Психология совести

Курсовая работа

вина совесть эмоция чувство

Вопросы, касающиеся феномена совести являются очень актуальными. Совесть напоминает человеку о его моральных обязанностях, об ответственности, которую он несет перед другими и перед самим собой.

Совестливый человек — это человек с острым чувством морального долга, предъявляющий к себе высокие нравственные требования. Совестливый никогда не относится к себе снисходительно, спрашивает с самого себя по всей строгости, не ища оправданий. При этом совесть располагает ресурсом вознаграждения или наказания: действие индивида, не соответствующее сформировавшимся у него представлениям о должном и допустимом, вызывает отрицательные переживания — угрызения совести. Характерно, что угрызения совести может испытывать индивид, поддавшийся некоему соблазну и получивший в результате своих действий удовольствие. Но наступающая вслед за совершением этих действий (успешных самих по себе) их оценка и побуждаемые ею угрызения совести перевешивают. Тем самым желания утрачивают свою исключительную побудительную силу. Поэтому на современном этапе развития общества необходимость в психологическом анализе таких духовно-нравственных явлений, как совесть, и ее роль в становлении личности ощущаются с особой остротой.

Совесть определяется как психологически сложное образование в духовной жизни человека, выраженное в форме нравственного отношения и нравственного чувства. Особое внимание уделяется взаимосвязи совести с такими личностными образованиями, как самосознание и ответственность.

Следование моральным ценностям воспринимается человеком как долг. Высший моральный долг человека состоит в том, чтобы содействовать благу других людей и совершенствоваться, в частности в исполнении долга.

Совесть наряду с долгом относится к так называемым «личностным категориям морального сознания»: с их помощью общие социально-нравственные требования трансформируются в моральные проблемы конкретного индивида. Они образуют морально-психологический механизм самоконтроля, тесно связанный с ответственностью личности.

Психологи выявили: в семьях, где существует жесткий внешний контроль и жестокие наказания, больше шансов вырастить бессовестного человека. Он будет идти к своей цели, пренебрегая всеми моральными устоями, не обращая внимания на страдания окружающих. В то же время семьи, где превалируют доверительные отношения, воспитывают совестливых детей, у которых высок уровень внутреннего самоконтроля и моральной рефлексии.

14 стр., 6542 слов

Исследовательская работа для диплома «Человек. Индивид. Личность. ...

... о человеке, как личности, индивидууме, о моральной оценке личности. 2- 3. Основная часть: Глава. Вступительная часть. Из данной схеме видно, что: 1. Человек как индивид отражает ... в условиях современной цивилизации в силу воспитания, законов, моральных норм социальное начало человека контролирует биологическое. Человек — живое разумное общественное существо, субъект общественно-исторической ...

Люди, вырастающие в атмосфере внимания и ласки, глубоко усваивают моральные нормы и идеалы, они сочувствуют окружающим, воспринимают их страдания как свои и стремятся не делать зла.

Гораздо чаще встречающееся выражение «свобода совести» обозначает право человека на независимость внутренней духовной жизни и возможность самому определять свои убеждения; в узком и более распространенном смысле «свобода совести» означает свободу вероисповедания и организованного отправления культа. Однако в собственно этическом смысле слова совесть не может быть иной, как свободной, а свобода в последовательном своем выражении — ничем иным, как жизнью по совести.

В процессе формирования совести, в процессе нравственного развития личности все эмоции без исключения играют хотя бы небольшую, хотя бы косвенную роль. Постижение разницы между добром и злом из-под палки заставит ребенка бояться, гневаться или стыдиться. Если же ему будут представлены образцы высоконравственного поведения, самоотречения во имя заботы и бескорыстной помощи ближнему, это, напротив, вызовет у него возбуждение и радость.

И все же следует утверждать, что в процессе формирования аффективно-когнитивных структур совести главнейшую роль играет именно вина — необходимейшая из всех эмоций.

Рабочая гипотеза

Цель : Изучить и сравнить уровни интенсивности проявления чувства вины у юношей и девушек.

задачи исследования

1. Раскрыть психолого-педагогическую сущность и структуру понятия чувства вины.

2. Определить уровень проявления чувства вины у обследуемых.

3. Провести сравнительный анализ интенсивности переживания чувства вины между юношами и девушками.

Объект исследования, Предмет исследования, Теоретическая значимость работы, Практическая значимость состоит, Методы исследования

1. Проблема исследования совести в психологической литературе

1.1 Чувство вины как базовый компонент формирования совести

Вина, как и все другие эмоции, несомненно, сыграла важную роль в эволюции человека и общества.

Психологическое понимание вины сводится к переживанию недовольства собой, связанного с обнаружением человеком рассогласования между собственным поведением и принятыми моральными нормами.

Вина как одна из базовых эмоций, подобно другим базовым эмоциям, прошла долгий путь эволюционно-биологического развития. Человека не учат бояться, и так же человека не обучают эмоции вины. Эмоции вины присущи некие внутренние активаторы или естественные сигналы, связанные с неблагоприятными социокультурными условиями. Кроме того, каждая культура и каждый социальный институт (семья, церковь и т. д.), в основе которых лежат этические и моральные принципы, формируют некие условные сигналы вины, они предписывают определенные стандарты поведения и пытаются внушить их подрастающему поколению. Будучи сформулированными, эти предписания (моральные и этические принципы) конституируют когнитивный компонент совести. Зрелая совесть и связанные с нею эмоции образуют аффективно-когнитивную структуру, которая оценивает каждый шаг человека на предмет его соответствия нравственным принципам.

Чувство ответственности — ядро совести, оно ориентировано на осознание вины и в то же время способствует выбору такого стиля поведения, которое снизит вероятность интенсивного переживания вины.

10 стр., 4847 слов

Вызывает у человека скуку; рассогласование выражений различных ...

... Психология взаимопонимания. Неправда, ложь, обман» уделяет внимание таким категориям лжи, как: Обман обещаниями - этот тот вариант обещания, который даётся человеком ... Одним из способов сокрытия переживаемых чувств является имитация эмоций, не испытываемых на самом деле. И порой такая ... может в равной мере повредить жертве обмана, чувство вины, испытываемое лжецом в случае умолчания, гораздо меньше. ...

1.2 Причины появления вины

Эмоция вины, как и любая другая эмоция, одинаково понятна любому человеку, и все-таки причины для ее переживания и последствия, к которым приводит это переживание, у разных людей и в разных культурах очень отличаются друг от друга. Однако нельзя обойти вниманием некоторые сферы жизнедеятельности человека, в которых практически любая культура устанавливает жесткую взаимосвязь между проступком и виной.

Главной причиной вины является проступок. Проступок — это и аморальное деяние, как нарушение внутреннего стандарта, и предательство. Хотя каждое из этих определений привносит свой нюанс в понимание сущности проступка. Результатом поступка, вступившего в противоречие с моральными, этическими или религиозными нормами, будет переживание вины. Обычно эмоция вины напрямую связана с осознанием факта проступка или предательства собственных взглядов и убеждений. Кроме того, переживание вины может быть связано с безответственным поступком.

Вина связана с поведением, отличающимся крайним разнообразим моральных, этических и религиозных норм, и потому причины для переживания вины могут быть очень разными у разных людей, у представителей различных народов и различных культур. Некоторые люди испытывают вину, вкушая мясную пищу в пятницу, другие — в любой день недели, а третьи никогда и ни при каких обстоятельствах не испытывают вину, связанную с пищей. Некоторые люди винят себя за леность, за то, что они не соответствуют стандартам, которые установили для себя они сами, или их родители, или референтная группа (ближайшее социальное окружение), а другие чувствуют вину из-за чрезмерной увлеченности работой, которая мешает им исполнять семейные и дружеские обязанности.

Неверный поступок может вызвать и стыд, но в том случае, когда поступок осознается неверным не вообще, а только в связи с чувством поражения, несостоятельности, неуместности. Если человек, нарушивший моральные, этические или религиозные нормы, испытывает стыд, то, скорее всего, потому, что ему не удалось скрыть свой проступок. Стыд в данном случае нужно рассматривать как результат повышенного самосознания, вызванного разоблачением неверного поступка.

Таким образом, чувство вины не зависит от убеждений человека и от степени его согласия с формальными или очевидными нормами морали, этики или религии. Нормы могут восприниматься безотчетно, а согласие или несогласие с ними может формироваться на интуитивном уровне. Практически каждый человек, строя свое межличностное и социальное поведение, руководствуется неким личным этическим кодексом, но очень немногие люди в состоянии постоянно осознавать его структуру, сложную иерархию и взаимосвязь отдельных принципов. Несмотря на то, что основной причиной вины является проступок, человек может чувствовать себя виноватым даже в тех случаях, когда на самом деле он не совершил никакого проступка или не имел возможности поступить иначе.

Для возникновения чувства вины необходима «интернализация» определенных стандартов поведения. Это значит, что диктуемые обществом стандарты поведения переходят из разряда внешних в разряд внутренних норм. Сам человек становится источником и хранителем этих норм, он сам следит за их соблюдением. Он несет ответственность за свои поступки в первую очередь перед собой, и поэтому чувствует себя виноватым, если его поведение не соответствует усвоенным им нормам.

4 стр., 1644 слов

Особенности психического развития детей дошкольного возраста

... ребенок лишь переживает, а не чувствует (чувство подразумевает стойкие, длительные отношения). Рассмотрим особенности внимания в этом возрасте. Основная отличительная черта внимания в дошкольном возрасте - это непроизвольность. Ребенок ... возрастной психологии, и к этой проблеме непосредственно примыкает проблема мотивационной готовности ребенка к школьному обучению. Поэтому выбранная мною тема работы ...

Предательство, особенно предательство друга или любимого человека, по-видимому, можно считать универсальной причиной вины, поскольку предательство нарушает стандарты поведения, общие для всех культур.

Таким образом, причиной для переживания вины с равной легкостью и с равной вероятностью может стать:

1. Действие, т.е. как имевшие место чувство, мысль или поступок, противоречащие этическим нормам.

2. Бездействие, т.е. как чувство, мысль или поступок, отсутствовавшие в определенное время и в определенной ситуации, в которой они были уместны и желательны.

1.3 Вина как черта личности

Эмоцию вины как таковую или эмоциональный паттерн, включающий в себя переживания вины и других фундаментальных эмоций, можно и нужно рассматривать как личностную черту или как комплекс личностных черт. Это положение поддерживают многочисленные теоретические и эмпирические исследования различных авторов.

Для того чтобы ребенок мог испытывать чувство вины, он должен научиться понимать, что его поступки могут причинить вред другим людям. Ребенок должен уяснить, что он способен управлять своим поведением и что он отвечает за него.

Способность испытывать чувство вины — сложный процесс, который формируется у ребенка продолжительное время. Не год и не два пройдет, прежде чем ребенок начнет сознавать, что такое чувство вины. Для этого должен сформироваться понятийный аппарат, который дает возможность сравнивать и оценивать. Чувство вины требует от человека волевых решений, а такая способность также появляется не сразу (примерно в дошкольном возрасте).

Как пишет психолог и философ А.А. Милтс, чувство вины — это зеркало, в котором отражается, в какой мере в ребенке, в человеке утвердились доброта, честность, справедливость, в какой мере совесть затронула чувства, убеждения, волю, характер и подсознание.

Способность испытывать чувство вины показывает, как идет нравственное развитие личности.

Первичной основой нравственности являются три человеческих чувства: стыд, жалость и доброжелательность. Именно в делах с малых лет нужно развивать эти качества, которые потом постепенно перерастут в способность испытывать вину. Когда ребенок сочувствует тяжелой и горькой судьбе маленькой девочки-сироты из сказки, когда он, разбив вазу, забивается в угол, сознавая, что поступил плохо, это только просто проявления эмоций. Но это начало, первые ростки, из которых в будущем вырастет такая способность. Ведь чувство вины, пробуждаясь, уже дает возможность оценивать свои убеждения, поступки и их мотивы как ценность для «других».

Если ребенок все делает только из чувства страха, боязни наказания, а в сердце его нет желания помочь, то о развитии такой способности говорить рано.

Ребенок сначала воспринимает не общечеловеческую высшую мораль, а мораль близких и уважаемых им людей, мораль «эталонной» группы. С точки зрения высшей морали стыдно воровать, а с точки зрения сельских мальчишек не залезть в чужой сад за яблоками это признак трусости. Быть карьеристом с общечеловеческих позиций стыдно, а с точки зрения определенной группы лиц не делать карьеру — признак недееспособности.

4 стр., 1544 слов

Совесть и стыд реферат по философии

... является раскаяние, нравственный смысл которого — гармонизация отношений между Долгом и Совестью. 1. Стыд: выражает чувство вины, осознание человеком несоответствия требованиям окружающих людей; ориентирован на мнение других ... упреки человека самому себе, озабоченность по поводу моральности своего поведения. В то же время совесть основана и на разуме: угрызения совести по поводу отступления от норм ...

Для того чтобы человек поступал по совести, он должен быть уверен, что им движет именно совесть, а не страх, и он отрицает воровство не потому, что боится, а потому, что внутренне не принимает этого, потому что совестно.

Для развития чувства вины у ребенка в первую очередь нужно культивировать чувства доброты и сострадания. Чтобы ребенок видел и чувствовал эти качества в вас и окружающих.

К маленьким детям первые ощущения совести приходят через доброту, любовь и сострадание к близким и к окружающему миру: животным, растениям, к старикам и больным и всем тем, кто требует от нас сочувствия.

Одним из самых ранних исследований развития способности к переживанию вины, рассматриваемой в качестве личностной черты, была работа и Чайлда. Авторы воспользовались «Протоколом социокультурных отношений», разработанным учеными Йельского университета. Исследователи проанализировали индивидуальные установки на болезнь, причем в качестве мерила способности к переживанию вины они использовали готовность воспринять упреки за собственное заболевание. Ученые особое внимание уделили способам воспитания детей в различных обществах.

При этом ими было обнаружено, что развитию способности к переживанию вины способствуют следующие факторы:

1) сокращение срока грудного вскармливания младенца,

2) раннее приучение к независимости,

3) научение скромности и ограничение игр с представителями противоположного пола.

Авторы приходят к выводу о том, что развитие способности испытывать вину основано на процессах идентификации. Дети, воспитываемые на основании вышеперечисленных принципов, а именно: дети, в раннем младенчестве отнятые от груди, раньше столкнувшиеся с необходимостью проявлять самостоятельность, сдержанные и осторожные в играх с представителями противоположного пола — лучше идентифицировали себя с родителями.

Хоффман в своей лаборатории доказал, что переживание чувства вины впервые возникает довольно рано, в конце первого — начале второго года жизни.

Исследователи Зан-Уокслер Зан-Уокслер и Радке-Ярроу — исследователи в области психологии. и Paдкe-Яppoу обнаружили:

1. Уже в возрасте полутора лет дети демонстрируют очевидные признаки понимания последствий своего поведения. Понимание проявляется либо вербально («Это я тебя обидел?»), либо в поступках, при помощи которых дети пытаются исправить ситуацию, вызывающую огорчение. С особой наглядностью это проявлялось в тех случаях, когда поведение ребенка на самом деле являлось причиной огорчения матери, но подобная тенденция наблюдалась и тогда, когда ребенок был совершенно непричастен к случившемуся.

2. Дети особенно подвержены эмоции вины из-за недостаточно развитой способности оценки роли собственного поведения в причинах огорчения другого человека.

3. Реакция ребенка на огорчение другого человека в значительной степени обусловлена теми воспитательными методами, которые применяет мать для социализации своего ребенка, в особенности теми, которые связаны с объяснением роли ребенка в огорчении другого человека. Например, дети, воспитание которых опиралось на физические методы воздействия, гораздо реже проявляли желание исправить последствия своих поступков, чем дети, чье воспитание было построено на эмоциональном и содержательном участии родителей.

12 стр., 5884 слов

Изучение переживания чувства вины человека

... переживания вины человека. Полученные в исследовании данные могут быть использованы в практической деятельности психологов и специалистов близких профессий при решении задач индивидуального и семейного консультирования; ... высший продукт культурно-эмоционального развития человека. Чувство долга, собственного достоинства, стыд, гордость -- исключительно человеческие чувства. Эмоции, связанные с ...

В процессе нормального развития дети обучаются всесторонне оценивать последствия своего поведения и избирать соответствующие случаю способы исправления ситуации. Причиной для переживания вины может стать добрая половина на первый взгляд безобидных поступков, и потому человек, как правило, в первую очередь усваивает нормы, принятые в его семье, в его социуме, в его культуре. По мере обретения социальной ответственности, в процессе созревания личности человек постигает все новые и новые области неприемлемого по тем или иным причинам поведения, на протяжении всей жизни он может все острее и острее осознавать свою виновность.

Таким образом, вина, рассматриваемая как личностная черта, исполняет функции регулятора поведения, предупреждает о неправильных мыслях, чувствах и поступках.

1.4 Физиологический показатель чувства вины

Экспрессия вины не столь ярка, как проявление других отрицательных эмоций, что связано, очевидно, с приобретенным в онтогенезе умением скрывать эмоции, ставящие человека в неудобное положение перед другими. Виноватый человек опускает ниже голову, старается отвести взгляд, не смотреть в глаза другим людям, бросает на них лишь быстрые взгляды. При тяжелой вине лицо человека приобретает вялое, тяжелое выражение. Вина стимулирует большое количество мыслей, говорящих об озабоченности совершенной ошибкой.

Сцена, вызывающая чувство вины, многократно повторяется в памяти и воображении, при этом человек ищет способ искупления своей вины.

1.5 Функции вины

Так как чувство вины — это свойство (индивида), нейропсихический механизм и конкретный физиологический процесс, основанный на переживаниях, чувство вины может иметь не только содержательные, но и функциональные характеристики, и всегда оно относится к способам действий, а нередко и к характеру потребности со всем его нейропсихическим «оснащением»: желаниями, мотивами, целями.

Функции чувства вины:

1. Чувство вины служит индикатором усвоения моральных норм и правил. Эта функция является одной из самых конструктивных функций вины. Ожидание вины становится основой личностной ответственности. Эмоция вины совместно с эмоцией стыда лежит в основе чувства социальной ответственности и становится расплатой за проступки.

Без вины и стыда люди не соблюдали бы нормы морали и этики.

Общество, не знающее чувства вины, оказалось бы самым беззаконным и самым опасным обществом в мире.

2. Специфическая функция эмоции вины заключается в том, что она стимулирует человека исправить ситуацию, восстановить нормальный ход вещей. Если вы чувствуете себя виноватым, у вас возникает желание загладить свою вину или хотя бы принести извинения человеку, перед которым вы провинились. Такое поведение — единственно эффективный способ разрешения внутреннего конфликта, порожденного виной.

3. Функционирует она всегда и в любой ситуации или же только временами («У него проснулась чувство вины»).

16 стр., 7757 слов

Чувство вины как психологический феномен

... лет. Общее число испытуемых составило 12 человек (6 мужчин, 6 женщин). Предметом исследования является «чувство вины» как психологический феномен. Исследуются имплицитные представления о данном феномене; его свойства и особенности переживания личности ...

4. Способность к переживанию вины позволяет людям сочетать как собственные интересы, так и интересы партнера, находить компромиссы и успешно разрешать жизненные конфликты.

5. Способствует профилактике психических расстройств.

Однако успешное осуществление этих функций возможно только в том случае, если уровень переживания вины будет у человека не слишком большим, но и не слишком малым, т. е. оптимальны. Ведь иногда чувство вины бывает необоснованным и преувеличенным, нанося человеку вред: вызывает хроническую усталость, фригидность, может даже привести к самоубийству.

1.6 Связь вины с другими эмоциями

Чувство стыда

Эмоции стыда и вины во многом тесно связаны. Легко спутать стыд и вину, несложно принять одну эмоцию за другую, не составит труда также понять, почему происходит это смешение. Одинаковые или схожие ситуации служат причиной и для переживания стыда, и для переживания вины. Переживание каждой из этих эмоций связано с желанием скрыть что-либо или что-то исправить. Следовательно, они образуют понятийный круг, взаимно дополняя, а порою и повторяя друг друга.

Различия между стыдом и виной:

1. Необходимым условием для переживания стыда является присутствие постороннего наблюдателя, тогда как переживание вины может настичь человека и в одиночестве, и при отсутствии актуального источника наказания.

2. Если сфера стыда ограничена конкретной «постыдной» ситуацией и воспоминаниями о ней, то вина как продуктивное качество психики позволяет избегать аналогичных поступков и в будущем: включается упреждающий механизм нравственного торможения. Это полностью исключает для индивида возможность совершения подобного рода поступков или же значительно снижает их вероятность.

3. Стыд позволяет использовать только личный опыт, то вина — воспринятый опыт других. Если стыд в отсутствие конкретной ситуации возникает только как воспоминание об уже пережитом, то вина, опираясь на воспоминания о пережитых ситуациях стыда, способна развиваться: возрастает чуткость индивида в различении добра и зла, уточняются и совершенствуются эталоны — образцы хорошего и плохого, правильного и неправильного, нравственного и безнравственного (поведения), возрастает интенсивность отрицательных переживаний в момент выявления безнравственного в ходе собственной психической и (или) физической деятельности, расширяется круг объектов и ситуаций, попадающих в сферу нравственной оценки. Поэтому вина — это постоянный взгляд индивида на себя с позиций добра и зла, тонический процесс. Это нравственный самоанализ и самоконтроль (самоограничение), а также способность самостоятельно формулировать для себя нравственные обязанности и требования.

4. В ситуации вины выраженность эмоции удовольствия значительно ниже, чем в ситуации стыда.

5. При переживании стыда индивиды реагируют уходом от контактов, а испытывая вину — стремятся исправить положение и выйти из него с честью.

6. К. Изард Изард Кэрролл (род. 1923) — американский психолог. пишет, что стыд временно затуманивает рассудок, а вина, напротив, стимулирует мыслительные процессы, связанные, как правило, с осознанием провинности и с перебором возможностей для исправления ситуации. Получается, что сначала возникает вина, а потом осознается причина вины — проступок. Человек чаще всего испытывает стыд, потому что ему не удалось скрыть свой проступок.

7 стр., 3264 слов

Образ человека в экзистенциализме

... жизни и для жизни, она пропитана гуманизмом и заботой о человеке, именно поэтому я и выбрала эту тему для написания реферата. Целью своей работы я вижу изучение образа человека в философии экзистенциализма. Для ...

7. Г. Льюис видит следующее различие между стыдом и виной: эмоция стыда играет существенную роль в развитии депрессивных заболеваний, а эмоция вины вызывает обсессивно-компульсивный невроз и паранойю.

8. Д. Тангей Дж. Тангней — психолог. отмечает, что различия между этими эмоциями состоят в том, что стыд — более интенсивное переживание, сопровождаемое ощущением беспомощности, обнаженности, в его структуре превалирует эмоциональный компонент над когнитивным, в то время как в структуре вины наблюдается одинаковая представленность этих компонентов. Вина вызывает желание извиниться, исповедаться, а стыд — желание спрятаться, убежать. Вина связана с негативной оценкой своего конкретного поведения, а стыд — с негативной оценкой своей личности. Переживание стыда преимущественно связано с социальной терпимостью, переживание вины — с социальной эмпатией. Люди, склонные к враждебности и гневу, предрасположены к испытыванию стыда, но не вины. Стыд приводит к отмене определенных характеристик своей личности, а вина — к отмене определенных характеристик поведения.

Чувство долга

Взаимосвязь между этими двумя категориями — виной и долгом носит весьма сложный характер.

С одной стороны, они образуют единый морально-психологический механизм регуляции поведения личности, в котором чувство вины выступает в качестве основания для выполнения долга.

С другой стороны, между виной и долгом могут возникать конфликты, порождающиеся, как правило, несовпадением целей и интересов личность и общества.

Вопрос о правоте чувства вины или долга зависти от обстоятельств, от правильного или неправильного понимания долга.

Различия между долгом и виной:

1. Долг — направляет, указывает, требует. Он априорен, то есть всегда знает, чего от тебя хочет. И спрашивает по максимуму, — точнее, «от сих до сих», не меньше и не больше. С точки зрения самого долга (и «людей долга») одно только сомнение в его правоте — есть уже непослушание, нарушение долга. Вина именно судит, и почти не умеет указывать и направлять — разве что в слишком очевидных «минимальных» случаях, которые вина лишь и согласна почитать за долг. Она заново переживает тобою прожитое и даже только помысленное и даже за честно исполненным долгом способна обнаружить обстоятельства и намерения, в которых ты, может быть, не хотел отдать себе отчета — и говорит тебе всю правду о тебе.

2. Больше всего долг боится — поблажек и послаблений. Чувство вины не дает поблажек. Всякому мыслящему по опыту известно, что спрятаться от правды все равно невозможно.

3. Долг, в идеале, предустановлен, заповеден, и, как говорилось, ничем не смеет поступиться в пользу ситуации. Долг — нормативен. Он равен для всех, то есть знает и то, в чем долг другого, и, как закон в государстве, «обратной силы не имеет». Чувство вины — процесс, никогда не могущий быть завершенным, — так оно уже потому, что никогда не бывает исчерпанным смысл ситуаций, который она пытается постичь. Чувство вины — ситуативно и индивидуализировано, то есть никто не компетентен в том, что правильно для всех вообще.

4. Долг по отношению к ближнему — лишь частный случай того, что полагается делать в общем случае; он абстрактен; не для ближнего исполняется долг, а для самого долга. Чувство вины конкретно. Все, что оно требует сделать для ближнего, надо делать лишь для него самого.

5. Долг презирает всякую жалость. Жалость — расслабляет. Тогда как, кроме решимости, которая требуется настоящему чувству долга, нам может не хватать только одного — силы.

14 стр., 6661 слов

Психологические особенности семей, имеющих больного ребенка

... семьи больного ребенка: эмоциональные реакции семьи на заболевание ребенка, изменение жизненного стереотипа семьи, положение здоровых детей в семье, а также переживание родительской вины. Заболевание ребенка является тяжелым жизненным событием в семье. Трудности, связанные с воспитанием ребенка с ... поведение больных детей, отношения с родителями, отношение к школе, тема смерти в переживаниях детей. А ...

Долг вообще не сочувствует: во-первых это не его дело, личности его не занимают, а во- вторых, это значило бы — уважать слабость. А он уважает силу. Безжалостный, по сути, — синоним бессовестного. Чувство долга у безжалостного вполне может быть, но только не совесть. Ибо чувство вины запрашивает о добре и зле безусловных, остающихся за вычетом любых правил и установлений, а таковые — лишь жизнь и смерть, радость и боль. Жалость — инстинкт сочувствия всякой жизни. Чувство вины — сочувствие, помноженное на ответственность.

6. Чувство вины — чувство провинности: неисполненного долга. Напоминает угрызения совести, и, однако, есть больше страх или дискомфорт. Сознание, что вот возникла, так сказать, территория, куда ступить опасно. Нет ценностей, кроме ценности жизни, и нет вины, кроме прямой или косвенной вины перед нею. Чувство вины — «угрызения совести» — это чувство невозможности жить дальше с ощущением полноты своего права жить.

Таким образом, в чувстве вины решения, действия и оценки соотносятся не с мнением или ожиданием окружающих, а с долгом. Чувство вины требует быть честным во мраке — быть честным, когда никто не может проконтролировать тебя, когда тайное не станет явным, когда о возможной твоей нечестности не узнает никто. Чувство вины представляет собой способность человека, критически оценивая свои поступки, мысли, желания, осознавать и переживать свое несоответствие должному — неисполненность долга.

Чувство страха

Переживание вины оказывает большое влияние на совесть, чем переживание страха. Есть неотразимый аргумент в пользу этого довода, и заключается он в следующем: переживание вины приковывает внимание человека к источнику вины, оно не отпустит без покаяния или оправдания, переживание страха, напротив, заставляет бежать от источника страха и отпускает на безопасное расстояние от него. Умение балансировать на грани, разделяющей конформизм, продиктованный страхом, и ответственность, внушенную чувством вины, можно рассматривать как свидетельство зрелой совести и нравственного поведения.

В переживании вины любого человека по отношению к другому присутствует главным образом глубокое осознание собственного предательства, способного нарушить доверие его друга к нему.

Чем ближе вам человек, перед которым вы провинились, тем сильнее ваше переживание вины, тем отчетливее вы будете осознавать все потери, связанные с разрывом отношений. Предощущение грядущих утрат может вызвать печаль. Кроме того, угроза разрыва связей вызывает и страх, вы боитесь остаться в одиночестве, без защиты дружбы, вы не уверены в будущем.

Большая часть тягостных размышлений человека, испытывающего вину, связана с ожиданием возможной реакции человека, перед которым он провинился. Будет это печаль или он погрустит немного, а потом рассердится? Приведет ли его гнев к враждебности и желанию отомстить? Все эти фантазии вовлекают в переживание вины эмоции печали и страха.

Таким образом, сочетание переживаний вины и страха, вызванного навязчивыми фантазиями о возможном мщении со стороны того, перед кем был совершен проступок, крайне мучительно для человека.

Чувство обиды

А. Кемпински Антон Кемпинский (1918-1972) — польский психиатр и психолог. полагает, что вина тесно переплетается с обидой. Он пишет, что у этих эмоций имеется общая основа — это стремление к справедливости, а различие состоит лишь в том, что в одном случае приговор принимается, а в другом — против него борются.

Ф. Перлз Фредерик Саломон Перлз (1893-1970) — выдающийся немецкий врач-психиатр. определяет вину как проецируемую обиду. По Перлзу, невыраженная обида часто воспринимается как эмоция вины или превращается в нее.

Оба этих автора считают, что вина и обида могут переходить одна в другую.

Чувство гнева. Эксперимент Гамбаро.

Гамбаро К. Гамбаро — психолог. провел экспериментальное исследование взаимодействия вины и гнева во фрустрирующей ситуации. Он воспользовался техникой самоотчета, чтобы выявить, насколько успешно испытуемые могут управлять субъективным переживанием гнева.

В соответствии с выдвинутой Гамбаро гипотезой, переживание гнева, спровоцированное фрустрирующей ситуацией, должно было вызвать повышение диастолического (нижнего) давления, а последующее выражение гнева в агрессивном акте — снизить его.

Роль фрустрирующего раздражителя для испытуемых исполнял ассистент экспериментатора.

Для целей исследования были созданы четыре экспериментальные ситуации:

1) В первой ситуации испытуемые могли выразить свой гнев, наказав ассистента ударом электрического тока.

2) Во второй ситуации у испытуемых был только опосредованный выход для гнева — они должны были просить экспериментатора о наказании своего обидчика.

3) В третьей ситуации испытуемым было запрещено открыто выражать свой гнев.

4) В четвертой ситуации экспериментальная процедура вовсе не содержала фрустрирующего условия, причин для гнева не было. Испытуемых просто просили заполнить какой-нибудь формуляр.

На основании полученных данных, ученый сделал соответствующие выводы:

1) Испытуемые в ситуации фрустрации глубину переживания гнева оценивали выше, чем контрольная группа в ситуации, не содержавшей фрустрирующего фактора.

2) Диастолическое давление у испытуемых в ситуации фрустрации оказалось выше, чем у испытуемых контрольной группы.

3) Диастолическое давление во фрустрирующей ситуации у испытуемых, показавших высокие значения по шкале вины, и у испытуемых, показавших низкие значения по шкале вины, повысилось в равной степени.

Таким образом, это исследование позволяет нам гораздо глубже понять динамику эмоции вины, особенно в ситуации, когда вина связана с переживанием гнева и с агрессивной реакцией на переживание гнева. Эксперимент со всей очевидностью продемонстрировал, что выраженность переживания вины за свои агрессивные поступки (даже в том случае, если агрессия имеет объективные оправдания) тесно связана с физиологическими изменениями, вызванными этими переживаниями и поступками. Например, у тех из испытуемых, которые испытывали сильную вину за свою агрессивность (неважно, находили ли они ей объективное оправдание), наблюдались отчетливые физиологические индикаторы тревоги (повышалось диастолическое давление) после того, как они выражали свой гнев посредством физической агрессии. Напротив, те из испытуемых, которые не испытывали вины за свою агрессивность, агрессивное поведение которых строилось по принципу «око за око», находили в агрессивном выражении гнева успокоение, у них понижалось диастолическое давление, все физиологические параметры приходили в равновесие.

Подводя итог вышесказанному следует сказать, что взаимодействие чувства вины с другими эмоциональными состояниями очень велико. Соотношение чувства вины с другими эмоциями является важным фактором в формировании личности в целом.

1.7 Различные подходы в отношении изучения чувства вины

1.7.1 Отечественные ученые

В теоретических концепциях в отношении чувства вины нас в первую очередь интересуют психологические аспекты вины. Отечественные ученые по-разному интерпретировали возникновения чувства вины.

1. В психологии вина, как подчеркивают О.С. Васильева О. С. Васильева и Е. В. Короткова — отечественные психологи и Е. В. Короткова, соотносится со следующим за негативной активностью периодом времени. Следуя распространенному в обыденной речи штампу, они называют вину чувством, детерминированным потребностью, локализующейся на высшем уровне пирамиды потребностей (чувство в их понимании — это высшая эмоция).

В то же время эти авторы показывают биологические истоки вины: «Наблюдение за невербальным поведением животных и детей показывает, что они также переживают эмоции, похожие на моральные чувства высокоразвитого человека. Например, провинившееся животное при виде хозяина поджимает уши, хвост, скашивает глаза, опускает голову и старается удалиться. Аналогично и невербальное поведение детей, когда они осознают, что своим поведением обижают родителей. Более того, ребенок уже в раннем возрасте демонстрирует способность просить прощения, раскаиваясь в содеянном.

По данным О.С. Васильевой и Е.В. Коротковой, склонность к переживанию вины связана с эмоциональной лабильностью по MMPI, следовательно, люди, имеющие такую склонность, обладают восприимчивостью, чувствительностью, склонностью к эмпатии, с интернальностью в области неудач, способностью к самоуправлению.

2. Характерен в отношении изучения моральных чувств дошкольников эксперимент, описанный А.Н. Леонтьевым Алексей Николаевич Леонтьев (1903-1979) — советский психолог, занимавшийся проблемами общей психологии и методологией психологического исследования.. Ребенку предлагалось достать удаленный от него предмет, не вставая со своего места. Несмотря на то, что ребенок после ухода экспериментатора нарушал данное правило, встав со своего места, пользуясь отсутствием наблюдения за ним, он не смог впоследствии принять от экспериментатора в награду за выполненное задание шоколадную конфету. Конфета, столь желанная вначале, оказалась горькой: вызывала слезы. Эти слезы ребенка дошкольного возраста свидетельствуют о способности маленького человека уже в таком возрасте переживать вину по поводу нарушения принятого правила».

3. По данным И.А. Белик, вина положительно связана с внутренней конфликтностью и самообвинением и отрицательно — с самоценностью и самопривязанностью.

Эти же авторы выявили, что чем больше человек склонен к переживанию вины, тем с большим уважением он будет относиться к подчиненным, тем более он задумывается о смысле своей жизни, тем искуснее он будет в анализе противоречий (ориентировке в ситуации) и в коррекции своего поведения.

4. Существенную роль в формировании моральной саморегуляции личности на основе переживания чувства вины играет Я — концепция (образ Я) и самооценка личности. Как показывают исследования С.Г. Якобсон С.Г. Якобсон — кандидат психологических наук, старший научный сотрудник Института развития дошкольного образования РАО. уже дети старшего дошкольного возраста способны действовать в ситуации морального выбора (раздел игрушек между собой и товарищами) на основе соотношения самооценок по поводу реального и воображаемого соблюдения — нарушения норм. При этом регулятивная функция образа Я определяется и его содержанием. В содержании Я — реального соблюдение нормы должно быть представлено как достоинство личности, а ее нарушение — как несвойственный субъекту недостаток.

5. А.А. Реан Артур Александрович Реан (1957) — российский психолог, общественный деятель; специалист в области психологии личности, социальной и педагогической психологии. считает, что связь моральных норм и образа Я может быть выражена следующими положениями: 1.Основным психологическим фактором моральной саморегуляции является самосознание. 2. Моральное поведение определяется той формой самосознания, которая характеризуется расслоением целостного образа Я на Я-реальное и Я-потенциальное.

3. Мотивом, побуждающим человека соблюдать социальные нормы, является стремление сохранить исходный положительный образ себя. 4.Образ Я определяет моральное поведение ребенка, если имеет структуру, содержащую Я-реальное и Я-потенциальное, при которой компонентом Я-реального является одобряемое ребенком соблюдение определенной нормы, а нарушение этой нормы входит в содержание Я-потенциального негативного.

1.7.2 Зарубежные ученые

Исследование чувства вины как базового компонента совести интересовало и зарубежных ученых. Наиболее ранние исследования в этой области были проведены теоретиками психоанализа.

1. Вина с точки зрения психоанализа

Согласно классической теории психоанализа становление эмоции вины начинается лишь после полного формирования структуры личности (включающей ид, эго и суперэго).

Первым из этой триады формируется Ид — врожденный набор побуждений, инстинктов или влечений. Ид характеризуется примитивной сексуальностью и агрессивностью.

Для формирования эго ребенок должен осознать свою отдельность, должен почувствовать грань между своим «Я» и «Я» окружающих его людей, должен научиться думать, совершать выбор, владеть собой и взаимодействовать с окружающей средой (с реальностью).

Суперэго, обычно понимаемое как совесть, можно считать сформированным после того, как дети интернализуют или начинают понимать разницу между хорошим и плохим поведением, когда в достаточной степени уподобляются в этой пристойности со своими родителями или с представителями своей референтной группы. С точки зрения теоретиков психоанализа, развитие суперэго протекает под воздействием механизмов инкорпорации или интроекции (когда чужие мысли и чувства начинают восприниматься как свои собственные) и идентификации (когда ребенок осознает свое тождество с другими людьми и может сказать себе: «Я такой же как они»).

Пайерс Пайерс и Сингер — психологи и Сингер рассматривали различия между динамикой вины и стыда. Они согласились с принятой в психоанализе точкой зрения о том, что эмоция вины возникает в результате противостояния между ид и суперэго. Пайерс и Сингер выявили тесную взаимосвязь между эмоциями вины и страха (в данном случае — страха перед родительским гневом).

Они придерживаются того мнения, что «неосознанная, иррациональная угроза», сопровождающая переживание вины, — не что иное, как страх увечья или страх кастрации.

Э. Хиггинс Э. Тори Хиггинс — социальный психолог. определяет чувство вины как сильную эмоцию, которая может характеризоваться переживанием тревоги, беспокойства, напряжением, озабоченностью, угрозой, предчувствием опасности или беды.

2. Вина с точки зрения экзистенциалистов

Ролло Мэй Ролло Мэй (1909 — 1994) — известный американский экзистенциальный психолог и психотерапевт. дал определения трем формам экзистенциальной вины:

1) Первая из них — вина за нереализованные возможности. Речь идет о возможностях развития человека — интеллектуального, социального, эмоционального и физического. Пределов этому развитию, судя по всему, не существует. Однако люди не всегда стремятся к развитию. Очень часто они не уделяют должного внимания развитию своих способностей, лишают себя дарованных им возможностей. Невозможность полностью реализовать имеющийся у человека потенциал, по мнению Мэя, приводит к экзистенциальной вине первого вида.

Экзистенциальная вина приходит к человеку, когда он осознает, что на самом деле имеет обязательства перед собственным бытием, когда он понимает, насколько важно реализовать потенциал, определенный ему природой.

2) Вторая разновидность экзистенциальной вины — вина за невозможность полного слияния с другим человеком. Человек не может посмотреть на мир глазами другого человека, не может почувствовать то же, что другой человек, не может слиться с ним воедино. Несостоятельность подобного рода лежит в основе экзистенциальной обособленности или одиночества. С точки зрения экзистенциалистов, эта обособленность создает непреодолимый барьер, отделяющий человека от других людей, становится причиной межличностных конфликтов.

3) Третья разновидность экзистенциальной вины — вина за невозможность слияния с природой.

Рассуждая о вине, Т. Ханна Томас Ханна (1928-1990) — философ имеет в виду эмоцию, причиной которой должно быть нарушение норм поведения, а следствием — потребность в соблюдении этих норм.

3. Вина с точки зрения теорий научения

1) Маурер. С его точки зрения, процесс развития вины проходит в основном под воздействием научения. Если хорошие поступки ребенка постоянно вознаграждаются, а плохие — порицаются, то у него формируется ощущение (или понимание), какое поведение правильное, а какое — нет.

Согласно Мауреру, знание «что такое хорошо и что такое плохо» приходит к человеку в процессе усвоения нравственных норм, причем существенную роль в этом процессе играют механизмы идентификации и подражания.

Чувство вины, по Мауреру, представляет собой, с одной стороны, способность устоять перед искушением, а с другой — способность к раскаянию.

2) Ангер представил переживание вины в виде процесса, состоящего из двух стадий.

Первая стадия переживания вины характеризуется вербально-оценочной реакцией индивида (например: «Я не должен был сделать этого!»)

На второй стадии вербально-оценочная реакция запускает вегетативно-висцеральную реакцию страха.

Ангер предпринял попытку проанализировать, какие особенности поведения родителей и взаимоотношений родителей и ребенка могут стать причиной переживания вины. Он предположил, что неотъемлемым компонентом переживания вины является процесс вербального опосредования, что вегетативные реакции, сопровождающие переживание вины, могут быть подконтрольными семантической составляющей этого переживания.

Ангер указывает, что если мы признаем существование вербально-семантического компонента в переживании вины, то мы обязаны будем согласиться и с тем, что вина — исключительно человеческий феномен.

Ангер пишет, что базисом для развития эмоции вины является чувство привязанности к другому человеку (обычно к родителям или заменяющим их лицам) и страх разлуки. Вина или, по крайней мере, ее аффективный компонент представляются Ангеру как особая разновидность страха.

С точки зрения Ангера, младенец, ежедневно ощущающий на себе опеку и внимание любящего и заботливого родителя, крепко привязывается к нему. Родитель день за днем, неделю за неделей, все первые месяцы и годы жизни ребенка оберегает его от боли и фрустрирующих ситуаций. Таким образом, уже само присутствие родителя становится для младенца насущной необходимостью, а отсутствие становится причиной для развития «тревоги брошенного ребенка», которую можно назвать прелюдией переживания вины.

Ежедневный уход за младенцем и связанное с ним развитие способности испытывать «тревогу брошенного ребенка» выступают в роли двух необходимых компонентов научения вине. По мнению Ангера и других сторонников теории научения, первые результаты этого процесса можно обнаружить в 4-5-летнем возрасте. В этом возрасте ребенок, совершивший проступок, может понять значение строгого выражения лица родителя и обращенные к нему слова, вроде «как ты мог так сделать». Согласно Ангеру, такую оценку родителем своего проступка ребенок интерпретирует как угрозу лишения любви, она пробуждает у него «тревогу брошенного ребенка». После многократного повторения подобных «уроков» ребенок научается самостоятельной оценке своего поведения. «Я поступил плохо, мама и папа говорили, что это плохо, я больше не буду так делать». Ангер считает, что оценочно-опосредующие реакции ребенка обязательно окрашены в тревожные тона до тех пор, пока ребенок не научится оценивать свои поступки до их совершения, до тех пор, пока под гнетом «тревоги брошенного ребенка» он не согласится с необходимостью соблюдения общепринятых норм поведения. Ангер рассматривает «тревогу брошенного ребенка» как аффективный компонент вины.

В своей работе Ангер приводит ряд убедительных доказательств в пользу общего представления о том, что для эффективного научения вине более уместны не столько методы физического наказания, сколько психологические («ориентированные на любовь») методы воспитания.

Ангер подчеркивает, что такие методы воспитания будут эффективны только в том случае, если они осуществляются родителями, взрастившими ребенка и поддерживающими с ним эмоциональный контакт.

Ангер подчеркивает, что воспитательное воздействие должно быть конкретным и понятным для ребенка (не стоит заявлять, например: «Ты никогда не загладишь свою вину»).

Такие угрозы могут вызвать у ребенка излишне устойчивую оценочную реакцию типа «я все делаю не так» или спровоцировать интрапунитивное поведение, стремление, во что бы то ни стало искупить свою вину (заглушить «тревогу брошенного ребенка»).

3) Маккеннан исследовал реакции на психологические и физические методы воспитания с помощью ретроспективных отчетов студентов Гарвардского университета. Студентов попросили вспомнить и описать свои реакции на то или иное наказание. Так, описывая свои переживания, связанные с физическими методами воспитательного воздействия, студенты указали на «гнев, упрямство, возмущение, раздражение, ненависть, холодное отвращение и так далее». Напротив, свою реакцию на угрозу лишения любви они описали как «стыд, сожаление, угрызения совести, раскаяние, желание извиниться, желание никогда не поступать так снова и так далее».

4) В работе Хоффмана М. Хоффман — психолог. и Зальцштайна проведен анализ разных видов воспитательных воздействий на ребенка с точки зрения их влияния на процессы развития совести и вины. В результате анализа авторы выявили три класса методов воспитания: первый из них основывается на применении физического наказания, второй и третий с физическим наказанием не связаны. Первый из двух либеральных методов воспитания не предполагает грубых проявлений гнева или недовольства, он опирается на угрозы лишить ребенка родительской любви. Второй основывается на способности к сочувствию, он ставит своей целью пробуждение эмпатического ответа ребенка, который должен помочь ему осознать, что он послужил причиной для огорчения другого человека. Эксперимент Хоффмана и Зальцштайна наглядно демонстрирует, что апелляция к сочувствию ребенка, к его эмпатическим способностям более эффективна в процессе научения вине, чем прямолинейная угроза родителя лишить ребенка своей любви.

М. Хоффман развивает положение о том, что чувство вины возникает на основе эмпатического переживания «я — причина страдания другого», причем это переживание может возникать в довольно раннем возрасте. Он дает следующее определение чувства вины: межличностное чувство вины, основанное на эмпатии, — это интенсивное, неприятное переживание отсутствия уважения к себе, возникающее в результате эмпатийного сопереживания субъекту, оказавшемуся в стрессовой ситуации, в сочетании с осознанием того, что причиной этой стрессовой ситуации является сам сопереживающий.

Е. Фейрес Е. Фейрес — психолог. выявил, что интерналы в своих неудачах винят себя и испытывают более сильный стыд и вину, чем экстерналы. Это связано с тем, что интерналами являются те люди, которые полагают, что сами управляют своей судьбой, а экстерналами являются те люди, которые полагают, что все происходящее с ними от них почти не зависит.

В последнее время было произведено множество экспериментов, в которых исследователи вызывали у испытуемых переживание вины, пытались воздействовать на ход этого переживания и оценить его. Разнообразные способы решения проблемы источников вины, предложенные приверженцами теории научения, стали значительным вкладом в наше понимание совести и морали. Предложенные ими концепции подчеркивают роль различных форм социального научения в процессе интернализации вины. Большинство авторов сходятся во мнении, что эмоциональная привязанность ребенка к своим родителям является лучшим базисом для становления зрелой совести и формирования адекватных порогов переживания вины. Теоретическая аргументация авторов, подкрепленная целым рядом эмпирических исследований, заставляет нас согласиться с тем, что прямой дорогой к желанному результату — к становлению зрелой совести и формированию адекватных порогов переживания вины — может стать разумное сочетание разнообразных воспитательных воздействий, в числе которых необходимо отметить угрозу лишения одобрения и любви, пробуждение сочувствия, научение осознанию собственной роли в огорчении другого человека.