Актуальные проблемы теории и практики современной психологии

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

«КЕМЕРОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ

Актуальные проблемы теории и практики современной психологии

Кемерово 2017

В этом очень кратком обзоре, мы обозначим основные направления современной психологии, что бы внести ясность в общепринятые и всем известные термины — психолог и психология. Клиент приходит на консультацию к психологу, подчас не подозревая, что сегодня в мире не существует единой науки — психологии и единой системы психологического знания, а есть различные направления с отличными стандартами и методами работы. Дело не в том хороши или плохи различные школы психологии, скорее, каждая школа (отчасти по той причине, что их создатели были люди, такие же, как и все — обладающие индивидуальностью и особым личным видением мира) позволяет добиться хороших результатов у тех клиентов, которые соответствуют ей по своей психологической организации, особенностям индивидуального развития, темпоритму своего сознания.

Логотерапия — психотерапевтическая стратегия, разработанная В. Франклом в 40-х годах XX столетия, основанная на убеждении, что развитие личности невозможно без поиска и реализации смысла жизни. Если у человека нет смысла жизни или он таков, что реально недостижим, то возникает экзистенциальная фрустрация (жизненный застой), приводящая к неврозам и психическим заболеваниям [14].

В процессе логотерапии ставится задача помощи клиенту в обретении смысла его жизни, который не может быть просто заимствован у других, каким бы привлекательным он не был. Для ее решения был разработан метод сократического диалога, в котором происходит обсуждение личного опыта, касающегося, прежде всего, трех сфер, в которых может быть найден индивидуальный смысл жизни.

Гуманистическая психология — самостоятельное течение в 50-60-х годах и представляет собой скорее совокупность сходных философских воззрений на человека, что дает практическим психологам возможность строить обоснованный терапевтический процесс. Основу гуманистической психологии заложили такие всемирно известные мыслители, как Э. Фромм, А. Маслоу, К. Роджерс, Г. Олпорт. и др. [14] Согласно представлениям гуманистической психологии, человек наделен врожденным и неодолимым стремлением к самореализации и самоактуализации, причем важен, как внутренний сокровенный уровень сознания так и уровень самосознания в пространстве социума. В определенной степени, самоактуализация не может протекать бесконфликтно: свобода и социальность, творчество и ответственность, любовь и долг — коллизии, которые нуждаются в глубоком философском осмыслении для каждого человека. Особое внимание придается тому, что реальность, воспринимаемая человеком согласно стереотипных представлений большинства, имеет условный характер, в то время, как истинной реальностью являются только внутренние переживания самого человека. Одно из базовых убеждений гуманистически-ориентированных психологов заключается в том, что каждый человек содержит в себе потенциал «выздоровления», относительно всех явлений человеческой жизни. виртуальный психология логотерапия коучинг

12 стр., 5666 слов

Реферат по философии смысл жизни человека

... о смысле жизни. Человек - это краткий миг на пороге вечности. Античная философия говорила ... интерпретацию. Так, в общей психологии под личностью обычно подразумевается ... направленность её сознания, личностные ориентации, обусловленные уровнем её сознания мировоззрения, ... тем она будет меньше по объёму и богаче по содержанию. В конце концов, путём персонификации индивида, отдельного человека, ...

Экзистенциальная психология — (лат. existentia — существование) сформировалось на основе трудов таких исследователей, как Л. Бинсвангер, М. Босс, Е. Минковски, Р.Мэй и др. Психологическое направление, изучает:

1) проблемы времени, бытия и небытия;

2) высшие ценности, проблемы свободы, ответственности и выбора;

3) личная миссия, проблемы общения, любви и одиночества;

4) сущность Бога. Экзистенциальная психология исходит из первичности бытия человека, с которым органически связаны его базовые жизненные потребности забвение которых приводит к состоянию стресса, тревоги или депрессии. Целью экзистенциальной психологии является решение задачи восстановления аутентичности конкретной личности — соответствия ее бытия в мире ее внутренней природе [26].

Гештальтпсихология — (нем. gestalt — целостная форма или структура) начала развиваться в Германии в начале XX столетия. Данное направление основывается на том постулате, что первичными данными психологии являются целостные структуры (гештальты), в принципе не выводимые из образующих их компонентов. Однако, имея ряд потребностей, причем конкурирующих потребностей, человек склонен к «упрощению» картины окружающего мира, выделяя лишь отдельные доминирующие потребности для их реализации. В таком случае человек видит только то, что хочет видеть и не замечает окружающего. Потребность становиться фиксированной, навязчивой и поэтому принципиально неразрешимой. Неудовлетворение потребностей приводит к дефицитарному образу жизни. Задача гештальт-терапевта добиться того, чтобы клиент опознал свою потребность и научился с ней взаимодействовать. Невозможность почувствовать потребность делает поведение человека дезорганизованным и неэффективным, сопровождается тревогой или депрессией и выражается противоречием между осознаваемыми аспектами и неосознаваемыми феноменами поведения. В этом случае задача терапевта — помочь клиенту с прояснением его потребности, исследуя феноменологию и показывая клиенту, как она в нем проявляется, чем замещается потребность и где прерывается. Гештальт-терапия, основные идеи и методы которого разработал Ф. Перлз, основывается на способности психики к саморегуляции, на творческом приспособлении организма к окружающей среде и на принципе ответственности человека за все свои действия, намерения и ожидания.

Когнитивная психология — направление в психологии, изучающее процессы познания (лат. cognitio — познание), работу памяти и роль познания в мотивации и поведении. В своей практической части, построена на принципах терапии разработанной А. Беком. В качестве основы данного метода принят, доказанный многочисленными экспериментами факт, что познание (имеется в виду построение картины мира) является главной детерминантой возникновения тех или иных эмоций, которые в свою очередь определяют смысл целостного поведения. При этом возникновение психических нарушений (неврозы, депрессии, конфликты и др. негативные состояния) объясняется прежде всего за счет неправильно построенного описания своей личности.

8 стр., 3521 слов

Психология поведения человека в экстремальных ситуациях

... Г., Лебедев В.И. и др. 1. Психология поведения человека в экстремальных ситуациях 1 Понятие экстремальной ситуации Понятие "экстремальная ситуация" (в дальнейшем - ЭС) сегодня ... Поставлены следующие задачи: рассмотреть психологию поведения человека в экстремальных ситуациях; характеристику чрезвычайных ситуаций; изучить психологическую помощь в экстремальных ситуациях. Для решения поставленных ...

Бихевиоризм — одно из ведущих направлений в американской психологии конца XIX — нач. XX. Бихевиоризм явился своеобразной реакцией на структурализм В.Вундта и Э.Титченера, а также на американский функционализм. В основе понимания психики бихевиористами лежит идея позитивизма: объяснять и изучать можно только то в человеке, что можно наблюдать и измерять. Сознание нельзя не пронаблюдать, ни измерить. А вот поведение можно наблюдать и измерять, поэтому поведение и выбрано бихевиористами в качестве предмета психологии (Э.Торндайк, Дж.Уотсон, Б.Скиннер).

Предметом бихевиоризма является наблюдаемое и измеряемое поведение, а в качестве базовых понятий — понятия поведения, реакция стимула. Бихевиористами применялось два основных методологических подхода для исследования поведения: наблюдение в лабораторных, искусственно создаваемых и управляемых условиях, и наблюдение в естественной среде обитания.

НЛП (Нейро-лингвистическое программирование) — направление психологии, оформившееся в 70-х годах XX века в Соединенных Штатах Америки. Основателями НЛП являются две харизматические личности — лингвист Д. Гриндер и психолог Р. Бэндлер. Школа НЛП представляет собой скорее набор многочисленных техник, чем концепцию о человеке и его психологической реальности. Основой для разработки техники явилось изучение ряда высокоуспешных исторических личностей и выявление моделей их поведения коммуникации с окружающими. На основе этих моделей были разработаны техники, позволяющие клиенту быстро и эффективно изменить мысли, поведение и убеждения, которые мешают развитию, достижению целей и пониманию окружающего мира. Ряд техник направлен на достижение нужного результата при взаимодействии с другими людьми и успешную коммуникацию. НЛП — исключительно практическое направление, которое ставит основным критерием результат.

Коучинг — сформировался в 90-е годы XX столетия (тренинговая концепция на стыке психологии, философии, спорта и менеджмента) (Изначально коучинг был ориентирован только на пространство бизнеса, однако сейчас с успехом применяется практически для всех социальных групп).

Коучинг — причисляется к тренинговым направлениям, однако в действительности является неформальным обучением. Мероприятия проходят в формате собеседования и позиционируются, как по подразделениям бизнеса: менеджмент, маркетинг, финансы и других сфер, например, спорт, так и по личностным параметрам: лидерство, креативность, коммуникабельность и др. заканчивая категориями — life, то есть, здоровье, душевная гармония, искусство быть счастливым. Методология коучинга строится на разблокировке изначально существующего внутреннего потенциала человека в результате психологического (до конца не изученного) взаимодействия коуча и клиента-игрока. Коучинг — это высокоэффективный тренинг, в результате которого клиент приобретает способность к эффективному действию в меняющихся условиях. Однако следует учитывать, что разблокировка сознания клиента-игрока происходит в достаточно ограниченной зоне из всей сложной и многомерной структуры мышления и принятия решений. Коучинг, обычно, проводится в формате сессий от получасовых до часовых, возможно по телефону, что может быть в ряде случаев очень удобным [14].

16 стр., 7927 слов

Образ жизни человека. Проблема формирования гармоничной личности

... гармоничной личности. Объектом исследования является образ жизни человека. Предмет исследования - процесс формирования гармоничной личности. Работа состоит из введения, двух глав, заключения и библиографического списка. Теоретические вопросы развития гармоничной личности, .1 Анализ истории развития понятия гармоничной личности ...

Психологическая виртуальная реальность есть отражение в самообразе характера актуализации образа. Самообраз, в отличие от образа (и близких ему понятий, таких как: план, функциональный орган, когнитивная карта, паттерн, энграмма и т.д.), отражает в психике ее же текущие состояния. В самообразе представлено не все содержание психики (мировоззрение, самооценка и т.д.), а только выполняемый акт деятельности, независимо от того, является ли этот акт внешним или чисто психическим. Самообраз — это табло, на котором отражено текущее состояние разворачивающегося образа. Если «образ» и близкие ему понятия вводились в психологический оборот для описания свойств психического отражения внешнего мира и психической регуляции деятельности, то понятие «самообраз» важно прежде всего с точки зрения идеи отражения в психике состояний психических же образований и возможности тем самым психической регуляции психических процессов, т.е. психической саморегуляции. Ощущения характера протекания психических процессов в самообразе и есть виртуальные переживания, и эти переживания образуют виртуальную реальность.

Если образ актуализируется привычным способом, то процесс актуализации не рефлексируется. Эти нерефлексируемые ощущения называются консуетальными (от латинского consuetus: нормальный, обычный).

Если образ актуализируется непривычным способом, легче или труднее, чем обычно, то характер актуализации рефлексируется: осознается как особое событие, соответственно, легкости и приятности или трудности и неприятности самоощущения. При этом человек может полностью переключиться на свои самоощущения: перейти в виртуал, который бывает двух видов: гратуал (от латинского gratus — привлекательный) при легкой актуализации образа или ингратуал (от латинского ingratus — непривлекательный) при трудной актуализации образа.

Виртуал, в отличие от других психических производных, типа воображения, характеризуется тем, что человек воспринимает и переживает его не как порождение своего собственного ума, а как объективную реальность.

Консуетал — это обычный, привычный ряд событий, переживаемых нами привычным образом. Консуеталы случаются все время, за исключением тех случаев, когда возникает виртуал. Консуетал — это такое же нормальное, естественное, нерефлексируемое состояние человека, как и ощущение давления атмосферного столба. Свойства консуетала хорошо иллюстрируются на таком явлении, как сновидение. Сновидения порождаются психикой и существуют в психике человека. Сон всегда видите вы сами, только со своей точки зрения, и именно вами переживаются все происходящие в нем события. Ни за кого другого вы не можете посмотреть сон. В сновидениях вы всегда присутствуете, даже если видите себя мертвым. Вы не можете исчезнуть, прекратить свое существование, пока находитесь в виртуальной реальности. И само сновидение существует только пока вы спите.

9 стр., 4405 слов

Соответствие человека педагогической деятельности

... двух сторон. Субъект педагогической деятельности в иде­альной схеме работает Предметом образовательного процесса как деятельности со­вокупного субъекта, ... приобретения индивидуального опыта биологической системой (от простейших до человека как высшей формы ее организации в условиях Земли), ... может рассматриваться в двух пла­нах. Первый — образ того результата, который должен быть по­лучен конкретной ...

Следует подчеркнуть, что консуетал — это не обязательно спокойное состояние. Консуетальным может быть любое психическое состояние или переживание, каким бы сильным или важным самим по себе оно ни было. Дело не в интенсивности, а в том, что виртуал всегда переживается как выход за рамки обычной жизни. И все, что не выходит за эти рамки, является консуетальным, даже если переживания ввергли человека в обморок.

Консуетал играет важнейшую роль в психике. О его значении говорит хотя бы тот факт, что «сбои» в функционировании консуетала являются причинами некоторых аномалий в поведении человека, в частности причиной описанного нами феномена выполненности, заключающегося в том, что человек абсолютно уверен, что совершил некоторое действие, тогда как он это действие не совершал. Феномен выполненности, в свою очередь, является причиной многих операторских «ошибок пропуска» [17].

Необычную актуализацию образа можно представить как смену масштаба образа в сравнении с другими образами: укрупнение в гратуале и уменьшение в ингратуале. Появляется другой уровень психической реальности, в которой свой масштаб пространства и времени психических процессов и свои закономерности существования в сравнении с исходным уровнем. При следующем укрупнении масштаба развернутого образа или уменьшении масштаба свернутого образа появляется более высокий или более низкий уровень виртуальной реальности.

Первичные эпизодические переходы в реальность более высокого уровня переживаются человеком гратуально — как необычные, непривычные, экстатические события. Но после того как человек достаточно хорошо овладеет этой реальностью, переживания, происходящие в ней, становятся консуетальными, сама реальность становится константной, а гратуалы он переживает от переходов в новую, более высокую реальность. В качестве примера такого рода перехода в уровнях существования человека можно привести процесс профессионального роста. Ингратуалы возникают при переходе в виртуальную реальность более низкого уровня, например, когда человек вынужден выполнять деятельность значительно более простую, чем та, на которую он способен.

Итак, психологическая виртуальная реальность формально есть отражение характера актуализации образа, а по содержанию тождественна содержанию этого образа. Поэтому виртуальная реальность может возникнуть на любом образе, каким бы элементарным он ни был, но будет переживаться как полноценная реальность. В виртуальной реальности есть три типа событий: консуетал, гратуал и ингратуал. Гратуал и ингратуал имеют родовое имя «виртуал».

На основании имеющегося в литературе опыта, а также опыта нашей собственной работы, было выделено восемь свойств виртуального события [17,18].

Непривыкаемость. Сколько бы раз данное событие ни возникало, каждый раз оно переживается как необычное и непривычное.

Спонтанность. Никто в своих описаниях не говорит о точном моменте возникновения данного события. Нет временной границы довиртуального и виртуального режима, как, впрочем, и нет грани виртуального и послевиртуального режима. Всегда идет речь о себе уже в новом режиме. Виртуал возникает неожиданно и ненамеренно. Возникновение виртуала не контролируется сознанием и не зависит от воли (намерений и желаний) человека. Другими словами, человек никогда не говорит о том, как возник у него данный режим, и фиксирует лишь то, что он в нем уже находится, т.е. переход из консуетала в виртуал и обратно не фиксируется человеком — он всегда либо «здесь», либо уже «там».

4 стр., 1893 слов

Медицинская психология в деятельности среднего медицинского работника

... ястрогении. Прямая обязанность врача и медицинской сестры- разрушить психологическую преграду в контакте с больным, вызвать его ... униформа» не нуждается в украшательстве. Она сама украшает человека, символизирует чистоту помыслов врача, строгость его в выполнении ... Внешний вид должен гармонично дополнять внутреннюю привлекательность мед. работника, успокаивать больного вызывать приятные впечатления у ...

Фрагментарность. У человека, находящегося в виртуале, появляется ощущение какой-то отделенности, отдельности частей своего тела от себя (в таком случае говорят, например, о том, что руки не слушаются или же, наоборот, руки все делают сами).

Поскольку виртуал есть отражение характера актуализации лишь данной текущей деятельности, а не всей жизни, то человек в объективных терминах описывает не всего себя в целом (как в эмоции или стрессе — «я испугался», «я обрадовался» и т.п.), а лишь те части самого себя, которые участвуют в выполнении этого акта («жар» в голове, а не жар, например, лихорадочный, не «я свеж и бодр», а «руки опережают мысль» и т.п.), хотя само переживание захватывает всего человека целиком. Иначе говоря, виртуал порождается фрагментом человеческой деятельности, а переживается всем человеческим существом.

Объективность. О чем бы человек ни говорил — об изменениях в протекании деятельности, о наплыве чувств, о затемнении сознания и т.п., он говорит о себе не как об активном начале, от которого исходят эти события, эти мысли, эти действия, а как об объекте, которого охватывают мысли, переживания, действия. Рассказ идет о том, что происходит с человеком, о том, чему он оказывается подвластным.

Измененность статуса телесности. В виртуале человек выходит из обычной реальности и переходит в другую, необычную реальность; фактически, это есть обретение другой телесности. В гратуале реальность, в которой человек действует, расширяется и переживается как весьма привлекательная, аттрактивная. В ингратуале человек замыкается на каком-то отдельном фрагменте собственной деятельности, переживая эту реальность как неприятную.

Измененность статуса сознания. В виртуале меняется характер функционирования сознания. В гратуале сфера деятельности человека расширяется — человек легко схватывает и перерабатывает весь необходимый объем информации. В ингратуале сфера деятельности уменьшается — информация схватывается и перерабатывается с трудом. Находясь в гратуале, говорят о предельной ясности сознания, об обострении чувства прогнозирования и т.п. Находясь в ингратуале, говорят о сознании сузившемся, темном; мышление становится при этом вязким, внимание — рассеянным и т.п.

Измененность статуса личности. В виртуале человек совсем иначе оценивает себя и свои возможности. В гратуале при сверхэффективной и чрезвычайно легко) текущей деятельности у него появляется чувство могущества: возможность преодолеть все препятствия, свернуть горы, ощущение окрыленности. В ингратуале же при очень трудно текущей деятельности у человека появляется чувство своего бессилия, ощущение подавленности.

Измененность статуса воли. В виртуале меняется роль воли в деятельности человека. В гратуале деятельность совершается без волевых усилий со стороны чело-века, как бы самопроизвольно, кажется текущей сама собой — деятельность становится самодействующей силой. В ингратуале, напротив, осуществление деятельности возможно только с помощью напряжения волевых усилий — она «не идет», «сопротивляется», тело человека «не слушается» его и т.п.

6 стр., 2510 слов

Психология личности. Кризисы и конфликты в жизни человека

... нужды человека. 2.1. Нормативно-возрастные психологические кризисы Под нормативно-возрастным кризисом понимается критический период индивидуального психологического развития при переходе в последующий период возрастного развития, характеризующийся качественными психологическими преобразованиями в сферах сознания, деятельности, социального ...

В разных конкретных случаях каждое из этих свойств может проявляться с различной степенью интенсивности. Для иллюстрации приведем описание одного случая. «Есть для меня в хоккее нечто куда более ценное, чем слава, и не сравнимое ни с чем, — говорит хоккеист А. Якушев. — Боюсь только, что в пересказе оно, это нечто, будет выглядеть слишком приблизительно. Его надо пережить самому, чтобы почувствовать и понять до конца. Я жду его всегда и всегда надеюсь, что свидание состоится. А приходит оно всякий раз неожиданно, и миг его начала неуловим. Я мчусь по льду, и шайба на кончике моей клюшки. И нет ничего, кроме игры. И сама она, игра, и ее ритм, и шайба, и мое тело покорны моей воле. В этот миг я ощущаю себя не просто сильным, я всемогущ, неудержим, и нет для меня в мире ничего невозможного. «Остановись, мгновение, ты прекрасно!» У каждого эти слова вызывают свои ассоциации, каждый живет ради своего мгновения. Я тоже. Оно уходит также неожиданно и незаметно, как пришло. Но я знаю: оно возвратится снова» [31].

В этом самоотчете автором проницательно (недаром он был выдающимся хоккеистом) подмечены все восемь характеристик виртуала. Непривыкаемость — описываемое состояние всегда желаемо и ново. Спонтанность — состояние приходит и уходит само и незаметно. Объективность — нет эмоциональных оценок, речь идет о фактах: я мчусь, тело покорно и т.п. Фрагментарность — нет всеобщих утверждений, отмечаются только отдельные вещи: игра, ритм, шайба, клюшка. Измененность статуса воли — все покорно воле человека, от которого на самом деле и не требуется усилий, ибо все получается легко и просто. Измененность статуса телесности — на профессиональном жаргоне выражение «шайба на кончике моей клюшки» означает возникновение специфических телесных ощущений: единства тела, клюшки и шайбы, которого нет в других обстоятельствах и которое не всегда возникает во время игры; это ощущение тождественно «чувству самолета» у летчика, когда он «сливается» с самолетом в единое целое. Измененность статуса сознания — вся игра ухвачена хоккеистом и покорна ему. Измененность статуса личности — возникает ощущение своего могущества: «нет для меня ничего невозможного». И в целом все это переживается как смена статуса реальности — «нечто куда более ценное, чем слава, и не сравнимое ни с чем», «мгновенье, ты прекрасно».

Категория «виртуальность» заставляет по-новому взглянуть на старые представления, в частности, об объективности «реального» мира. Известно, что если взрослому человеку снять врожденную катаракту глаза, т.е. слепого сделать зрячим, то первое время он не видит ни цвета, ни предметов, а только более или менее плотную серую пелену. И лишь со временем и опытом формируется способность видеть предметы «как они есть». Это означает, что зрительная система лишь поставляет человеку сенсорные стимулы, а человек сам строит из них образы предметов, а также переживания и чувства, сопровождающие восприятие этих объектов: ощущения тяжести, фактуры и др. Это в свою очередь означает, что образ объективного мира является виртуальным, со всеми характеристиками виртуальной реальности.

3 стр., 1327 слов

Психология житейская, научная, прикладная и практическая: значение, ...

... профессиональный опыт психолога. Но опорой его деятельности должна быть научная и практическая психология. психология прикладной практический житейский Список литературы [Электронный ресурс]//URL: https://psychoexpert.ru/referat/psihologiya-jiteyskaya-nauchnaya-prikladnaya-i-prakticheskaya/ cribs.me Дубровина И.В. Практическая психология образования Гальперин П., Ждан А. История ...

С другой стороны, если поместить человека в условия сенсорной депривации, в которых в значительной мере сокращается доступ к нему чувственной стимуляции от внешнего мира, т.е. материала из которого строится виртуальный образ мира, то нарушается работа психики в целом. При резком уменьшении потока чувственной стимуляции уже через несколько часов после начала сенсорной депривации возникают психические нарушения, а через несколько дней — эти нарушения становятся глобальными и необратимыми. Этот факт доказывает, что виртуальный образ мира не может самостоятельно и независимо от константной реальности существовать. Об этом же свидетельствует и эффект «крушения мира», возникающий при кратковременной невесомости (Лебедев, 1989), когда человеку кажется, что сейчас весь мир рушится, показывающий, что при нарушении констатной реальности виртуальная тоже нарушается.

Поскольку в виртуальной реальности образы внутреннего мира ничем не отличаются от образов внешнего, то при отсутствии специальных меток, к какому миру — внешнему или внутреннему — принадлежит образ, человеку легко запутаться — где произошло событие: в мире, порожденном самим человеком или внешнем, независимом от него. Все мы хотя бы раз путали, безуспешно силясь вспомнить: это вот событие произошло на самом деле или приснилось нам. Особенно легко путают реальности дети, которые часто очень искренне говорят, как мы знаем, неправду. Но поверьте, ребенок действительно пережил то, о чем он рассказывает, только не знает, что все это произошло всего-навсего в его уме.

В некоторых случаях образам внутреннего мира придается такой же статус реальности и существования, как и образам внешнего мира. Ю.А. Гагарин и В.И. Лебедев описывают два таких случая. «Как-то раз к европейцу, путешествовавшему по Африке, явился туземец, живший за 100-150 километров, и сказал: Ты должен мне заплатить пеню». — «За что?» — «Да вот мне снилось, что ты убил моего раба». Несмотря на все уверения путешественника, что он никак не мог убить раба хотя бы потому, что не был в том месте, пеню все-таки пришлось уплатить. Другой наблюдатель рассказывает, что один индеец, живший за 150 километров от него, пришел и потребовал вознаграждения за три украденные тыквы. Доказательства? Индеец видел это во сне — значит, все так и было на самом деле [5 С. 185].

На самом деле способность различения «субъективного» и «объективного», т.е. независимого от человека, связана не со степенью развитости культуры и человека, а со степенью неверия человека в себя и степенью пренебрежения к своему внутреннему миру. С нашей точки зрения современный европеец редко путает виртуальное и внешнее не потому, что умеет хорошо их различать (в этом он мало отличается от африканского или американского аборигена), а потому что не придает значения всему, не имеющему материальной формы: своему воображению, сновидениям, необычным состояниям и т.д. В наших экспериментах, построенных так, чтобы испытуемые не имели возможности зрительно контролировать действия своих рук [17], они, совершая ошибки в 88 случаях из 100, пребывали в незыблемой уверенности, что сделали все так, как намеревались, и крайне удивлялись, увидев результаты своей деятельности.

18 стр., 8527 слов

Содержание и роль политической психологии в системе отраслей ...

... работы – дать общий обзор политической психологии как отрасли психологического знания. На основе цели можно выделить следующие задачи: 1. Изучить литературу, содержащую теоретические и эмпирические данные по теме. ... Своеобразным следствием психоанализа стало появление Чикагской научной школы. Её представитель Г.Д.Лассуэлл попытался соединить психоанализ с политической наукой, что сделал в рамках ...

В виртуальной реальности, как уже говорилось, образы ничем не отличаются от «настоящих», т.е. от образов внешнего мира. О степени реальности виртуальных образов свидетельствуют многие примеры из области художественного творчества. Вот еще одна цитата.

«Это случилось, когда я писал картину «Сергий Радонежский». Лицо еще не было окончательно написано, трудно оно давалось. Да, и вообще, был не очень доволен ходом работы. И вот, в период наиболее глубоких мук над картиной меня вдруг неудержимо потянуло к холсту, к краскам. Что делал, как писал, не знаю, был, как в забытьи. Но написались глаза Сергия. Тут надо сказать, что мысль о картине сложилась давно, но как-то не оформлялась, даже эскиз первый маслом не мог начать. И вот, в день открытия своей выставки в Загорском, ныне Троице-Сергиевом музее, летом 1991 г. я приложился к мощам Преподобного Сергия в Троицком соборе… а на следующую ночь — сон-видение — глаза… глаза увидел Сергиевы, добрые, ясные, удивительные глаза! И только их увидел. Остальное, как в тумане. Вскочил с постели в отчаянии — почему только глаза? Ведь я всю картину будущую мог увидеть! Не понял я тогда, что все главное увидел… И вот я написал глаза, те, именно те, которые во сне явились мне. И картина ожила. Еще почти ничего не было окончательно написано — так, наметки, подмалевок. А я вдруг ясно-ясно представил себе, какая будет картина, ощутил ее готовой, до деталей. И работа пошла! Все время в глаза Сергию смотрел: «Ну, как — так или не так?» И видел ответ в его глазах. Они не такие уж добрые иногда были…» [9].

Принятие идеи виртуальности приводит к тому, что психика рассматривает как сложное образование, т.е. включающее в себя разнородные реальности, несводимые не только к непсихическим реальностям (напр., физиологической или социологической), но и друг к другу. Это требует разработки принципиально новой психологической онтологии, дающей возможность включить в научную психологию новые пласты психологической феноменологии (игнорируемые или неадекватно интерпретируемые современной психологией), что, в свою очередь, требует разработки психологических теоретических моделей нового типа и соответствующих экспериментальных процедур. Сложившаяся в 90-х гг. XX в., прежде всего на базе психологии, виртуалистика как научный подход имеет достаточно разработанную философскую парадигму, соответствующие научные теоретические модели и схемы экспериментального исследования, а также оснований на научном подходе специфический вид практики — аретею [20].

Но это тема отдельной статьи. Отметим лишь, что в аретее получены конкретные практические результаты. В частности, выявлены причины определенных ошибок летчика более пятидесяти лет ускользающих от психологического анализа и предложены конструктивные технические предложения по предупреждению ошибок такого рода [17], разработаны и внудрены в практику принципиально новые и весьма эффективные способы лечения алкоголизма [30], лечения бронхиальной астмы [1].

3. Проблемы современной психологии

В данный момент особое внимание уделяется насущным задачам, стоящим перед психологами в новых общественных условиях, важности интеграции теоретического и практического знания. Психология активно, порой на первых ролях стала привлекаться к выполнению грандиозных заказов по манипулированию индивидуальным и общественным сознанием: формирование имиджа (не лица, а нужной маски, личины) политиков; навязывание любых (часто вредных, просто опасных) представлений, товаров, услуг; сотворение кумиров молодежи; вовлечение в тоталитарные организации и мн. др. Время чистой психологии ради психологии ушло. Или — иными словами — ушло время безответственной психологии. Психология вполне повзрослела. Настала пора проявить личность, а значит осознать и выбрать общие ориентиры и смыслы движения, понять и честно признать перед собой и миром — какому образу человека мы собираемся служить, работать в нашей профессиональной деятельности. На сегодня отсутствуют широкие теории в рамках психологии. Данный факт свидетельствует о кризисном состоянии современной психологии. Кроме того, отсутствуют научные школы в психологии, подобные тем, которые существовали в 30-е годы. Сегодня ситуация в психологии нуждается в более сильных определениях, чем кризис. Дело в том, что в советский период она развивалась не по нормальной логике кризисов, а по безумной логике катастроф, происходивших с наукой не реже, чем раз в 10-15 лет. И сейчас на состоянии психологии сказывается их суммарное действие. Кризис психологии, идущий перманентно (еще в 20-х годах Л.С. Выготский писал о кризисе в психологии, о том же в 70-х говорил А.Н. Леонтьев), сегодня может быть уверенно квалифицирован как кризис построения психологии по образцу (или идеалу) естественной науки. Итак, кризисная ситуация налицо. Наличествующий кризис носит преимущественно методологический характер. Действительно отечественная психологическая наука переживает сейчас трудный этап, связанный с радикальным пересмотром методологических посылок. Нельзя не согласиться с мнением Лытко А.А., отмечающего, что «методологический плюрализм не должен рассматриваться как негативное явление», в то же время методологический плюрализм не должен переходить в методологическую растерянность, в действия по принципу «все наоборот». Г.С. Абрамова характеризует такие действия следующим образом: «то, что раньше отвергалось, теперь лишь поэтому превозносится, а то, что считалось хорошим, ныне просто отбрасывается с порога». Но, увы, нет теоретической парадигмы в психологии. Во-вторых, в психологии уже давно существует естественнонаучная парадигма. В психологии существует явное противоборство двух методологических ориентаций — естественнонаучной и гуманитарной. Гуманитарная парадигма связана прежде всего с методами понимания, с интерпретацией смысла человеческих действий и т.п. Кризис психологии переживается острее в силу особенностей нашей социокультурной ситуации. Этот кризис в конце второго тысячелетия глобален, объемен, интернационален и многопланов. Его проявления можно усмотреть в самых разных плоскостях. На сегодня четко определяет симптомы кризиса:

1) отсутствие единой науки, дефицит устойчивого знания, обилие альтернативных моделей понимания и изучения психического;

2) углубляющийся раскол между исследовательской и практической психологией;

3) конкуренция со стороны паранауки, возникновение пограничных между наукой и ненаукой систем знания, анализируя современное состояние психологической науки, психологи отмечают, что в этой дисциплине отсутствуют общие правила построения и верификации знания [26];

4)различные психологические школы или, как их называл А. Маслоу, «силы» представляют собой «государства в государстве», которые не имеют ничего общего, кроме границ;

5) психологические теории даже не конфликтуют, а, как и парадигмы Т. Куна, несоизмеримы друг с другом;

6) то, что считается фактами в рамках одних концепций, не признается другими;

7) отсутствует сколь либо осязаемый прогресс в развитии психологической науки, ибо обрастание психологических категорий взаимно противоречивыми представлениями трудно считать прогрессом, и т.д..

Кризис психологии может быть преодолен только целенаправленной совместной работой психологического сообщества, т.е. социальным путем. Но первопричина кризиса лежит, по нашему мнению, именно в когнитивной плоскости и заключается в неадекватном понимании психологической наукой своего предмета. Положение психологии на пороге третьего тысячелетия, как мы видели, никак нельзя признать благополучным. Ее современное состояние можно определить как глубокую диссоциацию. Этот термин, широко использующийся ныне в разных школах психиатрии и психотерапии точнее всего, как представляется, описывает происходящее в этой области человеческого знания. Эта диссоциация проявляется в различных направлений. Во-первых, в традиционной для психологии кризисной симптоматике, когда отсутствует единый подход: нет основы, объединяющего начала. «Психологий много, нет психологии». Впервые о кризисе начали говорить в семидесятые годы XIX столетия. В первой трети XX века кризис вступил в открытую фазу, выдающиеся психологи посвятили его анализу свои труды (Л.С. Выготский, К. Бюлер, С.Л. Рубинштейн, К. Левин и др.).

Кризис в истории психологии имел много «ликов»: борьба между объективной и субъективной психологией, между объяснительной и понимающей, между психологией материалистической и спиритуалистической, между поведенческой и психологией сознания и т.д. В настоящий момент кризис выражается наиболее ярко в противостоянии естественнонаучного и герменевтического (гуманистического) подходов. Во-вторых, в противопоставлении научной (академической) психологии и психотехник (практической психологии).

Психологическая практика, как это ни печально, чаще всего исходит из каких угодно теорий, но только не из концепций научной психологии. Разрыв между теорией и практикой в психологии, существовавший в двадцатые годы о нем писал Л.С. Выготский в 1927 году, ныне углубился, превратился в глубокую пропасть — в первую очередь, по причине многократного увеличения масштабов психологической практики [4].

В-третьих, в разрыве между научной психологией и концепциями и техниками, ориентированными на углубленное самопознание (от мистики и эзотерических учений до современной трансперсональной психологии и т.п.).

Действительно, человеку, интересующемуся познанием «Я», ищущему свой духовный путь лучше обращаться не к научной психологической литературе. Эта «ниша» прочно оккупирована специалистами, далекими от научной психологии. В крайнем случае, литература, поэзия и философия дадут в этом отношении существенно больше, чем научные психологические труды. Критика В. Дильтеем (1894) научной психологии («в Лире, Гамлете и Макбете скрыто больше психологии, чем во всех учебниках психологии, вместе взятых»), увы, по-прежнему актуальна. В-четвертых, в разрыве между психологией западной и восточной. Верно, что восточные учения в ХХ столетии стали постоянной составляющей интеллектуальной жизни цивилизации. Но на научную, академическую психологию они, практически, влияния не оказали. В значительной степени ассимилировавшая опыт восточной психологической мысли трансперсональная психология сама до сих пор остается фактически непризнанной официальной наукой. В результате этих диссоциаций (перечень можно продолжить, существуют и другие диссоциации) «пострадавшей» стороной оказывается именно научная психология, т.к. происходит постепенное сужение пространства науки: проблемные поля «уступаются» разного рода «практическим психологам», среди которых немало откровенных шарлатанов. Таким образом, научная психология идет по пути обратному, указанному некогда создателем гуманистической психологии А. Маслоу, который предлагал психологической науке осваивать предметные области, традиционно относящиеся к сфере искусства и религии. Не вызывает энтузиазма предложение превратить психологию в психотехнику, перейти от «исследования психики» к «работе с психикой»: это превращение просто лишит психологию возможности стать в будущем фундаментальной наукой, основой наук о человеческой психике. Если воспользоваться терминологией К.Д. Ушинского, то в этом случае психология вообще перестанет быть наукой и превратится в искусство. Все же психология, каково бы ни было ее настоящее, вне сомнения, является наукой.

В конце XX столетия стало совершенно ясно, что ни одна из диссоциаций не может быть разрешена «силовым» путем, посредством «логического империализма» одной из «полупсихологий», представляющих «полюса» в той или иной диссоциации. Как отмечают Л. Гараи и М. Кечке, экспансия естественнонаучной логики приводит к тому, что исследование все чаще «будет натыкаться на несуразности». «Не подает больше надежды также и обратный прием, когда общим знаменателем двух полупсихологий объявляется не позитивистская логика естественных наук, а, согласно новой моде, герменевтическая логика исторических наук. На язык этой последней ничего невозможно перевести из всего богатства открытий, сделанных за долгую историю естественнонаучной психологии, особенно касающихся связи психологических феноменов, с одной стороны, и стратегии живого организма, направленной на его выживание, с другой» [7, с.91]. Главный вывод, который следует из вышеприведенных соображений, состоит в том, что кризис в научной психологии, так сказать, «заложен конструктивно», процессы на поверхностных уровнях практически ничего не решают. Следовательно, важнейшей проблемой современной психологии является выработка такого понимания предмета, который бы позволил преодолеть кризис на глубинном уровне. Здесь нет возможности рассматривать исторические причины возникновения узко-неадекватной трактовки предмета (при желании их можно усмотреть в традициях, унаследованных еще от средневековой философии, рассматривавшей душу как простую по своей природе, а затем в трудах Р.Декарта, Д.Локка и особенно И. Канта).

Сейчас, когда психология стремительно меняется, пытаясь ассимилировать достижения зарубежной науки, от которых по известным причинам в течение многих лет была изолирована, важно обратить внимание на то обстоятельство, что предмет психологии как науки неоднороден и многоступенчат. Если психология хочет найти выход из кризиса, то она должна предпринимать для этого определенные шаги, должна проделать определенную методологическую работу по осмыслению своего предмета. Причем, что особенно важно подчеркнуть, должна выполнить сама, самостоятельно. Никакая философия этой работы не проделает, поскольку не имеет для этого адекватных средств. Это — внутреннее дело самой психологии и ее самая актуальная задача.

Некоторыми учеными высказывается возрождение относительно того, что психология находится в кризисе. Ими утверждается, что она интенсивно развивается как академическая наука, о чем свидетельствуют выходящие тысячи томов монографий, сотни научных журналов, проходящие многочисленные конференции, симпозиумы и конгрессы и т.п. Как практически ориентированная область знания психология востребована социумом, а услуги психологов хорошо оплачиваются. Таким образом, есть продукция и востребованность, поэтому следует уточнить: когда психологи говорят о кризисе — речь идет именно о научной психологии. В то же время, учитывая «молодой возраст» психологии (по сравнению с более «древними» дисциплинами), указанную особенность можно трактовать и в позитивном ключе, как интенсивный и плодотворный поиск собственной научной идентичности. Таким образом, из выше сказанного следует, что в современной психологии существуют острые теоретические и методологические трудности и противоречия — отсутствует единый подход к определению предмета и метода, наблюдается противопоставление научной (академической) психологии и психотехник (практической психологии), существует высокая конкуренция со стороны паранауки и т.д. В современной психологии классическая и неклассическая парадигмы уступают место постнеклассической, которая признает ее многопредметность и различные научные теории (понимаемые как описывающие отдельные аспекты психической реальности модели) составляют взаимосогласованную сеть.

Список литературы

[Электронный ресурс]//URL: https://psychoexpert.ru/referat/aktualnyie-problemyi-obschey-psihologii/

1. Брязгунов И.П., Михайлов А.Н., Носов Н.А. Виртуальное дыхание (бронхолегочная патология с виртуальной точки зрения) // Виртуальные реальности. Труды лаборатории виртуалистики 1998.

2. Виртуальная реальность как феномен науки, техники и культуры. СПб., 11. Вопросы кибернетики. № 181. Моделирование сложных систем и виртуальная реальность. М., 1995

3. Выготский, Л.С. Исторический смысл психологического кризиса. //Л.С. Выготский. Собрание сочинений: в 6 т. — М.: Педагогика, 1982. — Т.1.- С. 386 — 389.

4. Выготский, Л.С. Психология / Л.С. Выготский. — Спб.: Питер. — 2000. — 1015с.

5. Гагарин Ю.Л., Лебедев В.И. Психология и космос. М., 1976.

6. Гамильтон Дж., Смит Э., Мак Уильямс и др. Виртуальная реальность // Бизнес уик. 1993. № 1.

7. Глейтман, Г. Основы психологии / Г. Глейтман, А. Фридлунд, Д. Райсберг; пер. с англ.; под ред. В.Ю. Большакова, В.Н. Дружинина. / Г. Глейтман — СПб.: Питер. — 2001. — 410с.

8. Квинн, В.Н. Прикладная психология / В.Н. Квинн. — СПб.: Питер. — 2000.- 425с.

9. Кириллов С.Я. Я — художник // Проспект персональной выставки. 1991.

10. Корсунцев И.Г. Субъект и виртуальная реальность. М., 1998.

11. Лебедев В.И. Личность в экстремальных условиях. М., 1989.

12. Леонтьев А.Н. Проблемы развития психики. М., 1972.

13. Любутин К.Н., Современная психология. Грибакин А.В. — Екатеринбург: Мир знаний -416с.

14. Маклаков, А.Г. Общая психология / А.Г. Маклаков. — СПб.: Питер. — 2000. — 710с.

15. Мазилов, В.А. Проблема предмета и метода в психологии// Вопросы психологии. — 2007.

16. Николай Кузанский. Сочинения в двух томах. М., 1980. Т. 2.

17. Носов Н.А. Ошибки пилота: психологические причины. M., 1990. I

18. Носов Н.А. Психологические виртуальные реальности. М., 1994.

19. Носов Н.А. Виртуальный человек. M., 1997.

20. Носов Н.А. Аретея // Виртуальные реальности. Труды лаборатории виртуалистики. М, 1998.

21. Опенков М.Ю. Виртуальная реальность: онто-диалогический подход. Автореферат. М., 1997.

22. Островская Е.Л., Рудой В.И. Комментарий // Классическая йога («Йога-сутры») М., 1992.

23. Патанджали. Йога-сутры // Классическая йога. М., 1992.

24. Пекер Ф.Л., Морозов Б.А. Прикладное программирование в системе виртуальных машин ЕС ЭВМ. Минск, 1989.

25. Петровский В.А. Феномен субъектности в психологии личности. Автореферат. М., 1993.

26. Розин В.М. Существование и реальность: смысл и эволюция понятий в европейской культуре // Вопросы методологии. 1994. № 3-4.

26. Соколова, Е.Е. Тринадцать диалогов о психологии: хрестоматия с комментарием по курсу «Введение в психологию» / Е.Е. Соколова. — М.: Академический проект.-2005.-395с.

27. Степин, В.С. Теоретическое знание. Структура, историческая эволюция — М.: Прогресс-Традиция, 2000.

28. Технологии виртуальной реальности. Состояние и тенденции развития. М., 1996.

29. Труды лаборатории виртуалистики. Виртуальные реальности в психологии и психопрактике. М., 1995. Вып. 1.

30. Труды лаборатории виртуалистики. Носов И.А., Я цепко Ю.Т. Параллельные миры. Виртуальная психология алкоголизма. М., 1996. Вып. 2.

31. Якушев А. Я — спартаковец // Смена. 1976. № 7.

32. Яновский Р.Г. О виртуальной реальности // Труды лаборатории виртуалистики. Виртуальные реальности. М.. 1998. Вып. 4.

33. Leary Т. Chaos and cyber culture. Berkeley, 1994.

34. Virtual cocpit,s panoramic displays advanced mission capabilities // Aviatin Week and Space Technology. 1985. №2.