Биологическое и социальное в человеке

Проблема социального и биологического в развитии человека и, шире, в его определении — длительно- постоянная в сфере философии, психологи­ческих, социальных, биологических, исторических и других знаний, но при периодических вспышках активизации внимания к ней, что связано с опре­деленными подвижками в сфере знаний или возникновением соответствую­щей исторической ситуации, когда эта проблема дискутируется особенно остро. Проблема социального и биологического в развитии человека стано­вится все глубже, шире, и формируются новые проблемные поля ее рассмот­рения. Так, в современных условиях, значительно отличных, например, от общей исторической обстановки 70-х гг. (1972—1975), когда соотношение социального и биологического в развитии человека дискутировалось доста­точно активно и жестко (см., например, [2; 3; 14 и др.]), эта проблема приоб­ретает новый оттенок, в частности, в связи с последними достижениями в области молекулярной биологии и, прежде всего, генной инженерии, кото­рая способна вторгаться в генетический код, изменять психику и организм человека, а потому и его поведение. Этому также способствовали новые тех­нико-технологические достижения, в частности различного рода киберне­тические устройства, компьютерные технологии, информационные сети, «саморазвивающиеся» системы. Человек в своем социальном движении как бы «зажимается» между проблемными полями биологическое и технологиче­ское в решении будущего своей жизни. И не породит ли человек силы, унич­тожающие его человеческое вследствие отчуждения от него, в частности, ин­формационной технологии, саморазвивающихся, кибернетических и других технико-технологических систем? Как сохранятся и сохранятся ли возмож­ности его самоопределения и его человеческого самовоспроизводства? И что такое собственно человеческое, которое подлежит сохранению?

Именно поэтому, как представляется, стоит вопрос не только о социаль­ном и биологическом в человеке и в определении человека, но и о рассмотре­нии социального и биологического в контексте места человека в Универсу­ме бытия, о системной целостности рода человек и условиях его осуществле­ния и воспроизводства как особого феномена. Вопрос о возникновении че­ловека в мире Природы и об «отграничении — разграничении» человека в этом мире становится все более актуальным. Стоит вопрос о человеке как сущем всеобщего бытия, как сущем социального бытия и о сущем человеческого в чело­веке.

Вопрос о природе и сущности человека, в том числе о соотношении в нем социального и биологического, обсуждается в следующих позициях.

4 стр., 1666 слов

Социальная сфера:проблемы и перспективы

... жизни — его социальной сферы. Главным признаком, на основе которого выделяется социальная сфера, являются общности людей. Общность- совокупность людей, объединенная исторически сложившимися, устойчивыми социальными связями и ... её проблем. Именно это и является главной задачей написания моего реферата, а также выявление основных перспектив дальнейшего развития социальной сферы. Глава 1. Социальная ...

1.Человек — это, прежде всего существо, собственно биологическое, его природа, сущность являются биологическими, его поведение, развитие определяются в основном биологическими законами (биологизаторская

позиция).

2.Человек — существо социальное, его природа и сущность могут определять­ся как социальные лишь по существу, и в основе его существования и раз­вития в качестве действующих лежат социальные законы и закономерности­ При этом сохраняется необходимость учитывать биологические ­характеристики и возможности человека в процессе его развития и воспитания в онтогенезе, но свойственные ему как существу социальному. Соответствующие крайние формы этой позиции, исключающие действие био­логических факторов, называются социологизаторскими.

3.Человек — существо биосоциальное, и характеристики его функционирова­ ния и развития определяются как биологическими, так и социальнымизаконами и закономерностями. Позиция эта поддерживается многимивидными учеными, по-разному решающими эту проблему. Она достаточно­глубоко аргументируется имеющимися данными психологических,­ психофизиологических, нейрофизиологических и других исследований,­ но так же, как и первые две, вызывает у оппонентов много вопросов­ и принципиальные возражения, в частности, в связи с пониманием социального и биологического, емкостью их содержания и характера взаимодействия, а также самого термина «биосоциальное».

Однако рассмотрение существующих точек зрения не является и не мо­жет стать в данном случае предметом обсуждения. В то же время представляется возможным отметить, что существует много объективных причин такого разногласия, связанных не только с общим уровнем наших знаний о человеке и характером понимания его, знаний, еще недостаточных для однозначных и глубоко аргументированных общеприня­тых позиций, снимающих важные вопросы, возникающие при решении этой проблемы, но и с особенностями методологических подходов к осуществле­нию ее исследования, недостаточной разработкой ряда теоретических аспек­тов, значимых для ее исследования, соответствующего понятийного аппара­та, и недостатком (при всей широте и глубине имеющихся исследований) эмпирического материала, а также источниковых данных.

Все вышесказанное и определяет актуальность данной работы.

Объект исследования — развитие личности.

Предмет исследования — роль биологического и социального факторов в развитии личности.

Цель исследования — определение первичности и второстепенности биологического и социального.

Гипотеза — мы предполагаем, что биологическое и социальные начала имеют равностепенное значение в развитии личности человека.

Задачи:

1.Провести теоретический анализ литературы, в контексте данной темы.

2.Определить характерологические особенности понятий «биологическое» и «социальное» в личности человека.

3. Определить значение биологического и социального в развитии личности человека.

Методологическая основа работы: в основу работы положены труды ученых, занимающихся разработкой данной проблемы. Среди них классики психологии Фрейд З., Маслоу А, Юнг Г., Леонтьев А.Н., Ананьев Б.Г., Деркач А.А.

3 стр., 1252 слов

Социальные и биологические факторы аномального развития

... психическое развитие; 4. дефицитарное психическое развитие; 5. искаженное психическое развитие; 6. дисгармоническое психическое развитие. 2. Соотношение социального и биологического в возникновении психических нарушений у детей Как биологические, так и социальные факторы вносят значительный вклад в развитие человека. Перечислим биологические факторы дизонтогенеза: психический нарушение ...

Структура работы: данная работа состоит из введения, двух глав, выводов, заключения, списка литературы.

Глава 1.Понимание личности в различных концепциях.

1.1.Психоаналитический подход З.Фрейда.

Психоаналитическая теория Фрейда представляет собой пример психодинамического подхода к изучению поведения человека. При таком подходе считается, что неосознаваемые конфликты контролируют поведение человека.

Концепция неосознаваемых психических процессов являлась в теории З.Фрейда центральной в описании личностной организации. Фрейд выделял три основные структуры: ид, эго и суперэго. Фрейд называл их процессами личности — сфера ид полностью неосознаваемая, в то время как эго и суперэго действует на всех трех уровнях сознания. Сознание охватывает все три личностные структуры, хотя основная его часть сформирована импульсами, исходящими от ид.

Ид, представляющее собой инстинктивное ядро личности, является примитивным, импульсивным и подчиняется принципу удовольствия. Ид использует рефлекторные реакции и первичные представления с целью получения немедленного удовлетворения инстинктивных побуждений.

Эго представляет собой рациональную часть личности и руководствуется принципом реальности. Его задачей является разработка для индивидуума соответствующего плана действий, чтобы удовлетворять требованиям ид в рамках ограничений социального мира и сознания индивидуума. Эту задачу

эго решает при помощи вторичных процессов представления.

Суперэго, формирующееся последним в процессе развития личности, представляет собой ее моральную сторону. Супеэго состоит из двух структур

  • совести и эго – идеала.

2.2.Психогенетический подход Ч. Тойча

Его представления заключаются в том, о том, что генетический код еще до рождения человека определяет большую часть перспектив его жизни и основные паттерны поведения, постепенно получает признание в научных кругах.

Молекулы ДНК несут не только генетический код наследуемых биологиче­ских и физиологических особенностей организма, предрасположенности к опре­деленным болезням, но и код, определяющий определенные модели поведения, склонность к определенным проблемам, событиям, жизненным трудностям. Вместе с информацией о внешности в ДНК сохраняется информация об опыте и жизненных ролях предков. Каждый человек имеет свое уникальное основное внутреннее направление (ОВН).

Это соединение генетических, бессознательных и сознательных факторов, в соответствии с которыми он движется по жизни, получает опыт и играет свои роли, независимо от сознательных реакций и интерпрета­ций.

Сознательные и бессознательные мысли в физическом плане представляют собой энергетическое излучение, энергетическую волну. Как предполагают физики, мысль — это волна виртуальных фотонов, мельчайших ядерных частиц. Излучения мозга не имеют ограничений во времени и пространстве. Энергетические волны мыслей каждого человека имеют свою специфическую амплитуду, интенсивность, диапазон частоты. Психическое взаимодействие между людьми происходит на неосознаваемом уровне, поскольку информационно-энергетическое излучение мыслей одного человека способно проникнуть в бессознательную часть психики другого и оказать |на нее влияние. Особенно тесно бессознательное взаимодействие происходит между людьми, у которых энергетические излучения мыслей име­ют похожие или совместимые амплитудно-частотные характеристики. Как прави­ло, это родственники, родители и дети, супруги, близкие друзья. Таким образом, каждый человек неосознанно в большей или меньшей степени отражает подсозна­ние другого, в результате и происходит бессознательное энергоинформационное взаимодействие.

3 стр., 1205 слов

Характеристика методов и методик изучения конфликта, поведения ...

... можно наблюдать в исследовании поведения в конфликте. Выделяются особенности: -Стратегия поведения у старшеклассников, имеющих демонстративный тип личности, который характеризуется ... методов и методик изучения конфликта, поведения в конфликтной ситуации 3.1. Личностная агрессивность и конфликтность Е.П.Ильина, П.А.Ковалёва Шкалы обидчивости и мстительности Цель: определить склонность человека ...

Возможна передача информации и состояний из бессознательной сферы одно­го индивида в бессознательное другого (ребенка, супруга, друга, коллеги) и даже животных. Животные отражают психическое состояние своих владельцев. Окру­жающие человека предметы, его дом сохраняют волны своего хозяина, и частота их может угнетать или стимулировать нового их обладателя.

Таким образом, и сознательные и бессознательные желания, убеждения, пере­живания, мысли, помимо субъективного внутреннего состояния, всегда получают и объективное выражение. Оно обретает разные формы:

  • энергетическое излучение (волна);действия человека;осознанные мысли, желания человек может внешне выразить и в словах;мысли могут выражаться внешне и через предметы (например, мысль конст­руктора в конце концов воплощается, объективируется в конкретном предме­те, изделии, изобретении).

    Другой человек способен принять не только слова и действия собеседника: на бессознательном уровне происходит прием энер­гетического мысленного излучения. Сильнее всего воспринимается именно «энер­гетическая волна бессознательных желаний и установок собеседника», хотя эта информация не осознается человеком-«приемником», даже если она может ока­зать то или иное воздействие на его состояние, поведение. В редких случаях, когда интенсивность энергетического излучения мысли была велика и совместима, по­лученная информация может дойти до уровня сознания (например, вы почувст­вуете, что с вашим близким родственником в другом городе случилось что-то опасное).

Тойч отмечает, что этот естественный механизм бессознательного энергоин­формационного взаимодействия между людьми в ряде случаев приводит к «зара­жению» бессознательными проблемами другого. Исследователь указывает, что можно выделить три способа реагирования:

Внутричеловеческий. Человек сталкивается с какой-то неразрешимой и бо­лезненной для него проблемой, которую стремится «выгнать из сознания», поскольку она неприятна или запретна, тогда это «подавленная» проблема превращается в бессознательный комплекс, который постепенно может прояв­ляться как недомогание, злость, переедание, пьянство, болезни, смерть и дру­гие формы, являющиеся генетически предсказуемыми.

2. Межчеловеческий. Проблема человека — регрессора «загоняется» в бессознательную­ часть его психики. Однако этот комплекс проявляется в виде энерге­тической волны и передается бессознательному другого человека. (это может быть ребенок, супруг, друг).

И тогда второй может ощущать подсо- знательно и выражать внешне (через свою злость, болезни, пьянство и пр.) чужой стресс, записанный в подсознании репрессора, кажущегося спокойным, здоровым и необеспокоенным. Таким образом, человек оказывается неволь-ной жертвой чужих проблем, расплачиваясь за них порой здоровьем и жизнью, первоисточник и виновник проблем — остается здоровым и спокойным. Недаром концепцию Тойча называют концепцией виктимологии 3. Генетический». Если существенная проблема не преодолена человеком и по­давлена в «бессознательное», то возможна ее передача посредством генетиче­ского механизма на бессознательном уровне потомкам. И этот процесс передачи будет продолжаться до тех пор, пока не произойдет случайная модификация (где-то после седьмого поколения) либо пока один или несколько потомков не смогут решить эту проблему, не предпримут сознательную попытку все понять и преодолеть навязчивый паттерн проблем и поведения. Чем серьезнее пробле­ма, чем она «греховнее», тем быстрее переходит к потомкам. Неустраненный стресс предка будет развиваться, так как он передается из поколения в поколе­ние и усиливается новыми ситуациями. Этот бессознательный процесс может быть преодолен только путем внутреннего познания и сознательных действий человека. Таким образом, в ряде случаев человек неосознанно повторяет про­блемы и судьбу своих предков, расплачиваясь своим здоровьем и судьбой за их ошибки, становясь невольной жертвой, имеющей специфическое ОВН.

4 стр., 1598 слов

Проблема соотношения биологического и социального в человеке

... определяет биологическое начало в человеке доминирующим, второй – стремится к социальному идеалу человека, считая природные признаки второстепенными. Существуют следующие закономерности соотношения биологического и социального в человеке: Во-первых, социальное возникает из биологического, являясь при этом качественно новым уровнем развития ...

«Излучение» ОВН притягивает взаимодополняющих людей. Жертва не может существовать без Преследователя, образ которого принимают люди, болезни, несчастный случай или смерть. Невысказанные команды, бессознательные ожи­дания, спрятанная враждебность, вина, страх или желание смерти «включают» потенциальных партнеров. Бесполезно решать конкретный конфликт: он будет проигрываться снова и снова в биографии Жертвы и ее потомков, определяя исто­рию семьи до тех пор, пока ОВН Жертвы остается прежним. Нежелание человека повторить незадачливую судьбу своих родителей, страх, что в его собственной судьбе повторятся те же беды и конфликты, не спасает его, а, напротив, вызывает, провоцирует появление именно того, чего он опасается. Еще 3. Фрейд писал о том, что страх — это подавляемое желание. Так, например, страх жены, что ее муж ста­нет алкоголиком, как когда-то в детстве алкоголиком был ее отец, или ее страх, что муж окажется не тем человеком, о котором она мечтала, сочетается с желанием поймать супруга на неблаговидном поступке, уличить его в злоупотреблении спирт­ным, что, в конце концов спровоцирует частые выпивки мужа.

Таким образом, конфликты могут передаваться «по наследству», переходить из родительской генетической семьи в собственную, из поколения в поколение. Реальность этого признается все большим числом психологов и медиков.

Генетический подход Ч. К. Тойча позволяет выявить и осознать подобные унаследованные конфликты и проблемы, анализируя реальные биографические факты как самого человека (с его раннего детства) и особенности его воспитания, так и факты биографии его родителей, бабушек и дедушек, дядей и тетей, выявляя устойчивые, наследуемые, повторяемые па1теркы поведения, повторяющиеся се­мейные проблемы и конфликты, своеобразный «генетический семейный код». Док­тор Тойч утверждает, что человек во многом — жертва генетического кода.

Выводы

Биологизаторская концепция человек, созданная З.Фредом, резко разрывала индивидуальное и общественное, игнорируя тот факт, что человек- это общественное существо.

Философия Фреда – его учение об инстинктах, о влечениях. Он оказался на позиции, биологизирующей человека. Он видит источник этой активности, этой деятельности в том, что заложено в дочеловеческой еще эволюции, в ее ранних фазах.

6 стр., 2649 слов

Формирование и развитие социальной активности у подростков

... людьми: социальная активность, социальная пассивность, псевдосоциальная активность и антисоциальная активность. В группе людей всегда есть и активные, и пассивные элементы [6]. Именно социальная активность в большей степени отражает суть социального развития человека ... возрасте во многом детерминируется именно потенциалом социальной активности подростков, которая и определяет его содержание и ...

Концепция Ч.Тойча основана на том, что проблеме, сохраненные в генетическом коде человека определяют его дальнейшую судьбу. От того, как человек сумеет осознать свои проблемы, как сумеет с ними справиться зависит то, как сложиться его дальнейшая жизнь и судьба его потомков. Так биологическое определят социальную направленность.

2.1.Целостная природа человека: соотношение социального и биологического.

В основу попыток выяснить, что же именно в человеке есть биологическое, а что социальное, кладутся различные основания. Наибольшее распространение получило деление по признаку: организм человека — биологичен, а личность — социальна. Разделение на организм и личность проводится как в актуальном, так и генетическом аспектах: человек в момент своего рождения мыслится как индивид, человеческий организм, который лишь на определенном этапе своего развития под влиянием социальных факторов становится личностью.

Не трудно заметь, что содержание социально – биологической проблемы по прежнему сводится к вопросу о соотношении внешних (средовых) и внутренних ( генетически) детерминант своего развития. Направленность по этому пути порождает вновь дилемму «природа- воспитание».

Данные генетики позволяют сделать вывод, который звучит следующим образом: способность к обучению, в частности к образованию условных связей, так же как и любой другой признак организма, детерминирована генотипом. При этом организмы передают потомкам не признаки кК таковые, а только потенциальную способность к развитию этих признаков, при наличии соответствующей внешней и внутренней среды. Представление об однозначном предопределении поведения со стороны генотипа находятся в очевидном противоречии с современной физиологией высшей нервной деятельности, утверждающей, что врожденные рефлексы могут угасать и корректироваться в онтогенезе.

Решение проблемы видится представителям социологии в идее двойного наследования: биологическая наследственность передается при помощи ге­нов, культура наследуется посредством обучения и воспитания.

Таким образом, человек может быть охарактеризован как имеющий два типа наследственности, биологическую и культурную; все другие организмы обладают только биологической наследственностью.

В отечественной научной литературе эта идея нашла поддержку у Н. П. Дубинина, которыйв 1971 г. ввел в научный оборот термин «социальное наследование» [9. С. 41—59; 10. С. 62—74], обозначающий программу переда­чи от поколения к поколению социального опыта. Понятие социального на­следования было широко интерпретировано в отечественной философской науке в связи с тем, что этот термин допускал понимание индивида в каче­стве tabula raza — реципиента для обучения и моделирования, исключая це­лый комплекс процессов (оценки опыта, экспериментирования, выбора стратегии и решения), которые характеризуют индивида как свободного и активного субъекта своего человеческого поведения. Поэтому предлагается концепция преемственности (Э. Баплер, Ф. Исмаилов, В. Рубанов, А. Стерты) как философская категория для обозначения закономерной связи между различными этапами поступательного развития, при которой определенное содержание и функции одного этапа сохраняются и развиваются в другом на качественно новом уровне.

6 стр., 2855 слов

Здоровье человека — социальная ценность

... представляет собой динамическое состояние или процесс развития биологических, физиологических и психических функций оптимальной трудоспособности и социальной активности при максимальной продолжительности жизни. Здоровье человека можно рассматривать как характеристику социально-демографическую, отражающую ...

Однако концепция такого наследования не встретила единодушного одобрения среди социобиологов. По мнению американского антрополога М. Флинна и биолога Р. Александера, эта концепция «обрекает ее сторонни­ков на путанный язык и ложные дихотомииПрежде всего вызы­вает возражение само разделение «наследственных программ на том основа­нии, что культурные черты передаются посредством подражания и обучения, а биологические — при помощи генов, а также то, что в сочетании этих двух типов «инструкций» усматривается принципиальное отличие человека от всех других живых существ. Как справедливо отмечают М. Флинн и Р. Алек-сандер, два типа инструкций присутствуют в развитии всех черт у всех орга­низмов.

Выйти за предел контроверзы «природа — воспитанник» возможно, по мнению В. В. Орлова, лишь отказавшись от самой предпосылки дизъюнк­тивного…расчленения детерминант и «включения» биологического в сущ­ность человека. «Механизм» такого включения раскрывается концепцией интегрально социальной природы (сущности) человека

Входя в содержание понятия сущности, по мысли В. В. Орлова, биологи­ческое не превращает ее в двойственное, дуальное образование, т. к. присут­ствует в сущности не как рядом положенная с социальным сторона или часть, а как включение в целостную основу, как уровень интегрально-социального целого, как диалектическая противоположность, опосредующая становле­ние и функционирование социального качества. Сущность человека с таких позиций есть результат всего предшествующего развития материи, аккуму-лят его основных этапов. Высшее, содержа в себе низшее и подчиняя его себе, в то же время существует как интегральная целостность, обладающая единой природой.

Социальная сущность в этом случае является не непосредственной и од­номерной, плоской, а многопланово опосредованной, многоуровневой и интегральной.

Можно сказать, считает В. В. Орлов, что социальное создает биологиче­ское, прежде всего, в силу того, что биологическая жизнедеятельность чело­века может воспроизводиться только социальным способом, через произ­водство необходимых для жизни предметов. Кроме того, социальное придает биологическому определенную форму, «социализирует» его. И наконец, общественное бытие постоянно дает биологии человека импульс для дальнейшего развития, совершенствования, усложнения. Своеобразный «парадокс развития состоит в том, что низшая форма материи достигает наибольшего развития, лишь будучи включенной в состав более высокой ступени развития. Биология человека, во-первых, «сохраняет свою общую биологическую природу, т. е. основные свойства и закономерности живого. Во-вторых, она представляет собой высшую разновидность биологического, универсальную биологию [23. С. 20].

В свою очередь, биологическая жизнедеятельность человека объективно постоянно обеспечивает социальную. Производство средств к жизни oобусловлено «телесной организацией» индивидов. Социальное является ведущей силой. Поэтому момент порождения «своего другого» выражен здесь отчетливей и ярче.

Человек представляет собой своеобразный «сплав» социального и биологического. Выделить из него одно из этих определений можно лишь абстрагируясь от другого и тем самым теоретически уничтожив его.

Ошибка крайнего биологизма и социологизма заключается в том, что он останавливаются на этапе абстрагирования. В результате человек представляется как предмет, от которого его абстрагируют, в его абстракции. т.е. в данном случае либо как «чисто социальное», либо как «чисто биологическое» существо. Концепция интегрально-социальной сущности человека позволяет сделать вывод о том, что не существует социальных процессов, нейтральных по отношению к биологии человека, также как нет сфер общественной жизни, свободных от влияния биологической жизнедеятельности.

17 стр., 8137 слов

Тема 2.1. Человек как продукт биологической, социальной и культурной эволюции

... новый уровень — уровень организации общественной жизни. Тем­пы развития ускорялись, но уже на’другой — цивилизацией ной основе. Таким образом, природа человека понимается как продукт биологической^ социальной и культурной эволюции. Сознание Сознание – это форма психического ...

Поэтому человеческая биология предъявляет серьезные требования в вы боре средств решения социальных проблем, а социальная жизнедеятельность санкционирует лишь определенные способы удовлетворения естественных потребностей биологических инстинктов. Другими словами, человеческая биология нуждается для своего самосохранения в социальных механизмах. Эту диалектику социальной значимости биологического и биологической значимости социального концепция интегрально-социальной сущности человека высвечивает наиболее ярко: биологической мерой социального прогресса является повышение биологического качества жизни человека, обобща­ющими критериями которого являются уровень здоровья, средняя продол­жительность жизни населения (для детей — достаточно выраженный психо­физиологический потенциал, обусловливающий быструю адаптацию к со­циуму, социально-компетентное поведение, активное начало и т. д.).

Социальная значимость биологического может быть обобщенно выражена понятием способности (возможности и готовности) человеческой биологии участвовать в жизнедеятельности общества. Этот аспект социальной значи­мости биологического имплицитно заложен в самом понятии основы, т. е, опоры, фундамента, на котором строится жизнь общества.[9]

Вышеизложенное приводит к выводу о необходимости более глубокого анализа такого сложного процесса реализации социальной сущности чело­века (в том числе новорожденного), каким является социализация. В этом плане социальный статус ребенка человеческого индивида представляет со­бой вышеозначенную индивидуальную способность (возможность и готов­ность) воспринимать социализирующие воздействия. Эта индивидуальная социальная сущность, с одной стороны, обеспечивает возможность взаимо­действия индивида и общества, с другой стороны, подвергается дальнейше­му развитию в процессе человеческого взаимодействия.

Социализация выступает реальным способом связи биологического и соци­ального в целостной природе новорожденного человеческого индивида. При этом индивидуальное и социальное представляют собой внутренние момен­ты человеческой индивидуальности.

В этом процессе, социальное, являясь выс­шим уровнем материи, не адаптируется в низшему (биологическому) уровню и тем более не создает его заново. Процесс развития заключается в новообра­зовании, в качественной перестройке ранее существовавшего, в результате которой содержание биологического достигает высокого структурного и функционального уровня, что было бы невозможно на основе только при­родных процессов[12].

Интеграция социальной формой предшествовавших ей природных форм материи составляет фундаментальное содержание социального прогресса самой человеческой природы. Поэтому единство биологического и социаль­ного в родовой природе человека предстает, как динами­ческое состояние. Динамизм, как известно, характеризуется не простым воспроизведением, а поступательным развитием. Это позволяет предполо­жить, что наследственность человека проявляется как сохранение способно­сти и возможности овладения и преобразования содержания социального опыта.

6 стр., 2782 слов

Бытие человека и его образ жизни

... бытия человека выступает жизнь его тела. В природном мире человек, существуя как тело, находится в зависимости от законов развития ... бытия социального — распадается на бытие отдельного человека в природе и истории и бытие общества. Итак, природа, человек, духовность и социальность — основные формы бытия. Согласно данной классификации бытием ... бытия определяется, как считал Аристотель, тем, что человек ...

Такая способность (возможность и готовность) детерминируется, на наш взгляд, социальностью как феноменом специфического выражения природы человека на индивидуальном уровне. Одной из целей социальных институтов­ поэтому является не только трансляция социального опыта (культурно­го, идеологического, религиозного и др.), но и развитие социальной интен­ции, выступающей в качестве условия к саморазвитию, самосовершенствова­нию человека как субъекта своей жизнедеятельности.

Сложный и хрупкий характер человеческой (в вышеприведенном ее пони­мании) социальности, легко подвергающийся деформации, требует направ­ленного гуманистического развития, суть которого состоит в понимании че­ловека как неисчерпаемой индивидуальности. Это, во-первых, предполагает осмысление таких форм взаимодействия между субъектами социализации, которые существуют между субъектами как индивидуальностями и исключа­ют любой биологизаторский и социологизаторский подходы к ребенку. Во-вторых, требуется глубокий анализ всего многообразия социокультурных условий, поскольку одна из центральных характеристик человека обусловле­на его потребностью и способностью жить в культурной среде.

Культурная среда как жизненное пространство человека ставит последне­го постоянно перед выбором, формируя и реализуя его субъектные качества, его самость [22. С. 141 — 147].

Биологическая надежность индивидуального развития обеспечивается не только высоким приспособительным эффектом гетерохронного форми­рования функциональных систем, но и такими свойствами живой системы, как избыточность элементов, их дублирование, взаимозаменяемость и компен­сация, быстрота возврата к относительному постоянству и динамичность от­дельных звеньев системы. Это взаимопроникновение природы и истории, биологического и социального, конвергенция которых выражается в отдель­ной фазе человеческой жизни и в генетических связях между фазами («пси­хические новообразования») — не просто взаимосвязь и тем более не сумма связей, а диалектическая целостность — интеграция, в которой биологиче­ская и социальная составляющие представляют собой звенья единого про­цесса развития человека: биологическая компонента выступает как предпо­сылка развития социального; социальная компонента — как условие развития биологической основы. Социальное не устраняет биологического (натурального, природного), а «снимает» его — включает в новые системы связей и отношений, создавая возможность для дальнейшего развития[18].

2.2.Интеграция биологического и социального в человеке (социализация)

В первом приближении под социализацией будем понимать «процесс и результат усвоения и активного воспроизводства индивидом социального опыта, осуществляемый в общении и деятельности» [9. С. 373] «развитие и самореализацию человека на протяжении всей жизни в процессе усвоения и воспроизводства культуры общества» [12. С. 351].

Рассмотрим некоторые важные моменты интеграции биологического и со­циального в человеке — их встречи, пласты, узоры и узлы, — которые достаточ­но часто так или иначе отражаются в анализе становления психики и психического; в которые завязываются и переплетаются линии биологического и социального в эволюции человечества в целом, отдельных социальных групп и ин­дивидов, линии, в оценках которых разные ученые довольно единодушны. Содержательно различные эффекты линий взаимодействия биологического и социального (интеграция, синтез, сопряжение, согласование, уравновешива­ние) в данной работе не рассматриваются дифференцированно, равно как и их разные проявления (антагонизм/синергия).

1. Одним из первых ключевых моментов интеграции двух начал можно считать становление речи и сознания. Чаще ученые выделяют два основных атрибута этих явлений — совместную дея­тельность и использование орудий (А. Н.Леонтьев, А. Р. Лурия и др.).

Примечательно, что если появление психики понимается как «фундаментальная биологическая функция… без которой не может идти дальше процесс биологической эволюции» (А. Н. Леонтьев), то становление речи и сознания расценивается именно как интеграция, как синтез биологического и социаль­ного, как принципиально новая ступень в становлении психического — «язык удваивает вос­принимаемый мир» (А. Р. Лурия).

Тема альтернатив, возможных аналогов с лучшей структурой и функциями, психологами обычно не рассматривается — в силу доминирования классической научной парадигмы («история не знает сослагательных наклонений») и оттого, что возможности психики и сознания представляются настолько грандиозными, что вопрос об альтернативах им, уже состоявшимся, кажется излишним. Так, в психологической литературе, как правило, не рас­сматриваются отрицательные следствия асимметрии больших полушарий головного мозга и сле­дующие из этого дифференциации функций, определяющих, с одной стороны, колоссальные возможности развития отдельных способностей людей и широчайший спектр индивидуаль­но-психологических вариаций, а с другой — психологическую неустойчивость и нестабильность отдельных личностных типов (Е. П. Ильин, К. Леонгард, А. В. Шувалов и др.).

Второй ключевой момент интеграции биологического и социального очевидно про­сматривается в разных концепциях периодизации развития ребенка. А. Адлер, Л. С. Выгот­ский, П. П. Блонский, А. Н. Леонтьев, 3. Фрейд, Ж. Пиаже, Д. Б. Эльконин и др. с большим или меньшим акцентом выделяют такие моменты сочетания, согласования, взаимодействияили противодействия, как естественное биологическое развитие ребенка, особенностиконтактной социальной среды, в которую он погружен, культурно-исторических условий жиз­ни сообщества, сословия, класса, семьи, роли близких, семейной иерархии, типа ведущей дея­тельности. Как правило, все эти условия или факторы развития чаще рассматриваются как по­зитивные, а само развитие — как некоторый магистральный путь, которым должен проследо­вать каждый маленький человек в процессе своего взросления.Третьим и самостоятельным моментом можно считать изучение факторов развития чело­века на протяжении всего его жизненного пути и связанную с этим периодизацию (В. А, Бодров, Ш. Бюлер, Е. А. Климов, Т. В. Кудряцев, Д. Левинсон, Д. Ловингер, Д. Сьюпер, Г. Шихи,Р. Хейвигхерст, Э. Эриксон и др.).

В таких работах еще более выражена взаимная зависимость как биологических процессов, так и «вех» социального становления человека, а также частных процессов, например детерминированности стадий профессионального развития исторически заданными социальными условиями (средняя продолжительность жизни, уровень социальной поддержки учащейся молодежи и пожилых людей, профессиональные достижения субъекта, се­мейный статус и благополучие и т. п.).

Концепции ученых часто сходятся в следующем: жизнь че­ловека достаточно четко разделяется на несколько самостоятельных стадий; успешное прохож­дение предыдущих — условие вступления в следующую фазу и залог ее успешного прохождения; финал жизненного движения чаще представляется как две альтернативы — положительный (все было «правильно») и отрицательный (на одной из стаций человек пошел вторым, худшим, а не первым, лучшим, путем).

Сопоставляя разные концепции, нельзя не видеть зыбкости и условности хронологиче­ских границ представляемого развития человека, а также завязанности самой хронологии на определенные социальные стандарты (прекращение кормления ребенка грудью, время начального, среднего и высшего обучения, возраст вступления в брак и призыва на службу в Вооруженные силы и т. п.).

Очевидность факта хронологического и количественного расхож­дения этапов развития в разных концепциях периодизации еще одно сильное свидетельство постоянного фонового воздействия социума на человека на протяжении всей его жизни, ина­че — очевидная процессуальность интеграции линий социального и биологического.

4. Концепции самоактуализации А. Маслоу, самоподкрепления и самоэффективности А. Бандуры, локуса контроля Дж. Роттераи им подобные обозначают еще один уникальный эф­фект сопряжения биологического и социального в человеке, а именно независимость на опреде­ленных ступенях развития его поведения и деятельности от его собственной биологии и окружаю­щей социальной среды. Ученые утверждают, что люди не управляются прямо интрапсихологиче- скими, интрасоциальными или интербиологическими силами, а выступают активными участ­никами событий своей жизни. Развитие, поведение, деятельность и жизнь есть процесс непре­рывного взаимодействия биологии, психики и социума.

В таких воззрениях отражена возможность формирования метаумений, метаценностей, особой смысловой сферы у людей, находящихся в зрелом возрасте и накопивших, собравших, впитавших определенный социальный, в частности профессиональный, опыт. В результате уникальных процессов трансформации накопленного жизненного опыта могут формироваться своеобразные метаспособности, по существу переводящие людей в новые отношения с жизнью — из режима жесткого следования ее предписаниям в режим более свободных отно­шении, из отношений детерминации в отношения (само) становления. Это трансформации, обеспечивающие человеку сравнительно независимый и качественно более высокий уровень

социального и биологического функционирования, чем тот, который задается и предопреде­ляется социальным окружением. Механизмы таких качественных перестроек и трансформа­ций не ясны, но нам крайне интересны выделяемые учеными их условия (средний возраст, наличие некоторого профессионального и иного жизненного опыта, драматизм жизненного пути, профессиональный неуспех, социальный конфликт, своеобразие жизненных целей, ценностей и пр.).

Но именно при таких условиях человек способен на каком-то этапе жизни качественно перестроить, изменить отношение к ней, выйти на соответствующем уровне из диктата биологии и социума, а первоначально жесткую зависимость от них преобразовать в некоторую спонтанность, не предусмотренную и не санкционируемую «правилами» ни био­логии, ни социума.

5.В работах Б. Г. Ананьева, К. А. Абульхановой- Славской, А. Г. Асмолова, А. В. Брушлин-ского, С. А. Огнева, А. В. Петровского, В. А. Петровского, С. Л. Рубинштейна отражен пятый важный момент интеграции биологического и социального в человеке — образ жизни, жизнен­ный путь, жизненная позиция, становление человека как субъекта. Если в работах предыдущих трех планов человек рассматривался как более или менее «дисциплинированно» и законопос­лушно следующий согласно некоторому жесткому социальному расписанию и распорядку к своей конечной станции, то в вышеназванных работах это движение понимается как становле­ние самого человека, а последнее — как процесс с неоконченным финалом, процесс, отдельные звенья которого могут возобновляться и повторяться, а самодвижение допускает даже момен­ты регресса и противостояния человека своему социальному окружению и пр.

Новым в таких работах видится отражение гибкости становления социального индивида, ряда моментов самодетерминации его развития, возможность повторения отдельных циклов в процессе становления субъектное, допустимость ветвящихся цепочек становления человека как личности и как субъекта. Онтогенез понимается уже как двусторонний процесс, как бидетерминация биологического социальным и ответно — социального биологическим, отражающаяся, в частности, в генезе некоторых психофизиологических и психических функций. Это есть мно­гократно отраженный социум в онтогенезе человека, в его биологическом росте и развитии в том числе. Это есть многократное отражение в его биологической линии исторических условий, опыта человечества, особенности жизненного пути личности, жизненная позиция человека, а также особенности его отношения к себе и обстоятельствам свей жизни, его действенная роль и позиция как активного субъекта. Более того, в процессе социального развития человека может происходить смена «естественных» основных психических функций (память, внимание и пр.) на профессионально детерминированные, или, вернее, усиление основных функций их професси­онально-специфическими «дублерами» (Б. Г. Ананьев).

6.В качестве уникального феномена интеграции биологического и социального в челове­ке, видимо, следует признать и возрастную сензитивность — повышенную чувствительность и восприимчивость организма и психики к определенным социальным, культурным воздействи­ям, в частности проявляющуюся как повышенная способность к обучению (овладению род­ным языком и иностранными языками).

Одни ученые считают этот феномен атрибутом иск­лючительно детского возраста (Н. С. Лейтес), другие — латентно присущим человеку на про­тяжении значительного возрастного периода (Б. Г. Ананьев).

К ряду таких феноменов можно отнести и эффект «зоны ближайшего развития» (ЗБР) ребенка (Л. С. Выготский).

И сензитив­ность, и ЗБР образуют единое феноменологическое поле. Но если в сензитивности акцент смещен на полюс биологии, то в ЗБР — на полюс социума, который представлен «взрослым», т. е. другим человеком с обретенным им ранее социальным знанием (арсеналом).

7.Ряд новых феноменов онтогенеза и новые механизмы в развитии людей рассматриваются в акмеологии, новой научной дисциплине, активно формирующейся с начала 1990-х гг. Ее пред­метная область — достижение человеком вершины своего развития (акме), гармоничная жизнь и полнота самореализации в разных жизненных сферах, достижение высшего профессионализма в труде (А. А. Бодалев, А. А. Деркач, Е. А. Климов, Н. В. Кузьмина и др.).

Согласно акмеологическому подходу все позитивные линии онтогенеза возможны лишь при определенном социальном контексте, прежде всего: профессиональном труде, высоком профессионализме и успешности человека как субъекта труда, его особом отношении к про­фессии, способствующими большей согласованности индивидуальности человека с разными сферами его бытия. Достижение акме может происходить где-то в середине жизненного пути при условии и в процессе становления человека как профессионала и как активного субъекта своей жизнедеятельности. Детерминантами качественных изменений социального и биологиче­ского функционирования человека могут выступать акме-условия — значимые обстоятельства, от которых зависит достижение высокого уровня прогрессивного развития зрелой личности, и акме-факторы — основные причины, движущие силы, главные детерминанты прогрессивного развития личности (А. А. Деркач, В. Г. Зазыкин), Все психологические механизмы этих процес­сов пока не ясны; ключевые акме-условия и и акме-факторы пока не выявлены и не описаны. Однако постулируется, что реальные изменения жизни человека предполагают первоначаль­ное изменение им восприятия, оценки определенных событий своей жизни и отношения к ним как к особенным, рубежным, как к «акме-событиям». В качестве акме-событий могут высту­пать довольно обычные для многих людей обстоятельства их жизни (тяжелая болезнь, служеб­ный конфликт, семейный конфликт, нарушение жизненных планов и мн. др.) — обстоятельст­ва, на которые люди чаще реагируют типично, стереотипно. Но лишь при некотором особен­ном отношении к ним и может последовать обновление, возрождение, преобразование, вос­хождение личности, В современной акмеологии рассматриваются возможности преобразова­ния социальной и биологической жизни не отдельных выдающихся личностей, не лиц, попав­ших в экстремальные условия и т. п.

8.В область анализа входят и концепции стиля, прежде всего индивидуального стилдеятельности (Б. А. Вяткин, Л. Я. Дорфман, Е. П. Ильин, Е. А. Климов, В. С. Мерлин, В. И. Морссанова, В. А. Толочек, М. Р. Щукин и др.).

Примечательны основные положения этих концепций а) у разных людей могут формироваться разные стили, различие последних чаще не определяет и не ограничивает профессиональную и социальную успешность людей;

  • б) как уникальные психологические системы индивидуальные стили способствуют проявлению способностей человека отчасти компенсируют слабо выраженные способности (Е. П. Ильин, Е. А. Климов).

    Формирующиеся адекватные стили способствуют качественно лучшей организации и взаимодействию отдельных качеств человека — становлению его «интегральной индивидуальности», определяющей его социальное и биологическое функционирование (В. С. Мерлин);

  • в) биологически обусловленные задатки способностей человека биполярны, и каждый полюс их выраженности связан с набором разных, нередко противоположных по содержанию способностей (Э. А. Голубева, В. Д. Небылицын, Б. М. Теплов);

— г) посредством индивидуального стиля человек способен в значительном объеме перестраивать и изменять элементы трудовой деятельности, создавая своеобразное «пространство деятельности» под себя, с учетом своей индивидуальности и индивидуальности своих партнеров (В. А. Толочек):

д) одним из ключевых условий формирования психофизиологически адекватного стиля выступают идеальные образования (цели, смыслы, ценностные ориентации).

Эффективная психологическая система формируется только у человека, «стремящегося к наилучшемосуществлению данной деятельности», к «наиболее высоким достижениям в труде» (Е.А.Климов).

Другими словами, добросовестное исполнение трудовых функций субъектом, безусловное следование им стандартам, правилам, предписаниям не является «необходимым и достаточным» условием для формирования эффективных интегральных психологических систем, для наилучшего ее согласования биологической природы человека с социальной средой. По существу, речь идет о своеобразной «надситуативной активности» личности (по В. А. Петровскому), воплощающейся в профессиональной сфере.

Отдельной и самостоятельной темой в последние годы становятся вопросы профессионализации человека как субъекта труда. Наряду с позитивными траекториями его развития (профессионализм, компетентность, личностно-профессиональное развитие и др.) ученые выделяют и негативные варианты — профессиональные деструкции,профессиональные деформаци:личности, профессиональные заболевания (В. Г. Зазыкин, Э. Ф. Зеер, А. К. Маркова и др.; Примечательно, что такие негативные траектории профессионализации человека наиболее характерны именно для социономических профессий, профессий типа «человек — человек» по Е. А. Климову. Именно в тех случаях, когда человек не только живет в обществе себе подобных но и вынужден активно взаимодействовать с людьми в силу прямых профессиональных обязанностей, вероятность деформаций, деструкции и заболеваний наиболее высока. Именно здесь в последние десятилетия появились новые психологические и соматические расстройства работника (изнашивание, выгорание, хроническая усталость).

Примечательно также и то,что достижение людьми вершины власти или профессионализма часто связано с разными психическими и психологическими аномалиями или акцентуациями (В. Г. Зазыкин, К, Леонгар?А. В. Шувалов и др.).

Показательно, что и другой полюс социального статуса человека — его со стояние как безработного — столь же мощно активизирует процессы, разрушающие и психику и сому (Г. Н.Гончарова, С. Л. Дановский, А. Н.Демин, А. Ю. Шпикалов, В. С. Хомутов и др.).

Выводы

Проблема соотношения социального и биологического в человеке явля­ется очень глубокой, важной и всеобъемлющей. Она волнует людей начиная с глубокой древности. Древнегреческие трагедии и другие эпические произ­ведения часто построены на противопоставлении воли, действий и судьбы героя и какой-то таинственной непреодолимой силы и «воли», которые раз­рушают все его намерения. Обычно это противодействие принимает вид воли богов, но можно понять это и как наличие в самом человеке или в при­роде некоего начала, противостоящего социально и культурно обусловлен­ным желаниям и возможностям человека. Эта проблема не разрешена и по сей день, хотя ее контуры вырисовываются все яснее.

Отсюда ясно, что проблема построения общества будущего, выбора пу­тей и методов конструирования наиболее отвечающего современному чело­веку политического, социального и экономического устройства с учетом возможного некоторого изменения самой сущности большинства людей в будущем зависит от правильного, научного, а не пропагандистского понима­ния соотношения биологического и социального в природе человека. Надо уяс­нить, какие конкретные черты характера, темперамента, личности человека и насколько определяются воспитанием, культурой, и что в человеке оста­нется неизменным при любых обстоятельствах.

Заключение

Обобщая обзор литературы по данной проблеме, необходимо отметить, что в современной науке достаточно много исследований, посвященных соотношениям биологического и социального, в них прямо или косвенно отражены различные аспекты взаимодействия биологического и социального. Можно констатировать следующие положения:

— тема интеграции биологических и социальных факторов с большей или меньшей полнотой отражается в изучении разных сторон становления, проявления, функционирования и развития психического. В объеме предмета психологии рассматриваются множество аспектов такого взаимодействия от зарождения самой жизни и от эпохи появления вида Homo sapiens до настоящего времени, и далее — как прогнозирование и моделирование будущего человечества.

-многие эффекты интеграции биологического и социального в человеке проявляются многократно, на протяжении всей жизни. Можно также предположить, что подобная множественность эффектов присуща разным формам интеграции: первичные следствия интеграции выступают в качестве предпосылок на последующих стадиях развития выступают в качестве предпосылок, в качестве условий для вторичной интеграции.

  • жизни отдельного человека социум скорее всего вступает многоаспектно: как естественная среда обитания, как направляющий культурный фон, как прямые требования, санкции и критериальные условия, как подсознательные стереотипы и нормы.

— к середине 20 века одно из двух социальных оснований человека разделяется, раздваивается. Социальное порождает самостоятельную, быстро развивающуюся реальность — профессиональную сферу. По действенности влияния на развитие человека во второй половине 20 века профессиональная сфера становится в один ряд с его биологией и социальной средой в широком смысле.

Список литературы

[Электронный ресурс]//URL: https://psychoexpert.ru/kursovaya/problemyi-sotsialnogo-razvitiya-cheloveka/

1.Акмеология / Под общ. ред. А. А. Деркача — М.: РАГС, 2002. — 650 с. 2.Брушлинский, А. В. Проблема субъекта в психологической науке / А. В. Брушлиский//Психологический журнал. 1991. Т. 12, № 6.

3.Деркач, А. А. Акмеология: личностное и профессиональное развитие человека / А. А. Деркач. — М; РАГС, 2000. — Кн. 2. — 536 с.

4.Деркач, А. А. Акмеология / А. А. Деркач, В. Г. Зазыкин. СПб.: Питер, 2003. — 256 с.

5.Дубинин, Н. П. Философские и социологические аспекты генетики человека /Н. П. Дубинин // Вопросы философии. 1971. № 2.

6.Дубровинская, Н. В. Психофизиология ребенка: Психофизиологические основы детской валеологии: Учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений / Н. В. Дубровинская,Д. А.Фарбер, М. М. Безруких. М.: Владос, 2000. 144 с, ил.

7.Илгунова, О. Е. Динамика становления стилей профессиональной деятельности на раз­ных этапах карьеры государственных служащих: Авторф. дне.. . канд. психол наук / О. Е. Ил­гунова.—М.: РАГС, 2005. -24с. 8.Кроник, А. А. Каузометрия: Методы самопознания, психодиагностики и психотерапии в психологии жизненного пути / А. А. Кроник, Р. А. Ахмеров. — М: Смысл, 2003. — 284 с.

9.Пелипенко, А. А. Смыслогенез и структуры сознания (культурологический под­ход) / А. А. Пелипенко // Мир психологии. — 1999. — № 1.

10.Семенюк, Э. П. Идея информологии в контексте современного развития науки и социальной практики / Э. П. Семенюк // Проблемы взаимодействия. — Новосибирск, 1993.

11.Талочек, В. А. Акмеология и смыслы жизни человека в период кризиса общества /В. А. Толочек, О. В. Онищенко// Мир психологии. — 2001. — № 2. — С. 140—149.

12.Толочек, В. А. Акме, профессионализм и социальная адаптация человека.» периодизация развития и типология социальной активности / В. А. Толочек // Смысл жизни и акме: 10 лет по­иска: Матер. YIII—X симпозиумов. — М.,2004.-4. 1.-С. 172-180.

13.Толочек, В. А. Современная психология труда / В. А. Толочек. — СПб.:Питер, 2005.

14.Толочек, В. А. «Квазидиагностика» и проблема целостного изучения человека/ В. А. То­лочек//Мир психологии. 2004. №4. С. 100—111.

15.Толочек, В. А. Организационная психология: Управление персоналом ЧОП и СБ /В. А. Толочек. М: НОУ ШО «Баярд», 2005. 176 с.

16.Толочек, В. А. Профессиональная пригодность субъекта: ретроспектива и перспективаоценки/ В. А. Толочек//Акмеология. 2005. №. 6.

17.Фельдштейн, Д. И. Психология взросления: структурно-содержательные характе­ристики процесса развития личности: Избранные труды /Д. И. Фельдштейн. М.: МПСИ: Флинта, 1999. 672 с.

18.Филиппова, Л. В. Философско-педагогические основы валеологии / Л. В. 19.Филиппо­ва, Ю. А. Лебедев, Е. Ю. Горбунова. Н. Новгород, 2000.

20.Франкл, В. Человек в поисках смысла / В. Франкл. М., 1990.

21.Шацкий, Е. Утопия и традиция / Е. Шацкий. М.: Прогресс. 1990 22.Фрейд, 3. Сновидения / 3. Фрейд, — Алма-Ата, 1990.

23.Фрейд, 3 Введение в психоанализ: Лекции / 3. Фрейд. М., 1991