, метафорическое описание чего угодно в качестве языка.

5 стр., 2364 слов

Основы семиотики

... позитивизм семиотика знак 2. Основы семиотики (+семиотика теории коммуникации) Семиология или семиотика -- общая наука о знаках -- занимает в изучении языка неотъемлемое место. В качестве аспекта структурализма семиология берет начало в лингвистических ...

Также существует еще одно определение, семиотика — это научная дисциплина, изучающая общее в строении и функционировании различных знаковых систем, хранящих и передающих информацию, будь то системы, действующие в человеческом обществе (главным образом язык, а также некоторые явления культуры, обычаи и обряды), в природе (коммуникация в мире животных) или в самом человеке (зрительное и слуховое восприятие предметов; логическое рассуждение) (Большой энциклопедический словарь. Языкознание, 2000:440).

1.2 Развитие представлений о знаках и языках

Вопросы, связанные с природой знаковых систем и с возникновением языков общения, с древнейших времен интересовали лингвистов и философов. Еще в 4 в. до н.э. древнегреческий философ Платон (427-347гг. до н.э.), говоря о происхождении слов (имен, названий), сравнивал язык с инструментом: «… имя есть некое орудие обучения и распределения сущностей, как, скажем, челнок- орудие распределения нити» (Цит. по Агееву).

При этом он полагал, что слова отражают природу обозначаемых ими предметов и что имена, названия вещей органически связаны с обозначаемыми этими именами вещами.

Противоположного взгляда придерживался древнегреческий философ Аристотель (384-322гг. до н.э.) он утверждал, что имена и названия никак не связаны с природой вещей, что они возникают в результате соглашения (Аристотель, 1957:83).

Спор по поводу происхождения слов между философами — натуралистами, считающими, что названия вещей возникли в результате поиска наилучшего соответствия их обозначаемым объектам, и философами — конвенционалистами, которые полагали, что имена есть простое соглашение (конвенция) между людьми, продолжался еще многие годы.

В конце 17 — начале 18 в. возникло новое направление, которое получило название рационализма. Родоначальником был Рене Декарт (1596-1650).

Он отвергал божественную идею происхождения языка. Предпосылкой для развития языка как орудия мышления Декарт считал врожденные, имеющиеся у человека от рождения, представления или идеи.

Также следует отметить вклад Джона Локка в развитие науки о знаковых системах. Именно Локк ввел термин «знак» для обозначения слова как базисной единицы языка. Это направление оказало решающее воздействие на все последующее развитие лингвистики. Оно окончательно отвергло идею божественного происхождения языка.

Философия языка как самостоятельная дисциплина возникла в начале 19 в. Основы ее заложил филолог Вильгельм Гумбольдт (1767-1835), который представил язык не как нечто застывшее, но как вечный и непрерывный процесс духовного творчества, как деятельность, выражающую глубинный дух народа. Его идеи оказали большое влияние на развитие языкознания и способствовали появлению в конце 19-начале 20 в. нового направления, получившего название лингвистический структурализм (Волков, 1966:27).

8 стр., 3665 слов

Язык и его роль в культуре

... языка, и призывали к осторожности в пользова­нии им. Наиболее радикальные из них требовали создания некото­рого «совершенного» языка (Г. Лейбниц, Б. Рассел). Современная лингвистическая философия положению, что язык ... как общение с самим собой. К. Бюлер, рассматривая знаки языка в их отношении к говоряще­му, слушающему и предмету высказывания, выделяет три функции языкового высказывания: ...

Основоположником структурной лингвистики принято считать швейцарского языковеда Фердинанда де Соссюра (1857-1913), который высказал ряд принципиальных положений, оказавших значительное влияние на дальнейшее развитие науки о знаках. В частности, он выделил три основных аспекта изучения знака и знаковой системы: синтактику, структурные свойства знаковых систем, правильность построения знаков, семантику — отношение знаков к обозначаемому (содержание знаков) и прагматику — полезность, ценность знака с точки зрения пользователя — интерпретатора знака. Соссюр пришел к заключению, что лингвистика может рассматриваться как составная часть науки, названной им семиологией (современное название — семиотика), целью которой является изучение природы знаков и законов, ими управляющих. Он предложил четко различать два подхода к изучению языка: синхронный (изучение среза языка, взятого в какой-то определенный исторический момент) и диахронный (изучение изменений в языке в процессе его развития (Соссюр, 1977:264).

Соссюром, а также российскими учеными И.А. Бодуэном де Куртенэ и Н.В. Крушевским были исследованы законы развития языка и обоснованы его системный и знаковый характер.

Окончательно наука, изучающая любые системы знаков, применяемых в человеческих обществах, сформировалась благодаря работам американского математика Чарльза Пирса (1839-1914), который, собственно, и предложил для нее название семиотика.

Согласно Чарльзу Пирсу, любой знак имеет три основные характеристики:

  • материальная оболочка,
  • обозначаемый объект,
  • правила интерпретации, устанавливаемые человеком.

Пирс создал классификацию знаков, разделив их на три группы. К первой он отнес иконические знаки, то есть имеющие сходство с обозначаемым (примером может служить портрет или фотография человека).

Ко второй — конвенциональные (условные), которые не имеют ничего общего с обозначаемым, это большинство слов любого разговорного языка. Наконец, к третьей группе он отнес так называемые индексальные знаки. Это знаки, которые связаны с обозначаемым по смежности, то есть не будучи похожими на обозначаемый предмет, они тем не менее вызывают определенные ассоциации с ним. Таковыми являются некоторые дорожные знаки.

1.3 Основные понятия семиотики

Понятие знака является одним из основных в информатике и в науке вообще. Как и понятие информации, понятие знака относится к фундаментальным, предельно общим, в философии их называют категориями. Исчерпывающего, универсального определения таким понятиям дать нельзя, можно лишь раскрыть их смысл и содержание применительно к тем или иным областям человеческой деятельности или к конкретным ситуациям. Примером тому является термин «информация», который по-разному трактуется в биологии, социологии и в других науках.

В семиотике знак понимается в широком смысле как материальный объект, которому при определенных условиях соответствует некое «значение», могущее быть чем угодно — реальной или вымышленной вещью, явлением, процессом, фантастическим или сказочным существом, абстрактным понятием.

Важным свойством знака является то, что он может обозначать или замещать не единичный объект или конкретное явление, а целое множество объектов или явлений. В связи с этим вводится понятие объема знака . Чем больше конкретных объектов реального мира представляет данный знак, тем больше его объем. Например, слово «дерево» как языковой знак имеет значительно больший объем, чем слово «береза». Совокупность обозначаемых знаком объектов именуется его денотатом.

5 стр., 2470 слов

Знаки дорожного движения, необходимые школьникам

... этим увеличивается и количество дорожно-транспортных происшествий с участием детей. Цель – изучить и выделить дорожные знаки, необходимые школьникам и гимназистам на прогулке и по ... работы; изучить историю дорожных знаков; выделить из основных групп дорожных знаков знаки, необходимые в жизни школьников; изучить законодательство о Правилах дорожного движения для школьников и гимназистов; ...

Другим, не менее важным, свойством знака является его способность вызывать у человека представления о характере обозначаемого знаком объекта или явления. Совокупность сведений (знаний) об обозначаемом объекте и его связях с другими объектами называется концептом знака.

Любой знак (будь то слово, графический символ или звуковой сигнал) может мыслиться не только в связи с обозначаемым им, но и в связи с тем, какой смысл может быть приписан этому знаку. На рис.1 показан так называемый треугольник Фреге (по имени немецкого математика и логика Готлиба Фреге (1848-1925)), отражающий двойственную природу знака (Г.Фреге, 1977:29).

Концепт — это, с одной стороны, информация, которую несет знак, а с другой — это сумма знаний об обозначаемом этим знаком объекте.

Отношение между знаком и предметом (на рис.1. обозначено как R sс (рядом со стрелкой, направленной от S к D) — это отношение знак-предмет. Множество определений, устанавливающих соответствие между набором знаков и обозначаемыми ими сущностями, то есть отношения типа Rsс j, образуют словарь данной знаковой системы или языка.

Рисунок 1 — Триада: знак (S) — концепт (С) — денотат (D)

семиотика наука знак

В искусственных языках, как правило, каждому знаку всегда соответствует один смысл, а смыслу, в свою очередь, — один денотат. Это особенно важно для алгоритмических языков: при машинной обработке текста программы каждый знак должен быть интерпретирован вполне определенным образом.

В естественных языках знаки, обозначающие совершенно разные объекты, могут совпадать. Это явление называется омонимией (рис. 2).

Например, в русском языке есть два разных слова, имеющих одинаковое написание: «лук». Это слова-омонимы, одно из них обозначает огородное растение, другое — оружие.

Рисунок 2 — Омонимия — совпадение знаков, обозначающих различные сущности

Еще одно явление, часто встречающееся как в естественных, так и в искусственных языках, носит название синонимия когда два различных знака соотнесены с одним и тем же денотатом (фактом, объектом и т.д.).

Схематично это показано на рис. 3.

Рисунок 3 — Синонимия — обозначение разными знаками одной и той же сущности

Важно подчеркнуть, что указанные выше отношения между знаком, его смыслом и обозначаемым им предметом (явлением, процессом) характерны не только для естественного языка, где в качестве знаков выступают слова, но и вообще для любой знаковой системы.

Знаковой системой называют множество знаков, отличающихся между собой по крайней мере по одному какому-нибудь признаку, вместе с набором правил использования этих знаков при передаче сообщений (информации).

Знаковая система, упорядоченная набором синтаксических, семантических и прагматических правил, образует язык — систему коммуникационных знаков.

4 стр., 1556 слов

Социальные отношения в системе управления

... начальник и подчиненный). 1.2 Социальные отношения в системе управления и их особенности Из всего многообразия социальных отношений социология управления вычленяет в качестве своей предметной области ... субъекта заключается скорее в совете, помощи, чем в выдаче распоряжений. Технические отношения. В многоуровневых системах управления большое значение приобретает взаимозависимость в действиях и ...

Информационные возможности знаковой системы значительно шире, чем возможности составляющих ее элементов, взятых по отдельности. Дело в том, что смысл передаваемого сообщения может зависеть не только от наличия в нем того или иного знака, но и оттого, какую комбинацию они образуют. Комбинация знаков тоже является знаком, который в этом случае называется составным, или сложным. Например, в естественном языке знаками являются буквы алфавита, из которых образуются сложные составные знаки — слова, предложения. Любой текст, написанный на каком-либо естественном (разговорном) языке, является сложным знаком.

Одна из возможных схем классификации языков представлена на рис. 4.

Рисунок 4 — Классификация знаков

Согласно этой схеме все знаки делятся на конвенциональные, образные и натуральные (Агеев, 2002:54).

Натуральные (естественные знаки) — знаки, которые имеют естественное происхождение. С натуральными знаками человек имел дело на самых ранних ступенях развития: это явления природы (гром), следы зверей, отдельные предметы, служащие ориентирами. К естественным знакам можно отнести различные коллекции предметов, произведение искусства.

Для естественных знаков характерна тесная связь между предметом, выступающим в роли обозначающего знака, и свойствами тех предметов и явлений, на которые он указывает. Во — вторых, они обозначают вполне конкретную, реально существующую совокупность вещей или явлений природы.

Образные знаки, в отличие от естественных, уже не являются частью того, что они обозначают, хотя внешняя схожесть знака с обозначаемым им предметом остается.

Понятие образного знака тесно связано с понятием символа. Это слово имеет много значений. В математике, логике оно употребляется как синоним слово знак. В других случаях — в искусстве, художественной литературе — символ понимается как некий образ, представленный знаком и одновременно как знак, за которым скрываются свойства знака.

Конвенциональные знаки представляют собой наиболее большую группу. На их основе строятся естественные и формальные языки и системы записи. К последним относятся, например, нотная запись.

Множество знаков, дополненных набором синтаксических, семантических и прагматических правил, образуют систему на которой строится тот или иной язык общения. Различают языки естественные, возникшие стихийно на определенном этапе развития человека, и искусственные, специально разработанные для конкретных целей (Агеев, 2002:56).

Если говорить о семиотике культуры — значит говорить о культуре как о знаковой системе, а любые культурные явления рассматривать как тексты, несущие информацию и смысл. Понимать какую-либо культуру — значит понимать ее семиотику, уметь устанавливать значение используемых в ней знаков и расшифровывать тексты, составленные из них. Под словом — «текст» в культурологии понимается не только письменное сообщение, но любой объект — произведение искусства, вещь, обычай и т. д., — рассматриваемый как носитель информации.

Каждому человеку более или менее понятна семиотика его родной культуры. Что же касается чужой культуры, то, даже приложив огромные усилия, трудно достичь такого же уровня, на каком находится понимание родной культуры. Язык любой культуры своеобразен и уникален. Но во всех культурах используются одни и теже типы знаков и знаковых систем. Поэтому знать их необходимо для понимания любой культуры.

53 стр., 26349 слов

Влияние детско-родительских отношений на психологическое развитие ...

... родителей и их влияние на характер родительского отношения в литературе практически нет. Вообще под понятием «отношение» в психологии понимается позиция личности к тому, что ... обследование семей (родителей и детей) для выявления нарушений детско-родительских отношений, описывается психолого-диагностическая работа по выявлению психологического состояния детей среднего дошкольного возраста. В третьей ...

Все многообразие знаковых средств, используемых в культуре, составляет ее семиотическое поле. В составе этого поля можно выделить 6 основных типов знаков и знаковых систем (Кармин, Новиков, 2005:251):

  • естественные;
  • образные;
  • функциональные;
  • иконические;
  • конвенциональные;
  • вербальные (естественные языки);

Разделы семиотики.

Синтактика изучает особенности строения знаков, правила их построения и правила составления их комбинаций (синтаксис знаковых систем).

Семантика изучает смысловое содержание знаков и комбинаций.

Прагматика изучает особенности использования знаков в процессе коммуникации, устанавливает правила получателя знака в контексте той или иной знаковой ситуации.

Три основных разделы общей семиотики

1.4 Типология значений знака в семиотике

Данная типология значения возникла из идей американского логика и философа Ч. Пирса.

Значение в этой концепции понимается как отношение знака. Задача тем самым состоит в том, чтобы учесть все возможные отношения знака: сколько типов отношений обнаруживается у знаков, столько и существует типов значений. Знак вступает в отношение с обозначаемой им сущностью (денотатом), с выражаемым им понятием или представлением (сигнификатом), с теми, кто пользуется знаками, а также с другими знаками. Отношения знака к другим знакам могут быть двоякого рода: 1) на парадигматической оси-отношения выбора или построения из множества знаков того, который удовлетворяет речевой задаче при заполнении определенной позиции в речевой цепи, и 2) на синтагматической оси-отношения совместимости, позволяющие сочетать знаки один с другим в речевых цепочках.

Отношение знака к обозначаемой вещи (денотату) образует его денотативное значение, отношение знака к выражаемому понятию — его сигнификативное значение, отношение между знаком и говорящим — прагматическое значение, отношении знака к другим знакам на парадигматической оси — его дифференциальное значение, или значимость, а его отношения к другим знакам на синтагматической оси — синтагматическое значение, или валентность (Арутюнова, 1988:279).

Все типы значений понимаются как дополнительные друг к другу, то есть как части (стороны, аспекты) целого. Это распространяется и на соотношение денотативного и сигнификативного значений. В знаке присутствуют и денотативный, и сигнификативный компоненты. В одних словах, как, например, абстрактных существительных, сильнее представлено или даже полностью доминирует сигнификативное значение с ориентацией на понятие. B других словах, как, например, конкретныx существительных, напротив, усматривается преобладание денотативного компонента значения с ориентацией имени на денотат. Однако и здесь, в нереференционном употреблении, например предикативном, у существительных представлен единственно сигнификативный компонент (Дорошевский, 1973:202)

Остается неясным, как соотносятся оба компонента в значении существительного, репрезентирующем класс, а не единичное.

12 стр., 5751 слов

Дружба как форма межличностных отношений. Общие психологические аспекты

... мере того как социальные связи становятся все более универсальными, значение «общинных» отношений, в том числе и дружбы, снижается. Они становятся всего лишь островками «человеческого» в мире ... быть рядом с теми, кто вызывает симпатию. Многозначность понятия дружбы отражает реальную многогранность и переливчатость межличностных взаимоотношений. С точки зрения психологии, все житейские определения ...

Вообще не предложено никаких критериев для разграничения денотативного и сигнификативного компонентов значения, в исследовательской практике их почти или никак не разграничивают, а при компонентном анализе значения выражают в одинаковых терминах. В практическом анализе значений оба компонента объединяют воедино общим термином «денотативное значение» (в расширительном смысле), а также пользуются обозначениями «референционное (референциальное) значение», «семантическое значение» (семантика в узком смысле).

За пределами семиотической структуралистской традиции в том же совокупном смысле говорят о «предметно-логическом, вещественном, когнитивном, интеллектуальном (интеллективном) значении (содержании)».

Следует сказать о сложившихся в семиотике представлениях о денотативном и сигнификативном значениях. Их анализ обнаруживает, что они образовались в результате смешения, непоследовательного различения нескольких пар понятии: денотативного значения и репрезентативной функции имен, сигнификативного значения и описывающей функции имен; денотативного значения и экстенсионального значения имен, сигнификативного значения и контенсионального значения имен; денотативного значения и конкретного значения имен, сигнификативного значения и отвлеченного значения имен. B каждой паре понятий есть значительные области наложения и взаимозависимости, но, даже пересекаясь, они не тождественны (Арутюнова, 1988:305).

Проблематика отношений значений знака требует более подробного рассмотрения. Исходная посылка: денотативное значение возникает в отношении знака к предмету (денотату), а сигнификативное — к понятию (сигнификату) — нуждается в существенном уточнении. Строго говоря, знак не относится прямо к вещи, это отношение всегда, даже в случае единичной вещи, опосредовано понятием (представлением) о вещи: прежде чем узнать и назвать вещь, то есть идентифицировать и обозначить ее, необходимо сначала отнести ее к некоему классу, составить понятие о ней, пасть даже весьма общее и неопределенное. Поэтому отношение знака к обозначаемой вещи и выражаемому понятию не вполне равноправны. Знак не обращен одинаково и к вещи, и к понятию. Схема их связей имеет вид: вещь — понятие — знак (относительно говорящего) или знак — понятие — вещь (относительно слушающего).

Поскольку отношение знака и вещи опосредовано понятием, это разрушает антитезу — значение по отношению знака к вещи и значение по отношению знака к понятию. Обратимся ко второму разделу семиотики — прагматике и соответствующему типу значения — прагматическому. По определению, эта область образуется отношениями знаков и тех, кто использует знаки. Непосредственное отношение, существующее между знаками и теми, кто их использует, это отношение производства, порождения знаков (говорящий) к осмыслению, пониманию знаков (слушающий).

Эти отношения, являющиеся зеркальным отображением одного другим, относятся к области психологии и не их имеют в виду, когда говорят о прагматике.

Прагматика имеет в виду нечто иное. Ее реальный предмет, как он сложился практически в семиотике и лингвистике, не соответствует определению и не может быть очерчен с необходимой четкостью и внутренним единством. Занимаясь важными аспектами знаковой деятельности, существенно расширяя лингвистическую и семиотическую проблематику, прагматика в ее нынешнем виде объединяет достаточно разнородные исследовательские предметы и задачи. Основанием для их объединения под общим названием служит не столько общность природы и общее отношение «говорящий — знак», сколько противопоставление через отрицание: к прагматике относят то из содержательной стороны знаковой деятельности, что не вмещала прежде лингвистика, разрабатывавшая в содержании словесных знаков преимущественно референциальный аспект. Можно с достаточной уверенностью полагать, что в последующем эти предметы вычленятся из прагматики в самостоятельные разделы лингвистики и семиотики. Об этом свидетельствует появление таких новых направлений и обозначений в науке, как коммуникативная лингвистика, теория речевых актов, теория речевой деятельности, теория речевого общения и т. д.

4 стр., 1824 слов

Познание и язык в философии

... в его собственном существе». Вторая сущностная черта языка, неразрывно связанная с первой, -- это его посредническая природа. Язык всегда реализует определенное отношение -- между знаком и значением, между словом и ... а также между объектом и субъектом познания. Без языка невозможна трансляция знаний от поколения к поколению, а также успешное взаимодействие и обмен результатами познавательной ...

Уже сейчас очевидно, что лингвистическая прагматика включает, по меньшей мере два достаточно независимых предмета: 1) исследование языковых средств и речи относительно выражения прагматических значений (субъективно-оценочных, эстетических, модальных); 2) исследование языковых средств и речи относительно целей и результатов языковой коммуникации (Арутюнова, 1988:263).

Из них первый входит составной частью в предмет семасиологии языка, а второй относится к семасиологии речи. При этом следует заметить, что прагматические значения языковых единиц там, где они существуют дополнительно к их когнитивному значению, например противоположные оценочные значения слов старец и старикашка, возникают не прямо из отношения говорящий — знак, а из отношения говорящий — денотат, спроецированного затем на обозначающий этот денотат знак.

Третья часть семиотики — синтактика. Ее предмет образуется отношением знаков между собой, причем отношения знаков на парадигматической оси выбора составляют так называемое дифференциальное значение знака, или значимость, отношения знаков на синтагматической оси — их синтаксическое значение, или валентность. Синтактика относится к устройству знаковых систем и знаковых выражений, но не к их содержанию, не к передаваемой ими информации.

2. ЗНАК В РАЗЛИЧНЫХ РАЗДЕЛАХ СЕМИОТИКИ

2.1 Законы семиотики

В этой главе излагаются некоторые основные закономерности знаковых систем, включая и закономерности науки о них, семиотики, которая в некоторой части сама есть знаковая система. Законами же эти закономерности можно назвать в том смысле, что они наблюдены, зарегистрированы и проверены на более или менее длинном ряде фактов.

Законы семиотики с самого ее возникновения в виде отдельной науки распределялись по трем ее разделам, которым один из ее основателей, Ч. Моррис, дал следующие названия: синтактика — изучающая отношения между знаками; семантика — изучающая отношения между знаками и обозначаемым предметом; прагматика — изучающая отношения между знаком и человеком (Степанов 1 , 1971:79).

Членение на три раздела восходит к разделению наук еще в средневековье и сохраняется в семиотике и теперь. Но содержание каждого раздела существенно расширилось в связи с тем, что появились частные, конкретные семиотики, тогда как Ч. Моррис устанавливал свое деление применительно к абстрактной семиотике, которая одна только и была достаточно развита в его время. Теперь соотношение частных семиотик с указанными частями общей семиотики, с одной стороны, таково: 1) биосемиотика, изучающая вопрос, каким образом в процессе эволюции нечто стало значить нечто, более отвечает семантике (Жинкин, 1952:259); энтосемиотика — прагматике (Зализняк, Иванов, Топоров, 1962:262); 3) абстрактная семиотика — синтактике. Лингвосемиотика отвечает всем трем частям, так как она сама и есть прообраз общей семиотики (Степанов1 , 1971:46).

Но это скорее исторические соответствия. Самая же суть общей семиотики заключается в том, что она рассматривает общие законы, черпая материал для обобщений в разных частных семиотиках. Важнее подчеркнуть эту сторону в семиотических законах. Мы разделим их на три группы: а) объективные законы устройства знаковых систем (синтактика); б) законы, зависящие от позиции наблюдателя (прагматика); в) законы смысла (семантика).

2.1

Знаковая система есть материальный посредник, служащий обмену информацией между двумя другими материальными системами.

Знаковые системы в совокупности образуют непрерывный ряд явлений в объективной действительности, континуум. Человек (наблюдатель) членит этот ряд. В наиболее грубой, обобщенной форме эта классификация существует уже в самом разделении семиотик (био-, этно-, лингво- и т. д.).

Для более полной и точной классификации необходимо учитывать различные ступени знаковости, наблюдаемые в пределах каждой из семиотик. Наиболее объективна классификация по типу «гаммы», или «спектра» (Степанов 1 , 1971:82).

Информация всегда есть энергия меньшая, чем та энергия, которая необходима для вещественного существования указанных материальных систем. И это видно из того, как информация постепенно вычленяется из общего объема биологически существенной (биологической релевантной) энергии.

Энергетические затраты на существование самой знаковой системы пропорциональны энергетическому объему передаваемой ею информации. Чем более высоко организована знаковая система, тем меньшую часть общей энергии составляет передаваемая ею информация и тем меньше энергия, необходимая для существования самой знаковой системы. В предельном низшем случае информация стремится к общему количеству энергии, обмениваемой между двумя материальными системами, а знаковая система — посредник — стремится при этом слиться с самими материальными системами.

Наиболее четко информация отличается от общей энергии в самонастраивающихся системах (растение, животное, человек, электронная машина.

В предельном высшем случае энергия, слитая с информацией, стремится к нулю, а знаковая система — к максимальному отличию от материальных систем, посредником между которыми она является (пример: символическая логика, абстрактная семиотика).

При градуальной классификации выясняется и еще одна важная сквозная линия. Если взять естественный человеческий язык, «просто язык», мерой семиотических языковых свойств, нужно сказать, что свойства языка последовательно возникают на ступенях эволюции. Но язык человека является не просто удобной меркой, он — естественная мерка оценки знаковых систем. Сам по себе тот факт, что это «естественно», тоже есть один из законов семиотики.

Что касается знака, то хотя его полное определение и должно следовать ниже, однако дадим здесь его предварительное определение: знаком будем называть всякое состояние знаковой системы в каждый данный момент времени, если это состояние отлично от предыдущего и последующего (Степанов 2 , 2001:9).

Например, изгиб стебля цветка под воздействием солнечного света есть знак, мы отличаем его от положения стебля до этого и после этого.

Определение знака вытекает из определения знаковой системы: если знаковая система есть материальный посредник между двумя другими материальными системами, то таков же и знак в простейшем случае.

Однако в развитых знаковых системах — языках — знак имеет более сложное устройство. Усложнение заключается в том, что те части обеих систем, которые непосредственно контактируют со знаком, в свою очередь контактируют друг с другом: и все три системы образуют своеобразное триединство, треугольник. Это определение принадлежит известному немецкому логику и математику Готтлобу Фреге (Фреге, 1977:29).

Рассмотрим строение знака — треугольник Фреге:

I. Предмет, вещь, явление действительности, в математике — число и т. д. Иное название — денотат, Иногда этой вершиной треугольника обозначают не саму вещь, а ее восприятие или представление о ней, словом ее отражение в сознании человека, называя это сигнификат. Сущность схемы — треугольника от этого не изменится.

II. 3нак: в лингвистике, например, фонетическое слово или написанное слово; в математике — математический символ; иное название, принятое особенно в философии и математической логике, — имя.

III. Понятие о предмете, вещи. Иные названия: в лингвистике — десигнат, в математике — смысл имени, или концепт денотата.

Все семиотические системы находятся в строгой иерархии. В общем виде закон иерархии проявляется в том, что всякой семиотической системе может быть сопоставлено две других системы, одна — низшего порядка, другая — высшего порядка по отношению к данной.

Очень важный частный случай этого закона касается семиотических систем, действующих в человеческом обществе и объединенных в одну группу тем, что они действуют в человеческом коллективе, тогда как другие системы действуют в различных других коллективах организмов. Тут отношения семиотических систем более тесные, и одна не просто выше или ниже другой на иерархической лестнице, но одна служит сверх этого либо планом выражения, либо планом содержания другой.

Представим себе сначала упрощенный человеческий язык, в котором знаки-слова имеют только по одному «главному» значению. Такой язык до некоторой степени существует в действительности, поскольку в каждом реально существующем естественном языке у каждого слова есть хотя бы одно значение, мы как бы и отсекаем все непервые, неглавные значения, оставляя за каждым словом придуманного нами языка только по одному, главному значению. Такой язык не имеет синонимов (развитые синонимические отношения соединяют неглавные значения слов), а поэтому не имеет и стилистики. Он весь лежит в «явном уровне»: все, о чем говорится, названо прямо и определенно одним каким-нибудь словом. В таком языке его элементы-знаки состоят из того, что означается — содержания, мысли, «означаемого» и того, чем это содержание означается — из «означающего»

Пользуясь таким языком, говорящий просто приводит свою мысль о предмете (означаемое) в соответствие с означающим.

Усложняя этот язык, то есть просто приблизили его к естественному реальному языку: включили в круг значений каждого слова, кроме единственного, главного, значения, еще и другие, неглавные. Эти неглавные значения разных слов, тотчас, как это и имеет место в действительных языках, вступили друг с другом в отношения синонимии, для одного означаемого появилось несколько означающих. Например, у слова лицо появился грубый синоним «морда».

Пользуясь этим усложненным языком, говорящий, прежде чем сказать то, что говорил в первом случае, должен выбрать означающее: или «лицо» или «морда». Предположим, что он выбрал «морда». В таком случае устройство знака усложняется: прежний знак «морда», состоящий из означающего и означаемого, начинает целиком играть роль только одной стороны, — означающего, в новом, более сложном знаке.

Новый сложный знак принадлежит, с одной стороны, к «явной культуре», поскольку все знающие данный язык понимают и осознают, что вновь употребленный новый знак «морда» означает «лицо», а не морду животного, которой у человека не может быть. С другой стороны, новый сложный знак принадлежит к «неявной культуре», поскольку знаком здесь делается, и это важно подчеркнуть, не слово «морда» в новом значении (ни при каких обстоятельствах это слово не могло бы получить такой выразительности, просто добавив новое значение к своему списку значений), а самый факт выбора одного слова из двух, отбрасывание слова «лицо» столь же важно, сколько и использование слова «морда».

Итак, язык в целом служит планом выражения для семиотической системы, семиотики более высокого яруса-стилистики, а стилистика служит планом выражения для семиотики еще более высокого яруса — внешней стилистики, или семиологии.

Можно пойти от языка и в другую сторону. Если описывать в общей (т. е. формализованной) форме общие языковые отношения, то мы получим «алгебру языка», или, что-то же самое, какой-либо вариант структурной лингвистики. Таким образом, язык в целом будет для нее предметам описания, или планом содержания. Планом же выражения будет та система символов, подобная системе символической логики, которая избрана в качестве формы этой структурной лингвистики.

Наконец, сам язык имеет, как мы знаем, план выражения — фонемы и звуковые оболочки слов и морфем и план содержания — совокупность значений слов и значений грамматических категорий. Поскольку эти значения так или иначе связаны с предметами внешнего мира, называемыми денотатами, язык называется денотативной семиотикой. План выражения языка сам построен по семиотическому принципу, так как фонемы в совокупности составляют план выражения, а звуковые оболочки морфем и слов их план содержания, то есть значение фонем; значение фонемы заключается в отличении звуковой оболочки одного слова от звуковой оболочки другого (а уже звуковые оболочки в целом выражают смысл слова).

Одним из характерных свойств знака является эквивалентоность. В общей форме закон формулируется просто: один знак может быть эквивалентен другому. Действие этого закона связано с проблемой тождества: два знака должны быть различны и в то же время тождественны в том или ином отношении. Существуют парадигматические и синтагматические отношения между знаками.

Начнем с парадигматических отношений. Мы уже видели при описании морфов и фонов, вариантов фонем, что чем абстрактнее знак, тем меньше у него ограничений в позиции при употреблении, тем большая у него свобода встречаемости в разных позициях. Так, из двух фонем меньше ограничений встречает та, у которой меньше существенных (дифференциальных) признаков, чем у другой фонемы той же категории: в русском фонема «д» имеет все те же дифференциальные признаки, что и фонема «т», но сверх того еще признак звонкости, которого нет у «т», значит, последняя должна иметь большую свободу встречаемости. В русском языке фонема «т» встречается в общем в том же количестве случаев (позиций), что и «д», но еще и в конце слова, где она представляет и саму себя и невозможное в этой позиции «д»: кот = 1) код, 2) кот (животное).

В этом случае в конце русских слов мы встречаемся с эквивалентностью двух знаков, фонем «т» и «д», но эквивалентностью несимметричной: «д» заменяется через «т», но не обратно.

При движении от фонов к фонеме или от морфов к морфеме эквивалентность делается более полной: любой из морфов представляет морфему, любой из фонов — фонему и обратно — фонема представляет любой из своих фонов, морфема — любой из своих морфов. Явление эквивалентности при таком движении «вверх» — «вниз» даже как будто значительно усиливается: чем абстрактнее ярус семиотики, тем больше знаков низших ярусов этот абстрактный знак представляет. Например, знак детерминации представляет и отношения между фонами, и между морфами, и между значениями одного слова, и еще другие конкретные отношения. Но ограничение остается при этом в другом: более абстрактный знак, хоть и представляет большое количество более конкретных знаков, однако относится к иной знаковой системе, чем они: знаки символической логики, когда ими описывается система фонем, принадлежат к иному языку, чем фонемы; знаки фонем, когда ими описываются и классифицируются звуки речи, принадлежат к иной семиотической системе, чем звуки речи; бумажка, болтающаяся на прутике, принадлежит к иной семиотической системе, чем порхающая бабочка. Все можно обобщить так:

1. В парадигматических отношениях — при движении «вверх»-»вниз» по ярусам семиотических систем отношения эквивалентности носят модельный характер: знак одного яруса является моделью знаков другого яруса, моделирует те или иные его свойства.

2. В синтагматических отношениях эквивалентность проявляется иначе. Тут возможны такие основные случаи эквивалентности:

А. Оба элемента встречаются в одном и том же окружении, в одной и той же позиции. При этом, в свою очередь, возможны два случая:

Аа) элементы взаимозаменимы, и при замене все в совокупности, то есть и заменяемые элементы и их окружение, остаются тождественными, эквивалентными друг другу: между бревен — между бревнами;

Аб) элементы взаимозаменимы, но при замене все в совокупности тождества не сохраняет: на стол — на столе.

Б. Оба элемента не встречаются в одной позиции. В таком случае их непосредственное сравнение невозможно, например: я иду — мы идем, невозможно ни я идем, ни мы иду. В этом случае нужно рассматривать как элемент все сочетание в целом и дальше поступать так, как в случае А.

Случай типа Б представляет самый большой интерес для общей семиотики. Во-первых, потому что он очень часто встречается в низших семиотических системах, таких, где знак не полностью выделим. Во-вторых, этот случай интересен, потому что очень часто встречается и в абстрактных семиотических системах типа символической логики, значительная часть правил которых сводится к правилам установления эквивалентности, когда эта эквивалентность не очевидна с первого взгляда, то есть к выявлению скрытой эквивалентности.

2.

Поскольку все знаковые системы, все семиотики, располагаются в континуум, ряд по убыванию энергетической силы (или релевантности) знака: биосемиотика -> этносемиотика -> лингвосемиотика (звуковой язык) -абстрактная семиотика и убывание энергетического уровня знака происходит до тех пор, пока знак, как это имеет место в абстрактной семиотике, не становится только информационным явлением, постольку различие между, с одной стороны, материальным знаком и знаковой системой (соответственно, конкретными семиотиками) и, с другой стороны, идеальным (соответственно, абстрактной семиотикой) не составляет резкой границы, а заключается в различии между энергетическими сильными явлениями и энергетическими слабыми, последние и называются информационными, или в данной связи идеальными.

Здесь возникает чрезвычайно важный вопрос об отношении абстрактной семиотики к конкретным — био-, этно-, отчасти лингво- (поскольку она в определенной своей части — конкретная семиотика).

Вопрос этот важен, потому что абстрактная семиотика — наука того же типа, что и математическая, или символическая, логика, и, конечно, было бы очень важно и интересно знать, как, с точки зрения семиотики, решается вопрос об отношении между абстрактным теоретическим знанием таким, как символическая логика, и конкретными эмпирическими науками, не вносит ли семиотика чего-нибудь нового в решение этого вопроса.

Абстрактная семиотика — явление двойственное. С одной стороны, всякая абстрактная семиотика (например, структурное описание языка; символическая логика) есть наука, имеющая своим предметом общие языковые отношения, рассмотренные в абстракции от их конкретного материального воплощения в той или иной семиотической системе. Как наука абстрактная семиотика находит себе место в двучленном ряду, состоящем из конкретного, наблюдаемого, уровня и абстрактного, представляемого, уровня, а именно: во втором, абстрактном разделе этого ряда. Содержание этой науки относится к представляемому уровню. Общие языковые отношения представлены в абстрактной семиотике в наиболее полном и чистом виде. Другой, конкретный, раздел этого двучленного ряда занимают конкретные семиотики (био-, этно-, лингво-), предмет которых языковые отношения в том или ином конкретном воплощении. С другой стороны, всякая абстрактная семиотика есть семиотическая система, «язык». Как язык абстрактная семиотика занимает место в длинном, многочленном ряду знаковых систем, открытых к настоящему времени в природе и обществе, члены этого ряда располагаются по убыванию энергетического уровня. Абстрактная семиотика в этом ряду занимает последний ярус, воплощая такой язык, в котором энергетический уровень доведен до минимального предела, а информационный — выступает поэтому в наиболее чистом виде.

В семиотики нет никакого двойственного или двоичного, вообще окончательного по количеству уровней, разнесения языковых явлений, в частности знаков, между или конкретным или абстрактным уровнем. Уровней может быть любое количество: в современной семиотике их столько, сколько самих семиотик, с присущим каждой особым явлением знака, и даже с еще более дробным, ступенчатым делением по уровням знаковости внутри каждой из них.

В некоторых семиотических работах признается только два уровня знаковых систем: уровень наблюдения (конкретный, материальный или называемый еще как-либо иначе) и уровень конструктов (абстрактный, идеальный) — по аналогии с тем, что имеет место в научном познании. Особенности абстрактной семиотики как науки переносятся на ее особенности как знаковой системы. С этой точки зрения знаки относятся к абстрактному уровню: знак есть идеальное. И знак как идеальное лишь воплощается, проявляется в материальном явлении. Знак в этом смысле смешивается с объективно существующим материальным знаком, языковым и другим, и свойства идеального знака «как конструкта» переносятся, экстраполируются на материальный знак (Соссюр, Шаумян, иногда Ельмслев) (Зиновьев, 1963:125).

Рассмотрим теперь диапазон знаковости. Знаковая система есть система, передающая информацию, отличную от энергии. Поэтому мы признаем, что знаковые системы существуют объективно, независимо от того, наблюдает их человек или не наблюдает, в той мере, в какой мы признаем, особенно в живой природе, существует обмен информацией.

Однако в диапазоне систем, действующих в человеческих коллектива, всякая знаковая система существует в той или иной мере осознанно тем или иным количеством людей. Бывают случаи, когда знаковая система не осознается человеком. Но мы рассмотрим, когда она (знаковая система) осознается. В этом случае человек может оказаться по отношению к знаковой системе в одной из трех позиций:

  • пользуется языком, но не осознает этого: он участник системы, но не наблюдатель;
  • кто-либо другой может оказаться в этом случае наблюдателем;
  • пользуется языком и осознает: «это — язык и это — мой язык, я им пользуюсь»;
  • он участник и наблюдатель одновременно;
  • осознает, что перед ним язык, но не пользуется им: «это-язык, но не мой, я им не пользуюсь»;
  • он только наблюдатель (четвертым окажется здесь названный выше случай: язык существует, но человек не осознает, что это — язык, и, следовательно, не пользуется им;
  • он не участник и не наблюдатель).

Закон, относящийся к диапазону знаковости, может быть сформулирован так: свойство быть знаковой системой в некоторой степени зависит от позиции наблюдателя.

Для человеческих систем знак можно определить как то, что имеет значение. Значение же в самом общем виде определяется как частичная предсказуемость явления.

Из этого положения может следовать по крайней мере два важных следствия:

  • любое наблюдаемое человеком явление природы (общества, действительности вообще) может быть описано как элемент;

— второе следствие заключается в следующем. Значение есть частичная предсказуемость. С мерой предсказуемости связано качество быть языком в большей или меньшей степени. Предсказуемость зависит от положения наблюдателя по отношению к наблюдаемой системе. Следовательно, одно и то же явление может быть больше или меньше языком в зависимости от положения наблюдателя.

Наблюдатель, являющийся одновременно участником знаковой системы, способен оценить ее в более узком диапазоне, чем наблюдатель со стороны, в связи с тем, что там, где энергия знаковой системы сильно приближается к верхнему или нижнему пределу (верхний энергетический предел — биологическое или физическое воздействие знаков, нижний энергетический предел — абстрактность знаков), она для участника системы сливается с его биологическим состоянием (при верхнем пределе) или его духовным состоянием (при нижнем пределе).

Наблюдатель же со стороны продолжает отличать такую знаковую систему как от физического взаимодействия, обмена большими энергиями, так и от кажущегося отсутствия связи.

Следуя логике данной работы необходимо также описать такое свойство знака, как его операционность. Видно, что в низших семиотических системах знак неотделим от его носителя: изгиб стебля цветка неотделим от самого стебля. Чтобы воспроизвести знак, нужно воспроизвести его носителя. Эта возможность отделять знак от его носителя, как бы снимать слой, образующий знак, увеличивается по мере продвижения в иерархии систем к абстрактной семиотике. Это качество знака можно обобщить в следующем виде: в условиях знаковой ситуации знак имеет тенденцию отождествляться со способом производства знака, причем эта тенденция усиливается по мере возрастания абстрактности семиотической системы.

2.

Поскольку знак является посредником между двумя материальными системами, постольку любая одна из них может рассматриваться как означающее другой. В частном случае, в языке как звучание может быть означающим (знаком) для смысла, так и смысл может быть означающим (знаком) для звучания. Это положение не нуждается в особых доказательствах, оно с очевидностью вытекает уже из того факта, что люди пользуемся двумя типами словарей: с одной стороны, толковым словарем русского языка или, например, англо-русским словарем, когда желаем узнать смысл, принимая звучание и написание слова за означающее этого смысла, за его знак, с другой стороны, словарем синонимов, когда желаем найти слово, отвечающее нашей мысли, в этом случае принимая известный нам смысл за форму (означающее) разыскиваемых нами звучания и написания.