Ложь как психологический феномен человеческого общества

Курсовая работа

Ложь является неотъемлемой составляющей повседневных социальных взаимодействий. В современное время, наверное, каждый человек может быть подвержен лжи и обману, а самое главное он подвергается этому, чуть ли не ежедневно. Будь то ложь как скрывание истины для сокрытия «темных» дел других людей, или как сокрытие фактов, но во благо. По мнению Олдерта Фрайя, «…ложь является важным аспектом социальных взаимоотношений, и мы часто предпочитаем общество людей, которые лгут регулярно» [16,с.12].

Понятие лжи является предметом исследования во многих гуманитарных науках, но пока это мало способствует выявлению ее специфики в разных областях практической и теоретической деятельности. В частности, в психологии, не определены отличительные признаки категории лжи: если ограничиться рассмотрением характеристики лжи только как оценкой суждений, в которых неверно представлены факты, то эти признаки становятся неразличимыми. Большая часть из представленных в литературе исследований направлены на изучение диагностики лжи, а также на изучение результатов теста на детекторе лжи.

Исследования по поиску ответов на вопросы по этой теме, много лет разрабатываются на Западе, а для российской науки являются относительно новыми и мало изученными. Свидетельством этого является удивительно малое количество публикаций, а так же отсутствие каких-либо упоминаний о подобных проблемах в фундаментальных трудах по истории и теории отечественной психологии. Причиной этого, как отмечал В.В.Знаков, является то, что «…до перестройки в предельно политизированном советском обществе не могли быть опубликованы результаты научных исследований, которые доказывали, что советский человек может быть неправдивым, нечестным, лживым. Поэтому в нашей науке до сих пор нет ответа даже на самые простые и очевидные вопросы » [цит. по 14, С.243]. Между тем зарубежные учёные давно начали рассматривать вопросы, касаемые данной области. Значительная часть их исследований посвящена анализу вербальных и невербальных признаков, по которым можно определить ложь. Так же большое внимание уделяется детектору лжи.

Сегодня, ложь как психологический феномен за рубежом изучают, такие представители как Пол Экман, Олдерт Фрай, и в России — Виктор Знаков. На сегодняшний день работа американского психолога, профессора психологии Калифорнийского университета в Сан-Франциско Пола Экмана «Психология лжи» является одной из книг, в которой довольно полно представлены все наработки по этой проблеме. Данная книга — результат многолетних исследований одного из крупных специалистов в мире по данному вопросу. В России написано много работ по монографии Экмана. К русскому переводу книги приложено послесловие «Западные и русские традиции в понимании лжи» доктора психологических наук, профессора, ведущего научного сотрудника Института психологии Российской академии наук Виктора Знакова, в котором он дополняет Экмана.

5 стр., 2142 слов

Вклад отечественных ученых в исследования психологии межличного общения

... в исследования психологии межличностного общения; изучить основные положения «коллективной рефлексологии» В.М. Бехтерева. Предметом исследования является определение места общения в структуре межличностного взаимопонимания и взаимодействия людей. Объектом – проблемы межличностного общения. ВКЛАД ОТЕЧЕСТВЕННЫХ УЧЕНЫХ В ИССЛЕДОВАНИЯ ПСИХОЛОГИИ ...

Актуальность данной работы обусловлена, с одной стороны, большим интересом к теме «Психология лжи» в современной науке, с другой стороны, ее недостаточной разработанностью. Рассмотренные нами вопросы, связанные с данной тематикой, носят как теоретическую, так и практическую значимость. Теоретической значимостью данной работы является выявление проблем и «пробелов» в изучении психологии лжи. Практически значимой эта работа может быть для студентов, преподавателей специальности «психология» в высших учебных заведениях, людей, интересующихся проблемой лжи в психологии и изучающих этот вопрос. Так же практическое применение данной работы возможно в разработке программ, проводимых при подборе персонала, при проведении судебных процессов, и в целом в нашей повседневной жизни.

1. ЛОЖЬ КАК ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ФЕНОМЕН

1 Ложь как неотъемлемая часть человеческого бытия

«Всякий человек есть ложь», — говорится в псалме 115 (ст. 2).

По словам Х. Вайнриха, мы могли бы перевести это так: человек есть существо, способное лгать.

К. Мелитан рассматривает ложь как признак безнравственности, т.к. дети и взрослые начинают лгать тогда, когда в их поступках появляется «что-то нехорошее», что необходимо скрывать от других. В обществе человеку приходится скрывать своё истинное «Я», что неизбежно приводит его ко лжи. Человек лжёт, чтобы соблюсти элементарные правила вежливости, или, привыкнув, прибегает ко лжи всегда, когда это для него выгодно.

И. Вагин в своей книге «Психология выживания в современной России», рассматривая проблемы лжи и обмана, говорит о том, что человек, как правило, лжет или для достижения собственных целей, или для возвышения себя в глазах окружающих, или для сокрытия информации, которая может скомпрометировать человека.

Рассмотрим подходы к проблеме лжи в работах И. Канта. В своём труде «Критика чистого разума» он дает определение понятию «ложь» «(aliud lingua promptum, аliud pectore inclusum gerere) честолюбие … заставило одно скрывать в своем сердце, другое держать наготове на языке» [9. С. 453]. Он считает: если человек знает, что говорит неправду, то его высказывание называется ложью, отмечает, что даже безвредную ложь нельзя считать невинной, так как она «остается серьезным нарушением долга по отношению к самому себе» [9. С. 453]. Подобная ложь, пишет автор, унижает человеческое достоинство, ставит под сомнение порядочность личности человека и лишает его доверия со стороны окружающих его людей.

Отечественный психолог Ю.И. Холодный понимает ложь, как сознательное искажение известной субъекту истины: она «представляет собой осознанный продукт речевой деятельности, субъекта, имеющий своей целью ввести в заблуждение» собеседника. Ложь является неотъемлемой частью человеческого бытия, говорит автор, проявляется в самых различных ситуациях, в связи, с чем это явление толкуется достаточно разнопланово. Он так же говорит о том, что ложь у психически здорового, нормально развитого человека, как правило, определяется реальными мотивами и направлена на достижение конкретных целей. Поэтому полная искренность становится практически невозможной и, в случае таковой, может, по-видимому, рассматриваться как психическая патология. В силу того, что, безусловно, правдивых людей нет, различие между лжецом и правдивым человеком носит весьма условный характер и обязательно требует конкретного ситуационного уточнения.

6 стр., 2876 слов

Ложь как объект философского и психологического анализа

... таких понятий, как "истина", "заблуждение" и "ложь", поскольку и в психологии, и в философии эта проблема ставилась неоднократно. ... Он считает: если человек знает, что говорит неправду, то его высказывание называется ложью, отмечает, что даже безвредную ложь нельзя считать невинной, ... "заблуждение" и "ложь" в один ряд и считает их синонимичными. Рассмотрим подходы к данной проблеме в работах ...

Ж. Дюпра определяет ложь как психосоциологический словесный акт воздействия, при помощи которого пытаются внушить человеку верование, не соответствующее истине. Внушение ложных «верований» может быть сознательным (продуманным, намеренным) и бессознательным.

В. Штерн определяет «ложь как сознательное, неверное показание, служащее для того, чтобы посредством обмана достичь определенных целей» [6. С. 79]. Автор выделяет три признака лжи:

  • человек должен осознавать ложность высказываемого им сообщения;
  • должно быть намерение обмануть собеседника;

— в высказывании должна присутствовать целесообразность, стремление получить выгоду или избежать негативных последствий сложившейся ситуации (лгущий человек всегда имеет определенные мотивы и цель, которые побуждают его сообщать ложное сообщение).

На наш взгляд, особое внимание нужно обратить на то, что, по мнению В. Штерна, ложь может быть сообщена лишь на сознательном уровне (первый признак) и не может быть высказана на бессознательном уровне.

Иной является точка зрения О. Липманна. Он связывает понятие лжи с «волевым деянием». Автор поясняет: в сознании лжеца присутствуют ложные и истинные представления, между которыми происходит борьба. Для сообщения истинных представлений человеку необходимо проявить волю (совершить волевое деяние).

Однако в данной борьбе могут победить и ложные представления, так как в силу вступают цели и намерения человека, направленные на результат.

Наиболее распространено в зарубежной литературе определение Пола Экмана: «ложь — действие, которым один человек вводит в заблуждение другого, делая это умышленно, без предварительного уведомления о своих целях и без отчетливо выраженной со стороны жертвы просьбы не раскрывать правды» [14].

С помощью вербальных и невербальных средств коммуникации лжец вводит своего собеседника в заблуждение относительно истинного положения дел в обсуждаемой области. В ситуации общения ложь является выражением намерения одного из собеседников исказить правду. Суть лжи всегда сводится к тому, что человек верит или думает одно, а в общении выражает другое.

Виктор Знаков определяет ложь, как умышленную передачу сведений, не соответствующих действительности. В. В. Знаков провёл интересное сопоставление понимания лжи на Западе и в России. Обращаясь к материалам толковых словарей, философской литературы и собственных опросов, российский психолог обнаруживает, что в разных культурах определения лжи по-разному акцентированы. Практически все западные дефиниции содержат упоминание о человеке, которому лгут. Так в американских, английских, немецких словарях, так и в процитированном выше определении П. Экмана: ложь — это «действие, которым один человек вводит в заблуждение другого». Ложь характеризует субъект-субъектные отношения. «Краеугольным камнем убеждения в недопустимости лжи, — поясняет В.В. Знаков, — служит представление о том, что ложь нарушает права обманываемого человека»[14].

9 стр., 4394 слов

Ложь и её детекция криминалистическими средствами (стр. 1 )

... работы. Структура работы обуслов­лена целью, задачами и логикой исследования. Работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованной литературы. ГЛАВА 1. ОСНОВЫ ДЕТЕКЦИИ ЛЖИ §1. Понятие и классификация лжи Ложь ... человек лжет. Ложь также труднее совершить, имея дело с подозрительным человеком. Наконец, совершить ложь ... и отсутствие в информационном массиве ложных данных, как и любой ...

В русских определениях указания на обманываемого субъекта, как правило, нет, в них отмечается лишь отношение высказывания к истине. «Лгать — врать, говорить или писать ложь, неправду, противное истине. Ложь — то, что солгано, слова, речи, противные истине» (Словарь В. И. Даля).

«Ложь — намеренное искажение истины; обман, неправда» [7. С. 331].

2 Виды лжи

«Ложь» относится к группе тех понятий, которые широко используются в науке, в педагогической и социальной практике, а также в повседневной жизни человека. В зависимости от того, с какой точки зрения авторы, занимающиеся этой проблемой, её рассматривают, они дают понятию лжи различые определения. В соответствии с этими определениями они пытались выделить и описать разные виды лжи, их основные признаки, рассмотреть их развитие в процессе онтогенезе, определить основные факторы, которые влияют на формирование отношения человека ко лжи, раскрыть её механизмы и т.д..

Так, К. Мелитан классифицирует ложь на полную (полный вымысел) и не полную (извращение истины).

Полный вымысел встречается достаточно редко, т.к. любой случай может выдать лжеца. Неполная ложь включает в себя три основных способа: 1) опущение; 2) преувеличение (с целью произвести эффект); 3) приукрашивание (некоторые факты отбрасываются, а некоторые добавляются).

Основными побудительными силами лжи являются какие-либо страсти человека, среди которых Мелитан выделяет ненависть, любовь, партийность, тщеславие и малодушие, причём две последние являются, по его мнению наиболее сильными.

Если в работе К.Мелитана ложь рассматривается с позиции моральных и нравственных норм, то противоположным подходом к данной проблеме находится психологическая теория О. Липманна о лжи как волевом деянии, направленном на результат.

Для любого волевого деяния характерно наличие определённых внутренних или внешних тормозящих моментов. В случае лжи тормозом является одновременное присутствие в лжеце наравне с комплексом ложных представлений комплекса верных, истинных представлений. В борьбе комплексов ложных и правдивых представлений ложные побеждают за счёт цели и намерения, и тогда человек лжёт, или правдивые — за счёт моральных представлений и представлений о последствиях, и тогда человек говорит правду.

Липманн перечисляет случаи, которые являются примером лжи с точки зрения морали и нравственности, но не являются таковыми с психологической точки зрения:

Если в сознании человека существует комплекс верных представлений (если нет заблуждения), но при частом воспроизведении, повторении лжи, правдивые представления стираются, уходят на второй план и постепенно перестают быть тормозом для ложных

·Конвенциональная (условная) ложь. Её источником является сознательное желание не говорить другому ничего неприятного, самому не оказаться в неловком положении и т.д. Таким образом, происходит механизация определённых фраз, выработка штампов (например, «с искренним уважением»).

6 стр., 2716 слов

Ложь в подростковом возрасте

... - объектами подростковой лжи являются: друзья, педагоги, родители, любимый человек. Процентное соотношение количества случаев, с которой данные категории подвергаются обману со стороны подростков не одинаково. На ... возникают, когда подросток сам планирует свой досуг. Подростки считают, что их варианты проведения досуга не найдут отклика в родительской душе и предпочитают слукавить. Например, назвав ...

Т.е. это те случаи, в которых люди ограничены необходимой ложью во имя вежливости.

·Фантазирование, для говорящего в этом случае важно, чтобы его рассказ выглядел правдоподобно, а не чтобы ему верили. При этом он отвлекается от правды так, как если бы ее вовсе не было и оперирует только ложными представлениями, стремясь сделать для других доступными свои субъективные переживания и состояния сознания.

·Если партнёры по общению не осознают себя принадлежащими к одной социальной общности (обман врага, конкурента, ложь продавца покупателю, ребёнка воспитателю и т.п.).

В этом случае наказание за ложь при недостатке осознания общности только увеличивает разрыв между партнёрами, т.к. ложь субъективно оправдывается и в следующий раз уже не воспринимается как лгущим как таковая.

Не столь категоричные промежуточные позиции занимают В. Штерн и Ж. Дюпра. В. Штерн определяет ложь как сознательное неверное показание, служащее для того, чтобы посредством обмана других, достичь определённых целей [6. С. 79]. При этом существуют другие виды неверных показаний, которые не являются собственно ложью, и в отличии от которых лжи присущи три признака: 1) сознание ложности; 2) намерение обмануть; 3) целесообразность (направленность на получение какой-либо выгоды, или отклонение невыгоды).

Первый и второй признаки отличают ложь от иллюзий воспоминания, а третий — от фантастических неверных показаний.

Ж. Дюпра даёт следующее определение лжи: «Ложь — это психосоциологический словесный, или нет, акт внушения, при помощи которого стараются, более или менее умышленно, посеять в в уме другого какое-либо положительное или отрицательное верование, которое сам внушающий считает противным истине» [2,С.10].

Введение в заблуждение другого человека, внушение ему ложных «верований» может быть сознательное (продуманное, намеренное) и бессознательное.

Эти же виды лжи выделяет и В.В. Смиричинская в своем автореферате, говоря о детской лжи. Причинами лжи первого вида является страх перед наказанием, потребность получить желаемое, подражание сверстникам, старшим по возрасту, розыгрыш-обман. Обман памяти, неточность восприятия, неправильное использование слов из-за отсутствия информации об их смысле — это то, что относится скорее к интеллектуальной, а не к моральной сфере ребёнка, и является причиной бессознательной, непреднамеренной лжи. То же самое, но с небольшими поправками, в целом можно сказать и о лжи взрослого.

Ж. Дюпра рассматривает две основные формы лжи, или два способа внушения неправды:

) Положительное внушение. Это выдумки всякого рода (клевета, подлог, лжесвидетельство), вымысел, притворство, прибавления, извращения и преувеличения.

) Отрицательное внушение. Оно включает в себя полную скрытность, отрицание фактов, утайку показаний, умолчание, пропуски, искажение истины.

Говоря о феномене лжи, следует обратить внимание на классификации его видов и способов, которые выделяются авторами. Например, описание отрицательного внушения, Ж. Дюпра аналогично описанию способа опущения по К. Мелитану. Современный американский исследователь Пол Экман выделяет так же два основные способа лжи:

12 стр., 5595 слов

Ложь реферат по этике

... Так же выделяют разновидности лжи, такие как: сообщение правды в виде обмана и особая ложь. Рассмотрим эти формы лжи: Умолчание или сокрытие реальной информации. По мнению И. Вагина, «большинство ... истинного положения дел в обсуждаемой области. В ситуации общения ложь является выражением намерения одного из собеседников исказить правду. Суть лжи всегда сводится к тому, что человек верит ...

) умалчивание (conceal) — сокрытие какой-либо информации, не говоря собственно неправду;

) фальсификация (falsify) — представление ложной информации так, как будто она правдивая.

Обычно используется комбинация этих двух способов, но чаще всего избирается только первый, т.к. он является пассивным и не требует от лжеца богатой фантазии и особенно тщательного продумывания текста сообщения.

Пол Экман по мимо двух способов лжи отмечает так же две основные формы лжи: умолчание и искажение. Действительно, следует учитывать такой тип лжи, как умолчание. При умолчании лжец скрывает истинную информацию, но вербально об этом не сообщает. Зачастую, если есть возможность выбора формы лжи, обманывающие предпочитают умолчание. Это более выгодно. Да и смолчать обычно легче, чем явно обмануть, так как для этого ничего не надо делать, в то время как при искажении, без хорошо разработанной «легенды», всегда есть шанс оказаться уличенным. Для того чтобы лгать, надо иметь хорошую память, но и она виновного, как правило, не выручает.

Л. Адам, рассматривая ложь в судопроизводстве, указывает на то, что человек может умолчать о каких-нибудь подробностях, и это не будет расцениваться как ложь: «Не всё, что есть правда, должно быть сказано, но всё, что сказано, должно быть правдой»[15,С.26]. Ж. Дюпра говорит о том, что чаще всего ложное сообщение является смешанным, т.е. включает в себя элементы двух типов внушения одновременно.

.3 Функции лжи

.3.1 Добродетельная ложь. Группы добродетельной лжи

Согласно профессору Дубровскому, добродетельный обман представляет собой вид намеренного обмана, поскольку выражает определенный интерес человека. Однако, в отличие от недобродетельного обмана, используемого для реализации, как правило, эгоистического интереса, «добродетельный обман выражает такие интересы субъекта, которые совместимы с общечеловеческими ценностями, принципами нравственности и справедливости. Это можно интерпретировать в смысле совпадения интересов того, кто обманывает, и того, кто является объектом добродетельного обманного действия».

Наряду с личными особенностями субъектов общения, существенную роль в понимании такого феномена, как добродетельная ложь, играют ситуативные факторы. Важным параметром социальной обстановки является степень нормативной или ситуативной поддержки, которая предоставляется лжецу. Один и тот же человек в разных ситуациях может выглядеть в глазах общества героем, если он обманул врага, или преступником, если он обманул собственную референтную группу. Не уходя от проблемы моральной оправданности лжи, которая возникает практически во всех областях человеческого бытия — от нуклеарной семьи до национальных или расовых общностей, мы все же не можем не признавать того факта, что ложь военнопленного более оправдана и даже предписана ему нормативно, а ложь священнику, судье или просто близким людям, как правило, не находит никакого оправдания.

11 стр., 5087 слов

Отличать правду от лжи великое искусство в книге пола экмана ...

... по пути актуализации знакомых ситуаций. Обманутый всегда является невольным соучастником обмана: он жертва собственных неадекватных представлений о действительности и неполноты информации. В XVI веке Папа ... распространено в европейской культуре определение Блаженного Августина: ложь – это сказанное с желанием сказать ложь. Основное отличие лжи от обмана заключается в том, что она всегда основана ...

Класс явлений добродетельного обмана может быть разбит на две группы. К первой из них могут быть отнесены все случаи, «когда объект обмана и объект доброго дела совпадают». Типичным примером этого служит сокрытие от больного той информации о истинном положении его здоровья, которая способна ввергнуть больного в тяжелые психоэмоциональные переживания, депрессию, суицидальное настроение; которая резко снизит его активность в борьбе с заболеванием. Четко продуманная и организованная врачом дезинформация больного может, напротив, повысить его сопротивляемость болезни и придать уверенность в положительном исходе, содействовать мобилизации его жизненных сил.

Сюда же можно отнести любые другие случаи, где обман совершается ради того, чтобы облегчить положение некоторого другого лица: избавить его от горя, чрезмерных отрицательных эмоций, предохранить от опасного увлечения, от ошибок, неразумных действий, пресечь мысли о самоубийстве, и тому подобное.

Ко второй группе относятся те случаи, когда объект обмана и объект доброго дела не совпадают. В таких случаях один субъект обманывает другого во имя блага или третьего, где под третьим может выступать любое нечто — от отдельного человека до абстрактной идеи, или же в своих собственных целях, которые или видятся справедливыми большинству. Например, в случаях, когда необходимо обезвредить террориста, с которым ведутся переговоры, предпринимаются все возможные формы давления на него и искажения действительности таким образом, чтобы ослабить его внимание или вынудить его поддаться на провокацию, после чего его можно будет обезвредить. Подобное поведение лиц, которые противодействуют опасности, является им предписанным, рекомендованным, нормативно закрепленным. В других случаях используемая ложь не является ни предписанной, ни нормативной, однако, с точки зрения некоторого большинства, она является необходимой и оправданной. Например, на допросе подследственного следователь может использовать ложь в качестве инструмента давления на допрашиваемого. И хотя с нравственной, с философской, с общечеловеческой позиции правда всегда предпочтительнее, чем ложь и обман, тем не менее во многих случаях обман молчаливо одобряется и даже считается желательным, как адекватная мера противодействия некоторой агрессивной социальной данности.

Несколько иная классификация может быть получена, если за ее группирующую основу взять, с одной стороны, все общественно-нормативные ситуации лжи, а с другой — личностно-нравственные ситуации лжи. В первом случае ложь является необходимым общественным инструментом, способным добиться гораздо более выгодных результатов, чем, если бы говорилась исключительно правда. Например, «если в один прекрасный день все психологи примут решение никогда не вводить в заблуждение испытуемых, то многие эксперименты станут невыполнимыми». Во втором случае ложь ситуативна, не подлежит или не поддается изучению, не имеет явно выраженных признаков общественного соглашения, нормативно не формализован, и вся ответственность, как правило, лежит на объекте, инициирующем обман ради некоторого блага, которое он предполагает. Рассмотрим данную классификацию более подробно.

12 стр., 5988 слов

Детекторы лжи и обмана

... первый полиграф - «детектор лжи», специально предназначенный для выявления у человека скрываемой информации. Килер основал первую фирму ... других ученых, А.Р. Лурия заинтересовался проблемой влияния аффективных ситуаций на психику человека. Сосредоточившись на исследовании «комплексных ... лгут. Позднее была высказана мысль, что информацию о попытках обмана может также дать характер дыхания. Некоторые ...

Под общественно-нормативными ситуациями следует понимать все случаи обмана, которые обладают следующими признаками:

) Они поддаются правовому, нормативному и общественному регулированию.

Например, разведчик обманывает не по своему желанию, а в целях некоторого общества, интересы которого он представляет. Более того, он действует с их согласия, одобрения и научения. Нормативно ничто не мешает общественным институтам запретить лицам, осуществляющим разведывательную и шпионскую деятельность, использовать ложь в своей деятельности. Однако этого не происходит, как не происходит во многих других случаях, где ложь подразумевается как один из важных инструментов в достижении общественных целей.

) Отказ или запрет на использование лжи может приводить к ситуациям, более драматичным и неблагоприятным для общества.

Действительно, можно согласиться с Виктором Знаковым, который говорит, что «иногда мы просто вынуждены лгать». У ученых возникнут серьезные трудности в разработке новых лекарственных средств, из экспериментальной психологии придется исключить большое количество методик и подходов, при которых испытуемый должен находиться в неведении относительно целей и задач эксперимента.

) Люди, которые обманывают с позиции общественно-нормативных ситуаций, не преследуют своих личных интересов.

Люди, которые обманывают в контексте той или иной ситуации, не преследуют своих личных интересов или желания извлечь из этого какую-нибудь выгоду для себя. Вполне вероятно, что вне контекста этих ситуаций те же самые люди вообще не способны обманывать других. Обман для них является инструментом, использование которого оправдано в строго определенных ситуациях. Например, пилоты самолета могут сообщить пассажирам, что полет проходит нормально, хотя, на самом деле, в это время они отчаянно борются за выживание самолета. В данной ситуации у пилотов нет никакого личного интереса обманывать, они подчиняются правилу, при котором сообщение правдивой информации неизбежно приведет к более драматичным последствиям (панике).

Врач, который сообщает больному о том, что последний «пошел на поправку», не имеет желания обманывать и не видит в этом личной выгоды, но знает, что это ускорит и облегчит процесс выздоровления больного.

) Для любого из распространенных случаев общественно-нормативной ситуации обмана существуют как многочисленные прецеденты, которые поддаются анализу, так и заключения, что в данных случаях обман будет более предпочтителен, чем правда.

По данным американского врача Алана Робертса, полученным в 1993 году, терапия головных болей с помощью плацебо приводит к 67,9% излечения, а терапия расстройств пищеварения — к 58,0% выздоровления. А проведенный им сравнительный анализ действенности фармакологических и плацебных препаратов обнаружил, что «при обычных головных болях или расстройствах пищеварения плацебо оказались эффективнее иных медикаментов» [10].

9 стр., 4136 слов

Невербальные сигналы, выдающие неискренность и обман

... первого словаря жестов: «Движения всего тела помогают оратору, но руки говорят сами». Невербальные признаки обмана Жесты. «Жесты - это разнообразные движения руками и головой. Язык жестов - ... тем же. Некоторые люди пытаются притворно покашливать, чтобы замаскировать этот жест. Следующим признаком лжи является прикосновение к носу. В сущности, прикосновение к носу является утонченным, замаскированным ...

Таким образом, в некотором роде можно считать научно доказанным, что использование обмана в терапевтических ситуациях может приводить к гораздо более эффективным результатам, чем в тех случаях, если бы терапия не использовала эту возможность. Очевидно, что многие контексты общественных ситуаций, в которых присутствует обман, нормативно закреплены в силу того, что их существование является необходимым, выгодным и эффективным для развития самого общества, и что такая точка зрения подкреплена опытом, анализом и научными данными.

) Общество признает существование таких ситуаций, когда использование обмана оправдано, и, в своем большинстве, согласно с этим.

Согласно иерархии потребностей Абрахама Маслоу, базальные потребности человека — физиологические потребности и потребность в безопасности — имеют большую ценность для любого большинства, чем потребности гораздо более высокого уровня развития — нравственные, общечеловеческие. Как следствие этого, можно сделать вывод, что общество в целом признает, и готово признавать, право на существование ситуаций обмана, если они ориентированы на удовлетворение базальных потребностей, связанных с выживанием и безопасностью.

Под личностно-нравственными ситуациями обмана следует понимать все случаи, в которых объект или умалчивает об истинном положении дел, или искажает информацию, предполагая, что и в том, и в другом случае это будет наилучшим выходом для субъекта, которому предоставляется ложная картина действительности. Основное отличие таких ситуаций от нормативно-общественных заключается в том, что обманщиком движет собственное понимание ситуации, и что он находится вне любого контекста, который бы предписывал обманное действие как вынужденное, оправданное или необходимое.

Личностно-нравственные ситуации обмана гораздо более распространенное явление, чем нормативно-общественные, число которых хоть и велико, но явно конечно и весьма строго определено самим обществом. Мы встречаем их и дома, и на работе, и на улице. Тема лжи во благо — один из излюбленных мотивов в литературе, достаточно вспомнить лишь «На дне» Горького. Виктор Знаков утверждает, что добродетельная ложь вообще является традиционно русским типом. Проведенный им опрос («В каких ситуациях вы можете солгать?») обнаруживает, что большинство людей склонны отвечать так, что Знаков характеризует как «ложь во имя спасения»: искажение диагноза, сообщаемого неизлечимо больному; желание оградить близкого человека от лишних неприятностей; неточное изложение родителям совсем не героических обстоятельств гибели их сына в армии и т.п.». А статистические исследования полученных результатов показали, что подобные ответы «следует признать наиболее типичными для представителей русской культуры».

Если не выделять, как это сделал Знаков, «субъективно-нравственный» тип понимания лжи, свойственный русской культуре и ментальности, а остановиться на предложенной в этой работе личностно-нравственной типологии обмана, не имеющей транскультурных различий, то можно сформулировать и описать основные признаки, которые свойственны феномену добродетельного обмана в контексте ненормативных ситуаций.

) Личная убежденность, что в определенном контексте ситуации лучше обмануть или умолчать, чем сказать правду.

Жена, которая говорит тяжело больному мужу, что он скоро поправится, так как врач по секрету поделился с ней прогнозом на его выздоровление (и что не имеет отношения к действительности), преследует самые лучшие цели и верит, что так будет лучше. Сын, который пишет в письме, как все хорошо в армии и как ему легко служится, просто не хочет травмировать своих родителей истинным положением дел. В каждом из приведенных случаев и в миллионах возможных подобных случаев люди выбирают сказать неправду, которая, по их мнению, или сможет улучшить ситуацию, или ее не усугубит.

) Поведение лиц, которые в тех или иных ситуациях склонны обманывать ради предполагаемого блага, невозможно контролировать и регламентировать. Оно не поддается нормативному и правовому регулированию.

Если врач сообщает пациенту ложную картину о состоянии его здоровья, после которого самочувствие больного резко ухудшится, то такое событие не пройдет мимо профессионального сообщества, которое регламентирует подобные действия, и требует точного и профессионального их исполнения. Независимо от правового поля, которое может оговаривать подобные действия, или не оговаривать, обманное действие может попасть в поле зрения более высоких социальных институтов как факт, имеющий неожиданное следствие или создающий некий прецедент, требующий пересмотра норм и требований к исполнителю обмана. В случае с личностно инициируемыми формами обмана повлиять на подобные действия практически невозможно. В мире, возможно, миллионы родителей внушают детям ложные картины сексуальных отношений, брачных связей и многих других явлений, будучи искренне убежденными, что это принесет только пользу их детям. Людей, которые так поступают, невозможно привлечь к ответственности и вынудить их поступать иначе. Такой добродетельный обман может иметь самое непосредственное отношение «лишь к чувствам обманщика, а не к юридическому определению его виновности или невиновности».

) Для любого из распространенных случаев личностно-нравственной ситуации обмана не существуют однозначных фактов и заключений, которые утверждали бы, что в данных случаях правда предпочтительнее обмана.

С общечеловеческой, с нравственной, с философской точки зрения говорить правду всегда предпочтительнее, чем обманывать. «Кант, например, говорил, что категорически нельзя допускать ложь ни в чем, поскольку считал, что любая ложь всегда кому-нибудь вредит: либо человеку, либо человечеству»[13].

Однако нельзя сказать однозначно, что в большинстве жизненных ситуаций в их самом житейском представлении правда не всегда предполагается, как наилучший выбор. И в значительном количестве ситуаций люди руководствуются гораздо более приземленными категориями, исходя из собственного понимания ситуации. Никто не учил и вряд ли кто и когда либо сможет научить солдата говорить своему смертельно раненому на поле боя другу, что тот скоро поправится и что все будет хорошо. Вряд ли кто и когда либо найдет однозначный ответ: нужно ли на самом деле делиться со своими членами семьи плохими новостями, или лучше умолчать о них? Каждая из таких ситуаций имеет свой определенный, уникальный характер. И в такой ситуации выбор каждым конкретным человеком — что сказать, правду или обман? — остается исключительно делом совести, воспитания и психологической индивидуальности человека.

2. СПОСОБЫ РАСПОЗНОВАНИЯ ЛЖИ

.1 Обнаружение обмана по словам, голосу и пластике

«Люди лгали бы меньше, если бы думали, что существуют верные признаки обмана» — утверждает Пол Экман. Он указывает на то, что признаков обмана как таковых не существует — «нет ни одного жеста, выражения лица или непроизвольного сокращения мышц, которые единственно и сами по себе означали бы, что человек лжет»[14, С. 59]. Существуют только признаки, по которым можно заключить, что слова плохо продуманы или испытываемые эмоции не соответствуют словам. Эти признаки обеспечивают утечку информации. Человек, пытающийся выявить ложь, должен знать, каким образом эмоции влияют на речь, голос, тело и лицо, как могут проявляться чувства, которые лжец пытается скрыть, и что именно выдает фальшивость наблюдаемых эмоций. А также необходимо знать, что может выдать неподготовленность линии поведения.

Обнаружить ложь не так-то просто. Одна из проблем, по мнению зарубежного психолога — это обвал информации. Слишком много информации приходится рассматривать сразу. Это связано с очень большим количеством ее источников — слова, паузы, звучание голоса, выражение лица, движения головы, жесты, поза, дыхание, румянец или бледность и многое другое. И все эти источники могут передавать информацию попеременно или с наложением, в равной мере претендуя на внимание верификатора. Впрочем, верификатору и не нужно уделять равно пристального внимания всему, что он слышит и видит. Не на всякий источник информации можно положиться в одинаковой степени. Некоторые из них выдают больше, чем другие. Как всем известно, большинство людей прежде всего обращают внимание на слова и выражения лица, а это те параметры, которые менее достоверны, вследствие этого у них возникают ошибки. Таким образом, голос и пластика остаются практически не замеченными. Впрочем, потери информации при этом не представляют большой значимости, поскольку обычно тело сообщает гораздо меньше информации, чем лицо, а голос — гораздо меньше, чем слова.

Голос, как и лицо, может демонстрировать степень эмоциональности человека, так как он связан с областями мозга, отвечающими за эмоции. Очень трудно скрыть некоторые изменения в голосе, вызванные их возникновением.

Тело также является хорошим источником утечки информации и прочих признаков обмана. В отличие от лица или голоса, большинство телодвижений непосредственно не связано с областями мозга, отвечающими за эмоции. Контролировать телодвижения не так уж трудно. Человек может чувствовать, а зачастую и видеть свое тело. Скрыть телодвижения гораздо легче, чем вызванные какими-либо эмоциями выражения лица или изменения в голосе.

.2 Признаки, обусловленные вегетативной нервной системой. Полиграф в качестве верификатора

Помимо анализа содержания высказываний и невербального поведения существует еще один метод выявления лжи, а именно регистрация физиологических реакций лжецов. Во все времена считалось, что ложь сопровождается физиологической активностью различных органов тела. Так, например, в Древнем Китае подозреваемый должен был набрать горсть сухого риса в рот и выслушать обвинение. Если рис оставался сухим — значит обвиняемый врет, его слюноотделение приостановлено от страха разоблачения.

Из научной психологии известно, что сознание вины вызывает страх. Так как страх считается одной из самых сильных эмоций, то все, что характерно для чувства страха, характерно и для чувства вины. Если проверяемый человек лжет, то даже малейший страх быть изобличенным стимулирует у него ряд физиологических процессов, связанных с эмоциональным состоянием.

Но не только страх лежит в основе инструментальной детекции лжи. Ряд экспериментов показал, что у опрашиваемых сохранялись реакции на значимые стимулы даже после приема сверх терапевтических доз седативных препаратов. При этом по субъективным оценкам испытуемых никакого волнения, а уж тем более страха, они не испытывали. Это же показали и эксперименты по детекции лжи в состоянии гипноза и постгипнотической амнезии.

Исходя из вышеизложенного, следует предположить, что естественнонаучной базой опроса с использованием полиграфа является психофизиологический феномен, удачно сформулированный известным российским полиграфологом, кандидатом психологических наук Ю.И. Холодным. Суть этого феномена заключается в том, что внешний стимул (заданный вопрос или предъявленный предмет), несущий человеку информацию о событии, запечатленном в его сознании, памяти, и являющийся значимым в ситуации проводимой проверки, устойчиво вызывает психофизиологическую реакцию, превышающую реакцию на аналогичные стимулы, предъявляемые в тех же условиях, но не связанные с названным событием, т.е. не несущие ситуационно-значимой информации.

Таким образом, современный способ регистрации физиологической активности лжецов связан с использованием полиграфа. Название «полиграф» произошло от двух греческих слов — «поли» (много) и «графо» (писать).

Данный прибор был изобретён в 1910 году гарвардским психологом Уильямом Марстоном, а затем уменьшен до портативных размеров полицейским из Калифорнии Леонардом Килером. Он основан на идее, будто в момент лжи у человека повышается кровяное давление, и повышается оно будто бы потому, что, говоря неправду, человек делает усилие чтобы заглушить голос совести. В настоящее время этот научный измерительный прибор может сделать точную и валидную запись посредством чернильного самописца на диаграммной бумаге или изображения на дисплее компьютера различных видов телесной активности. Чаще всего измеряются такие показатели, как потоотделение ладоней, кровяное давление и дыхание. При проведении научных исследований с использованием полиграфа также регистрируется электрическая активность головного мозга (вызванные потенциалы).

Однако практика регистрации электрической активности головного мозга в рамках прикладных задач еще не получила широкого распространения. Полиграф способен точно зафиксировать изменение потоотделения ладоней, кровяного давления и дыхания, причем чувствителен даже к малейшим сдвигам. Прибор делает запись путем усиления сигналов, поступающих с датчиков, которые прикреплены к различным участкам тела. В обычных случаях тестирования на полиграфе используется четыре датчика. Для регистрации изменений глубины и частоты дыхания на область грудной клетки и желудка помещаются пневматические трубки. Изменение кровяного давления регистрируется при помощи специального манжета, который оборачивается вокруг плеча, а показатель потоотделения ладоней — при помощи металлических электродов, прикрепленных к пальцам руки.

Иногда полиграф называют детектором лжи, но как утверждает Олдерт Фрай в своей книге «Ложь. Три способа разоблачения», этот термин вводит в заблуждение. Полиграф выявляет не ложь, а только возбуждение, которое может быть результатом сообщения лжи. Нет никакой другой возможности обнаружить ложь, кроме как опосредованным путем, поскольку паттерна физиологической активности, характерного для сообщения лжи, просто не существует.

В настоящее время тесты на полиграфе используются для расследования преступлений во всех странах мира, включая Канаду, Израиль, Японию, Южную Корею, Мексику, Пакистан, а также Филиппины, Тайвань, Таиланд и США. Однако в большинстве стран использование полиграфа ограничено, за исключением США, где проводится множество подобных тестов. Чаще всего тестирование на полиграфе в США осуществляется в криминальных расследованиях и судебных разбирательствах, а также в целях проверки благонадежности. Указом об использовании полиграфа (изданном в 1988 году) были наложены ограничения на проведение тестов на полиграфе для проверки персонала. Иногда результаты тестирования используются в качестве доказательства во время разбора криминальных случаев на судебных заседаниях в США, хотя и не во всех штатах. Тем не менее на многих судебных заседаниях в США доказательства, основанные на использовании полиграфа, по-прежнему не принимаются на рассмотрение и не являются обязательными, поскольку тест считается неточным. Другая причина заключается в том, что присяжные заседатели могут впечатлиться научным характером доказательств.

В других странах, таких как Нидерланды и Великобритания, тесты на полиграфе не используются. В Великобритании, по указу правительства было проведено исследование на эффективность тестирования на полиграфе. Ряд выдающихся психологов из Великобритании образовали рабочую группу под руководством профессора Тони Гейля. В задачу группы входило предоставить отчет о статусе тестирования на полиграфе. Результаты были ужасающими. Психологи поставили под сомнение точность результатов тестирования на полиграфе. Так, процедуры проведения тестирования не были стандартизированы в той степени, которая может считаться удовлетворительной в терминах психометрики. Также исследователи столкнулись с трудностями проверки методики и практики проведения тестирования разными специалистами по использованию полиграфа. В конце концов они решили, что некоторые аспекты тестирования на полиграфе, в частности введение в заблуждение испытуемого, вступают в противоречие с британским законом, тем самым делая результаты тестирования недопустимыми к рассмотрению на заседаниях британского суда. Впоследствии правительство Великобритании отказалось от планов введения тестирования на полиграфе.

Другими словами, вопрос использования полиграфа является спорным. На наш взгляд, над этой проблемой нужно работать более углубленно. Необходимо учитывать все факторы во время проведения исследования при помощи полиграфа. Его точность, по словам Пола Экмана, может зависеть от природы лжи, самого лжеца, от техники постановки вопросов, от умения оператора определить круг таких вопросов.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Основной проблемой лжи в психологической науке, выявленной в нашей работе, является малая изученность аспектов данной проблемы, как в отечественной, так и в зарубежной литературе. Наибольшее внимание в зарубежной литературе уделено изучению диагностики лжи, что отражается в данной работе количеством рассматриваемого материала по этой теме.

В этой работе были рассмотрены понятия лжи, её виды и функции, а так же способы распознавания.

Трудности, с которыми пришлось столкнуться во время написания работы, заключались в основном в нехватке научной литературы, что объясняется вновь малой изученность этой проблемы.

Данная работа может найти своё практическое применение не только в отраслях научной сферы, но и в повседневной жизни каждого человека. На наш взгляд работу по данной проблематике необходимо изучить работникам пенитенциарных учреждений, учителям, врачам, работникам государственных структур, бизнесменам, а так же людям, которые не хотят быть обманутыми.

В заключении хочется отметить, что планируется продолжать работу по заданной проблематике, в дальнейшем рассмотрев ее более частные случаи.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

[Электронный ресурс]//URL: https://psychoexpert.ru/kursovaya/psihologiya-lji/

1. Мелитан К. Психология лжи. М.: Изд. А. Сомов, 1903.

. Дюпра Ж. Ложь. Саратов: Изд-во «Новь» П. С. Феокритова, 1905.

. Штерн В. Изучение свидетельских показаний // Проблемы психологии. Ложь и свидетельские показания. Вып. 1. Пг.: Ред. -изд. Н.Н. Колчев, 1922.

. Липманн О., Адам Л. Ложь в праве. Харьков: Юридич. изд-во Украины, 1929.

. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4 т. М., 1955. Т.2. — 241.

. Краткий очерк истории философии. 4-е изд. М.: Мысль, 1981. — 927с

. Симоненко С.И. Психологические основание ложности и правдивости сообщений // Вопросы психологии. 1998. № 3. С. 78-84.

. Свинцов В.И. Полуправда // Вопросы философии. 1990. № 6. С.53-61.

. Кант И. Критика практического разума. СПб.: Изд. Фирма РАН, 1995. — 528с.

. С.С. Степанов, «Психологическая мозаика», Москва, «Академия», 1996

. Холодный Ю.И. Полиграфы («детекторы лжи») и безопасность. Справочная информация и рекомендации. — М.: Издательский дом «Мир безопасности», 1998. — 95 с.

. Симоненко С.И. Психологические основание ложности и правдивости сообщен8ий // Вопросы психологии. 1998. № 3. С. 78-84.

. «Трудиться понять ближнего», Интервью с Виктором Знаковым, журнал «Человек», 1998, № 5.

. Экман П. Психология лжи. СПб.: Издательство «Питер», 1999. — 272 с.

. Знаков В.В. Психология понимания правды СПб.,1999. — 281 с

. Олдерт Фрай Ложь. Три способа выявления. Как читать мысли лжеца, как обмануть детектор лжи. СПб.:Прайм-ЕВРОЗНАК, 2006. — 284 с

. И.О. Вагин «Психология выживания в современной России» (аудиокнига Студия АРДИС, 2007 г.).

. Ж. Дюпра «Почему люди врут?» (аудиокнига Студия АРДИС, 2009г.).