Культура и общечеловеческие ценности

Понятие культуры

. Материальная и духовная культура.

Культура представляет одну из наиболее общих форм человеческой деятельности. Она выражает меру осознания и овладения человеком сил природы, своих отношений и самого себя. Тем самым она дает целостную комплексную характеристику человека [1; с.296]. Универсального определения культуры нет. Возможны разнообразные функциональные описания культурной области, которые всякий раз формулируются в зависимости от конкретных целей исследования, но целостного — сущностного — определения культуры, получившего бы общепризнанное распространение, не существует, хотя вместе с тем смысловой объем этого понятия считается интуитивно ясным [4; с.551]. Первоначальное понятие культуры, восходящее к латинскому слову cultura (возделывание, обработка), употреблялось главным образом для определения воздействия человека на природу, что указывает на связь происхождения этого понятия с активной, преобразующей деятельностью людей. Впоследствии оно получило и другое, переносное значение — просвещенность, воспитанность, образованность человека. Уже Цицерон утверждал, что ум необходимо возделывать так же, как крестьянин обрабатывает почву. С этими двумя основными значениями слово «культура» вошло во все европейские языки, в том числе и в русский.

Явления культуры изучает множество конкретных наук, так что «образ культуры» в них выглядит по-разному. Число ее определений в настоящее время достигает около 600, и их можно сгруппировать следующим образом: 1) описательные, рассматривающие культуру как сумму результатов деятельности, 2) исторические подчеркивающие роль социального наследия и традиций, 3) нормативные, подчеркивающие значение принятых правил и норм, 4) ценностные, согласно которым культура есть результат реализации идеально смысловых установок под углом зрения их значения для человека, 5) психологические, исходящие из идеи приспособления людей к природе и социуму, 6) идеологические, рассматривающие культуру как поток идей.

Наконец, то обстоятельство, что формами ее опредмечивания являются язык, литература, искусство, которые можно рассматривать как знаковые системы, дает основание еще для одного подхода — семиотического, в котором культура предстает как совокупность знаков, подлежащих расшифровке.

Существует также технологический, системный, структурно-функциональный и другие подходы к пониманию культуры. Они взаимодополняют друг друга и способствуют выработке более полного представления о ней как о сложном общественном феномене.

16 стр., 7547 слов

Профессиональная компетентность и культура педагога

... практической части курсовой работы. Целью курсовой работы является изучение сущности профессионально-педагогической культуры и деятельности преподавателя. В процессе изучения ставятся следующие задачи : 1) Рассмотреть и объяснить соотношение понятий "профессиональная культура" и "педагогическая культура"; 2) ...

В нашей литературе имело место определение культуры как совокупности достижений общества в его материальном и духовном проявлении. В таком понимании она включает два аспекта: культуру материальную и культуру духовную. Ее разделение на две подсистемы обусловлено двухплановым характером человеческой деятельности, в структуре которой она функционирует.

И материальная, и духовная культура существует в двух основных формах: предметной, существующей вне человека (например, в виде технические сооружений, научных выводов, зафиксированных в формулах, книгах), и личностно-деятельностной, т.е. в знаниях и желаниях людей она существует наряду с субъектом как субъективная культура.

Понимание культуры как совокупности материальных и духовных ценностей в последнее время стало подвергаться критике за отсутствие исторического подхода, за недооценку ее как процесса, ибо в таком понимании культура предстает как сумма уже готовых результатов деятельности, а процесс ее создания и развития остается вне рассмотрения. Более того, при такой трактовке культуры она понимается как нечто внешнее человеку и не проясняющее соотношения между ней и обществом.

По мысли ряда исследователей под культурой следует понимать не сами по себе материальные и духовные ценности, а уровень их создания и их качественную характеристику. Как считает А.К. Уледов, культура присуща всем без исключения явлениям общественной жизни как их качественная сторона, которая находит свое выражение в уровне и характере развития производительных сил и производственных отношений, материального и духовного производства, науки и литературы. Не существует субстанциальных элементов культуры, а есть культура материального и духовного производства, быта, управления и т. д. как определенная качественная характеристика того, как люди производят, познают, общаются. Отсюда и множество различных видов культуры. экономическая, политическая, правовая, нравственная, эстетическая, религиозная, управленческая, отражающие многообразие форм деятельности человека.

Данные определения культуры в последние годы переосмысливаются за счет перенесения акцента непосредственно на процесс культурной деятельности. Эта позиция находит свое выражение в работах В.М. Межуева, Н.С. Злобина, Л.И. Когана, Э.В. Coколова, Э.Г. Маркаряна и др. В деятельностном подходе культура выступает специфическим способом жизнедеятельности человека. Поиски содержательного определения культуры приводят, таким образом, к пониманию родового способа бытия человека и его деятельности как субстанции человеческой природы. Это позволяет понять культуру как «систему внебиологически выработанных механизмов», благодаря которым стимулируется, программируется и реализуется активность людей в обществе (Э. Маркарян).

Культура в таком понимании предстает как сотворенная человеком «вторая природа», отличная от естественной. Иначе говоря, она выступает как технологический контекст человеческой деятельности, которая лежит у истоков возникновения общества и является основой его существования и развития. При этом надо иметь в виду, что главным в культуре является не просто деятельность, а человек. Деятельность — это только способ и средство, результат и предпосылка его существования. Поэтому культуру следует рассматривать как процесс становления, функционирования, развития человеческой сущности, воспроизводства человека как субъекта социальной деятельности.

14 стр., 6737 слов

Театрализованная деятельность как способ развития творческого ...

... мир культуры, который сделан руками человека, является продуктом человеческого воображения и творчества, основанного на этом воображении. А.В. Петровский считает, что воображение - это необходимый элемент творческой деятельности, который выражается в ...

Наличие разнообразных подходов к определению культуры объясняется прежде всего ее многогранностью и полифункциональностью. Рассмотренные выше ее определения при их известной односторонности тем не менее отражают какие-то из важнейших ее свойств. В данный момент самое существенное из достигнутого в исследовании культуры можно суммировать следующим образом: 1) ее следует рассматривать как социальное явление, порожденное обществом; 2) культура связана с человеческой деятельностью, общие признаки которой — активность, социальность, преобразовательный характер — свойственны и культуре; 3) человек выступает не только как объект культурной деятельности, но и как субъект, активное творческое начало культурно-исторического процесса; 4) культура, не может быть связана только с какой-то определенной стороной жизни общества, поскольку она присутствует во всех ее проявлениях.

Анализ всего комплекса явлений, включенных в понятие культуры, позволяет дать следующее ее обобщенное определение: «Культура — это активная творческая деятельность людей по освоению мира, в процессе которой производятся и потребляются материальные и духовные ценности и происходит становление человека как субъекта культурной деятельности». Обращая внимание на творческий характер созидания культуры, мы тем самым неявно полагаем, что она несводима к тиражированию ценностей, ибо тиражирование уже известного — это только распространение, а не созидание культуры.

Понимание культуры как целостного общественного явления, включенного многосортными способами и формами в исторический процесс, служит логической базой для выделения ее функций. Самой важной из них является созидательная. Культура создаётся в процессе творческой деятельности людей и является мерой их власти как над стихией природы, так и над собственными отношениями. Второй её функцией является функция общения, ибо без определенных общезначимых средств общения, трансляции опыта и знаний невозможно объединение людей и группы, а значит и существование самого общества. Третья функция культуры — познавательная и в ряде случаев эвристическая. Она не только дает целостную картину познания мира, но и способствует поискам лучших и наиболее эффективных форм познания нового. Четвертая функция культуры — оценочная, или идеологическая. С ее помощью мир познается не только таким, каков он есть сам по себе, но и соотносится с некоторыми социальными образцами: эстетическими, политическими, нравственными. В реальной жизни все они взаимодействуют и преломляются, но при философском анализе культуры выделение каждой из них вполне правомерно.

Важное значение для понимания сущности культуры имеет выявление закономерностей ее развития. Главнейшей из них является обусловленность культуры материальным производством. Известно, что замечательные взлеты творческой фантазии, гениальные открытия, не имевшие основы в материальном производстве, не обусловленные потребностями общественного бытия, оставались незамеченными или быстро забывались, не оказав существенного влияния на общественную жизнь. Таковы судьбы первых «икаров», зерноуборочного комбайна, изобретенного в Риме. Созданный Филоном Александрийским «паровой котел» применялся лишь в механических игрушках. Только спустя много столетий механическая сила пара стала важнейшим фактором культуры.

16 стр., 7645 слов

Особенности характера человека

... В этом смысле обычно говорят о чертах, характерных для данного человека. Но в психологии слово «характер» имеет более узкий и определенный смысл. Не всякую индивидуальную особенность ... деятельности, поведении и общении. Черты характера проявляются в жизни, на работе, в его поступках в различных ситуациях. В зависимости от особенностей характера люди могут по-разному реагировать, например, ...

Другой ее закономерностью является преемственность, что означает передачу и использование новыми поколениями ранее накопленного культурного опыта и ценностей. Значение преемственности состоит в том, что она обеспечивает исходную базу в развитии культуры и соединяет в одно целое прошлое, настоящее и будущее. Третья закономерность — классовый характер культуры. При этом надо иметь в виду, что социально-классовое начало присутствует в ней в форме идеологии, являющейся тем средством, с помощью которого каждый класс направляет развитие культуры в соответствии со своими социальными идеалами. В то же время ее классовый характер не исключает того, что имеется некоторая общность культуры, принадлежащей той или иной эпохе. Культурное творчество, будучи продуктом исторических конкретных социальных условий, выходит за их рамки, становясь общечеловеческим достоянием. Однако, несмотря на усиление значения общечеловеческих ценностей в культуре, следует отметить, что мир разнороден в религиозном, национальном и иных отношениях. В каждой национальной культуре заложена своя система ценностей, которая не только объединяет людей, но и разъединяет различные культуры. Они развиваются в своих национальных формах.

Язык, наука, искусство, а также жилище, одежда, нравы, обычаи имеют то значение, что посредством их осуществляется процесс развития человеческих сущностных сил, становление личности. Однако и эти национальные особенности тоже развиваются, но форма культуры оказывается более консервативной, нежели ее социальное содержание.

Следующей закономерностью развития культуры является ее противоречивый характер. Хотя она и развивается под определяющим влиянием способа производства, но различными своими частями связана с ним по-разному: одни ее элементы — непосредственно, другие — опосредованно. Поэтому историческое развитие культуры совершается неравномерно, сопровождаясь моментами упадка или расцвета. Не только способ производства, но и политический строй, особенности социальной структуры общества, духовная атмосфера эпохи играют важную роль в ее развитии [1; с.296-299].

2. Исторические типы культуры (культура Запада и Востока)

Проблема типологии или периодизации культуры как научная проблема чрезвычайно сложна. У нее не только нет однозначного решения, но нет согласия в исходных основаниях и подходах к решению проблемы. Можно выделить два основных подхода к типологизации культур.

Первый подход отталкивается от заданного изначально и осуществляющегося на всех этапах единства культурно-исторического процесса. В рамках этого подхода предполагается, что культура человечества развивалась через последовательную смену периодов, этапов, эпох, которые одновременно представляют собой основные типы культуры. Везде эти этапы были одни и те же, хотя допускается, что какие-то регионы или народы не прошли все этапы, отставая в своем развитии.

В России указанный подход известен прежде всего в его марксистском варианте. Десятилетиями он внедрялся как единственно верный, его бесконечно обосновывали или просто повторяли как нечто аксиоматически очевидное. Периодизация (типология) культуры в марксизме подкупающе проста и стройна. Как известно, она исходит из того, что человечество развивается через смену общественно-экономических формаций. Т.к. экономика составляет основу (базис) общества, то каждой формации соответствует свой период (тип) культуры. Существовали, сменяя одна другую, первобытная (1), рабовладельческая (2), феодальная (3), буржуазная (4) культуры. Им на смену приходит или придет коммунистическая культура (5).

5 стр., 2209 слов

Социальная и культурная антропология

... наука о динамике культуры как искусственного, неприродного мира человека; социальный культурный антропология 7) наука, изучающая культуру первобытных, традиционных и современных обществ; наука, призванная исследовать социальную фазу развития человека в общем ...

Сегодня марксистская периодизация и типологизация выглядит курьезной. Прежде всего потому, что обнаружила свою полную утопичность перспектива наступления последней, коммунистической общественно-экономической формации с ее культурой. Но если отвлечься от коммунистического утопизма, то марксистская концепция выглядит как достаточно типичная разновидность первого подхода к периодизации и типологизации культуры. Поэтому ее критический анализ способен обнаружить уязвимые места и других концепций, исходящих из единства процесса развития культуры на всем пространстве Земли.

Если первый подход к периодизации и типологизации можно обозначить как универсалистский, то второй — как концепции локальных культур. Самым крупным и влиятельным его выразителем был германский философ культуры О. Шпенглер. Вот его формулировка собственного понимания культуры.

«Вместо монотонной картины линейнообразной всемирной истории, держаться за которую можно только закрывая глаза на подавляющее количество противоречивых фактов, я вижу феномен множества культур, с первобытной силой вырастающих из недр породившей их страны, к которой они привязаны на всем протяжении своего существования, и каждая из которых налагает на свой материал — человечество — свою собственную форму, и у каждой собственная идея, собственные страсти, собственная жизнь, желания и чувствования и, наконец, собственная смерть… Во всемирной истории я вижу картину вечного образования и изменения, чудесного становления и умирания органических форм, а присяжный историк видит в ней подобие какого-то ленточного червя, неутомимо наращивающего эпоху за эпохой». Никакого подобия общей для всех культур оси О. Шпенглер не признает. Существуют локальные, друг для друга непроницаемые культуры. Ось проходит внутри каждой из них. Каждая культура в пределах тысячелетнего цикла проживает одни и те же стадии, но каждый раз по-своему. Это — зарождение, расцвет, упадок (переход в стадию цивилизации).

О. Шпенглер с глубиной и блеском демонстрирует нам уникальность каждой из культур, находящихся в центре его внимания, ее «лица не общее выражение». Чтение книги О. Шпенглера «Закат Европы» — занятие увлекательное, он на многое открывает глаза. Но что совсем не удалось Шпенглеру, так это убедительно показать нам, какими локальными культурами исчерпывается культура человечества. Он безо всякой аргументации утверждает, что всего существовало или существует 8 культур, египетская (1), вавилонская (2), античная (3), европейская (4), магическая (5), индийская (6), китайская (7), американская (8).

Для Шпенглера наличие 8 культур — не подлежащая обсуждению данность. Поэтому его типология никакого влияния и распространения не получила. Примечательно, что другой влиятельный сторонник локального подхода к культуре, английский историк и культуролог А Тойнби, предпочитает говорить уже о 21 культуре. Причем он также сколько-нибудь развернуто не аргументирует, почему можно говорить именно о 21 культурной целостности, исчерпывает ли их список все, что можно отнести к культуре человечества.

6 стр., 2898 слов

Социально-экономическое и культурное развитие страны в XVII веке

... которой автор представляет свое мнение о социально-экономическом и культурном развитии страны. I. Россия на рубеже XVI – XVII веков. В ... Среднего Поволжья, Сибири. В XVII веке происходил дальнейший рост феодальной земельной собственности. После бурных событий рубежа XVI – ... страны. Сеяли рожь, пшеницу, горох и др., из технических культур – лен и коноплю. Хозяйство по-прежнему имело натуральный ...

Ни типологизация Шпенглера, ни типологизация Тойнби ни к чему не обязывают последующих историков культуры. Каждая из них вводит и будет вводить свою типологизацию, даже если он сторонник концепций локальных культур. И дело здесь не сводится к непродуманности концепций локальных культур. В их рамках в принципе невозможно обосновать, какие именно локальные культуры существовали и существуют. Ведь локализовать культуру, выделить ту или иную из них можно двояко. Во-первых, самим исследовательским подходом, концентрирующим внимание на особенном и неповторимом в культуре. И, во-вторых, выводя наличие определенных локальных культур из единого основания, из некоторого существа культуры, проявляющегося своеобразно в каждом локальном культурном образовании [2; с.37-38, 42-43].

Следует, так же отметить те классификации, которые ориентированы в основном на фиксацию различий между крупными культурными совокупностями, такими, например, как западная и восточная культуры в целом. Естественно, что при этом почти не уделяется внимания тем специфическим особенностям, которые характерны для более мелких культурных традиций в пределах целостного культурно-исторического типа. Однако особая ценность этих обобщенных классификаций в том и состоит, что с их помощью удается хотя частично «нащупать» фундаментальные черты каждой такой совокупности, сравнить их с альтернативными позициями, установить компоненты культуры как общечеловеческого явления.

В противоположность установке культурологии XIX в. на принципиальную замкнутость систем терминов и символов каждой из этих культурных традиций аналогичные исследования XX в. характеризуются общей установкой на культурологическое сближение ранее мыслимых разобщенными традиций. В частности, характерным показателем тенденции к синтезу между западной и восточной культурами является взаимное скрещивание элементов той и другой ветви, что приводит к появлению новых культурных разновидностей (таковы, например, с одной стороны, культура современной Японии или, с другой — культурный плюрализм многочисленных буддистских обществ в Европе и Америке).

Различия между европейской и восточной культурами уходят в глубь веков. Среди всего отмечаемого культурологами многообразия существующих между ними противопоставлений можно выделить такие принципиальные моменты, как отношение, во-первых, к человеческой личности, во-вторых, к возможностям разума и, в-третьих, к социально-политической активности. В отличие от христианской Европы, обожествившей абсолютную личность творца, а тем самым и человека как его образ и подобие, восточная религия основывается на идее ложности индивидуальных форм духовной жизни. Восток культивировал идею отказа от личного «я» в пользу безличного абсолюта. Существует различие и в отношении к возможностям разума. Если Европа в целом двигалась в сторону рационального и прагматического познания, видя в нем высшую ценность, то Восток ставит рациональное познание ниже интроспективно-интуитивного и потому обладает в этом отношении большим богатством разнообразных приемов медитации и самовнушения. И наконец, в отличие от ориентированной на активное социальное действие Европы, традиционный Восток проповедовал доктрину «недеяния», согласно которой существующее положение дел в земной жизни, как бы оно ни было плохо, есть установленная абсолютом расплата за предшествующие прегрешения, и потому человек не должен стремиться к социальным преобразованиям.

4 стр., 1964 слов

Философия Шпенглера

... Шпенглер выделяет восемь типов культур, достигших полноты своего развития, - это античность и Западная Европа, арабская культура, Египет, Вавилон, Индия, Китай и культура майи. Для Шпенглера ... как организма, затухание одушевляющей его культуры, возврат в небытие культуры. 1. Концепция культуры Шпенглер останавливается на рассмотрении трёх исторических культур: античной, европейской и арабской. Им ...

Даже в этом беглом перечне различий просматривается не только принципиальное расподобление двух культурных традиций, но и те «мостки», на которых происходит их сближение в XX в. Так, в вопросе об отношении к человеку некоторые течения европейской философии, критически настроенные к буржуазному индивидуализму, склоняются к несвойственному христианской культуре антиперсонализму, подчиняя по конфуцианскому образцу идею самоценной личности идее обезличенного общества. С другой стороны, в странах восточной культуры постепенно возрастает интерес к индивидуально-личностным формам бытия. В вопросе о потенциях рационального познания современная Европа прислушивается к достижениям восточной медитативной психологии, а Восток, в свою очередь, перестает полностью игнорировать естественные науки, не впадая, конечно, при этом в крайности сциентизма. Если взять вопрос о социальной активности, то нельзя не видеть, какую роль играет ныне на Востоке идея активного вмешательства в жизнь, о чем свидетельствует имеющий место здесь размах политической борьбы. С другой стороны, нельзя не отметить и тот факт, что и восточная доктрина «недеяния» частично проникла в европейскую культуру, особенно тех слоев либеральной интеллигенции, которые испытали разочарование от бесполезности частных политических реформ и замкнулись на внутренних экзистенциальных переживаниях отдельной человеческой души.

Помимо указанной классификации культур существуют, конечно, и более мелкие дробления вплоть до понятия «субкультуры», отражающего специфику какого-либо слоя в пределах единого общества (например, молодежная «субкультура»).

Особый интерес представляет здесь проблема национальных культур. Специфика национальных культур во многом связывается с территориально-климатической и этнической ситуацией народа, с составом тех ценностей, которые складываются исторически в результате производственной и социально-преобразующей деятельности и передаются от поколения к поколению. Вопрос о национальном своеобразии культур относится к числу наиболее болезненных проблем XX в. Если в первые десятилетия господствовали идеи быстрейшего сплочения наций в единую культурную группу, то последние годы характеризуются реабилитацией национального самосознания, противоборствующего унификаторским тенденциям. При всей важности формирования глобального планетарного мышления для решения таких всеобщих проблем, как сохранение мира и восстановление экологического баланса, это универсальное сознание отнюдь не должно строиться за счет уничтожения культурного многообразия. Чем богаче и шире диапазон культурных традиций, тем богаче духовная жизнь человечества в целом.

Как сохранить культурное своеобразие малых наций и национальных меньшинств в условиях все расширяющегося политического и экономического их взаимодействия — это вопрос, имеющий большое значение для нашей страны — самого богатого в национальном отношении государства в мире. Гармоничное совмещение интернациональных элементов социалистической идеологии с национальными компонентами культуры возможно лишь при подлинно демократическом строе, чуждом не только идеологическому насилию, но и экономической эксплуатации. Замалчивание сложных моментов в национальной политике государства объективно ведет к обострению негативных сторон национальных самосознаний, к созданию атмосферы культурной глухоты к своеобразию других народов. Чем больше утрачивает современный человек национальные корни и национальный образ своей культуры, тем легче он заражается националистическими амбициями. И наоборот, чем глубже знание национальной культуры, тем больше шансов, что он выдержит искушение перед националистическими призывами.

9 стр., 4003 слов

Понятие и содержание культуры и философии М.О. Бердяева

... культуры. Такое понимание позволило Бердяеву заглянуть в святая святых культурного творчества и увидеть подлинный драматизм отношений человека и культуры. У Шпенглера даже не ставится вопрос о человеке как творце культуры. Наоборот, Шпенглера в ... христианство как религию Богочеловека и Богочеловечества. Таким образом, в философии Бердяева субъектом бытия выступает двуединство Бога и человека. Для ...

При составлении классификации различных культурных общностей особое место занимает также тот имеющий непосредственное отношение к национальной проблеме вопрос, который связан с интерпретацией взаимной ценности этих культур, с установлением ступени их исторического развития. И здесь отрицательную роль играют всякого рода унифицирующие модели развития культуры. Так, сторонники «теории модернизации» (У. Ростоу и другие) сводят культурно-национальные и идеологические различия к разнице в «стадиях роста», что в конечном счете выражается в идее флагманства Запада и соответствующего отставания «второго» и «третьего» миров. Считается, что универсальной моделью непосредственно культурного развития является англосаксонская модель, которой неизбежно должны следовать все остальные страны. Если же национально-культурная специфика какого-либо общества не совпадает с данной моделью, то это обстоятельство рассматривается не как своеобразие общества, а как задержка на одной из более ранних стадий общего пути.

Любые варианты унификации культурного развития чреваты негативными последствиями, ибо, несмотря на растущий процесс интернационализации, стремление к национально-культурному своеобразию не только не ослабевает, а, напротив, усиливается. В связи с этим политическая мысль не может избежать модификаций, вызванных культурным своеобразием той почвы, на которую она переносится. В этом нужно видеть не ее ущербность, а, напротив, универсальность, коль скоро, несмотря на различие культурных контекстов, каждый национально-специфический вариант ее воплощения сохраняет ее фундаментальные положения. Сложившееся в XX в. разнообразие путей строительства социализма в различных культурно-национальных регионах обогащает политическую мысль марксизма, освобождает ее от налета догматичности, делает ее более тесно связанной с практикой живой жизни.

В составе современной культурологии фигурирует еще одно понятие, в котором отразилась специфика культурных процессов XX в.,— «массовая культура». Ныне оно очень модно. Употребляют его обычно с чувством презрения, имея в виду нечто «растворенное в пресной воде большинства». Но понятие массовой культуры может быть осмыслено и положительно: социализм приобщил к культуре миллионные массы народа, прозябавшие прежде в невежестве и неграмотности. Негативный же смысл выражения «массовая культура» заключается в том, что часто не массам предоставляется возможность подняться до уровня настоящей культуры, а, напротив, сама «культура», подделываясь под примитивные вкусы отсталых слоев населения, опускается, упрощаясь и деформируясь, до уровня примитивизма, шокирующего подлинную воспитанность: умной массе преподносится глупость под видом культуры. Это всюду оскорбляет священное величие исторической миссии культуры.

5 стр., 2121 слов

Проблемы культуры в философии И. Канта

... философии истории человечества». В них Кант излагает свое представление о философии истории, а следовательно, о сущности культуры и закономерностях ее развития. Особенно много о культуре и ее природе Кант ... реферата: во первых будет описано жизнь и творчество Канта; во вторых показаны взгляды философа на культуру. Работа состоит из вводной части, двух глав основной части и заключения. кант культура ...

В заключение следует отметить, что культура реально существует как исторически сложившаяся система, обладающая своими вещными формами, своей символикой, традициями, идеалами, установками, ценностными ориентациями и, наконец, образом мысли и жизни — этой центрирующей силой, живой душой культуры. И в атом смысле бытие культуры обретает сверхиндивидуальный характер, существуя вместе с тем как глубоко личный опыт индивида. Субъектом культуры является человечество, нация, социальная группа и человек. Предметные формы бытия культуры — это плоды творческой активности народа, шедевры гениев, талантов. Но сами по себе предметные и знаково-символические формы бытия культуры имеют лишь относительно самостоятельный характер: они мертвы вне человека и его творческой деятельности.

Некогда культуры отличались большей замкнутостью. В ходе своего многопланового развития они становятся все более открытыми для всевозможных влияний: происходит процесс взаимодействия культур и жизнь вырабатывает все более гибкие механизмы этого взаимодействия, что способствует общему подъему всех культур на более высокий уровень. Взаимодействие культур является основой происходящего на наших глазах процесса формирования общечеловеческой цивилизации при сохранении индивидуальности каждой культуры. При этом, несмотря на всю свою уникальность, на своеобразие тончайшей ткани паутины каждой данной культуры, нити которой всегда уходят в отдаленные глубины седой старины, различные типы культур принципиально сопоставимы и между ними не только возможен, но издавна реально осуществляется диалог со взаимным пониманием. Культура в ее индивидуальном и социально-психологическом выражении характеризуется и способом усвоения других культур, и отношением к ним: недооценка и тем более неприязнь к аромату уникальности «не своих» культурных ценностей есть показатель низкого уровня развития собственной культуры. Ныне наблюдается тенденция к расцвету национальных культур, чувствуется мощь этноса. Думается, что дальнейший прогресс человечества будет осуществляться в виде нарастающего разумного взаимообогащения культур. При единстве общих принципов мышления человечества имеется и определенная историческая специфика философий и иных форм культур разных народов. Аналитический по преимуществу западный ум, рассекший лезвием науки все и вся на части и проанализировавший их, будет обогащаться интуитивно-целостным духом иных культур, заимствовав у них наиболее приемлемое, и, в свою очередь, обогатит их тем, что приемлемо для них. Такой благодатный синтез, ориентированный на гуманистические идеалы, на принципы социальной справедливости, на гармоническое развитие личности, на новое мышление, на последовательно научное мировоззрение, видимо, необходим. От него мировая культура только выиграет в ускорении своего восхождения по пути прогресса, не лишая локальные культуры уникальной сочности собственных красок [4; с.564-566].

3. Судьбы западной культуры

Судьба Западной Европы, что будет с ней в ближайшем будущем — вот главный вопрос, который стоял перед мыслящими людьми XX века.

О. Шпенлер пришел к выводу, что смерть европейской культуры, как и всякой другой, неизбежна. Судьба всякой культуры — на позднем этапе своего развития превратиться в «цивилизацию». В отличие оттого смысла слова «цивилизация», который вкладывали в него французские просветители, у которых оно означало общественное состояние, которое следует за дикостью и варварством и означает в общем и целом прогресс, «цивилизация» у Шпенглера целиком и полностью является регрессивным явлением. Здесь Шпенглер — наследник идей Руссо и Ницше, которые первыми усмотрели регрессивные черты в современной им европейской цивилизации.

Шпенглер определяет цивилизацию как самые крайние и искусственные состояния человечества. У каждой культуры есть своя собственная цивилизация. «Цивилизация — неизбежная судьба культуры, — пишет Шпенглер. — Здесь достигнут тот самый пик, с высоты которого становится возможным решение последних и труднейший вопросов исторической морфологии. Цивилизации суть самые крайние и самые искусственные состояния, на которые способен более высокий тип людей. Они — завершение, они следуют как ставшее за становлением, как смерть за жизнью, как неподвижность за развитием, как умственная старость и окаменевший мировой город за деревней и задушевным детством, засвидетельствованным дорикой и готикой, как умственная старость и каменный, окаменяющий мировой город. Они — конец, без права обжалования, но они же в силу внутренней необходимости всегда оказывались реальностью».

Еще раз напомним, что Шпенглер проводит параллель между современностью и эпохой эллинизма. И это понятно, поскольку эллинизм в качестве «заката» греко-римской культуры изучен лучше всего. Весь цикл развития античности, от архаики через классику к эллинизму отчетливо прописывается, причем во всех областях: политике, искусстве, философии. Эллинизм, согласно Шпенглеру, — это и есть «цивилизация» греко-римской культуры. Подобные «цивилизации» он находит и в других культурах, но здесь уже надо быть очень дотошным историком, чтобы судить о том, насколько прав Шпенглер.

Основное проявление «цивилизации» Шпенглер выражает в понятии «мировой город», для которого характерны космополитичность, холодный практический ум, научная иррелигиозность, деньги как основополагающий фактор. Основная черта цивилизации — империализм, который наступает, когда исчерпываются все возможности развития, и остается лишь возможность распространения вширь.

Растущее господство техницизма «перерождает» культуру в «цивилизацию», происходит замена творчества и развития бесплодием и окостенением, становящееся становится ставшим. В этом перерождении Шпенглер едва ли не решающую роль отводит технике. Одной из последних и значительных его работ была работа «Человек и техника» (1932).

Причем в этой работе Шпенглер, вопреки его неприятию «цивилизации», разделяет пафос футуризма с его культом техники в ущерб слабому живому человеку. Поэтому говорить об антиавангардистских настроениях Шпенглера не приходится: он как раз разделяет настроения авангарда, делающего ставку на технику и политику. И в этом он оказался близок немецкому национал-социализму, хотя не сошелся с ним окончательно: он был слишком аристократ. Он, как мы, увидим критикует модернизм в той части, которую можно обзначить как декадентство, упадничество, как его называл Н.А. Бердяев. Но он не говорит ничего плохого о немецком экспрессионизме.

Убедительность философии истории Шпенглера состоит только в том, что он очень ярко рисует действительные картины окостеневающей европейской культуры. Тем не менее, Шпенглер не вскрывает внутренних противоречий европейского «гражданского общества», которые толкают его к «закату». Так же как не вскрывает он и внутренних противоречий греко-римской культуры, как это, например, попытался сделать современник и соотечественник Шпенглера Макс Вебер в статье «Социальные причины падения античной культуры». У Шпенглера не идет речь о социальных, т. е. собственных причинах гибели разных культур. Культуры у Шпенглера гибнут потому, что заранее обречены погибнуть в силу неумолимой судьбы. И здесь начинается мистика философии истории Шпенглера, которая почище, чем у Гегеля.

Еще раз подчеркнем, что у Освальда Шпенглера причина кризиса и упадка западноевропейской культуры — в действии того непреложного закона, по которому всякая культура рано или поздно окостеневает и сходит на нет. Она, как и любое растение, вырастает, расцветает и затем отмирает. Но это по сути не закон, а только аналогия с жизненным циклом живых организмов. А аналогия, как уже говорилось, не является доказательством. Доказательство неизбежности гибели в отношении растений заключается в том, что внутренние биохимические процессы в живом организме необходимо ведут его к смерти. Понятно, что какая-то культура может погибнуть в результате того, что она просто оказалась засыпанной песками. Но это не было внутренней необходимостью ее гибели. И чтобы выявить такую необходимость, нужен совершенно определенный научный анализ условий появления и гибели данной конкретной культуры.

Этим и отличается конкретный историзм от всякой философии истории, в том числе и от философии истории Шпенглера, следы влияния которой мы находим даже у Бердяева в его «Философии неравенства», который, кстати, безо всяких ссылок на источник пишет: «Культура переходит в цивилизацию». Всё это говорит о том, что реального ответа на вопрос о причинах кризиса европейской культуры Шпенглер нам не дает. И тем не менее, он стал властителем дум у интеллигенции своего времени [1; с.63-64].

При любом понимании начала европейской культурно-исторической традиции в ее существовании и развитии выделяются, как правило, следующие основные эпохи: 1) классическая эллинская культура VI–IV вв. до н. э.; 2) эллинистически-римская ступень; 3) романо-германская культура христианского средневековья; 4) новоевропейская культура. Три последние ступени можно рассматривать (на фоне антично-греческой классики) как своеобразные вариативные формы вестернизации (эллинизации) традиционной культуры римлян и германцев, а затем — и романо-германской Европы. У Гегеля и Тойнби две первые и две вторые эпохи объединены в самостоятельные цивилизационно-исторические формообразования (античный и западноевропейский миры).

У Данилевского из этих четырех эпох составлено три самостоятельных культурно-исторических типа (греческий, римский и западноевропейский).

Для Маркса греческая и римская античность и западноевропейское средневековье образуют своего рода параллель обществам Востока, но, с другой стороны, вместе с ними составляют единую докапиталистическую ступень исторического развития, за которой следует резко противостоящая ей универсально-капиталистическая эпоха европейского нового времени. Последнее обстоятельство еще резче подчеркнуто в различных современных теориях «модернизации», где традиционным обществам аграрного типа (включая европейскую античность и средневековье) противопоставлено современное индустриальное и либеральное общество XIX-XX вв.

Важнейшими изобретениями европейской культуры на языково-знаковом уровне ее представленности в духовно-мировоззренческой и познавательной сфере являются философия и наука. Грань между «софийной» (связанной с философией) и «сциентизированной» (связанной с наукой) формами культуры в европейской линии развития столь значительна, что часто выделяют лишь два крупных периода: 1) от середины I тыс. до н. э. (возникновение философии) и до XVII в. (возникновение науки); 2) новоевропейский период XVII–XX вв. С другой стороны, если иметь в виду представленность в европейской культуре xpистианства, эта двучленная периодизация усложняйся: между античной эпохой и эпохой Возрождения (в рамках первого периода) помещают христианское средневековье; в рамках второго периода часто выделяют начальный этап XVII века (барокко и классицизм — в искусстве, рацпоиалтм и эмпиризм — в философии), эпоху Просвещения (XVII в.), эпоху подъема и утверждения либерально-индустриального общества в Европе и Америке (с конца XVIII в. и до 70-х гг. XIX в. или до 1914 г.) и, наконец, XX век [2; с.378].

Список использованной литературы

[Электронный ресурс]//URL: https://psychoexpert.ru/kursovaya/po-filosofii-na-temu-kulturnyie-tsennosti/

  1. Мареев С.Н., Мареева Е.В., Арсланов В.Г. Философия XX века (истоки и итоги).

    Учебное пособие — М. — 2001.

  2. Основы философии в вопросах и ответах. Учебное пособие для высших учебных заведений. — М. — 1997.
  3. Сапронов П.А. Культурология: Курс лекций по теории и истории культуры. — СПб. — 1998.
  4. Спиркин А. Г. Основы философии. — М. — 1988.
  5. Философия / Под ред. Н.И. Жукова. — Мн.: НТЦ «АПИ» — 2000.