Личность и государство

Выбор темы исследования обусловлен актуализацией и переосмыслением концептуального опыта прошлых поколений русских мыслителей по проблеме взаимоотношения личности и государства. Извлечение такого рода опыта не самодостаточно, а значимо в последнем счете в целях использования его в анализе и разрешении проблемы кризисного состояния современного российского общества. Данное состояние, в чем все более удостоверяет нас и обширная научная литература, касается социально-экономического, внутриполитического, демографического кризиса, национально-государственной безопасности России в целом.

В современных условиях стремление к осуществлению извечного идеала эффективных и гуманных общественных отношений предполагает решение столь же стародавних проблем: человеческой свободы и солидарности, демократизации общества, построения социального и правового государства. Связанные с данными проблемами вопросы отношения личности, собственности и государства не могут решаться без развитой национальной системы образования, науки, культуры, формирующей духовные основы гражданского общества. Только духовность, основанная на признании и защите традиционных отечественных гуманистических ценностей (нравственных, правовых, культурных, религиозных и др.), в состоянии противостоять деструктивным трансформациям социально-экономических и политических процессов, способствовать достижению стабильного развития ритма отношений личностного и государственного начал, сохранить государственность, социум и менталитет российского народа. Именно в свете этих требований возникает необходимость актуализировать социально-философскую, политико-правовую, этическую тематику исторических воззрений русского либерализма, консерватизма и социализма на проблемы развития отношения личности и государства.

Проблема отношения личности и государства

как базисная «несущая конструкция» двух идейно-политических течений

русской социально-философской и политической мысли специально не исследовалась. В отечественной литературе наряду с вопросами социализации, социальной идентификации личности проблема индивидуализации (самобытности, суверенности человека) полагается в качестве предмета, имеющего принципиальное значение для глубокого понимания потенциальных возможностей личности как общественного индивида в его активном, творческом, конструктивном созидании социума и его социокультурных ценностей.

В связи с радикальной «либерализацией» российского общества с нач. 90-х гг. XX в. резко возрастает внимание к вопросам личностного начала, либерализма, его отношения к консерватизму и социализму в историко-теоретическом контексте (труды А. А. Алафаева, И. И. Бурдуковой, Б. Г. Капустина,

11 стр., 5123 слов

Физическая культура как вид культуры личности и общества

... Советское государство были заинтересованы в массовом развитии физкультуры и спорта - руководство осозновало психологическую роль коллективной общности и рассматривало физическую культуру не только как средство производства новых воинов, но и как механизм ...

А. Н. Медушевского, Л. И. Новиковой, И. Д. Осипова, А. В. Предтеченской,

В. И. Приленского, В. Ф. Пустарнакова, С. А. Сидорова, И. М. Сиземской,

В. А. Твардовской, И. Ф. Худушиной, Н. И. Цимбаева, М. М. Шевченко,

В. И. Шамшурина, В. В. Шелохаева и др.).

Объектом исследования является общественные отношения, регулирующие сферу взаимодействия общества и государства. Предмет исследования – проблема отношения личности и государства.

Целью работы заключается в том, чтобы раскрыть специфику социально-философских и политических воззрений на проблемы отношения личности и государства, выявление методологических принципов определенной интеграции их идей. Реализация данной цели предполагает решение следующих задач:

1) тематизация проблемы отношения личности и государства как основополагающей в характеристике современности;

2) анализ сущности социально-философской категории «отношение личность – государство» в контексте русской правовой мысли;

3) рассмотрение системы отношения «личность – государство»;

  • Работа включает введение, две главы (четыре параграфа), заключение, список литературы.

Глава 1. Общеправовая характеристика категорий «личность» и «государство»

§ 1. Историко-правовые взгляды на проблему отношения «личности» и

«государства» в теории государства и права

Уже в древности начинаются поиски принципов, форм и конструкций для установления надлежащих взаимосвязей, взаимозависимостей и согласованного взаимодействия права, власти и личности. В процессе углублявшихся представлений о праве и государстве довольно рано сформировалась идея о разумности и справедливости такой политической формы общественной жизни людей. Символическим выражением подобных представлений стал образ Богини Правосудия (с повязкой на глазах, с мечом и весами правосудия), олицетворяющей единение силы и права: охраняемый богиней порядок в равной мере обязателен для всех. Этот образ правосудия выражает смысл и идею не только справедливого суда как специального органа, но и идею справедливой государственности, организации власти в человеческом обществе

  • Целый ряд положений, по вопросу о взаимоотношении государства и личности, был разработан уже античными авторами. В их числе положения о власти закона как сочетании силы и права (Аристотель и другие);
  • о различении правильных и неправильных форм правления, о смешанном правлении и о роли права в типологии государственных форм (Сократ, Платон, Аристотель, Полибий, Цицерон);
  • о соотношении естественного и волеустановленного права (Демокрит, софисты и др.);
  • о равенстве людей по естественному праву(некоторые софисты, римские юристы);
  • о праве как мериле справедливости и регулирующей нормы политического общения (Аристотель);
  • о государстве (республике), как «деле народа», как правовом общении и «общем правопорядке» (Цицерон);
  • о сферах частного и публичного права;
  • о свободном индивиде как юридическом лице, субъекте права (римские юристы).
    8 стр., 3704 слов

    Права и свободы личности

    ... прав и свобод человека, как по отношению к государству, так и с точки зрения закона самой природы, звучали ее в Древнем мире. Философы и юристы того времени выводили теории естественных прав ... в Российской Федерации, основные права и свободы личности, федеративное устройство Российской Федерации, статус органов публичной власти, а также порядок пересмотра Конституции и внесения в неё поправок. ...

    В эпоху перехода от феодализма к капитализму решающее значение приобретают проблемы политическом власти и её формально равной для всех правовой организации в виде упорядоченной системы разделенных государственных властей, соответствующей новому отношению социально-классовых и политических сил

[2]

— Юридическое мировоззрение нового восходящего класса требовало утверждения новых представлений о свободе человека посредством режима господства права и в частных, ив публично-политических отношениях. В период начавшегося разложения феодализма идеи правовой государственности с позиции историзма изложили прогрессивные мыслители того времени Н. Макиавелли и

Ж. Боден. В своей теории Макиавелли на основе многовекового опыта существования государств прошлого и настоящего предпринял попытку объяснить принцип политики, осмыслить движущие развития политической жизни с тем, чтобы изобразить контуры идеального государства, наилучшим образом отвечающего потребностям его времени. Цель государства он видел в возможности свободного пользования имуществом и обеспечения безопасности для каждого. При рассмотрении вопроса о государственных формах предпочтение отдавалось республике, так как именно республика в большей мере отвечает требованиям равенства и свободы. Боден же определяет государство как правовое управление многими семействами и тем, что им принадлежит. Задача государства, по его мнению, состоит в том, чтобы обеспечить права и свободы. В период ранних буржуазных революций в разработку концепции правового государства значительный вклад внесли философы-мыслители и просветители, такие как Г. Гроций, Б. Спиноза, т. Гоббс, Ш. Монтескье, Д. Дидро, П. Гольбах, Т. Джефферсон и многие другие. Из этих учений мне хотелось бы выделить наиболее важные положения в данном вопросе. Гроций был первым выдающимся теоретиком школы естественного права. Правовые институты феодализма Гроций считал противоречащими природе человека, поэтому он выдвинул требования нового права, «отвечающего законам разума».

Целью государства он считал охрану частной собственности, посредством таких правоустановлений, которые обеспечивали бы каждому человеку свободное пользование своим достоянием с согласия всех. Источником любой формы государства по учению Гроция является общественный договор, поэтому при создании государства народ может избрать любую форму правления, но, избрав ее, народ обязан повиноваться правителям. Так же как и у Гроция, у Дидро государственная власть возникает как продукт общественного договора, который придает обществу организованную политическую форму. Люди лишь частично передают государству свою естественную независимость, с целью обеспечения интересов и объединения воли и силы всех [3] . Государственная власть, следовательно, основана на воле народа, который является сувереном. Главная цель государства, по Дидро, есть обеспечение неотъемлемых прав граждан и их счастья. Идеи Дидро продолжил и обосновал Кант в своей теории правового государства. Одним из первых, кто дал теоретическое обоснование демократического государства, был Спиноза. Будучи связано законами, государство обеспечивает действительные права и свободы человека. Он утверждал, что государство могущественное только тогда, когда оно гарантирует каждому гражданину не только сохранение жизни, но и удовлетворение его интересов, и предостерегал правителей от посягательств на собственность, безопасность, честь, свободу и иные блага подданных.

8 стр., 3827 слов

По римскому праву : «Правовое положение физических лиц по римскому праву»

... чужим долгам. В праве Юстиниановской эпохи ограничения правоспособности и дееспособности женщины были ослаблены, но равноправия полов все-таки не было и тогда. В качестве обстоятельства, отражавшегося на правовом положении римского гражданина, ...

Т. Гоббс был защитником абсолютной монархии в Англии, но тем не менее он разработал ряд прогрессивных положений о господстве права в общественной жизни, которые впоследствии были развиты революционными буржуазными мыслителями. К их числу относится обоснование формального равенства перед законом, незыблемость договоров. Свободу человека Гоббс рассматривал как право делать все то, что не запрещено законом, и тем самым закончил теоретические основы наиболее эффективного принципа правового регулирования общественных отношений. В трактовке Д. Локка, который, по словам К. Маркса, был «классическим выразителем правовых представлений буржуазного общества в противоположность феодальному». Идея господства права воплощается в государстве, где верховенствует закон, соответствующий естественному праву и признающий неотчуждаемые естественные права и свободы индивида, и осуществлено разделение властей. Такое государство с господством права он противопоставляет деспотизму. Новые представления о разделении властей получили систематическую разработку в творчестве Монтескье. Различая в каждом государстве три рода власти – законодательную, исполнительную, судебную, он отмечает, что для предотвращения злоупотреблений властью необходим такой порядок вещей, при котором различные власти могли бы взаимно сдерживать друг друга.

Разделение и взаимное сдерживание властей являются, согласно Монтескье, главным условием для обеспечения политической свободы в её отношениях к государственному устройству. Идеи Локка и Монтескье оказали заметное влияние не только на последующие теоретические представления о правовой государственности, но и на раннебуржуазное конституционное законодательство и государственную практику. Это влияние отчетливо проявилось, например, в Конституции США 1787 года. Она практически воплощает идею правового государства на американском континенте[4] . Автор «Декларации Независимости США» Джефферсон подвергает критике монархическую форму правления с позиции теории общественного договора и естественных неотчуждаемых прав человека, и отстаивает принцип народного суверенитета. Декларация Независимости провозглашает, что существуют неотчуждаемые права человека, для обеспечения которых создается государство. Путем включения в Декларацию естественных прав человека, превратившихся в субъективные права отдельных индивидов по отношению к государству в целом. С философским обоснованием теории правового государства выступил

И. Кант. Центральное место в ней занимает человек, личность. Важнейшим принципом публичного права философ считал прерогативу народа требовать своего участия в установлении правопорядка путем принятия конституции, выражающей его волю. Верховенство народа обуславливает свободу, равенство и независимость всех граждан в государстве, которое выступает как «объединение множества людей, подчиненных правовым законам». Там, где государство действует на основе конституционного права, отвечает общей воле народа, там государство правовое, там не может быть ограничения прав граждан в области личной свободы, совести, мысли, хозяйственной деятельности. В правовом государстве гражданин должен обладать той же возможностью принуждения властвующих к точному исполнению закона, какой обладает властвующий в его отношении к гражданину. Правовую организацию Кант так же как и Локк связывает с разделением властей на законодательную, принадлежащую парламенту, исполнительную – правительству, и судебную, осуществляемую судом присяжных, избранных народом. Философская концепция Канта оказала значительное влияние на дальнейшее развитие политико-правовой мысли и практику государственно-правового строительства цивилизованного общества. Государство, согласно Гегелю, это тоже право, а именно конкретное право, так как оно включает в себя признание «всех остальных прав личности, семьи и общества». Возводя государство в абсолют, стоящий над личностью и обществом, Гегель доказывает, что такие государства предшествуют развитию гражданского общества. В этом утверждении Маркс видел главный порок гегелевской концепции государства, поскольку в реальной жизни общество возникает раньше государства, а последнее является его продуктом и результатом развития общества. Государство, по Гегелю, это наиболее совершенная организация общественной жизни, в которой все строится на правовой основе, представляющей царство реальной жизни [5] . Ценность гегелевских воззрений на государство состоит в том, что принудительная, насильственная функция в нем играет не столь важную роль.

13 стр., 6248 слов

Права человека в социально-ориентированном государстве

... защиты должны стать ведущими в правовом и социальном государстве. Целью дипломной работы является определение места и роли социальных прав и свобод в системе конституционных прав и свобод человека и гражданина, в выявлении условий наиболее эффективной ...

В целом вся гегелевская концепция правового государства прямо и однозначно направлена против произвола, бесправия и вообще всех неправовых форм применения силы со стороны частных лиц, политических объединений и государственной власти. Маркс и Энгельс поддержали и на материалистической основе развили дальше идею Гегеля о разграничении гражданского общества и государства

(у философов 17-18 веков гражданское общество и государство нередко выступали как нечто единое).

Маркс и Энгельс показали, что именно гражданское общество составляет первооснову здания человеческого общежития, а жизнедеятельность гражданского общества есть главная движущая сила исторического прогресса, или дословно «истинный очаг и арена всей истории». Маркс рассматривал государство и право исходя из открытой или классовой теории общественного развития. Согласно данной теории государство и право исчезнут вместе с исчезновением классов в результате установления диктатуры пролетариата в процессе перехода к обществу без классов. Примечательным является утверждение Маркса, в котором он выразил идею правового государства. Прогрессивная политико-правовая мысль Западной Европы в лице Исринга, Паунда, Спекира и других оттачивали элементы теории правового государства с позиции своего времени и опыта прошлого. большинство авторов сходилось во мнении, что правовым можно считать лишь такое государство, где законодатель так же подзаконен, как и гражданин. В концепции Еллинека государство определяется как представитель общих интересов своего народа, удовлетворяющий индивидуальным и общечеловеческим солидарным интересам в направлении прогрессивного развития общества.

§ 2. Правовая личность как политико-правовая категория

Слово «личность» по меньшей мере двузначно: оно имеет в виду то индивидуальность, то личность в собственном смысле. Различие индивидуальности и личности схватывает уже обычный язык. Мы склонны сопрягать слово «индивидуальность» с такими эпитетами, как «яркая», «оригинальная», «творческая». О личности же нам хочется сказать «сильная», «энергичная», «независимая». В индивидуальности мы ценим ее самобытность, в личности скорее самостоятельность или автономию.

11 стр., 5082 слов

Личность, право, государство правовое государство, права и свободы ...

... и деспотий. Цель контрольной работы: исследование личности, права, государства: правовое государство, права и свободы человека и гражданина. Задачи работы: 1. Раскрыть сущность правового государства как организацию политической власти и обеспечения прав и свобод человека. 2. Охарактеризовать отличительные признаки правового государства: признание и защита прав человека и гражданина, ...

Понятие это, глубже всего проработанное Кантом, имеет в виду способность человека быть «господином себе самому» благодаря добровольно выбранным твердым принципам. На арене социальной жизни автономия обнаруживает себя как инициативность, ответственность, предприимчивость, способность строго контролировать свое поведение и подчинять его единой жизненной стратегии [6] .

Сегодня вряд ли нужно доказывать социальную ценность автономного субъекта, а также наличие острой потребности в нем у нашего общества, стоящего перед задачей преодоления многостороннего затянувшегося кризиса.

Секрет производства личности развитых людей (равно как и самобытных, неповторимых, разносторонне одаренных индивидуальностей) никто не знает. Науке известны в лучшем случае лишь некоторые предпосылки их воспитания и сохранения.

Достаточно очевидно, что человек с ярко выраженными сознательно-волевыми качествами не вырастает в тепличных, щадящих условиях. Он формируется требовательностью, но требовательностью особого рода. Из ребенка нельзя выпестовать инициативного, стойкого, ответственного взрослого, если уже заранее не авансировать ему уважение к его личному достоинству. Строгий спрос предваряется в данном случае щедрым гуманистическим кредитом. Именно поэтому он не пригибает своей тяжестью, не отпугивает, не стесняет, а действительно развивает и стимулирует предположенную в ребенке волю.

Правило упреждающего уважения (в более широком смысле – упреждающего доверия, упреждающего признания) давно известно в педагогике. Но не действует ли оно и в системе общественной регуляции индивидуального поведения? Не осуществляется ли с помощью особого типа норм? Или, может быть, общество культивирует в индивиде волю и инициативу именно тогда, когда ставит перед ним как можно больше трудностей и препятствий и осложняет процесс самореализации?

Даже при самых неблагоприятных социально-политических условиях (например, в обстановке деспотического насилия) у человека остается возможность автономии, хотя бы в смысле ответственного личного выбора. Но горе обществу, если этот выбор требует крайних усилий, если он становится уделом героев, противостоящих множеству опустившихся, затравленных, духовно сломленных людей.

Элементарная и важнейшая предпосылка массового личностного развития заключается в том, что общество гарантирует своим членам возможность автономного поведения. Законодательное признание за каждым человеком его нравственной и интеллектуальной независимости, способности самостоятельно решать, что для него безусловно значимо, ценно и выгодно, есть первоначало права.

Правовые нормы по самой сути своей антиавторитарны: они запрещают обращаться с людьми как с «винтиками» социально-политического механизма, как с безвольными объектами командования и администрирования. Запрет этот пресекает диктаторское посягательство на личность и притом любое — не только корыстное (продиктованное эгоистическими интересами известной общественной группы), но и благонравное, осуществляемое по мотивам заботы об «общем благе». Последнее особенно важно подчеркнуть на исходе нашего столетия, в ходе которого понятия «общее благо», «интересы народа», «общественно-историческая потребность» и т. д. неоднократно наполнялись совершенно произвольным, а то и откровенно демагогическим содержанием [7] .

9 стр., 4263 слов

Учение Аристотеля о человеке, обществе и государстве

... подразделялась им на философию теоретическую (умозрительную), практическую, связанную с общением людей, и изобразительную. Научная сфера знания подразделялась на отдельные науки не только по ... включает в себя категориальный анализ сущего, каузальный анализ субстанции и учение о возможности и действительности [11,26]. Сам Аристотель пользовался термином "первая философия". Предмет первой философии ( ...

Право внутренне связано с моралью (достаточно очевидно, что среди правовых запретов не должно быть таких, которые толкали бы человека к безнравственным действиям).

Вместе с тем правовые нормы не могут рассматриваться ни как «подвид», ни как модификация нравственных норм. Это совершенно особый тип регулирования общественного поведения, непременно оставляющий простор («пространство ненаказуемости») для известных неморальных решений и поступков. Пресекая наиболее опасные формы зла, право одновременно (и это далеко не всегда понимается) стоит на страже добровольно выбираемого добра. Оно выстраивает нормативный заслон не только против общепризнанных преступлений (убийства, воровства, шантажа, вымогательства и т. д.), но и против попыток принудительного осчастливливания и принудительного совершенствования людей. Право – принципиальная антитеза патернализма.

Глава 2. Проблемы формирования правовой личности в

политико-правовом пространстве российского общества

§ 1. Права и свободы человека и гражданина как наивысшая ценность в российском государстве

Права человека – права, образующие основу правового статуса личности. Рассматриваемая категория составляет ядро конституционного права правовых государств. Конкретное выражение и объем этих прав в позитивном праве различных государств, как и в различных международно-правовых договорах может отличаться. В международном публичном праве впервые закреплены Всеобщей декларацией прав человека ООН.

Впервые понятие «права человека» встречается во французской «Декларация прав человека и гражданина», принятой в 1789 году, хотя до этого идея прирожденных прав прошла долгий путь развития, важными вехами на ее пути были английская Великая хартия вольностей (1215), английский Билль о правах (1689) и американский Билль о правах (1791).

В XIX веке в различных государствах по-разному складывается первоначальный либеральный набор гражданских и политических прав (свобода и равноправие, неприкосновенность личности, право собственности, избирательное право и др.), в современном понимании весьма ограниченных (имущественные избирательные цензы, политические запреты, неравноправие мужчин и женщин, расовые ограничения и т. п.).

В XX веке под сильным воздействием социалистических движений к гражданским и политическим правам прибавляются социально-экономические права (как правило, права трудящихся: право на объединение в профсоюзы, на труд, отдых, социальную помощь и т. д.) [8] .

В 1922 году по инициативе немецкой и французской лиг за права человека, два десятка организаций в разных странах создают Международную федерацию за права человека (FIDH), первую в мире международную организацию по защите прав человека.

Вторая мировая война и трагический опыт тоталитарных режимов инициировали качественный скачок в развитии института прав человека и гражданина, ведущую роль в развитии которого приобретает международное право.

Демократические принципы закрепления и обеспечения прав и свобод человека и гражданина

Понятия демократии и правового государства в определённой мере связаны с пониманием соотношения прав и свобод человека и государственной власти.

Любой индивид наделён определённой степенью свободы. Однако при реализации своих интересов индивид должен учитывать интересы других индивидов – таких же членов общества, как и он. В этом заключается ограничение свободы индивида правом до определенной степени.

6 стр., 2687 слов

Личность,государство,право

... общественным интересам и контролируемая обществом. Человек, его основные права и свободы рассматриваются как конечная цель вмешательства государства в общественную жизнь и одновременно являются пределом такого вмешательства. Идеи гармонизации отношений личности и государства находят выражение, ...

Свобода – это способность и возможность сознательно-волевого выбора индивидом своего поведения. Она предполагает определённую независимость человека от внешних условий и обстоятельств.

Право – это всегда частичное ограничение свободы личности необходимое для совместного сосуществования свободных граждан.

Категории права существуют в трёх основных видах: неотъемлемые права (базовые), временно-неотъемлемые и полностью отъемлемые.

Общие принципы:

  • Права и свободы человека принадлежат ему от рождения, а не предоставлены государством;
  • Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства [9] ;
  • Набор закреплённых прав и свобод человека и гражданина в государстве должен соответствовать международно-правовым стандартам;
  • В соответствии с принципом равноправия права и свободы предоставлены в равной мере всем и каждому;
  • Правовые нормы о правах и свободах человека должны быть непосредственно действующими, а не декларацией;
  • Права и свободы человека и гражданина должны определять смысл, содержание и применение законов, деятельность государственной власти и местного самоуправления;
  • Государство не должно издавать законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина;
  • они могут быть ограничены только в чрезвычайных условиях (кроме базовых);
  • Права и свободы человека и гражданина должны быть гарантированы судебной защитой;
  • Осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.

Классификация прав и свобод человека и гражданина

Любая классификация прав человека в известной степени условна, поскольку некоторые права с примерно равными основаниями могут быть отнесены к разным видам и должны охватывать друг друга. Права и свободы человека и гражданина разделяются на базовые (неотчуждаемые), основные (конституционные) и общепризнанные (закреплённые в международно-правовых актах).

В правовой доктрине по основной сфере проявления в общественных отношениях права человека обычно делятся на личные, политические, социально-экономические и культурные, однако, в значительной степени и такое деление символично. Для ряда из них существенно лишь различие между правами человека и правами гражданина. Права человека также можно поделить на 1) личные + политические; 2) социально — экономические; 3) культурные + коллективные. Ниже приведена наиболее популярная теория классификации прав и свобод человека и гражданина.

Личные права и свободы человека и гражданина

Являются правами каждого, и хотя часто именуются гражданскими, не связаны напрямую с принадлежностью к гражданству государства, не вытекают из него. Считаются прирождёнными и неотъемлемыми для каждого человека независимо от его гражданства, пола, возраста, расы, этнической или религиозной принадлежности. Необходимы для охраны жизни, достоинства и свободы человека. К личным правам обычно относят:

1) право на жизнь;

2) право на свободу и личную неприкосновенность;

3) право на достоинство личности;

4) право на неприкосновенность частной жизни;

15 стр., 7131 слов

Человек, его права и свободы как высшая ценность

... к правам и свободам человека, а лицо, не являющееся гражданином государства (иностранцем, апатридом) - лишь правами и свободами человека. Как отмечает Е. А. Лукашева, такой подход, как разграничение прав и свобод на права и свободы человека и права и свободы ...

5) право на самозащиту;

6) право на неприкосновенность жилища;

7) право на национальную и культурную самоидентификацию;

8) свобода совести, мысли;

9) свобода передвижения, выбора места жительства;

10)свобода выбора национальности и языка общения;

11)право на судебную защиту;

12)свобода вероисповедания;

13)право собственности [10] .

Политические права человека и гражданина

Политические права и свободы отличаются от личных, социальных, экономических и других прав, тем, что как правило, тесно связаны с принадлежностью к гражданству данного государства. Являются одной из групп основных конституционных прав и свобод граждан, так как определяют их участие в общественной и политической жизни страны. К политическим правам, как правило, причисляются:

1) свобода слова (свобода информации);

2) право на гражданство;

3) право на объединение (свобода союзов);

4) свобода собраний;

5) право на участие в управлении делами государства;

6) право на участие в отправлении правосудия;

7) право обращений;

8) свобода средств массовой информации;

9) избирательные права;

10)право на образование.

Социально-экономические права и свободы человека и гражданина

1) свобода предпринимательства (право на предпринимательскую и иную не запрещенную законом экономическую деятельность);

2) право на частную собственность;

3) трудовые права (право на труд и свободу труда);

4) право на охрану семьи, материнства, отцовства, детства;

5) право на социальное обеспечение;

6) право на жилище;

7) право на охрану здоровья и медицинскую помощь;

8) право на справедливое взимание налогов.

Культурные права и свободы человека и гражданина

Культурные права обеспечивают духовное развитие личности. К ним относятся:

1) право на образование;

2) свобода на творчество (свобода литературного, научного и других видов творчества и преподавания);

3) право на участие в культурной жизни государства и общества;

4) академические свободы;

5) право на благоприятную окружающую среду.

§ 2. Современные взгляды на государство и личность

Принятие нашим обществом формулы правового государства означает переворот в представлении о соотношении государства и права. Правовое государство предполагает, в первую очередь, господство права над государством. Кроме этого – верховенство закона во всех областях общественной жизни, разделение властей, плюрализм мнений, гласность, высокая роль суда

(в т.ч. конституционного), взаимная ответственность гражданина и государства.

Лишь при наличии и широком развитии всех вышеназванных признаков, можно с уверенностью говорить о создании правового государства [11] .

Современное демократическое правовое государство предполагает развитое гражданское общество, в котором взаимодействуют различные общественные организации, политические партии, в котором никакая идеология не может устанавливаться в качестве официальной государственной идеологии. Политическая жизнь в правовом государстве строится на основе идеологического, политического многообразия (плюрализма), многопартийности. Поэтому одним из путей формирования правового государства, одним из направлений этой работы является развитие гражданского общества, выступающим важным звеном между личностью и государством, в котором реализуется большая часть прав и свобод человека; утверждение принципов политического плюрализма.

Права и свободы, представленные каждому Конституцией РФ и международно-представительными актами, не беспредельны.

Взаимоотношение человека и государства как важнейшего социального института всегда было в центре внимания мировой политико-правовой мысли с самого момента ее зарождения. Более того, содержание, формы и характер этих взаимоотношений в определяющей степени дают основания для оценки состояния обеспечения и гарантий прав и свобод человека в конкретном обществе, конкретном государстве. Поэтому анализ методологических оснований познания этих составляющих, всего комплекса взаимоотношений государства и человека, сложившихся к настоящему времени, имеет исключительно большое значение для более обоснованных рассуждений о правах человека и избежать столь часто встречающихся сегодня шаблонов при обсуждении этой проблематики. К сожалению, использование этих шаблонов, приобретающее характер клонирования, в настоящее время встречается слишком часто, что не может не тревожить. Большинство семинаров, встреч, конференций, научных и учебных изданий обсуждают проблематику прав человека, исходя из одного главного тезиса: права человека, как и он сам, — высшая ценность, которую пытается игнорировать или ущемить государство (коллектив, общность, общество).

Однако всякий шаблон, приносящий пользу до поры до времени, начинает себя изживать и наносить все увеличивающийся вред.

Попытаемся высказать некоторые суждения методологического и теоретического характера на сей счет. Прежде всего, уместно будет напомнить, что одним из значений термина «методология» является совокупность (система) принципов, ценностей, идей, норм, правил, методов, образующих познавательный потенциал данной науки и обусловливающих стратегическое (главное) направление самой познавательной деятельности. При таком толковании в основании методологии изучения прав и свобод человека лежит комплексный анализ взаимоотношений человека и государства. Кроме того, нельзя не иметь в виду, что возникновение самого понятия «права человека», как хорошо известно из истории политической и правовой мысли, связано именно с различением физических, духовных, экономических и иных векторов взаимного воздействия друг на друга индивида и государства.

Анализ существующих концептуальных подходов к познанию взаимоотношения государства и человека с позиций трактовки понимания и признания ими свободы по отношению к себе и партнеру, позволяет в самом общем плане выделить два основных, получивших распространение как в философско-теоретическом аспекте, так и в практическом отношении. Речь идет об этатистском и либеральном подходах, которые исходят из прямо противоположных методологических посылок при установлении первичности-вторичности интересов и волеизъявлений по отношению друг к другу государства и человека [12] .

Однако есть еще один подход, внимание к которому, на наш взгляд, несмотря, казалось бы, всю свою очевидность, не получает своего научного и особенно практического развития в условиях российской действительности. Речь идет о концепции оптимального соотношения государственного и личного (индивидуального) начала, или, иначе, доктрине оптимума.

Рассмотрим вкратце эти подходы.

Этатистская доктрина

(от государства — к человеку)

Основные положения современной этатистской доктрины, в основе которой лежит приоритет государственного начала по отношению к личному (индивидуальному) началу, связаны главным образом с марксистским учением о государстве и могут быть сведены к

Главная движущая сила общества – борьба классов. Эта борьба должна завершиться победой пролетариата и установлением нового общественного строя – социализма и в конечном счете – коммунизма. Это невозможно будет достичь без уничтожения самого государства, которое есть орудие насилия над человеком. Однако, искусственно такое уничтожение невозможно. Государство будет отмирать постепенно, пока не исчезнут классы. Поэтому новое социалистическое (пролетарское) государство, возникающее после пролетарской революции и должно решить эту задачу постепенной ликвидации классовых различий. Исходя из этой глобальной задачи, новый тип государства рассматривается как важнейший фактор социалистических преобразований, которому должны быть подчинены все и вся в обществе. Государство – первично в обществе, всё остальное – вторично, производно. Человек есть объект государственного воздействия.

Демократия — явление классовое. В демократические процессы включаются не все (буржуазия исключается).

Права и свободы соотносятся только с победившим классом — пролетариатом. Об универсальности прав и свобод речи нет. Власть пролетариата, а тем самым его права и свободы могут быть обеспечены только лишь насилием по отношению к тем, кто этого не признает

(к «врагам народа»).

«Чистой демократии», то есть демократии для всех, нет и не может быть никогда, это все буржуазные выдумки».

Раскрепощение личности, которая сможет жить при коммунизме, марксизм видит в преодолении индивидуализма, в растворении личности в государстве, а индивидуальных интересов — в классовых (государственных).

Движущая сила общества — не интересы отдельного индивидуума, а интересы классовые. Поэтому «гражданское общество» — враг коммунизма, враг пролетарского, социалистического государства, ибо в гражданском обществе индивид ощущает себя личностью, самостоятельной силой, противостоящей государству. Личность в марксизме – «родовая личность», то есть не индивидуальность, а нечто размытое и включенное в классовое отношение. Отсюда и неприятие понятия «правового государства», которое не может не признавать значение отдельно взятой личности, отдельного человека самого по себе.

Отношение к частной собственности в марксизме — резко отрицательное. Частная собственность — основное зло для общества, государства и отдельного человека. Именно в ней кроется главная опасность, поэтому ее уничтожение — основная задача после победы пролетарской революции. Утверждение и защита государственной собственности — вот цель нового государства.

Такая, практически чисто тоталитарная, характеристика первичности государства к человеку, конечно, не вызывает положительных эмоций, тем более, как свидетельствует история (и не только России), фактов такого рода более чем достаточно [13] . При этом часто утверждается, что основоположники марксизма (а затем и их многочисленные последователи, самый яркий из которых В. И. Ленин), рассматривали отдельного человека как винтик государственной машины, не видели за индивидом его индивидуальности (человечности, личностного начала).

Не ставя в данном случае цели вступать в полемику по данному вопросу, заметим только, что, во-первых, объективное прочтение наследия К. Маркса и Ф. Энгельса, все же, по-видимому, еще впереди, и, во-вторых, не следует забывать, что реальное воплощение всякой социальной теории, какой бы она ни была или ни казалось великой и «человечной», всегда отличается от ее теоретических положений.

Либеральная доктрина

(от человека к государству)

Либеральная доктрина взаимоотношения государства и человека, будучи весьма неоднородной по своему содержанию и характеру включаемых в нее представлений и положений, далеко не однородна, в своем классическом варианте была разработана и развита в трудах Гуго Гроция, Шарля Монтескье, Джона Локка, Бенедикта Спинозы и многих других мыслителей — представителей естественно-правовой школы правопонимания. Современная трактовка либерализма западного толка, обладая своеобразием, обусловленного нынешним уровнем цивилизационного развития человечества, все же принципиально не отличается от классического подхода. Но все же главное в ней, что составляет собственно либеральное ядро доктрины, — идея свободы личности, ее автономии по отношению к государству, возможности пользоваться неотъемлемыми правами на жизнь, собственность, свобода самоопределения и др. Действительно возникнув в лоне естественно-правовых воззрений, в последующем либеральная доктрина постепенно была воспринята и представителями юридического позитивизма. Это, в частности, выражается в том, что естественные права человека, а тем самым определенный приоритет индивидуальной свободы перед государством, воплотились в юридических документах — от Декларации независимости США и Билля о правах до Всеобщей декларации прав человека.

Основные положения рассматриваемой доктрины таковы.

Для человека, личности главное — свобода. Именно свобода является и средой обитания человека, и важнейшей жизненной ценностью для него. В сфере свободы человек избирает вектор своей жизни, реализует свои интересы и пристрастия. Если раньше человек выступал по отношению к государству как его подданный, то признание свободы предполагает разрыв с таким отношением. Именно свобода превращает подданного в гражданина, у которого теперь совершенно новые принципы взаимоотношений с государством. Человек (гражданин) теперь равноправен с государством.

Свобода личности органически связана с равенством, неотделима от него. Свобода и равенство — необходимые условия обладания всеми людьми неотъемлемыми, неотчуждаемыми правами.

Права человека представляют собой систему благ и условий, без которых становится просто невозможным нормальная жизнедеятельность человека, его индивидуальное развитие, его свободный выбор и самоопределение.

личной автономии, свободе самоопределения в сфере гражданского общества обусловило выдвижение проблемы цели государства и границ его деятельности. Государство объявляется теперь как инструмент для обеспечения «общего блага», защитником прав и свобод человека от любых посягательств с чьей бы то ни было стороны, в том числе и со стороны самого государства. В то же время остро ставится вопрос об ограничении власти государства (деятельности государства), способного превысить свои полномочия при обеспечении защиты прав и свобод, а тем самым вмешиваться по своему усмотрению в эту область.

Разумеется, представленными положениями либеральная доктрина не ограничивается [14] . Но, во всяком случае, квинтэссенцией либерального мировоззрения выступает постулат о человеке как высшей ценности. При этом со всей очевидностью следует, что все остальное, включая и государство, — это лишь инструменты, средства охраны и защиты той самой высшей ценности. При этом либералы, как правило, не задаются вопросом, а о каком именно человеке, какой именно личности идет речь в том или ином конкретном случае. Для ортодоксального либерала самоценен человек как таковой, т.е. как абстракт, чьи права, свободы, интересы во всяком случае первичны по отношению к общественному, коллективному, государственному. Государство, с точки зрения правозащитников либерального толка, всегда стремиться ущемить, ограничить права и свободы человека, привести их в соответствие со своими собственными — государственными — интересами. В этом смысле человеку всегда нужно быть настороже по отношению к государству, государство для человека — враг, стремящийся его победить, подавить.

Доктрина оптимума

(человек для государства и государство для человека)

Специальных исследований, посвященных формированию системных компонент такой доктрины, пока нет. Здесь, как мы уже отмечали, обычно обходятся либо характеристикой первых двух концепций, либо ограничиваются указанием на необходимость ослабления радикалистских их положений. Можно было бы апеллировать к концепции правового государства, в которой, казалось бы, имеются все необходимые элементы смягчения крайностей этатистской и либеральной доктрин, однако и здесь далеко не так все просто, если иметь в виду существующие, порой резко различающиеся между собой, модели и типы правовой государственности. Не вдаваясь во всю эту, исключительно сложную и обширную проблематику, попытаемся изложить основные параметры нашего видения доктрины оптимума соотношения государства и личности.

Суть этой доктрины состоит в необходимости достижения оптимального сочетания 5 государственного и индивидуального начал общественного бытия в целях обеспечения целостности социума и его нормального цивилизационного развития. Задача достижения оптимума состоит в недопустимости крайностей двоякого рода.

С одной стороны, недопустимы чрезмерная индивидуализация человеческих отношений и игнорирование интересов общественного, в том числе и прежде всего государственного, характера. С другой стороны, столь же недопустимо признание всеподавляющей и всепоглощающей роли и значения государства и государственного во всех сферах жизнедеятельности людей.

Основные принципы оптимизации взаимоотношений государства и человека в современных условиях могут быть, на наш взгляд, сведены к следующему.

1. Поскольку в основе правопонимания в целом и прав человека, в частности, лежат идеи и принципы свободы и равенства, то последние должны толковаться в качестве атрибутов (неизменных, постоянно присущих признаков) как отдельного человеческого индивида, так и государства.

2. Государство, будучи важнейшим социальным институтом и созданным, в конечном счете, социально-политической волей самих людей, не может не иметь свободы действия как условия обеспечения безопасности социума в целом и отдельного его члена в частности. Поэтому посягательство (в любой форме) или реально осуществляемая попытка такого посягательства (покушения) со стороны индивида на интересы (свободу) государства должно рассматриваться как посягательство и на интересы других индивидов, также находящихся под защитой государства. Точно так же и посягательство государства в лице чиновничества, правоохранительных органов, вооруженных сил на свободу волеизъявления отдельного индивида, если это волеизъявление не преследует целей нарушения целостности социума, не может быть оправдано. При этом следует четко различать понятия посягательства как произвольного, внезаконного (внеправового) волевого воздействия от ограничения (и даже лишения) прав и свобод личности со стороны государства, если это предусмотрено действующим международным и национальным законодательством.

3. Такое положение будет достигнуто тогда, когда индивидуальное правосознание и общественное правосознание (речь идет, прежде всего, о правосознании государства, точнее, правосознании представителей государства) проникнутся всеми своими рационально-идеологическими и эмоционально-психологи-ческими составляющими пониманием и признанием свободы по отношению друг к другу. Наибольшая трудность состоит в том, чтобы, с одной стороны, каждая личность смогла бы понять и признать, что государство также «имеет право» на свою — государственную — свободу (свободу, конечно же, ограниченную легитимным законом) действий в интересах всего общества, а стало быть, и в отношении самой этой личности. С другой стороны, государство в лице всех своих государственных органов, в лице каждого чиновника (государственного служащего), должно официально признать свободу каждой отдельной личности в качестве одной из самых важных, цивилизационно значимых ценностей не только для данной личности, но и для самого государства и социума в целом, а потому и считать себя призванным (обязанным) обеспечивать, защищать и охранять эту свободу. Именно в этом смысле чаще всего и говорится о подлинно правовом и подлинно демократическом государстве [15] .

4. В правосознании отдельной личности и государственном правосознании с необходимостью должно быть «зафиксировано» единство и органическая неразрывность свободы и равенства человека и государства. В своих взаимоотношениях с точки зрения естественного права человек и государства должны выступать как равноправные субъекты. Иное дело, что на практике такое равноправие чрезвычайно трудно достижимо уже по одной той причине, что возможности для обеспечения и защиты своих интересов у государства и отдельного индивида разные, а часто просто несопоставимые. Но вот именно в этом смысле и необходимо обеспечение такого государственного сознания, что понимание своей, изначально присущей государству силы, не встало в позу противостояния социальной слабости отдельно взятой личности. Государство как бы должно придти к пониманию, что именно защита такого слабого человека и есть свидетельство его подлинной социальной силы, его престижа и авторитета. С другой стороны, индивид не может рассматривать государство как объект, в отношении которого можно, «спекулируя» своей слабостью, совершать различного рода нападки, пытаясь унизить (идеологически, психологически) государство. В обоих случаях (государство унижает личность, личность унижает государство) нарушается равенство, партнерские отношения разрушаются, а тем самым это приводит к игнорированию свободы обеих сторон. Следствием всего этого является нарушение баланса между интересами государства и индивида. И баланс этот, как показывает вся история, нарушается отнюдь не в пользу личности по той самой причине, о которой уже было сказано: государство, по определению, имеет большую социальную силу. Поэтому в решении этой проблемы основным вектором обоюдного стремления к согласию (и к сотрудничеству) имеет вектор государственного желания обеспечить такое согласие, такой баланс. Проще говоря, импульс должен идти от сильного к слабому. Но слабость отдельного человека вовсе не означает его безвольность, неспособность к каким-то стимулирующим в отношении государства действиям, поступкам. Напротив, активность — социально-государст-венная активность — человека просто необходима. Именно такая активность и подает сигналы государству для совершения каких-либо конкретных акций для обеспечения баланса прав и свобод. Другими словами, государство и личность должны, чтобы избежать посягательств с обеих сторон, стремиться к сотрудничеству, совместной деятельности и социальному сотворчеству, обоюдной толерантности.

5. Исключительно важное значение имеет не только формальное закрепление равноправия и свободы человека и государства в позитивном праве, но и реальное осуществление этих основополагающих принципов. На практике очень часто наблюдается, что в нормах действующего законодательства такое положение действительно закреплено, но именно формально. В действительности наблюдается, по меньшей мере, два обстоятельства, которые дискредитируют идею баланса государственного и индивидуального. Это, во-первых, наличие противоречий в законодательстве (или между однопорядковыми законами, или между законами и подзаконными актами), либо наличие пробелов в нем, приводят к фактическому нарушению оптимума, причем это нарушение, как уже отмечалось выше, происходит в пользу более сильного — государства. Во-вторых, отсутствие зачастую четких юридических механизмов обеспечения равенства государства и личности при разрешении каких-либо противоречий, систематически возникающих между ними. Отсутствие такого рода механизмов и приводит к возникновению, нарастанию, обострению и болезненному разрешению различного рода конфликтов, выигравшей стороной в которых чаще всего вновь является государство. Таким образом, в решении задачи обеспечения оптимума взаимоотношений между государством и человеком главное слово все-таки принадлежит государству, но при условии, что человек будет проявлять свою стимулирующую к достижению такого оптимума социальную активность.

Таковы основные положения теории, в соответствии с которой достижение баланса интересов человека и государства не только необходимо, но и принципиально возможно. И здесь, думается, главное, нужно таким образом трансформировать индивидуальное и общественное политико-правовое сознание, чтобы, как совершенно справедливо замечает Г. В. Атаманчук, каждый из нас, каждый гражданин, общество в целом начали «относиться к государству (во всех его элементах) как к важнейшей частной и общественной ценности и постоянно работать над его совершенствованием. Не отчуждать, не отдалять от общества, не противопоставлять, а использовать возможности государства в целях решения тех общественных проблем, где без него пока не обойтись». И как в этой связи не вспомнить слова Ивана Александровича Ильина, что «государственный образ мыслей, государственное настроение чувств, государственное воленаправление — все это вместе составляет необходимую и реальную основу всякого живого государства или, вернее, — подлинную ткань его жизни: Где этого совсем нет, там нет государства, а есть только его пустая видимость…» [16] .

Проблема оптимизации интересов и волевых устремлений и активности государства и индивида по отношению друг к другу в наше время просто не может не выходить на передний план как научных исследований, так и политико-правовой практики. Однако для обеспечения такого оптимума сделано, пока, нужно откровенно сказать, немного. Прежде всего, это касается государственно-правового образования как населения страны в целом, так и тех, кого принято относить к когорте государственных служащих, политиков разного уровня, должностных лиц, «чувство власти» у которых нередко трансформируется в «чувство безнаказанности» и политический и правовой нигилизм приобретает нередко самые различные формы — от трагических до фарсовых. Поэтому очень часто приходится фиксировать у таких носителей властного начала обыкновенное политическое и правовое невежество, для которых проблема прав и свобод человека не более, как досадное препятствие, которое и можно, и нужно попросту игнорировать либо снести с пути. Поэтому, думается, что вопросы правового образования именно властеносителей любого уровня для современной России являются едва ли не самыми насущными в плане понимания, признания, обеспечения и эффективной защиты как прав и свобод человека, так и прав и законных интересов государства.

В недавно вышедших в свет материалах научной конференции «Достоевский и юриспруденция», содержащих исключительно интересные и полезные во всех отношениях статьи, все же не обошлось без тех самых шаблонов, о которых говорилось в самом начале статьи. Так, в статье

О. А. Снежко. Ф. М. Достоевский о защите человека государством приводится, в частности, один из постулатов видения писателем роли государства, а именно — то, что государство должно служить человеку, а не человек государств у .

И все-таки, как ни велик авторитет большого русского писателя, не следует, думается, слепо брать его воззрения на роль государства по отношению к человеку, как некий общечеловеческий принцип. Не нужно забывать, что писатель в своем творчестве выражал все же отношение к той реальной общественно-государственной действительности, которой он был современником. А, как известно, «лицом к лицу — лица не увидеть».

Заключение

Особенности современного развития российского общества требуют поиска новых подходов в оценке понятия «личность», которое, безусловно, является многоаспектным. Тем не менее, традиционные точки зрения, доминирующие ранее в отечественной правовой науке, уже не могут выражать всей емкости и полиморфности данной категории и не соответствуют реалиям современной правовой жизни страны. Важнейшей концептуальной основой для определения понятия «личность» является, на наш взгляд, применение новых подходов, которые позволят вывести принципиально новое для нас понятие – правовая личность . Одним из таких подходов, являющихся все более и более популярным в отечественной науке является личностный подход, применение которого дает возможность вывести новую научную категорию.

В соответствии с этим, правовая личность – это личность, представленная в правовом ракурсе, то есть подпадающая под действие системы социального и нормативно-правового регулирования, в соответствии с чем, приобретающая определенные правовые свойства и качества, позволяющие ей активно включаться в политическую и социально-правовую действительность, полноправно реализовывать свои права и обязанности, а также проявлять политико-правовую активность в целях устойчивого государственного развития.

Личность представляет собой целостное образование особого рода. Личность не есть целостность, обусловленная генотипически: личностью не родятся, личностью становятся. Личность есть относительно поздний продукт общественно-исторического и онтогенетического развития человека.

Личность – это специальное человеческое образование, которое также не может быть выведено из ее приспособительной деятельности, как не могут быть выведены из нее её сознание или его человеческие потребности. Как и сознание человека, как и его потребности, личность человека тоже «производится» — создается общественными отношениями, в которые человек вступает в своей деятельности. То обстоятельство, что при этом трансформируются, меняются и некоторые его особенности как индивида, составляет не причину, а следствие формирования его личности.

Важнейшей характеристикой правовой личности, как социально-политической и правовой категории, является внешнее выражение ее внутреннего мира, то есть поведение личности, которое создает объективные предпосылки ее самореализации в политико-правовом пространстве данного государства и общества. Характеристику правовой личности следует рассматривать через ее структуру, а структуру, в свою очередь, необходимо раскрывать через понятие «позитивное поведение», включающее как политическую, так и правовую активность человека. Современная личность может рассматриваться как интегральная целостность биогенных, психогенных и социогенных элементов. Рассматривая каждый из этих элементов по отдельности, можно говорить о биологической, психологической, правовой и социальной структуре личности, изучаемых соответственно биологией, психологией, правом, политологией и социологией.

Проблемы взаимоотношений личности и государства необходимо рассматривать в контексте не только процессов становления правовой личности, но и институционализации способов согласования интересов личности, как частных, так и публичных (общественных), на основе формационных, экономических, социальных и политических преобразований общества. При этом основополагающие характеристики системы отношений «право — личность» раскрываются через категории свободы и необходимости, как проявление органического единства правовой автономии индивида и народовластия в условиях демократического правового государства.

Список литературы

[Электронный ресурс]//URL: https://psychoexpert.ru/kursovaya/pravovoe-gosudarstvo-i-lichnost/

1. Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 года// Российская газета. 1993.

25 декабря.

2. Алексеев С.С. Государство и право. М., 1996. С. 89.

3. Букреев В.И., Римская И.Н. Этика права. М., 1998. С. 122.

4. Венгеров А.Б. Теория государства и права. СПб., 2008. С. 56.

5. Гревцов Ю.И. Социология права. СПб., 2001. С. 221.

6. Марченко М.Н. Теория государства и права. М., 2009. С. 87.

7. Нерсесянц В.С. Общая теория права и государства. М., 2008. С. 113.

8. Протасов В.Н. Теория государства и права. Проблемы теории права и государства. М., 2001. С. 34.

9. Разумовская Т.В. Правовая личность в условиях современного государства: теоретико-правовой аспект: дис. … канд. юрид. наук. Ростов на Дону, 2004. С. 88.

10. Якушев А.В. Теория государства и права. Конспект лекций. М., 2001. С. 54.