Психофизиология речи и мыслительной деятельности

Организм находится в непрерывном взаимодействии с окружающей его внешней средой. Это взаимодействие очень многогранно; оно обусловлено, с одной стороны, степенью сложности организации животного, а с другой — изменениями, которые постоянно происходят во внешней среде и в самом организме. Так как внешняя среда служит для организма не только источником, откуда он черпает материал для своего существования, но таит в себе различные для него опасности, то вполне понятно, что организм должен очень четко воспринимать различного рода раздражения и не менее четко на них реагировать. В связи с этим и развились высокодифференцированные органы нервной системы, приспособленные воспринимать и анализировать раздражения, идущие не только из внешней среды, но и из всех без исключения органов и тканей самого организма, и координировать деятельность организма в целом, проявляющуюся в его поведении, а также работу всех отдельных его органов и происходящий в них обмен веществ. Трофическая функция нервной системы впервые была выявлена И.П. Павловым. Такая координирующая функция осуществляется нервной системой при непременном участии органов чувств. Таким образом, интегрирующая функция принадлежит не только сосудистой системе, но в ещё большей степени нервной системе, влиянию которой подчинена и сама сосудистая система. Нервная система обеспечивает единство организма, взаимообусловленность всех его составных частей, единство организма и внешней среды, т.е. единство высшего порядка.

Основной структурной единицей нервной системы являются нейроны. Каждый нейрон состоит из тела и нервных отростков: рецепторного и эффекторного. Рецепторные отростки проводят раздражение к телу нейрона — это дендриты. Эффекторный отросток бывает только один; он проводит раздражение от тела нейрона к его периферии — это аксон ил нейрит.

В то время как нервные отростки служат только для передачи раздражений, тела нейронов выполняют необычно сложную функцию. В них воспринятое раздражение или затухает, если оно недостаточно сильно и действует монотонно, или же трансформируется и передаётся нейриту.

Весь процесс, протекающий в нервной клетке, от восприятия раздражения до ответа на него, т.е. до передачи раздражения с нервной клетки на выполняющий орган (мускульную или железистую клетку), называется рефлексом. В сложном организме рефлекс обычно осуществляется не одним нейроном, а рядом их, образующим цепь нейронов, или рефлекторную дугу.

13 стр., 6359 слов

Нервные центры и их свойства

... присуща способность периодически генерировать нервные импульсы. Из представления о нервных центрах следует, что разные функции организма регулируются различными частями нервной системы. Локализацию нервных центров определяют на основании опытов с раздражением, ограниченным разрушением, удалением ...

1. Физиология промежуточного мозга

Главными образованиями промежуточного мозга являются таламус (зрительный бугор) и гипоталамус (подбугорная область).

Таламус — чувствительное ядро подкорки. Его называют «коллектором чувствительности», так как к нему сходятся афферентные (чувствительные) пути от всех рецепторов, исключая обонятельные. Здесь находится третий нейрон афферентных путей, отростки которого заканчиваются в чувствительных зонах коры.

Главной функцией таламуса является интеграция (объединение) всех видов чувствительности. Для анализа внешней среды недостаточно сигналов от отдельных рецепторов. Здесь происходит сопоставление информации, получаемой по различным каналам связи, и оценка ее биологического значения. В зрительном бугре насчитывается 40 пар ядер, которые подразделяются на специфические (на нейронах этих ядер заканчиваются восходящие афферентные пути), неспецифические (ядра ретикулярной формации) и ассоциативные. Через ассоциативные ядра таламус связан со всеми двигательными ядрами подкорки — полосатым телом, бледным шаром, гипоталамусом и с ядрами среднего и продолговатого мозга.

Изучение функций зрительного бугра проводится путем перерезок, раздражения и разрушения.

Кошка, у которой разрез сделан выше промежуточного мозга, резко отличается от кошки, у которой высшим отделом центральной нервной системы является средний мозг. Она не только поднимается и ходит, т. е. выполняет сложно координированные движения, но еще проявляет все признаки эмоциональных реакций. Легкое прикосновение вызывает злобную реакцию. Кошка бьет хвостом, скалит зубы, рычит, кусается, выпускает когти. У человека зрительный бугор играет существенную роль в эмоциональном поведении, характеризующемся своеобразной мимикой, жестами и сдвигами функций внутренних органов. При эмоциональных реакциях повышается давление, учащаются пульс, дыхание, расширяются зрачки. Мимическая реакция человека является врожденной. Если пощекотать нос плода 5 — 6 мес., то можно видеть типичную гримасу неудовольствия (П. К. Анохин).

При раздражении зрительного бугра у животных возникают двигательные и болевые реакции — визг, ворчание. Эффект можно объяснить тем, что импульсы от зрительных бугров легко переходят на связанные с ними двигательные ядра подкорки.

В клинике симптомами поражения зрительных бугров являются сильная головная боль, расстройства сна, нарушения чувствительности как в сторону повышения, так и понижения, нарушения движений, их точности, соразмерности, возникновение насильственных непроизвольных движений.

Гипоталамус является высшим подкорковым центром вегетативной нервной системы. В этой области расположены центры, регулирующие все вегетативные функции, обеспечивающие постоянство внутренней среды организма, а также регулирующие жировой, белковый, углеводный и водно-солевой обмен.

В деятельности вегетативной нервной системы гипоталамус играет такую же важную роль, какую играют красные ядра среднего мозга в регуляции скелетно-моторных функций соматической нервной системы.

Самые ранние исследования функций гипоталамуса принадлежат — Клоду Бернару. Он обнаружил, что укол в промежуточный мозг кролика вызывает повышение температуры тела почти на 3°С. Этот классический опыт, открывший локализацию центра терморегуляции в гипоталамусе, получил название теплового укола. После разрушения гипоталамуса животное становится пойкилотермным, т. е. теряет способность удерживать постоянство температуры тела. В холодной комнате температура тела понижается, а в жаркой повышается.

13 стр., 6003 слов

Строение и функции нервной системы

... ответная реакция организма на раздражение рецепторов, осуществляемая с участием центральной нервной системы. Рефлекс осуществляется через специальное структурное образование нервной системы, которое называется рефлекторной ... в нервный центр. Нервный центр воспринимает обратную информацию с рабочего органа о свершенном действии. Классификация рефлексов. Рефлексы животных и человека разнообразны, ...

Позднее было установлено, что почти все органы, иннервируемые вегетативной нервной системой, могут быть активированы раздражением подбугорной области. Иными словами, все эффекты, которые можно получить при раздражении симпатических и парасимпатических нервов, получаются при раздражении гипоталамуса.

В настоящее время для раздражения различных структур мозга широко применяется метод вживления электродов. С помощью особой, так называемой стереотаксической техники, через трепанационное отверстие в черепе вводят электроды в любой заданный участок мозга. Электроды изолированы на всем протяжении, свободен только их кончик. Включая электроды в цепь, можно узко локально раздражать те или иные зоны.

При раздражении передних отделов гипоталамуса возникают парасимпатические эффекты — усиление движений кишечника, отделение пищеварительных соков, замедление сокращений сердца и др. при раздражении задних отделов наблюдаются симпатические эффекты — учащение сердцебиения, сужение сосудов, повышение температуры тела и др. Следовательно, в передних отделах подбугорной области располагаются парасимпатические центры, а в задних — симпатические.

Так как раздражение при помощи вживленных электродов производится на целом животном, без наркоза, то представляется возможность судить о поведении животного. В опытах Андерсена на козе с вживленными электродами был найден центр, раздражение которого вызывает неутолимую жажду, — центр жажды. При его раздражении коза могла выпивать до 10 л воды. Раздражением других участков можно было заставить сытое животное есть (центр голода).

Широкую известность получили опыты испанского ученого Дельгадо на быке с электродом, вживленным в центр страха: Когда на арене разъяренный бык бросался на тореадора, включали раздражение, и бык отступал с ясно выраженными признаками страха.

Американский исследователь Д. Олдз предложил модифицировать метод — предоставить возможность самому животному замыкать, что неприятных раздражений животное будет избегать и, наоборот, стремиться повторять приятные.

Опыты показали, что имеются структуры, раздражение которых вызывает безудержное стремление к повторению. Крысы доводили себя до истощения, нажимая на рычаг до 14000 раз! Кроме того, обнаружены структуры, раздражение которых, по-видимому, вызывает крайне неприятное ощущение, так как крыса второй раз избегает нажать на рычаг и убегает от него. Первый центр, очевидно, является центром удовольствия, второй — центром неудовольствия.

Чрезвычайно важным для понимания функций гипоталамуса явилось открытие в этом отделе мозга рецепторов, улавливающих изменения температуры крови (терморецепторы), осмотического давления (осморецепторы) и состава крови (глюкорецепторы).

С рецепторов, обращенных в кровь, возникают рефлексы, направленные на поддержание постоянства внутренней среды организма — гомеостаза. «Голодная кровь», раздражая глюкорецепторы, возбуждает пищевой центр: возникают пищевые реакции, направленные на поиск и поедание пищи.

9 стр., 4104 слов

Нервная система и головной мозг

... и усложнения строения полушарий и коры большого мозга. Развитие и дифференциация структур нервной системы у высокоорганизованных животных обусловили ее разделение на центральную и периферическую нервные системы. 2 Развитие головного мозга Головной мозг (cephalon), передний отдел центральной нервной системы ...

Одним из частых проявлений заболевания гипоталамуса в клинике является нарушение водно-солевого обмена, проявляющееся в выделении большого количества мочи с низкой плотностью. Заболевание носит название несахарного мочеизнурения.

Подбугорная область тесно связана с деятельностью гипофиза. В крупных нейронах надзрительного и околожелудочкового ядер гипоталамуса образуются гормоны — вазопрессин и окситоцин. По аксонам гормоны стекают к гипофизу, где накапливаются, а затем поступают в кровь.

Иное взаимоотношение между гипоталамусом и передней долей гипофиза. Сосуды, окружающие ядра гипоталамуса, объединяются в систему вен, которые спускаются к передней доле гипофиза и здесь распадаются на капилляры. С кровью к гипофизу поступают вещества — релизинг-факторы, или освобождающие факторы, стимулирующие образование гормонов в передней его доле.

Ретикулярная формация. В стволе мозга — продолговатом, среднем и промежуточном мозге, между его специфическими ядрами находятся скопления нейронов с многочисленными сильно ветвящимися отростками, образующими густую сеть. Эта система нейронов получила название сетчатого образования, или ретикулярной формации. Специальные исследования показали, что все так называемые специфические пути, проводящие определенные виды чувствительности от рецепторов к чувствительным зонам коры головного Мозга, дают в стволе мозга ответвления, заканчивающиеся на клетках ретикулярной формации. Потоки импульсов с периферии от экстеро-, интеро- и проприорецепторов. поддерживают постоянное тоническое возбуждение структур ретикулярной формации.

От нейронов ретикулярной формации начинаются неспецифические пути. Они поднимаются вверх к коре головного мозга и подкорковым ядрам и спускаются вниз к нейронам спинного мозга.

В чем же состоит функциональное значение этой своеобразной системы, не имеющей своей территории, располагающейся между специфическими соматическими и вегетативными ядрами ствола мозга?

Методом раздражения отдельных структур ретикулярной формации удалось раскрыть ее функцию как регулятора функционального состояния спинного и головного мозга, а также важнейшего регулятора мышечного тонуса. Роль ретикулярной формации в деятельности центральной нервной системы сравнивают с ролью регулятора в телевизоре. Не давая изображения, он может менять громкость звука и освещенность.

Раздражение ретикулярной формации, не вызывая двигательного эффекта, изменяет имеющуюся деятельность, тормозя ее или усиливая. Если у кошки короткими, ритмическими раздражениями чувствительного нерва вызывать защитный рефлекс — сгибание задней лапки, а затем на этом фоне присоединить раздражение ретикулярной формации, то в зависимости от зоны раздражения эффект будет различен: спинальные рефлексы либо резко усилятся, либо ослабятся и исчезнут, т. е. затормозятся. Торможение возникает при раздражении задних отделов ствола мозга, а усиление рефлексов — при раздражении передних отделов. Соответствующие зоны ретикулярной формации получили название тормозящей и активирующей зон.

На кору головного мозга ретикулярная формация оказывает активирующее воздействие, поддерживая состояние бодрствования и концентрируя внимание. Если у спящей кошки с вживленными в промежуточный мозг электродами включать раздражение ретикулярной формации, то кошка просыпается, открывает глаза. На электроэнцефалограмме видно, что исчезают медленные волны, характерные для сна, и появляются быстрые волны, свойственные состоянию бодрствования. Ретикулярная формация оказывает на кору головного мозга восходящее, генерализованное (охватывающее всю кору) активирующее влияние. По выражению И.П. Павлова, «подкорка заряжает кору». В свою очередь кора больших полушарий регулирует активность сетчатого образования.

14 стр., 6813 слов

Особенности психических познавательных процессов в норме и патологии: ...

... памяти человека в целом и её процессов, свидетельствующая о его способности удерживать определенное время в своем сознании нужную информацию. В психологии ... и явлений в их существенных свойствах, связях и отношениях. Словесно-логическая память - специфически человеческая память. Она является ведущей по отношению к другим видам памяти. Образная память различается по роли ведущего анализатора. В ...

2. Гипоталамо-гипофизарная система

Гипоталамо-гипофизарная система — морфофункциональное объединение структур гипоталамуса и гипофиза, принимающих участие в регуляции основных вегетативных функций организма. Различные рилизинг-гормоны, вырабатываемые гипоталамусом (см. Гипоталамические нейрогормоны) оказывают прямое стимулирующее или тормозящее действие на секрецию гипофизарных гормонов. При этом между гипоталамусом и гипофизом существуют и обратные связи, с помощью которых регулируется синтез и секреция их гормонов. Принцип обратной связи здесь выражается в том, что при увеличении продукции железами внутренней секреции своих гормонов уменьшается секреция гормонов гипоталамуса (см. Нейрогуморальная регуляция функций).

Выделение гормонов гипофиза приводит к изменению функции эндокринных желез; продукты их деятельности с током крови попадают в гипоталамус и, в свою очередь, влияют на его функции.

Главными структурными и функциональными компонентами Г.-г. с. являются нервные клетки двух типов — нейросекреторные, вырабатывающие пептидные гормоны вазопрессин и окситоцин, и клетки, главным продуктом которых являются моноамины (моноаминергические нейроны).

Пептидергические клетки формируют крупные ядра — супраоптическое, паравентрикулярное и заднее. Нейросекрет, вырабатываемый внутри этих клеток, с током нейроплазмы попадает в нервные окончания нервных отростков. Основная масса веществ поступает в заднюю долю гипофиза, где нервные окончания аксонов нейросекреторных клеток тесно контактируют с капиллярами, и переходит в кровь. В медиабазальном отделе гипоталамуса расположена группа нечетко оформленных ядер, клетки которых способны продуцировать гипоталамические нейрогормоны. Секреция этих гормонов регулируется соотношением концентраций норадреналина, ацетилхолина и серотонина в гипоталамусе и отражает функциональное состояние висцеральных органов и внутренней среды организма. По мнению многих исследователей, в составе Г.-г. с. целесообразно выделить гипоталамо-аденогипофизарную и гипоталамо-нейрогипофизарную системы. В первой осуществляется синтез гипоталамических нейрогормонов (рилизинг-гормонов), тормозящих или стимулирующих секрецию многих гипофизарных гормонов,

во второй — синтез вазопрессина (антидиуретического гормона) и окситоцина. Оба эти гормона, хотя и синтезируются в гипоталамусе, но накапливаются в нейрогипофизе. Помимо антидиуретического эффекта, вазопрессин стимулирует синтез гипофизарного адренокортикотропного гормона (АКТГ) секрецию 17-кетостероидов. Окситоцин влияет на активность гладкой мускулатуры матки, усиливает родовую деятельность, участвует в регуляции лактации. Ряд гормонов передней доли гипофиза получил название тропных. Это — тиреотропный гормон, АКТГ, соматотропный гормон, или гормон роста, фолликулостимулирующий гормон и др. В промежуточной доле гипофиза синтезируется меланоцитостимулирующий гормон. В задней доле накапливаются вазопрессин и окситоцин.

12 стр., 5612 слов

Методы исследования мышления в психологии

... людьми, выраженными в понятийной форме, суждениях, умозаключениях. Теоретическое понятийное мышление характерно для научных теоретических исследований. Выделяют следующие виды мышления: теоретическое образное, ... все перечисленные методы изучения мышления являются эффективными. 1.1 Понятие мышление. Классификация видов мышления Отличие мышления от других психологических процессов состоит в том, что ...

В 70-х гг. было установлено, что в тканях гипофиза осуществляется синтез ряда биологически активных веществ пептидной природы, которые позже отнесли к группе регуляторных пептидов. Выяснилось, что у многих из этих веществ, в частности эндорфинов, энкефалинов, липотропного гормона и даже АКТГ, один общий предшественник — высокомолекулярный белок проопиомеланокортин.

3. Психофизиология речи и мыслительной деятельности

Структурно-функциональный и процессуально-динамический аспекты мышления. Мышление — процесс отражения связей и отношений, недоступных непосредственному чувственному восприятию, сопровождающийся переживанием чувства понятности (понимания) ситуации. Принципиальное значение для характеристики мышления имеет оценка его результатов (продуктов) с точки зрения истинности, т.е. их соответствия действительности. Процессуально-динамическому аспекту познавательной деятельности, который находится на первом плане в понятии «мышление», в структурно-функциональном аспекте соответствуют понятия: «ум», «интеллект», «мысль». В этом смысле можно сказать, что мышление есть процесс функционирования ума, интеллекта, процесс продуцирования и преобразования мыслей. Мысль в свою очередь — это структурная единица .мышления. Поступать осмысленно — значит поступать, руководствуясь определенной мыслью. Слово «ум» — славянский эквивалент греческого слова «нус» и латинского «интеллект». В повседневном словоупотреблении одна из самых распространенных в отношении человека оппозиций — оппозиция «умный — глупый». Умный человек — это рассудительный, проницательный, смышленый, сообразительный, способный проникать за поверхностную сторону явлений, устанавливать неочевидные и отдаленные связи между явлениями, видеть их причинно-следственные отношения, предвидеть наступление тех или иных событий. Глупый — это неразумный, недалекий, ограниченного ума человек, непонятливый, тупой, бестолковый, поверхностный, не имеющий собственных мыслей. Ум — важнейшая характеристика человека, его способностей и достоинств, состояния, в котором он может совершать осмысленные поступки и нести за них ответственность. Если в этом возникает сомнение, говорим: «в своем ли он уме». Умственные способности приходят с жизненным опытом: «молод годами, да стар умом». Осознанию своей ответственности, необходимости серьезного отношения к жизни соответствует: «пора за ум браться». Умственные способности ослабевают к старости — из ума можно «выжить». Умственные способности человека обнаруживаются не сразу — «по уму провожают». Если возникает сомнение в соответствии способностей человека той или другой задаче, говорим: «не твоего ума дело». От слишком сложной задачи «ум за разум заходит». В то же время «умничать» — стремиться показать себя умнее других, создать о себе впечатление как об умном человеке, бояться обнаружить, что чего-то не знаешь, не понимаешь. «Себе на уме» — человек, склонный скрывать свои намерения, утаивать то, что знает. Ум может быть: широкий, большой, обширный/ограниченный, глубокий/поверхностный, сильный/слабый, острый/тупой, вялый, быстрый/медленный, инертный. Мышление изучается в рамках различных научных дисциплин, что отражает важность и многообразие аспектов, характеризующих мышление. Категориальный ракурс рассмотрения мышления реализуется в гносеологии. Здесь мышление изучается с точки зрения категорий объективного и субъективного, чувственного и рационального, эмпирического и теоретического. конечного и бесконечного, прерывного и непрерывного и т.д. В логике устанавливаются действующие в мышлении законы, правила, формы, операции. Кибернетика рассматривает мышление в связи с задачами технического моделирования мыслительных операций, создания устройств искусственного интеллекта. Языкознание изучает речевые формы реализации мыслительного процесса. Науковедение изучает мышление как историю, теорию и практику научного познания. Этология рассматривает формы и уровни развития мышления в животном мире, предпосылки возникновения и развития человеческого уровня мышления. Нейрофизиология изучает функционирование и морфологию нервного субстрата мыслительной деятельности. Эстетика анализирует роль и функции мышления в создании и восприятии художественных ценностей. Этот перечень, конечно, можно было бы и продолжить, но для нас важно в данном случае зафиксировать то, чем отличается мышление как предмет психологии от всех выше перечисленных аспектов. Очевидно, что для того чтобы каждая из упомянутых отраслей знания могла бы изучать мышление, необходимо, чтобы оно сначала реализовалось как аспект (уровень) познавательной активности конкретного человека. Именно это и составляет предмет психологии мышления. Иначе говоря, психология при сопоставлении ее подхода к мышлению с подходами любых других научных дисциплин изучает мышление как актуальный непосредственно реализующийся процесс в его взаимосвязях и опосредствованиях с потребностями, тенденциями развития, механизмами отражения и регуляции активности субъекта. При этом внутри самой психологии в каждом из ее разделов, упомянутых при рассмотрении вопроса о предмете психологии, так или иначе, также изучается мышление. Отметим некоторые из результатов многоаспектного рассмотрения мышления, важных с точки зрения определения его специфики в ряду других когнитивных процессов. Философский анализ мышления устанавливает его многомерность и многоуровневость. Одним из наиболее принципиальных результатов является разграничение рассудочного и разумного мышления. Начало детальной разработке различий этих уровней положил И. Кант. Согласно ему. «всякое наше знание начинает с чувств, переходит затем к рассудку и заканчивает в разуме, выше которого нет ничего для обработки материала созерцаний и для подведения его под высшее единство мышления». Основная функция рассудка — упорядочение и систематизация явлений. Рассудок, по Канту, привносит форму в знание, содержание которого составляют результаты чувственного созерцания. Рассудок всегда носит конечный, ограниченный характер. В отличие от этого разумное мышление стремится найти бесконечное, безусловное, абсолютное. Но, полагая абсолютное трансцендентным, разум впадает в неразрешимые противоречия. Продолжив кантовскую линию разграничения рассудка и разума как двух ступеней рационального познания, Гегель противопоставил разум как бесконечное мышление рассудку как конечному мышлению. Конечность рассудка обусловлена тем, что он, фиксируя ограниченные определения мысли, не способен выйти за пределы их содержания. Рассудок обеспечивает устойчивость, определенность в деятельности мышления. Достигнув стадии разума, мышление делает своим предметом собственные формы, тем самым выступая как свободная, не связанная ограничениями спонтанная активность духа. Конкретным примером основополагающей структуры, формирующейся на уровне разума, может служить соотношение категорий «утверждение» и «отрицание», включающее в себя следующие восемь высказываний:

14 стр., 6701 слов

Развитие логического мышления детей дошкольного возраста

... указаниям, ребёнок постепенно приучается правильно строить суждения, правильно соотносить их друг с другом, делать обоснованные выводы. Вот почему тема «Развитие логического мышления детей дошкольного возраста», ... мысль. В процессе преобразующей деятельности человека мышление выступает как средство постановки цели и как аппарат для подготовки целенаправленных действий. То и другое возможно только на ...

5 стр., 2139 слов

Развитие мышления у ребенка

... формой умозаключения у дошкольника. Развитие форм детского мышления неотделимо от развития его содержания, от ознакомления ребенка с конкретной ... силлогизм - логическая форма мышления, когда из двух посылок (общей и частной) выводится новое суждение [9, C. 189] ... вскрывают особенности типичных для дошкольника умозаключений. Его мысль функционирует еще внутри восприятия. Поэтому его умозаключение ...

  • утверждение есть утверждение,
  • утверждение есть отрицание,
  • отрицание есть отрицание,
  • отрицание есть утверждение,
  • отрицание утверждения есть отрицание,
  • отрицание утверждения есть утверждение,
  • отрицание отрицания есть утверждение,
  • отрицание отрицания есть отрицание.

Логический анализ мышления в рамках избранного нами аспекта рассмотрения важен в плане выделения в нем его структурных единиц, форм мышления. Такими единицами являются суждения, умозаключения, понятия. Суждение — форма мысли, в которой нечто утверждается или отрицается относительно предметов и явлений, их свойств и отношений и которая сама обладает свойством истинности. С точки зрения Канта, суждение — это форма соединения представлений в сознании, для Гегеля — это форма соотношения понятий. С точки зрения формальной логики структура суждения образован;» тремя компонентами: субъектом (S), предикатом (Р) и логической связкой между ними. По качеству суждения делятся на положительные и отрицательные, по количеству — на единичные. частные и общие; по характеру связи между субъектом и предикатом — на категоричные, условные и разделительные: по модальности — на суждения необходимости (аподиктические), действительности (ассерторические), возможности (проблематические).

В результате объединения деления суждений по качеству и количеству получаются четыре основные вида суждений: общеутвердительные (А), частноутвердительные (I), общеотрицательные (Е), частноотрицательные (О).

Их общепринятые обозначения соответствуют двум первым гласным буквам латинских слов affirmo — утверждаю и nego — отрицаю. Суждения, в которых выражаются отношения двух предметов по величине, последовательности, положению в пространстве и времени и т.д., называются суждениями отношений. Имеется четыре вида отношений между основными суждениями: противности (контрарные), противоречивости (контрадикторные), подпротивности (субконтрарные), подчинения. Контрарные отношения существуют между суждениями, которые не могут быть вместе истинными (если одно истинно, то другое ложно), но оба вместе могут быть ложными. Контрадикторные отношения существуют между суждениями, которые вместе не могут быть ни истинными, ни ложными (из двух суждений, находящихся в контрадикторных отношениях, одно и только одно истинно, другое непременно ложно).

Суждения, находящие в отношениях субконтрарности. не могут быть одновременно ложными, но могут быть одновременно истинными. Отношения, которые существуют между общим и частным суждениями соответствующего качества, называются отношениями подчинения. Из истинности общего суждения следует истинность подчиненного ему частного суждения: из истинности частного суждения не следует истинность соответствующего ему общего суждения; из ложности общего суждения не следует ни истинность, ни ложность подчиненного ему частного суждения. Умозаключение — форма мышления, которая обеспечивает получение из одного или нескольких суждений нового суждения. Исходные суждения называются посылками, новое суждение — выводом. Для того чтобы из одного или нескольких суждений был возможен вывод нового суждения, между ними должна существовать логическая связь, которую и отражает умозаключение. Истинность выводов в умозаключении зависит от истинности посылок и правильности применения законов мышления. Только соблюдение обоих этих условий может привести к правильному выводу. Умозаключение вероятности — это умозаключение, в выводе которого содержится вероятное знание, умозаключение достоверности в выводе содержит достоверное (аподиктическое или ассерторическое) знание, умозаключение модальности основано на, изменении модальности суждений, образующих посылки и вывод. Можно умозаключать от 1) необходимого к действительному и возможному, 2) невозможного к недействительному, 3) невозможного к недействительному и ненеобходимому. Ошибочно умозаключать от 1) возможного к действительному, 2) действительного к необходимому, 3) от ненеобходимого к недействительному, 4) от недействительного к невозможному. Умозаключения подразделяются на непосредственные и опосредствованные. Непосредственными умозаключениями являются те, в которых делается вывод из одной посылки. Кроме тех непосредственных умозаключений, о которых мы уже упомянули, выделяют еще умозаключения обращения и превращения. При обращении субъект вывода является предикатом посылки, и наоборот. Правила умозаключений, являющихся обращениями. следующие:

4 стр., 1858 слов

Реферат речь и язык психология

... речи, а также соотнесенности языка и речи, их связи, механизмы и функции. Информационной базой послужили учебники по психологии. Речь - это специфически человеческий способ формирования и формулирования мыслей ... о прямой связи языков с мышлением и образом жизни целых народов. На богатом фактическом материале, полученном в результате наблюдений за языком, речью и поведением индейцев Северной ...

  • Все S суть Р — истинно
  • Некоторые Р суть S — истинно;
  • Ни одно S не есть Р — истинно
  • Ни одно Р не есть S — истинно;
  • Некоторые S суть Р — истинно
  • Некоторые Р суть S — истинно.

При умозаключении, называемом превращением, меняется качество вывода по сравнению с качеством посылки. Общеутвердительное суждение можно превратить в частноотрицательное; частноутвердительное суждение можно превратить в частноотрицательное, и наоборот. В опосредствованных умозаключениях вывод делается из нескольких посылок. Самое распространенное умозаключение этого типа — силлогизм. Силлогизм — умозаключение, в котором из двух суждений, связанных средним термином, выводится третье суждение — вывод, в котором средний термин отсутствует. Все силлогизмы делятся на три большие группы: категорические, разделительные, условные. В зависимости от положения среднего термина различают четыре фигуры простого категорического силлогизма. При этом в каждой фигуре имеется по несколько модусов, отличающихся друг от друга количеством и качеством суждений. Сформулированы семь правил простого категорического силлогизма.

В силлогизме должно быть только три термина. Средний термин должен быть распределен (взят в полном объеме) хотя бы в одной посылке. Термины, не распределенные в посылках, не могут оказаться распределенными и в заключении. Из двух отрицательных посылок в силлогизме нельзя получить никакого вывода. Если одна из посылок является отрицательной, то и вывод будет отрицательным. Из двух частных посылок нельзя получить с помощью силлогизма никакого вывода. Если одна из посылок частная, то и вывод, если он вообще возможен, будет частным. Сокращенный силлогизм, т. е. силлогизм, в котором пропущена одна из составных его частей, называется энтимемой. Наиболее общие положения, сформулированные в логике относительно мышления, известны как законы логики. Таких законов четыре: тождества, противоречия, исключенного третьего, достаточного основания. Закон тождества требует сохранения неизменным содержания употребляемых в процессе рассуждения понятий. Согласно закону противоречия не могут быть одновременно истинными две противоречивые мысли об одном и том же предмете, взятом в одно и то же время в одном и том же отношении. Закон исключенного третьего утверждает, что из двух противоречащих друг другу высказываний одно непременно истинно (А есть В, либо не-В, третьего не дано).

Закон достаточного основания требует, чтобы всякая истинная мысль была обоснована другими мыслями, истинность которых уже доказана. В языкознании мышление неизбежно исследуется на. том основании. что язык (речь) является непосредственной достоверностью мысли, что мышление выступает в качестве необходимого регулятора его использования (употребления), а язык в свою очередь необходимым его (мышления) средством. Но в языкознании универсальные законы мышления исследуются в формах, опосредствованных конкретно историческими вариантами развития языка. Из широко распространенного трехчленного разделения основных видов мышления: практически-действенного, наглядно-образного и словесно-логического, последний, очевидно, выделяется за счет того, что в нем наиболее заметно влияние языка на процесс мышления. Специфика словесно-логического вида мышления определена прежде всего условным характером исторически установившейся связи языковых единиц с обозначаемыми ими объектами и членением речевого потока на внутренне организованные отрезки — предложения.

Прямого соответствия между единицами мышления, выделяемыми в логике, и соотносительными им единицами языка нет: одна и та же мысль может быть оформлена разными предложениями (словами, словосочетаниями), а одни и те же слова могут быть использованы для оформления разных мыслей. Служебные слова как таковые вообще не обозначают каких-либо объектов внеязыковой реальности. Восклицательные, побудительные, вопросительные предложения в первую очередь выражают отношение говорящего к тому, что говорится, служат средством волеизъявления. Категории, имеющие своим основанием одни и те же свойства действительности, формировались в мышлении и языке разными путями и средствами: развитие категорий мышления шло под воздействием психологических факторов, развитие лингвистических категорий — итог не контролируемого мышлением длительного процесса стихийного обобщения языковых форм. В грамматическом строе языков развиваются обязательные для определенных частей речи и конструкций предложения категории, не имеющие соответствия категориям мышления. В грамматическом строе языков сформировались категории, лишь частично соотносящиеся с категориями мышления при его логическом рассмотрении. Подлежащее, сказуемое, дополнение и определение приближенно соответствуют логическим категориям субъекта, предиката, объекта и атрибута. Категории имени существительного, глагола, прилагательного, числительного, числа примерно соответствуют смысловым категориям предмета (явления), процесса (действия, состояния), качества, количества. В грамматических категориях союзов, предлогов, падежей, времени выражаются категории связи, отношения, времени.

Категории грамматического рода, определенности/неопределенности, вида глагола возникают в результате обусловленного системным характером языка распространения на все слова определенной части речи признаков, свойственных в истории языка лишь отдельным словам. Категория модальности отражает субъективное отношение говорящего к содержанию высказывания. Категория лица обозначает, типичные условия устного общения и характеризует язык не со стороны его познавательной, а со стороны коммуникативной функции. Грамматическая семантика таких категорий (рода, вида, и т.п.) говорящим не осознается и в конкретное содержание мысли практически не включается. Структурной единицей языка, соответствующей суждению, является предложение. Выражаемая в нем мысль структурно разделяется на два компонента: исходная часть сообщения (тема, данное) и то, что о ней утверждается, отрицается (рема, новое).

Этому соответствует разделение двух главных членов предложения: подлежащего и сказуемого. Кроме главных членов в предложении выделяются также второстепенные: определения, дополнения и обстоятельства. Дополнения и обстоятельства входят в группу сказуемого, восполняя его информативную недостаточность, выражая отношения между событиями и обстоятельствами. Определения соединяются с любым из входящих в состав предложения существительным атрибутивной связью. Система членов предложения лежит и в основе выделения придаточных предложений. Гомоморфность отношений, существующих между структурными элементами мышления, выделяемыми при его анализе в логическом и лингвистическом планах, находит свое продолжение при переходе в психологическую плоскость анализа. Структурной единицей мышления при его рассмотрении в психологическом плане является мысль. При этом ее структурными компонентами выступают два операнда и один оператор, что соответствует трехчленной структуре суждения. И так же как между выделенными видами суждений существуют имманентно логические связи, позволяющие переходить от одного вида суждений к другому, выстраивать цепочки взаимосвязанных между собой суждении, так и между компонентами мысли существуют имманентно психологические связи, делающие мысль конкретным элементом психической реальности. Природа этих связей обусловлена природой компонентов мысли. С одной стороны, это операнды, перцептивно-образные компоненты, соответствующие элементам экстралингвистической и экстрапсихологической реальности, с другой, — это оператор, отражающий активность субъекта познания. Но операнды и оператор в качестве структурных элементов мысли соотнесены друг с другом не внешним образом.

Образ объекта, представленный операндами мысли, воспроизводя характеристики объекта, вместе с тем является и продуктом активности субъекта. А оператор, в свою очередь, отражая активность субъекта, одновременно отражает и объективные связи. Между компонентами мысли, несмотря на различие их психологической природы, имеется и родство, обеспечивающее возможность их взаимного преобразования друг в друга. Еще на один тип перехода указывает структура суждения, различие логических статусов субъекта и предиката суждения. Между ними имеется градиент общности, что выражается в их «тяготении» друг к другу. Динамические отношения, существующие между компонентами мысли, вместе с тем не разрушают ее, а сохраняют как структурный элемент мышления. Они являются стационарными динамическими отношениями. Мысль в этом отношении предстает как инвариант стационарных динамических отношений, переходов между операндами в силу разной степени их общности и переходов между операндами и операторами. Мышление, мысль как его структурная единица, принадлежат сфере выводного знания. Но это выводное знание, будучи извлечено из объекта в результате активности субъекта, в итоговых своих формах может воплощаться в персептивные образы. Можно увидеть то, что не доступно непосредственному чувственному восприятию. В этом одна из особенностей психологической реальности мышления. Нарушения мышления. В реальной познавательной деятельности достаточно часто совершаются мыслительные ошибки: логические, грамматические, психологические, но в большинстве случаев они не квалифицируются как нарушения механизмов мышления. (Более того, «как уст румяных без улыбки, без грамматической ошибки я русской речи не люблю».) Лишь только в тех случаях, когда ошибки носят грубый, систематический и упорный характер, они свидетельствуют о нарушениях механизмов мышления. Создано большое число классификаций ошибок мышления. Перед тем как перейти к характеристике нарушений механизмов мышления, приведем одну из них, произведенную по логическим основаниям. Ошибки в посылках, в основаниях доказательства:

а) ложное основание: доказываемый тезис пытаются вывести из ложных посылок,

б) предвосхищение основания: доказываемый тезис пытаются вывести из таких посылок, которые может быть и не ложны, но которые еще сами нуждаются в том, чтобы доказать их истинность,

в) порочный круг: тезис выводят из посылок, а посылки в свою очередь выводятся из тезиса, так что получается круг, который не доказывает ни тезиса, ни посылок.

Ошибки в отношении тезиса, мысли, которые следует доказать:

а) подмена тезиса: начав доказывать один тезис, через некоторое время в ходе того же доказательства начинают доказывать уже другой тезис, сходный с начальным только внешне,

б) чрезмерное доказательство: из данных посылок следует не только доказываемый тезис, но и какое-нибудь ложное положение.

Ошибки в аргументации:

а) тезис не следует из посылок: в подтверждение тезиса выставляются аргументы, сами по себе верные, но которые не являются достаточным основанием для тезиса,

б) аргументация к тому, кто выдвинул тезис (argumentum ad hominem): вместо обоснования истинности или ложности тезиса с помощью объективных аргументов пытаются все свести к положительной или отрицательной характеристике личности человека, утверждение которого поддерживается или оспаривается.

в) аргументация к тем, кто слушает (argumentum ad publicum): вместо обоснования истинности или ложности выдвинутого тезиса с помощью объективных аргументов пытаются все свести к воздействию на чувства людей и тем самым не дать им возможность составить объективное мнение о предмете, подлежащем обсуждению.

г) поспешное обобщение: свойство, обнаруженное только у части предметов данного класса, переносят на все предметы этого класса,

д) смешение причинной связи с простой последовательностью во времени («после этого, значит по причине этого»).

При систематизации нарушений механизмов мышления можно ориентироваться на те параметры, которые характеризуют мыслительную деятельность в целом: скорость, связность, широта охвата осмысливаемого материала, обоснованность выводов. Можно считать, что нарушения мышления возникают (имеют место) в тех случаях, когда его параметры выходят за пределы нормы, принимают экстремальные значения. Ускорение темпа мышления характеризуется облегченным возникновением ассоциаций и как бы увеличением числа новых ассоциаций, замыкающихся в данный промежуток времени, но они носят механический, случайный характер. Постоянно меняется тема высказываний, речь может носить незавершенный характер, выводы оказываются поспешными и часто неправильными. При резко выраженном ускорении темпа мышления наблюдается так называемая «скачка идей» (fuga idearum): речь становится бессвязной, трудной для понимания, язык как бы не поспевает за мыслями, поэтому высказываются только части фраз. Замедление темпа мышления характеризуется замедлением смены представлений, находящихся в сознании. Иногда такой смены вовсе не происходит, тогда мышление определяется как моноидеарное. Тугоподвижность (вязкость, торпидность) мышления заключается в затруднениях перехода от одной мысли к другой. Обстоятельность мышления обнаруживается в неспособности отделять важное от неважного, главное от второстепенного, оно застревает в массе ничего незначащих, ненужных деталей. Закупорка мыслительного процесса (шперрунг) состоит в обрыве мысли, в невозможности восстановить прерванное рассуждение. Склонность к высокопарному бесплодному мудрствованию, к усложненным по форме рассуждениям, лишенным конечного смысла, для которых избирается самый случайный повод, характеризуется как резонерствующее мышление. Как соскальзывающее мышление характеризуется мыслительный процесс, в котором наблюдаются неоправданные логикой развития мысли переходы. По мере нарастания таких явлений нарушение мышления переходит в паралогическую фазу. Усугубление нарушений паралогического мышления ведет к нарушениям, которые квалифицируются как атактическое мышление. Здесь смысл разрушается уже в пределах одной фразы. В одном предложении объединяются взаимоисключающие представления, речь становится нелепой, утрированно парадоксальной. Своеобразной формой патологии мышления является аутистическое мышление, возникающее как следствие разрыва мышления и восприятия. Мышление ограничивается узким кругом бесконечно варьируемых суждений. Под сверхценными идеями понимают мысли, возникшие в связи с реальными событиями, но затем приобретшие неоправданно большое значение. Такая мысль при всей ее незначительности превращается в главную тему переживаний, подчиняющую все направление мыслительного процесса. Всецело сосредоточившись на ней, человек затрудняется в текущей (особенно умственной) работе, не может должным образом сосредоточиться. Бредом называется совокупность ложных мыслей, не поддающихся коррекции. По мере его развития нарастает непоколебимая уверенность человека в их правильности, все текущие события рассматриваются как подтверждения бредовых мыслей. Существует много вариантов классификации видов бреда. Одна из них принадлежит немецкому психиатру В. Гризингеру. В этой классификации разграничиваются три вида бреда: бред величия, изобретательства, знатного происхождения, любовного очарования, реформаторства, особого богатства и т .п.; бред преследования, отношения, воздействия, одержимости, ревности, ущерба; и т.п.: бред самоуничижения, греховности, виновности, самообвинения, ипохондрический и т.п.

Психофизиология речевых процессов Нет более совершенного психофизиологического инструмента, чем речь, которую люди используют для обмена мыслями, сообщениями, приказами, переживаниями и т.п.

По определению, речь — это исторически сложившаяся форма общения людей посредством языка. У каждого участника речевого общения механизм речи обязательно включает три основных звена: восприятие речи, ее продуцирование и центральное звено, именуемое «внутренней речью». Таким образом, речь является разноэлементным и многозвенным психофизиологическим процессом. Этот процесс основан на работе различных анализаторов (слухового, зрительного, тактильного и двигательного), с помощью которых происходит опознание и порождение речевых сигналов.

Способность человека к анализу и синтезу звуков речи тесно связана с развитием фонематического слуха, т.е. слуха, обеспечивающего восприятие и понимание фонем данного языка. В свою очередь речевое общение опирается на законы конкретного языка, которые диктуют систему фонетических, лексических, грамматических и стилистических правил. Важно подчеркнуть, что речевая деятельность это не только восприятие речевых сигналов и произнесение слов. Полноценное речевое общение предполагает также и понимание речи для установления смысла сообщения.

Среди когнитивных процессов речь занимает особое место, поскольку, включаясь в разнообразные познавательные акты (мышление, восприятие, ощущение), она способствует «оречевлению» информации, получаемой человеком.

Однако до сих пор не ясны механизмы того, как один человек материализует свою мысль в поток звуков, а другой, восприняв этот звуковой поток, понимает обращенную к нему мысль. Тем не менее естественно-научный подход к изучению речи имеет свою историю. Видное место здесь принадлежит представлениям, сложившимся в русле физиологии ВНД.

Неречевые формы коммуникации.

Принято считать, что словесное общение — уникальная особенность человека.

Возможности животных в имитации речи. Известно, что некоторые животные могут с поразительной точностью имитировать звуки человеческой речи. Однако, имитируя речь, животные не способны придавать словам новые значения. Поэтому произносимые животными слова нельзя назвать речью. При этом лишь некоторые животные обладают речевым аппаратом, необходимым для имитации звуков человеческой речи. В экспериментах, однако, показано, что у большинства животных отсутствует инвариантное восприятие фонем, свойственное людям.

Опыт общения людей с животными показывает, что большинство млекопитающих может научиться понимать значения многих слов и фраз. Но это понимание не представляет собой настоящего речевого общения. Животное никогда не сможет обучиться синтаксическим правилам языка, т.е., услышав новое предложение, оно не сможет провести его синтаксический анализ, выявить подлежащее и сказуемое, использовать его в другом контексте.

Этой точке зрения казалось бы противоречат опыты по обучению человекообразных обезьян языку глухих. Так обезьяна — горилла по имени Коко овладела приблизительно 370 жестами-знаками. Однако следует подчеркнуть, что жесты-знаки, используемые человекообразными обезьянами, выполняют только коммуникативную функцию. Высшие понятийные формы речи обезьянам недоступны. Более того, животные не в состоянии складывать из знаков новые предложения, менять порядок жестов-знаков для выражения одной и той же мысли, а точнее, одной и той же потребности.

Известно также, что животные общаются между собой с помощью языка жестов и звуков, каждый из которых имеет свое жестко фиксированное значение. В большинстве случаев такой знак представляет собой врожденную реакцию на конкретную ситуацию, а реакция другого животного на этот знак также обусловлена генетически. рисунокНапример, дельфины обладают необычайно богатым репертуаром вокализаций, однако последние исследования их «речи» с помощью современных методов анализа не дали положительных результатов. Вокализация дельфинов хаотична и случайна, в ней невозможно вычленить инварианты, которые можно было бы считать сообщениями, имеющими определенный смысл.

Невербальная коммуникация. С другой стороны, общение посредством знаков присуще не только животным, но и человеку. Известно, что люди интенсивно используют мимику и жесты. По некоторым данным, в процессе общения информация, передаваемая словом, занимает лишь 7% от общего объема, 38% приходится на долю интонационных компонентов и 55% занимают невербальные коммуникативные сигналы. Согласно другим подсчетам, в среднем человек говорит лишь 10-11 минут в день. Среднее предложение звучит около 2,5 секунд. При этом вербальный компонент разговора занимает около 35%, а невербальный — 65%. Считают, что с помощью слов передается в основном информация, а с помощью жестов — различное отношение к этой информации, при этом иногда жесты могут заменять слова.

3.1 Речь как система сигналов

И.П. Павлов предложил выделить совокупность словесных раздражителей в особую систему, отличающую человека от животных.

Вторая сигнальная система. Согласно И.П. Павлову, у людей существует две системы сигнальных раздражителей: первая сигнальная система — это непосредственные воздействия внутренней и внешней среды на различные рецепторы (эта система есть и у животных) и вторая сигнальная система, состоящая только из слов. Причем лишь незначительная часть этих слов обозначает различные сенсорные воздействия на человека.

Таким образом, с помощью понятия второй сигнальной системы И.П. Павлов обозначил специальные особенности ВНД человека, существенно отличающие его от животных. Этим понятием охватывается совокупность условнорефлекторных процессов, связанных со словом. Слово при этом понимается как «сигнал сигналов» и является такими же реальным условным раздражителем, как и все другие. Работа второй сигнальной системы заключается, прежде всего, в анализе и синтезе обобщенных речевых сигналов.

Развитие этих представлений нашло свое отражение в трудах М.М. Кольцовой, Т.Н. Ушаковой, Н.И. Чуприковой и др. Так, например, Т.Н. Ушакова, опираясь на эти идеи и привлекая современные представления о строении нервных сетей, предложила выделять три иерархически организованных уровня в строении внутренней речи, разделение которых четко прослеживается уже в онтогенезе.

Три уровня внутренней речи.

Второй уровень соотносится с образованием множественных связей между базовыми элементами и материализованной лексикой языка, так называемой «вербальной сетью». В многочисленных электроэнцефалографических экспериментах было показано, что объективной и языковой связанности слов соответствует связанность их следов в нервной системе. Эти связи и есть «вербальные сети», или «семантические поля». Показано, что при активации узла «вербальной сети» затухающее возбуждение распространяется на близлежащие узлы этой сети. Подобные связи «вербальной сети» оказываются стабильными и сохраняются на протяжении всей жизни. Т.Н. Ушакова предполагает, что в структуре «вербальной сети» материализуется языковой опыт человечества, а сама «вербальная сеть» составляет статическую основу речевого общения людей, позволяя им передавать и воспринимать речевую информацию.