Игра как социокультурное явление

Реферат

В настоящее время проблема «игры» в обществе и общественных отношениях привлекает внимание специалистов различных наук. Это логично: для изучения игры как социального феномена требуется разносторонний подход.

Игра — один из самых удивительных феноменов культуры, ее исток и вершина. С самых ранних начал цивилизации игра стала контрольным мерилом проявления всех важнейших черт личности. Ни в каких других видах деятельности человек не демонстрирует такого самозабвения, обнажения своих психофизиологических, интеллектуальных ресурсов, как в игре.

Игра — уникальный феномен, который помогает нам не только проигрывать реальные жизненные ситуации, замыкая их определенными временными и пространственными рамками, но и проявлять наше творческое начало, связанное с конструированием самих рамок.

Понимание «игры» с философской позиции предстает как особый вид человеческой деятельности в условиях идеализированной и зафиксированной в виде правил системы взаимоотношений. В основе игр, создаваемых самим человеком, лежит процесс абстрагирования от реальности и от тех изначальных основ, которые когда-то породили эти игры.

Таким образом, игра всегда является имитацией жизни, в частности, имитацией ситуации борьбы и состязательности реальных человеческих взаимоотношений. Значимую функцию в процессе игровой деятельности выполняют ее правила, то есть положения, в которых отражается сущность игры, соотношение всех ее компонентов. Правила игры есть негласные предписания, устанавливающие логический порядок игры. Правила есть образ игры, ее интрига, ее нравственный и эстетический кодекс.

В человеческой культуре игра обычно противопоставляется утилитарно-прагматической деятельности и характеризуются получением удовольствием от самого игрового процесса, хотя мотивацией такого удовольствия могут выступать и вполне осязаемые материальные блага. Победа как таковая — это главная мотивация игры и в игре всегда присутствует победитель.

Игра как огромный пласт культуры разнообразит и обогащает досуг людей, воссоздавая целостность бытия человека. При изучении игры исследователи сталкиваются с ее непостижимым богатством, многомерностью проявлений, зыбкостью границ игры и не игры, хрупкостью, эфемерностью ее феномена как первоисточника досуга и человеческой культуры в целом.

Глава 1. Игра как феномен культуры

Игра — одно из ключевых понятий культурологии, обозначающее как особый адогматичный тип миропонимания, так и совокупность определенных форм человеческой деятельности. Игра имманентно присуща человеку, она использовалась в качестве метафоры человеческого существования, актуализировалась во все эпохи, начиная с античности вплоть до XX века.

5 стр., 2264 слов

Игра как феномен человеческого бытия

... значение.[1] Человеческое общество многообразно экспериментирует на игровом поле прежде, чем испробованные там возможности станут твердыми нормами и. обычаями, обязательными правилами и предписаниями. Игра как испытание возможностей занимает ...

Игра — разновидность физической и интеллектуальной деятельности, лишенная прямой практической целесообразности и представляющая индивиду возможность самореализации, выходящей за рамки его актуальных социальных ролей. В широкий научный обиход данное понятие вошло в значительной степени благодаря классической работе Хейзинги «Homo Ludens» (1938).

Современный интерес к проблеме игрового элемента в культуре обусловлен характерным для гуманитарной мысли ХХ в. стремлением выявить глубинные дорефлексивные основания человеческого существования, связанные с присущим лишь человеку способом переживания реальности. Игра при этом трактуется как форма существования человеческой свободы (Сартр), высшая страсть, доступная в полной мере лишь элите (Ортега-и-Гассет), самоценная деятельность, вовлекающая индивида в свою орбиту как «превосходящая его действительность» (Гадамер) [15, с. 292], [13, с. 395].

По мысли академика Д. И. Узнадзе, игра есть совершенно необходимое человеку спонтанное свободное действие его сил [19, с. 348]. «Игровой элемент» (Й. Хейзинга) или «игровая модальность» (М. Каган) подобно эстетическому отношению пронизывает все сферы человеческого существования. Отсюда такие понятия, как политические, актерские, биржевые, полевые, олимпийские и т. п. игры; отсюда ощущение высшего мастерства как игры интеллектуальных и физических сил; отсюда широчайшее применение слова «игра» в переносном, метафорическом смысле, вроде игры ума и нервов, мышц и глаз, судьбы и фантазии, форм и пятен, струй и бликов. Подобная поэтическая игра слов и смыслов зачастую проникает в серьезные тексты, превращая их в бессмыслицу.

Картину нарастающей актуальности вопросов, связанных с игрой, в науках о культуре в середине 70-х гг. обрисовал К. Исупов, вынужденный констатировать отсутствие достаточно убедительной интерпретации данного феномена [8].

В последующие годы наблюдался постоянный интерес к указанной проблематике, приобретающей все большее значение в социологии, психологии, культурологии, лингвистике, семиотике, антропологии, математике. Само понятие игры становится междисциплинарным. Растет массив теоретических наработок, в которых с легкой руки Й. Хейзинги к игре причисляются самые разные сферы культуры, содержащие лишь игровые элементы. Проходят различного уровня конференции.

Игра присутствует во многих сферах человеческой деятельности, поэтому феномен игры рассматривается различными исследователями в областях биологии, психологии, этологии, антропологии и др. Проведем краткий обзор концепций игры в биологии и психологии.

Основы биологизированных концепций игры наиболее систематизированнно изложены у английского философа, основоположника позитивизма, Г. Спенсера в работе «Основания психологии». Г. Спенсер исходит из того, что игра есть биологическая функция организма животного и человека, хотя и не является условием поддержания его жизни. «Игра есть точно такое же искусственное упражнение сил, которые, вследствие недостатка для них естественного упражнения, становятся столь готовыми для их разрешения, что ищут себе исхода в вымышленных деятельностях на место недостающих настоящих деятельностей» [17, с. 331].

5 стр., 2279 слов

Влияние компьютерных игр на психологию младшего школьника

... детям требуется психологическая помощь Цель работы – выявление воздействия интернета и интернет–игр на психологию ... на развитие ... от компьютерных (22,8 ... младших школьников. Поставленная цель, выдвигает решение следующих задач: 1. Проанализировать сущность интернет-аддикции младших школьников. 2. Рассмотреть влияние интернета на ...

Немецкий психолог К. Гроос придает игре иной характер. Он разделяет игры животных и игры людей и рассматривает игру как свойство лишь высокоразвитых животных. По Гроосу, «игра является формой самообучения на присущем каждому виду уровне» [5].

Основатель психоанализа З. Фрейд в работе «Я и Оно» пишет, что «инстинкт жизни» и «инстинкт смерти» являются биологической основой игры. Удовольствие же является неотъемлемым свойством игры» [20, с. 175]. Он видел в игре выражение глубинных инстинктов и влечений.

Одна из самых значительных попыток синтеза психологических и педагогических аспектов детской игры — «Психология игры» Д. Б. Эльконина. По его мнению, главным в игре дошкольников является роль, которую берет на себя ребенок. «В ходе осуществления роли преобразуется не только действительность ребенка, но и его отношение к ней» [24].

Составляющие игрового процесса, по Эльконину, следующие: роль, »мнимая» ситуация, сюжет игры, содержание игры.

Л. С. Выготский [3] — основатель русской психологической школы игры — рассматривал игру как ведущую для понимания психического развития в дошкольном возрасте деятельность. Игра возникает тогда, когда появляются нереализуемые немедленно тенденции, а ее сущность в том, что она — исполнение желаний.

Э. Берн — американский психотерапевт и теоретик психоанализа — в работе «Игры, в которые играют люди. Психология человеческой судьбы» [1] — проблему игры рассматривает в комплексе трансактного анализа. Берн анализирует множество человеческих игр: супружеских, сексуальных, преступных и т. п. Игры — это стандартные цепочки трансакций, направленных на снятие напряжения и структурирование времени.

Итак, в психологии и биологии игре отводится в основном развивающая и компенсаторная функция для способностей человека; подчеркивается важность игры в детском возрасте.

Однако феномен игры интересовал очень многих специалистов и в других областях человеческой деятельности. Многие европейские философы и культурологи усматривают источник культуры в способности человека к игровой деятельности. Игра в этом смысле оказывается предпосылкой происхождения культуры. Различные версии такой концепции находим в творчестве Г. Гадамера, Е. Финка, И. Хейзинги.

Итак, основным исследователем игры считается Й. Хейзинга. В его труде «Homo ludens» большое место занимают масштабные гипотезы относительно возникновения и развития мировой культуры. В первую очередь это идея о роли игры как важнейшего культурообразующего фактора, а также выявление и изучение «извечных», возрождающихся в истории цивилизации, иллюзий и утопий человечества — всего, что Хейзинга зовет «гиперболическими идеями жизни», вокруг которых, как он стремится показать, в той или иной культуре сосредоточивалась вся жизнь общества. Хейзинга (Huizinga) Йохан (1872—1945) — нидерландский историк и теоретик культуры, профессор кафедры всеобщей истории в Гронингенском (с 1905) и Лейденском (с 1915) университетах. Мировую известность получили труды Xейзинги по культуре европейского средневековья и Возрождения («Осень средневековья» — 1919; «Эразм и век Реформации» — 1924) и по философии культуры («Homo ludens» — «Человек играющий» — 1938) и др. Культурологическая позиция Xейзинги проясняется в работе «Homo ludens», книге об извечной первозданности человеческой культуры, никогда не порывающей со своими истоками.

3 стр., 1145 слов

Культура как способ человеческого существования и овладения жизнью

... культуры — как второй природы человека, той социально закрепленной и удерживаемой формы бытия человека, которая базируется на идее незавершенности человеческой природы. Для того чтобы человеку стать Человеком, ... или книжная, где основным способом фиксации и трансляции ... силам [10, https:// ]. Постепенно, начиная с эпохи Просвещения, понятие культуры приобретает статус духовного начала жизни человека, ...

Xейзинга прослеживает роль игры во всех сферах человеческой жизни и во всей истории в целом. Для него вся культура — игровая, игра — это больше, чем культура. Выступая в качестве культурно-исторической универсалии, игра заменяет собой все другие культурологические категории. Расценивая игру как творческое позитивное начало, Xейзинга наделяет серьезность атрибутом негативности. Несмотря на то, что ценность работы несколько приглушается неопределенностью ее выводов (Xейзинга вынужден апеллировать к неразрешимой запутанности проблемы серьезного и игры), само выдвижение игры на роль важнейшего элемента человеческой истории сыграло исключительную роль в философии культуры, ибо Xейзинга предопределил одну из ключевых тем современной культурологии, имеющей дело с целым рядом взаимосвязанных понятий — игра, карнавал, смех [15, с. 937], [13, с. 1152].

Xейзинга исследует значение игры в разных проявлениях культуры (игра и правосудие, игра и война, игра и мудрость, игра и поэзия, игра и философия) и значение культуры в игре (игра в музыкальном смысле, азартная игра и др.).

Таким образом, игра является специфическим фактором всего, что окружает нас в мире. Человеческая культура, по мнению Хейзинги, возникает в игре и развивается как игра.

Приведем основные характеристики игры, которые выделяет Хейзинга [21]:

1. Налицо первый из главных признаков игры: она свободна, она есть свобода. Непосредственно с этим связан второй признак.

2. Игра не есть «обыденная» жизнь и жизнь как таковая. Она скорее выход из рамок этой жизни во временную сферу деятельности, имеющей собственную направленность.

3. Изолированность составляет третий отличительный признак игры. Она «разыгрывается» в определенных рамках пространства и времени. Ее течение и смысл заключены в ней самой.

4. Здесь перед нами еще один новый и позитивный признак игры. Игра начинается и в определенный момент заканчивается. Пока она происходит, в ней царит движение, прямое и попятное, подъем и спад, чередование, завязка и развязка.

5. С ее временной ограниченностью непосредственно связано другое примечательное качество. Игра сразу фиксируется как культурная форма. Будучи однажды сыгранной, она остается в памяти как некое духовное творение или ценность, передается далее как традиция и может быть повторена в любое время.

6. Можно указать на некую священность пространства игры: человеческая игра во всех своих высших проявлениях, когда она что-то означает или что-то знаменует, находит себе место в сфере праздника и культа, в сфере священного. В качестве священнодействия игра может служить благу целой группы, но иным образом и иными средствами, нежели те, что непосредственно направлены на удовлетворение жизненных потребностей.

7. У каждой игры свои правила. Они диктуют, что будет иметь силу внутри отграниченного игрой временного мирка. Правила игры безусловно обязательны и не подлежат сомнению.

19 стр., 9173 слов

Дидактическая игра как средство сенсорного воспитания детей раннего возраста

... эксперимент. Курсовая работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка используемой литературы, приложения. 1. Теоретические проблемы влияния дидактических игр на сенсорное воспитание детей раннего возраста 1.1 Сущность понятия сенсорное воспитание ребёнка Сенсорное воспитание ребенка - это воспитание его ...

8. Элемент напряжения занимает в игре особое и важное место. Напряжение означает неуверенность, неустойчивость, некий шанс или возможность. В нем есть стремление к разрядке, расслаблению. Чтобы нечто «удалось», требуются усилия.

Она украшает жизнь, она дополняет ее и вследствие этого является необходимой. Она необходима индивидууму как биологическая функция, и она необходима обществу в силу заключенного в ней смысла, в силу своего значения, своей выразительной ценности, в силу завязываемых ею духовных и социальных связей — короче, необходима как культурная функция.

Также авторитетным исследователем игры является представитель направления герменевтика Х.-Г. Гадамер, анализировавший историю и культуру как своеобразную игру в стихии языка, внутри которой человек оказывается в радикально иной роли, нежели та, которую он способен нафантазировать. Сущностью языка Гадамер объявляет игру, которая выступает основой и познания, и понимания истории. Для Гадамера задача исследования игры состоит в том, чтобы в первую очередь выяснить, как отдельные игровые акты соотносятся с возможностями, заключенными в уже существующих понятиях собственно «игры» и ее метафор. В итоге Гадамер приходит к выводу, что в конечном итоге становятся бессмысленными различия в этой сфере собственного и метафорического употребления.

Итак, определим основные свойства игры:

1. некая искусственная реальность;

2. свободная деятельность;

3. она имеет цель в самой себе;

4. сопровождается чувством удовольствия;

5. характеризуется адогматичным отношением к миру;

6. обеспечивает восприятие значимого, актуального для человека;

7. являет необходимость подчинения правилам, иначе игра не существует;

8. предполагает того, кто играет — субъекта игры, т. е. носит субъективный характер;

9. предполагает кого-то или что-то, с кем (чем) играют, т. е. некие субъект-объектные отношения.

В системе культуры игра выполняет ряд функций. Она служит одним из средств первичной социализации, способствуя вхождению нового поколения в человеческое сообщество. Игра также является сферой эмоционально насыщенной коммуникации, объединяющей людей с различным социальным положением и профессиональным опытом. Кроме того, пространство игры сохраняет и воспроизводит архаичные навыки и ценности, утратившие с ходом времени свой первоначальный практический смысл. Игра имеет немалую ценность и в качестве элемента творческого поиска, высвобождающего сознание из-под гнета стереотипов, она способствует построению вероятностных моделей исследуемых явлений, конструированию новых художественных или философских систем или просто спонтанному самовыражению индивида. Любая инновация в культуре первоначально возникает как своеобразная игра смыслами и значениями, как нетривиальное осмысление наличного культурного материала и попытка выявить варианты его дальнейшей эволюции [15, с. 292], [13, с. 395].

Глава 2. Теории происхождения игры

игра социокультурный явление

Игра животных и человека, а также тайна ее происхождения давно интересовали философов, педагогов, психологов, но предметом специального психологического исследования игра становится только в конце XIX века.

13 стр., 6212 слов

Роль игры в нравственном воспитании дошкольников

... работы рассматриваются теоретические основы нравственного развития дошкольников и роль игры. Вторая часть - эмпирическая. Глава 1. Теория игры. 1.1 Прогрессивные педагоги прошлого о роли игры в воспитании ребенка Значение игры в воспитании ребенка рассматривается во ...

Проблема игры возникла как слагаемое проблемы свободного времени и досуга людей в силу многих тенденций религиозного, социально-экономического и культурного развития общества.

Начало разработки общей теории игры следует относить к трудам Шиллера и Спенсера. Значительный вклад в развитие данной теории внесли 3. Фрейд, Ж. Пиаже, В. Штерн, Дж. Дьюи, Э. Фромм, И. Хейзинга и другие.

В отечественной психологии и педагогике теорию игры в аспекте ее исторического проявления, выяснения ее социальной природы, внутренней структуры и ее значения для развития индивида разрабатывали П. П. Блонский, Л. С. Выготский, Н. К. Крупская, А. Н. Леонтьев, А. С. Макаренко, B. C. Мухина, Г. В. Плеханов, С. Л. Рубинштейн, К. Д. Ушинский, Д. Б. Эльконин и другие.

Особый вклад в разработку теории игры внес Л. С. Выготский. Еще в 1933 году он впервые выделил игру как ведущий вид деятельности дошкольника и вывел ряд отличий в игре детей раннего и дошкольного возраста. Он отмечал, что игра дошкольника — это воображаемая, иллюзорная реализация нереализуемых желаний. Центральным моментом игры Л. С. Выготский считал мнимую ситуацию, которая определяет сознание ребенка, то есть ребенок действует не с вещами, а лишь с их значением, и только в школьном возрасте осознает их как значение [3].

А. Н. Леонтьев в работе «Психологические основы дошкольной игры» описывал процесс возникновения детской ролевой игры следующим образом: «в ходе деятельности ребенка возникает противоречие между бурным развитием у него потребности в действии с предметами, с одной стороны, и развитием осуществляющих эти действия операций (то есть способов действия) — с другой. Ребенок хочет сам управлять автомобилем, он сам хочет грести на лодке, но не может осуществить этого действия… потому, что он не владеет и не может овладеть теми операциями, которые требуются реальными предметными условиями данного действия… Это противоречие… может разрешиться у ребенка только в одном-единственном типе деятельности, а именно в игровой деятельности, в игре… Только в игровом действии требуемые операции могут быть заменены другими операциями, а его предметные условия — другими предметными условиями, причем содержание самого действия сохраняется» [12, с. 78-95].

Проанализировав работы советских психологов в области психологии детской игры, мы пришли к выводу, что важнейшей особенностью этих работ является, прежде всего, преодоление натуралистических и «глубинных» теорий игры. Постепенно в отечественной психологии выкристаллизовывался подход к игре как к особому типу деятельности ребенка, воплощающему в себе его отношение к окружающей, прежде всего социальной действительности и имеющему свое специфическое содержание и строение — особый предмет и мотивы деятельности, и особую систему действий.

Для более глубокого понимания сущности проблемы происхождения игры мы обратились к работам зарубежных психологов.

Рассмотрим несколько основных подходов к объяснению причин возникновения игры.

2.1 Теория избытка нервных сил, компенсаторности

Данная теория возникла в XIX веке, в то время, когда преобладала точка зрения, что игра есть явление, замещающее, компенсирующее активность. Родоначальником данной теории является английский философ Спенсер (1820 — 1903), который считал игру результатом чрезмерной активности, возможности которой не могут быть исчерпаны в обычной деятельности. Согласно Спенсеру, игра значима только тем, что позволяет высвободить избыток энергии, присущей животным с высоким уровнем организации и человеку. Спенсер утверждает, что игры людей, в том числе детей есть проявление инстинктов, направленных на успех в «борьбе за существование», порождают «идеальное удовлетворение» этих инстинктов и совершаются ради этого удовлетворения [25, с. 74-75].

6 стр., 2928 слов

Теория воспитания А. С. Макаренко

... А. С. Макаренко скончался 1 апреля 1939 г. 2.Важнейшие принципы педагогической теории и практики А. С., Макаренко А. С. Макаренко считал, что четкое знание педагогом целей воспитания — самое непременное условие успешной педагогической деятельности. В ... отличают советскую педагогику от буржуазной. “Может быть,— писал Макаренко,— главное отличие нашей воспитательной системы от буржуазной в том и ...

2.2 Теория инстинктивности, функции упражнения в игре, предупражнения инстинктов

В первой четверти XX века особую популярность приобрела теория игры швейцарского учёного К. Грооса, который называл ее теорией упражнения или самовоспитания. Основные идеи «теории упражнения» К. Гроос определял в следующих положениях:

  • каждое живое существо обладает унаследованными предрасположениями, которые придают целесообразность его поведению;
  • у самых высших животных к прирожденным особенностям их органической натуры следует отнести и импульсивное стремление к деятельности, проявляющееся с особенной силой в период роста;
  • у высших живых существ, особенно у человека, прирожденные реакции, как бы необходимы они не были, являются недостаточными для выполнения сложных жизненных задач;
  • в жизни каждого высшего существа есть детство, то есть период развития и роста, когда оно не может самостоятельно поддерживать свою жизнь;
  • эта возможность дается ему при помощи родительского ухода, который, в свою очередь, опирается на прирожденные предрасположения;
  • это время детства имеет целью сделать возможным приобретение приспособлений, необходимых для жизни, но не развивающихся непосредственно из прирожденных реакций;
  • поэтому человеку дано особенно длинное детство — ведь чем совершеннее работа, тем дольше подготовка к ней;
  • возможная благодаря детству выработка приспособлений может быть различного рода. Особенно важный и вместе с тем самый естественный путь выработки их состоит в том, что унаследованные реакции в связи с упомянутой импульсивной потребностью в деятельности сами стремятся к проявлению и таким образом сами дают повод к новоприобретениям, так что над прирожденной основой образуются приобретенные навыки — и прежде всего новые привычные реакции;
  • этот род выработки приспособлений приводится при помощи тоже прирожденного человеку стремления к подражанию в теснейшую связь с привычками и способностями старшего поколения;
  • там, где развивающийся индивидуум в указанной форме из собственного внутреннего побуждения и без всякой внешней цели проявляет, укрепляет и развивает свои наклонности, там мы имеем дело с самыми изначальными явлениями игры [4, с.

70-71].

К. Гроос считал игру первичной, изначальной, какими бы внешними или внутренними факторами она не вызывалась: избытком сил, усталостью, стремлением к соперничеству, подражанию и т. д. Игра, по Гроосу, вечная школа поведения.

Спенсер внёс в понимание игры эволюционный подход, указав на распространение игр у животных, инстинктивные формы которых недостаточны для приспособления к изменчивым условиям существования. В играх животных происходит предварительное приспособление — предупражнение инстинктов к условиям борьбы за существование по мере их взросления.

14 стр., 6591 слов

Игра и когнитивное развитие в раннем возрасте

... - особенности когнитивного развития и влияние игры на развитие детей раннего возраста. Гипотеза исследования: Игра - отражение жизни ребенка, это самостоятельная деятельность, в которой дети впервые вступают в общение со сверстниками. И оттого, насколько грамотно ...

2.3 Теория рекапитуляции и антиципации

Американский психолог, педагог Г. С. Холл (1846-1924) выдвинул идею рекапитуляции (сокращённого повторения этапов развития человечества) в детских играх. Игра, по мнению сторонников этой теории, помогает преодолевать инстинкты прошлого, становиться цивилизованнее. Данные исследователи воспринимают игру и игровую атрибутику как редуцированную деятельность, то есть как воспроизводство образа жизни, культовых церемоний далёких предков.

Существует также теория антиципации будущего в детской игре. Сторонники этой теории считают, что игры у мальчиков и девочек различны, так как обусловлены жизненной ролью, которая их ждёт. Временными аспектами игровой деятельности занимался О. С. Газман. Он акцентировал свое внимание на том, что игра всегда выступает одновременно как бы в двух временных измерениях — в настоящем и будущем. Приверженцы этой теории пытаются доказать, что игры, с одной стороны, предвосхищают будущее, но работают на настоящее.

2.4 Теория функционального удовольствия, реализации врождённых влечений

Данная теория фактически является теорией психоанализа. Авторы данной теории считают, что скрытые желания бессознательной сферы в играх имеют преимущественно эротическую окраску и обнаруживаются чаще всего в ролевых играх. А. Адлер (1870 — 1937) — австрийский психиатр и психолог, ученик 3. Фрейда, основатель индивидуальной психологии, считал источником мотивации стремления ребёнка к самоутверждению как компенсации возникающего в детстве чувства неполноценности. Адлер объяснял появление игры и её своеобразие как реализацию желаний, которые ребёнок не может осуществить в действительности, показал возможности использовать игру для адаптации, понимания, обучения и терапии детей, выделял 8 функций драматической игры: подражание, разыгрывание подавленных потребностей, выход «запрещенных побуждений», обращение к ролям, помогающим расширить свое «Я», отражение роста, развития, взросления ребенка, разрешение в игре своих проблем.

3. Фрейд — основоположник психоанализа, разрабатывал идею компенсаторности игры, связывал её с бессознательными механизмами психики человека. 3. Фрейд отмечал, что примитивная детская игра и высшие проявления человеческого духа — культура, искусство, наука — это лишь формы обхода «барьеров», которые ставит человеческое общество изначальным влечениям, ищущим себе выхода. Они есть побочный продукт борьбы изначальных влечений с обществом. По Фрейду, бессознательные влечения реализуются в детских играх символически. Игры, по исследовательским данным Фрейда, очищают и оздоравливают психику, снимают травматические ситуации, являющиеся причиной многих неврологических заболеваний.

Как считал Фрейд, в противоположность гипотезе антиципации игры, игры выступают не как выражение функции, а как её изображение. Полезность игры, согласно теории Фрейда, заключается в том, чтобы вызвать с помощью удовлетворения, получаемого окольным путём, подлинный катарсис. Игры позволяют либидо развернуться и выразиться, высвобождать чувственность, стремящуюся испытать и познать себя [18, с. 116-118].

2.5 Теория отдыха в игре

Игру как средство поддержания бодрости и силы трактовали Шиллер и Спенсер, понимая, что в игре человек не только тратит, но и восстанавливает энергию. Такие исследователи, как Валлон, Патрик, Шалер, Штейнталь, считали игру не столько компенсаторной, сколько уравновешенной, значит отдыхом. Игра позволяет привлечь в работу ранее бездействовавшие органы и тем самым восстановить жизненное равновесие [22, с. 267-272].

24 стр., 11904 слов

Игра как способ познания реферат по философии

... человека. Детская игра — это и есть модель игры как таковой. Здесь ее сущность выражена в наибольшей степени. Это та форма игровой деятельности, по отношению ... игре судьбы... Кроме игр людей, существуют игры животных. Польский писатель-фантаст и оригинальный мыслитель Станислав Лем, как бы возрождая античное космическое понимание игры, писал о Великой Игре между Цивилизацией и Природой. «Теория игр» ...

2.6 Теория духовного развития ребёнка в игре

К. Д. Ушинский (1824 -1871) противопоставлял проповеди стихийности игровой деятельности идею использования игры в общей системе воспитания, в деле подготовки ребёнка через игру к трудовой деятельности. Ушинский один из первых утверждал, что в игре соединяются одновременно стремление, чувствование и представление.

Бесспорно, существуют и другие версии происхождения игры. Например, Ж. Шато считал, что игры детей возникли из их вечного стремления подражать взрослым. Р. Гольденсон, Л. Франк, Р. Хартли предполагали, что игра порождается «коллективным инстинктом» детей. Многие ученые придерживались и придерживаются точки зрения о том, что источником игры является культура, также как и игра является источником культуры. Многие из исследователей называют источником игры общественный разум.

Дж. Колларитс в своей статье указывал на то, что, несмотря на работы К. Грооса, Ф. Бойтендайка и других авторов, все еще нет единства и понимания природы игры, и это происходит, прежде всего, потому, что психологи в один и тот же термин вкладывают различное содержание. Автор рассматривает самые разнообразные критерии игры (упражнение, удовольствие, отдых, освобождение, общность с пространством, повторение, юношескую динамику) и показывает, что они, во-первых, встречаются не во всех играх и, во-вторых, встречаются и в неигровых формах деятельности. В результате он приходит к заключению, что точное выделение игры принципиально невозможно, так как нет такой особой деятельности [25, с. 74-97].

Дж. Селли, в свою очередь, лишь ставит вопрос о природе тех «привлекательных мыслей», которые ребенок реализует в игре, и всех тех преобразований, которым он подвергает действительность, но не дает на него сколько-нибудь исчерпывающего ответа [25, с. 106].

В. Штерн акцентирует внимание на том, что ребенок вводит в свою игру деятельность взрослых людей и связанные с этой деятельностью предметы. Следовательно, этот мир взрослых и является наиболее привлекательным. В. Штерн был одним из первых, кто указал на «тесноту» мира, в котором живет ребенок, как на причину возникновения игры и на игру как на форму бегства из этого тесного мира [23, с. 117-119].

В теории игры К. Коффки, с точки зрения гештальтпсихологии, игре придается большое значение в детском мире ребенка. Мир ребенка, согласно данной теории, похож на мир «примитивного человека», наделяющего живое и неживое мистическими свойствами, но такое обращение с вещами характерно только для детства. Становясь взрослым, человек обращается с ними совершенно иначе. То, что для ребенка являлось полноправным миром, для взрослого становится игрой [11, с. 167-168].

Близок к такой позиции и взгляд на игру Ж. Пиаже, который считал, что внутренний мир ребенка построен по своим собственным законам и отличается от внутреннего мира взрослого. По мнению Ж. Пиаже, мысль ребенка является посредником между аутентическим миром ребенка и логической мыслью взрослого [14, с. 59-60].

Таким образом, резюмируя все вышеизложенное, нами был сделан вывод о том, что круг отечественных и зарубежных исследователей называет разные источники и причины появления феномена игры, рассматривая различные функции или близкие ей явления культуры. Основную сущность игры, ее внутреннюю природу составляет активность, вызванная импульсом биологически неактуальных возможностей, функциональной тенденции ребенка. Таковы многочисленные попытки создания общей теории происхождения игры. Но это не означает, что игры как особой формы поведения, характерной для периода детства, не существует; это лишь означает, что в пределах тех биологических и психологических концепций, из которых исходили авторы теорий игры, такая теория не могла быть создана.

Глава 3. Классификация игр

Сложность классификации игр заключается в том, что они как и любое явление культуры, испытывают серьезное влияние динамики исторического процесса любой новой формации, идеологии разных социальных групп. Обогащение культуры досуга всегда служит предпосылкой развития общества. Но это обогащение может быть противоречивым, на него способны воздействовать принуждения, запреты, мода и т. п. Игровой элемент присутствует буквально во всех видах деятельности человека. Но акцентированные игры присутствуют преимущественно в досуге. Они отражают общечеловеческие, национальные, этнографические, географические, исторические и местнотерриториальные приметы. Сложность классификации игр также в том, что они отличаются одна от другой не только формальной моделью, набором правил, количественных показателей, но прежде всего целями. Игры с одинаковыми правилами, информационной базой могут быть весьма разными, так как используются в разных целях: в одном случае — для анализа функционирования системы, в другом — для обучения учащихся, в третьем — в качестве тренинга для принятия решений в моделируемых ситуациях, в четвертом — для развлечения и т. д.

Классифицировать игры — это создать (соединить) порядки игр, соподчиненных их назначением, составленных на основе учета принципиальных и общих признаков и закономерных связей между ними. Классификация игр должна позволить ориентироваться в их многообразии, дать о них точную информацию. Попыток классификации игр немало. Большинство из них либо интуитивны, либо делаются на конкретно собранном материале игр, специально «под этот» материал. Классификация игр дает основание уточнить системы соподчиненных игр того или иного целевого назначения, позволяет ориентироваться в многообразии игровых объектов, их осмысленного использования.

Игра — многогранное понятие, обозначающее как особый адогматичный тип миропонимания, так и совокупность определенных форм человеческой деятельности. Классификация последних предполагает выделение: состязаний; игр, основанных на имитации, подражании (театр, религиозные ритуалы и т. п.); азартных игр с вероятностным исходом (лотерея, рулетка, карты); продуктивной игры человеческого воображения. Высшая ценность игры — не в результате, а в самом игровом процессе. В любой разновидности игры присутствуют в различном соотношении два первоначала. Первое из них связано с острыми эмоциональными переживаниями игроков и наблюдателей, достижением возбужденно-экстатического состояния; второе, напротив, рационально по своей природе, в его рамках четко определяются правила игры и строго требуется их соблюдение. Нарушение правил ведет к исключению из данной игры. Система правил создает специфическое игровое пространство, моделирующее реальность, дополняющее ее или противостоящее ей. В процессе игры возникают «иные миры», лишающие ореола сакральности наличное положение дел, парадоксально сочетающие воспроизведение актуальных стереотипов культуры (и их усвоение в процессе игры) с их ироническим, «игровым» переосмыслением [15, c. 292], [13, c. 395].

В предисловии к академическому изданию сборника «Игры народов СССР», опубликованному в 1933 г., В. Н. Всеволодский-Гернгросс отмечает «не только полное отсутствие подобной (классифицирующей) работы в нашей литературе, но и отсутствие сколько-нибудь серьезной систематизации игр в литературе западной» [7, с. 23]. Из западных авторов он называет лишь двух: Карла Гросса и Алису Гомм, предложивших свои классификации еще в конце прошлого века. Сам Всеволодский-Гернгросс выделяет три основных типа игр — драматические, орнаментальные и спортивные — а также промежуточные, совмещающие черты основных.

Далее он делит драматические игры на производственные и бытовые, а спортивные — на состязания простые и состязания с применением вещей. Данная типологизация была предпринята ради ограниченной цели: удобства расположения и обозрения собранных фольклорных материалов.

Попытки выделить разновидности игры неоднократно предпринимались представителями конкретных наук (этнографии, психологии, этологии, теории спорта, теории театра и т. д.), каждый из которых, естественно, подходил с позиций своей науки, ее задач. Так, Д. Б. Эльконин, изучающий игры детей дошкольного возраста, выделяет три группы таких игр: подвижные, настольные игры с предметами, творческие ролевые [26, с. 3].

Д. М. Комский и Б. М. Игошев, рассматривающие электронные игровые автоматы, подходят к проблеме с позиции математической теории игр и поэтому в качестве обязательного признака любой игры принимают наличие конфликта, столкновение интересов. Для них игра — модель конфликта, и основанием группировки игр служат причины неопределенности исхода. Так выделяются три вида игр: комбинаторные, характеризуются невозможностью проанализировать все варианты (шашки, шахматы и т. п.); азартные, характеризуются случайностью исхода, независящего от игрока (кости, рулетка, «орлянка»); стратегические, характеризуются незнанием стратегии противника. Эти черты могут по-разному сочетаться, например, преферансу присущи все три причины неопределенности [10].

Также конфликт, но уже как борьбу, схватку противоположных сторон, видел в центре игры талантливый изобретатель и организатор интеллектуальных игр, ведущий передачи «Что? Где? Когда?» Владимир Ворошилов [2].

Для него суть игры — в правилах, и именно по этому признаку он разделяет игры. Известна классификация в количественной плоскости на игры одиночные (индивидуальные), парные, групповые (командные), массовые.

Значительно шире рассматривает игру с позиций театрального действа М. Эпштейн [27].

Он выделяет два основных вида игры: свободную импровизированную и организованную по правилам, относящихся к реальности (серьезной жизни) с противоположных позиций. Для свободных игр реальность — ограниченный правилами социальный порядок; и смысл их в нарушении всех правил, в слиянии с людьми и природой, в обнаружении единства с ними, в самовыражении природных начал. Для игр по правилам реальность — недостаточно организованная стихия; и смысл их в ограничении более жесткими правилами, в размежевании и борьбе по этим правилам, в достижении выигрыша. В обоих охарактеризованных видах игры

Эпштейн выделяет по две разновидности. Свободные игры делятся на экстатические, когда личность, выражая свою внутреннюю стихию, сливается с миром, с ритмом природы, и миметические, когда личность, стремясь раскрыть свои подавляемые стороны, подражает, уподобляется, принимает необычные образы. С другой стороны, игры по правилам делятся на азартные, когда личность подчиняется року, рискует, испытывает судьбу, и соревновательные, когда она самосовершенствуется в борьбе.

Обзор аналогичных попыток выделить разновидности игры, предпринимаемых представителями конкретных наук, можно было бы продлить, однако уже приведенные примеры достаточно ясно демонстрируют их большую или меньшую односторонность. По-видимому, в интересах дела необходим более широкий, философский взгляд на игру как форму деятельности. В этом плане Хейзинга относит к сфере игры всю культуру, поскольку в ней преодолевается зависимость от природы, от обычного ограниченно практического поведения. Он не стремится выделить реальные типы игры, а, напротив, помещает в некое идеальное «игровое пространство» различные сферы культуры. При этом ему удается представить игру таким общим знаменателем как раз за счет уклонения от вопроса о ее конкретных типах.

Указанный вопрос затрагивает М. С. Каган в работе «Человеческая деятельность». Стремясь выделить из обширного круга разнообразных форм деятельности, охватываемых понятием «игра» так сказать «чистую культуру» игры в узком и точном смысле, он выделяет игру по правилам, отличая ее от ролевой игры как синтетической, художественно-игровой деятельности [9, с. 276]. Столь обобщенное и лаконичное деление представляется иной философской крайностью, вытекающей из особенностей указанной работы, не предполагающей более детальной типологии игр.

Р. Кайюа, как пишет К. Б. Сигов, «детализирует предложенную Й. Хейзингой дихотомию «состязание-представление», выделяя четыре типа игры: игра головокружения, игра подражания, игра состязания, игра случая» [16, с. 111]. Игра первого типа не локализована в пространстве, в ней человек выявляет возможную полноту экзистенции, реализует свою сокровенность, обретает иллюзию свободы.

Развивая идею немецкого биолога Г. Бонгендайка о двойственном взаимодействии игры со средой, Е. И. Добринская и Э. В. Соколов поделили все игры на две большие группы в соответствии с тенденциями «к освобождению от среды и к слиянию с ней» [6].

Имея в виду природную среду, авторы, видимо, допустили «перелёт», минуя более близкую человеку культурную среду, социальную действительность. Поэтому большинство игр, особенно детских, с трудом укладывается в предлагаемую классификацию.

Вместе с тем важно помнить, что дело не в самой игре или ее игровом результате, а в том, в какие взаимоотношения и с кем вступает в ней ребенок, какие качества приобретает, чему учится, что познает, что открывает в себе, как реабилитируется, самовыражается, воздействует на окружающий мир и т. п. Важно знать, что игра — явление многомерное, она редко выражает до конца ту или иную тенденцию, расчет и мастерство здесь стыкуются с фактором случайного везения; что подражание и творчество взаимосвязаны; что правила дети модернизируют (усложняют, ослабляют) в игре; что заданность прерывается импровизацией; что игра насыщена элементами труда, искусства, двигательностью, познанием и др.

Значение игры невозможно исчерпать и оценить развлекательно-реактивными возможностями. В том и состоит феномен игры, что, являясь развлечением, отдыхом, она способна перерасти в игру-творчество, в игру — обучение, в игру-терапию, в игру-модель типа человеческих отношений и проявлений в труде. Она является основой досуга, его квинтэссенцией, потому что не задается и не ограничивается конкретным содержанием — темой детских игр может быть буквально любая деятельность человека. Но она же способна сохранять свою самоценность как своеобычный вид деятельности, например выступать в виде квипрокво (путаница, недоразумение, мистификация, нелепица).

Классификация игр как отражение известной и непредсказуемой деятельности, регулирующей творческую активность индивида, предопределяющей весь духовный потенциал человека в труде, учении, досуге, представляется нам задачей важной и перспективной. Игры в настоящее время выходят на новый, высокий уровень, используются разнообразно и результативно.

Все указанные игры реализуют социальные функции освоения культуры и стабилизации, регулирования эмоциональной жизни членов общества. Однако эти функции являются косвенными, обычно неосознаваемыми массой играющих. Для нее в качестве прямой, явной функции игры выступает удовлетворение потребности в активном развлечении, которая может быть конкретизирована как потребность в личном и групповом общении, в психофизиологической разрядке, в самоутверждении, самовыражении и т. п.

Заключение

Одной из особенностей социальной жизни является игра. Под термином «игра» авторы понимают деятельность человека, выросшую из его способности к подражанию. Именно способность к подражанию помогла человеку надстроить ту слабую программу инстинктов, которая дана была ему природой. Именно игра изменила данный природой способ человеческого существования: была выработана определенная система символов, дополняющая инстинкты. Отточенные поколениями правила со временем воплотились во внеинстинктивную, внеприродную программу действий. Между человеком и природой возникла новая реальность, реальность, которую человек создал играя. С момента упрочнения человека в мире игра стала самодостаточным явлением. Игра формирует и поддерживает социальные связи, посредством игры нащупываются новые формы деятельности, необходимые в меняющемся мире. Без игры немыслимо становление человеческой личности, именно в игре, в ее многообразных формах происходит спонтанное, непроизвольное выявление человеческой сущности.

Таким образом, нам представляется возможным выделить ряд общих положений, отражающих сущность феномена игры. Во-первых, игра является многогранным понятием, так как она означает занятие и отдых, развлечение и соревнование, упражнение и тренинг. Во-вторых, под игрой мы понимаем уникальный феномен, который помогает нам не только проигрывать реальные жизненные ситуации, замыкая их определенными временными и пространственными рамками, но и проявлять наше творческое начало, связанное с конструированием самих рамок. В-третьих, игра представляет собой средство коммуникации, функция которой состоит в установлении и поддерживании взаимоотношения между людьми в состязательной форме. В-четвертых, под игрой мы понимаем самый простой и близкий человеку способ познания окружающей действительности, а также наиболее доступный путь к овладению теми или иными знаниями, умениями и навыками. В-пятых, существует большое количество классификаций игр с точки зрения различных наук. В-шестых, игра как феномен культуры обучает, воспитывает, развивает, социализирует, развлекает, дает отдых. Игра есть свобода самораскрытия, саморазвития с опорой на подсознание, разум и творчество.

Резюмируя вышеизложенное можно сделать вывод о том, что игра — это главная сфера общения: в ней решаются проблемы межличностных отношений, совместимости, партнерства, дружбы. В игре познается и приобретается социальный опыт взаимоотношений людей.

Список использованной литературы

[Электронный ресурс]//URL: https://psychoexpert.ru/referat/sotsiologiya-i-igra/

1. Берн Э. «Игры, в которые играют люди. Психология человеческой судьбы». М., 1988.

2. Ворошилов В. Феномен игры. М., 1982.

3. Выготский Л.С. «Игра и ее роль в психическом развитии ребенка». // Вопросы психологии. 1966, № 6.

4. Гез Н. И., Ляховицкий М. В. Методика обучения иностранным языкам в средней школе. — М.: Высш. шк., 1982. — 373 с.

5. Гроос К. «Душевная жизнь ребенка». Избр. лекции. — Киев, 1976.

6. Добринская Е.И., Соколов Э.В. Свободное время и развитие личности. Л., 1983.

7. Игры народов СССР (сборник материалов).

М.-Л., 1933.

8. Исупов К. Г. Второе рождение проблемы «игра и искусство» // Философские науки. 1974, №5.

9. Каган М. С. Человеческая деятельность. М., 1974.

10. Комский А. М., Игошев Б. М. Электронные автоматы и игры. М., 1981.

11. Коффка К. Основы психического развития / Пер. с нем. — М. — Л., 1984.

12. Леонтьев А. Н. Психологические основы дошкольной игры. — М., 1980.

13. Новейший философский словарь: 3-е изд., исправл. — Мн.: Книжный Дом. 2003. — 1280 с. — (Мир энциклопедий).

14. Общая психология / под ред. А. В. Петровского. — М.: Просвещение, 1976. — 452 с.

15. Постмодернизм. Энциклопедия.— Мн.: Интерпрессервис; Книжный Дом. 2001.— 1040 с.— (Мир энциклопедий).

16. Сигов К. Б. Игра // Современная западная философия. 1991.

17. Спенсер Г. «Основания психологии». — СПб., 1876.

18. Толстых А.В. Возрасты жизни. — М.: Мол. Гвардия, 1988. — (Эврика).

— 221с.

19. Узнадзе Д. И. Психологические исследования. М., 1966.

20. Фрейд З. «Я и Оно». — Тбилиси, 1991. Т.1.

21. Хейзинга Й. Homo ludens. В тени завтрашнего дня. — М.: «Прогресс — академия». — 1992, 464 с.

22. Чернилевский Д. В. Дидактические технологии в высшей школе: Учебное пособие для вузов. — М.: ЮНИТИ, 2002. — 437 с.

23. Шмаков С. А. Игры учащихся — феномен культуры. — М., 1994.

24. Эльконин Д.Б. «Психология игры». — М., 1978.

25. Эльконин Д. Б. Психология игры. 2-е изд. — М.: Гуманит. изд. Центр ВЛАДОС, 1999. — 360 с.

26. Эльконин Д. Б. Творческие ролевые игры детей дошкольного возраста. М., 1957.

27. Эпштейн М. Игра в жизни и искусстве // Современная драматургия. 1982, №2. М., 1982.