Оценка результатов экономической деятельности на макроуровне в СССР и в современной России

Курсовая работа

Любое национальное хозяйство служит для обеспечения населения страны доходами, позволяющими ему покупать и потреблять необходимые жизненные блага. Поэтому чем эффективнее национальная экономика, тем больше возможностей у каждого повысить свой жизненный уровень.

Проблемы динамики экономики актуальны и все больше привлекают внимание ученых, т.к. анализ темпов экономического роста, изменения факторов, влияющих на него, спады и подъемы экономического развития лежит в основе работ по прогнозированию экономики, а также служит базой для выработки экономической политики государства.

До конца существования СССР советская экономика и промышленность по валовым показателям занимала второе место в мире, уступая только США (около 1,5 раза).

Доля СССР в мировой промышленной продукции составляла 20 %. Однако, в конце 80-х годов произошел развал СССР. Обычно в качестве причин кризиса и развала советской экономической системы называются следующие: неравномерное развитие отдельных отраслей экономики и вызванные этим диспропорции; непомерное бремя военных расходов; низкая эффективность капитальных вложений. После финансового кризиса 1998 <#»705842.files/image001.gif»>

  • Рис. 1. Годовые темпы экономического прироста

В начале 1980-х гг. ситуация несколько стабилизировалась, хотя и на достаточно низком уровне. Возможно, это связано с ростом добычи нефти и газа в Западной Сибири. Однако кардинально изменить тенденцию все же не удалось: в конце 1980-х гг. ситуация стала выходить из-под контроля, и в начале 1990-х гг. последовал обвал экономики.

Таким образом, показатели динамики реального ВВП довольно наглядно подтверждают хорошо известный факт: плановая экономика оказалась неэффективной, экономическое соревнование с рыночной системой было проиграно.

Обычно в качестве причин кризиса и развала советской экономической системы называются следующие:

  • неравномерное развитие отдельных отраслей экономики и вызванные этим диспропорции;
  • непомерное бремя военных расходов;
  • низкая эффективность капитальных вложений.

1.2 Развитие советской промышленности

Советская политэкономическая теория, согласно которой новая стоимость производилась только на предприятиях «производственной» сферы, а «непроизводственная» сфера могла только потреблять ее, изначально предопределяла диспропорцию между развитием «производственной» и «непроизводственной» сфер деятельности. В «производственную» сферу шли основные инвестиции, здесь были лучше заработки. В результате доля «производственной» сферы в ВВП возросла с 65,1% в 1961 г. до 79,% в 1990 г. С точки зрения широко применяемой сегодня классификации, доля услуг в экономике России была недостаточной и постоянно снижалась. В 1961 г. она составляла 27,4 % ВВП, а к концу изучаемого периода — только 25,4%.

10 стр., 4871 слов

Реформы в социальной сфере в СССР в переходный период ( )

... данной работы - проанализировать социальные реформы 1980-1990-х гг. в СССР. К середине 80-х годов социализм, как общественно-экономическая система полностью исчерпала себя, обнаружился глубокий экономический, политический и социальный кризис системы. Советская экономика окончательно ...

Внутри «производственной» сферы также были свои «проблемные» отрасли. Наиболее проблемным было сельское хозяйство. За 30 лет производство здесь выросло примерно в 1,8 раза против более чем четырехкратного роста в промышленности и торговле и трехкратного роста в строительстве и на транспорте. Отрицательный рост производства в сельском хозяйстве отмечался в 1965, 1969, 1972, 1975, 1979 и других годах. Как уже говорилось, неудачи в сельском хозяйстве имели негативное влияние на темпы роста ВВП в целом, что непосредственно отразилось на показателях 1965, 1969, 1972, 1979, 1984, 1987 гг. Можно сказать, что проблема сельского хозяйства так и не была решена в советское время.

Промышленность была одной из самых успешных из отраслей российской экономики. При этом следует отметить, что показатели роста производства в промышленности выглядели хорошо не только на фоне показателей других отраслей внутри России, но и при сопоставлении с показателями других стран (табл. 2).

Промышленность была базовой отраслью и имела огромное значение для всего народного хозяйства. Однако внутри самой промышленности также наблюдалась заметная разница в темпах роста производства между отдельными отраслями.

При более глубоком рассмотрении очень ясно видна разница между двумя группами отраслей промышленности. Первая группа включает в себя динамично развивавшиеся базовые отрасли: машиностроение, химию, металлургию, отрасли топливно-энергетического комплекса. Другая группа включает легкую, пищевую и деревообрабатывающую промышленность, то есть отрасли, которые никак нельзя назвать процветающими.

посткризисный экономический рост советский

Таблица 2. Среднегодовые темпы прироста промышленного производства (в процентах)

1961-

1971-

1981-

1986-

1961-

1970

1980

1985

1990

1990

Россия (согласованный индекс)

7,8

4,7

2,2

1,8

4,8

США

5,0

3,5

2,9

3,0

3,8

Великобритания

2,8

1,2

1,6

1,8

1,9

Япония

13,6

4,1

3,9

4,6

7,2

Показатели темпов прироста производства в этих двух группах сильно различаются между собой. Рост в отраслях первой группы значительно превышал средний уровень по промышленности. В результате доля машиностроения (во всей промышленности, по показателю условно-чистой продукции) выросла с 26% в 1961 г. до 40% в 1990 г. В легкой промышленности, напротив, темп роста был ниже среднего уровня по промышленности и ее доля понизилась с 18% в 1961 г. до 11% в 1990 г. Ситуация в пищевой промышленности была достаточно своеобразна. В условиях перманентного кризиса в российском сельском хозяйстве производство пищевых продуктов в России в значительной степени было основано на импортном сырье и не было стабильным. Поэтому годы довольно динамичного роста перемежаются здесь с годами застоя и даже падения производства. Развитие этой отрасли проходило под большим влиянием не столько экономических, сколько политических и социальных факторов. С экономической точки зрения развивать производство продовольствия было нецелесообразно, потому что низкие (социально-ориентированные) цены не позволяли получать прибыль. Огромные убытки покрывались государственными субсидиями, которые, правда, частично компенсировались высокими налогами на алкоголь и некоторые другие продукты. Во второй половине 1980-х гг. проводимая в СССР антиалкогольная кампания спровоцировала резкое падение налоговых поступлений и кризис. После этого сократившиеся налоги уже не могли компенсировать субсидии. Доля пищевой промышленности по показателю условно-чистой продукции стала минимальной, а затем и вовсе хронически отрицательной (как в основных, так и в рыночных ценах), то есть сложилась парадоксальная ситуация, при которой увеличение производства пищевых продуктов в России (которое было убыточно) вело не к росту, а к сокращению ВВП.

Таким образом, развитие российской промышленности было довольно противоречивым. С одной стороны, доминирование тяжелой промышленности являлось позитивным фактором, поскольку эти отрасли обеспечивали быстрый технический прогресс и создавали основу для дальнейшего роста. Правда, многие отрасли машиностроения производили военную продукцию, однако, в любом случае, это стимулировало общий технологический рост. С другой стороны, отрасли, непосредственно производящие потребительские товары, были депрессивными. Это вело к перманентному потребительскому кризису и многочисленным социальным конфликтам.

Другим важным фактором, негативно влияющим на развитие российской экономики, были огромные расходы на оборону и, шире, на государственные нужды.

Однако налоговая нагрузка ни на предприятия, ни на домашние хозяйства в предреформенной России вовсе не была из ряда вон выходящей. В 1981 г. сектор государственных учреждений в России собрал с предприятий 138 млрд. руб. налогов и других платежей во всех возможных формах — налоги на производство, на импорт, на доход и прибыль, взносы на социальное страхование и другие весьма специфические советские виды платежей, которые мы условно приравняли к налогам, чтобы избежать технических проблем. С населения было собрано 15 млрд. руб. Таким образом, налоги составили примерно 40% ВВП России. Конечно, это далеко от показателя, характерного для Японии и США, где соответствующий показатель в 1980 г. составлял 28-30% ВВП. Однако это весьма напоминает ситуацию, характерную для Европы (40% в Великобритании, 44% во Франции и 45% в Германии).

Необходимо также отметить, что советская налоговая система постепенно модифицировалась. В 1960-х гг. доля налогов была выше, чем в 1980 г., а в 1990 г. составляла только 32,5% от ВВП. Можно сказать, что с этой точки зрения налоговая система в конце концов пришла к виду, который был ближе к американской, чем к европейской модели. Проблема тут заключалась, по-видимому, не в том, что у предприятий не было денег, а в том, что они не могли распоряжаться ими по своему усмотрению, поскольку находились под государственным контролем.

1.3. Структура государственных расходов в СССР

Структура государственных расходов в СССР также была довольно специфической. Половина или даже несколько больше половины всех расходов шло на коллективные услуги (которые включают оборону) и капитальные вложения в экономику (в значительной мере — в ВПК).

Ближе к перестройке резко возросла также доля субсидий на продукты. Расходы на индивидуальные нерыночные услуги и на социальные трансферты вовсе не были так велики, как представляла дело советская пропаганда.

Уровень военных расходов действительно был крайне высок. В соответствии с расчетами расходы на оборону (на территории России, без расходов на военную науку, строительство объектов двойного назначения, пограничные войска и гражданскую оборону) составляли 14-16% ВВП России в 1960-е, 10-13% в 1970-е и 8-9% в 1980-е гг.

Принято считать, что Советский Союз инвестировал в экономику огромные средства, а расходы на потребление, напротив, были очень малы. Согласно официальной статистике, фонд накопления составлял в 1980-е гг. 25-27% национального дохода, а остальные деньги тратились на конечное потребление. Во многих ведущих западных экономиках, например европейских, соотношение накопления и потребления 1:3 является достаточно традиционным, в США оно ниже, а в Японии — выше.

Потребительский кризис перманентно протекал на протяжении практически всего периода существования плановой экономики в СССР. В разные годы с ним боролись по-разному, однако в 1960-х — первой половине 1970-х гг. на волне общего экономического подъема острота потребительского кризиса несколько ослабла. Удалось достигнуть некоторого баланса между ограниченным предложением потребительских товаров и услуг и платежеспособным спросом, который был основан на невысоких, но стабильных заработках большинства домашних хозяйств. Доля компенсаций наемным работникам (заработной платы и отчислений на социальное страхование) колебалась в России между 43% и 47% ВВП в период 1961-1990 гг. В развитых странах эта доля выше, примерно 55-60% ВВП. Хотя в ходе распределения вторичных доходов домашние хозяйства имели положительное сальдо (за счет пенсий, социальных пособий и т.д.) и их конечные доходы были выше первичных доходов на 4-4,5%, это не могло обеспечить высокий уровень потребления. Доля расходов домашних хозяйств на конечное потребление никогда не превышала в России 50% ВВП. В то время как в развитых странах эта доля составляет 57-58% и выше. Этот показатель хорошо корреспондируется с невысоким уровнем развития тех отраслей российской экономики, которые обеспечивали производство потребительских товаров.

Советские граждане имели стабильные социальные гарантии и пользовались бесплатными услугами образования, здравоохранения, практически бесплатным жильем, расходы на которые нес сектор государственных учреждений. Расходы на нерыночные индивидуальные услуги (измеренные как процент от ВВП) в России были вполне сопоставимы с уровнем США и Японии, хотя и ниже, чем в европейских странах. В СНС расходы государства на индивидуальные услуги часто объединяют с расходами домашних хозяйств на конечное потребление в один показатель — фактическое конечное потребление, который используют как важный индикатор уровня жизни. В случае России это важно, поскольку расходы на оборону и другие коллективные нерыночные услуги, которые были здесь явно завышены, в этот показатель не включаются. Доля фактического конечного потребления в России никогда не была выше 60% ВВП за весь рассматриваемый нами период.

Таким образом, невысокий уровень конечного потребления советских граждан не был связан с перекошенностью структуры ВВП в сторону гипертрофированного накопления. Уровень накопления был достаточно разумным. Неразумным был объем расходов на нерыночные услуги, прежде всего — на оборону. Развитая система нерыночных индивидуальных услуг не могла компенсировать это отставание. Созданная добавленная стоимость не инвестировалась в дальнейшее развитие и даже не проедалась. Она просто тратилась на бессмысленное вооружение. С экономической точки зрения очень важно, что в советской экономике даже невысокий уровень платежеспособного спроса не был сбалансирован достаточным предложением.

Несоответствие между спросом и предложением, которое не компенсировалось изменением цен, жестко зафиксированных государством, стало резко проявляться в 1980-х гг. С 1981 г. по 1989 г. доля компенсаций наемных работников в ВВП несколько возросла (с 45,5% до 46,8%), а доля расходов домашних хозяйств на конечное потребление сократилась (с 50% до 46,3%).

Деньги не могли быть истрачены на потребление, и это привело к скрытой инфляции и денежному кризису.

Несбалансированность спроса и предложения породила глобальный дефицит ресурсов, перебои в производственном снабжении, что, в свою очередь, отразилось на падении темпов роста производства. Это усилило несбалансированность. Скрытая инфляция приобрела разрушительные формы, потребительский рынок оказался полностью парализованным, экономический кризис перерос в социальный.

Таким образом, можно подытожить, что экономика СССР в 1960-1980-х гг. была довольно динамичной в начале этого периода. Однако затем внутренние противоречия, заложенные в основе планового типа экономики, а также субъективные политические ошибки привели к разбалансированности денежной системы страны, нарушению системы производственных связей, что отразилось на падении темпов роста. В конечном итоге экономические проблемы вызвали социальную напряженность и привели к общему кризису СССР.

1 Динамика и проблемы экономического развития

Достаточно эффективное функционирование российской экономики в с 1999 по настоящее время связано со следующими фундаментальными причинами:

  • В России возникли и теперь уже достаточно эффективно функционируют рыночные институты.
  • Экономика России адаптировалась к новым рыночным условиям.
  • Произошла адаптация к выравниванию мировых и внутренних цен

— За рассматриваемый период Россия конституировалась не только политически, но и экономически. Она преодолела последствия разрыва хозяйственных связей начала 90-х годов, встроилась в систему международного разделения труда и сейчас представляет собой хотя и не полностью сбалансированный, но взаимоувязанный народнохозяйственный комплекс.

После финансового кризиса 1998 <#»705842.files/image002.gif»> <#»705842.files/image003.gif»>

  • Как видно из таблицы 3, только образование находится практически на уровне экономического развития.

Что касается реальных доходов в расчете на душу населения, то их место оказалось более низким, чем уровень экономического развития. Причина — высокий удельный вес потребления госорганов в составе валового внутреннего продукта, которое составляет в России около 20% в сравнении с 5-10% в большинстве других стран. Поэтому удельный вес конечного потребления домашних хозяйств в составе ВВП России оказывается весьма низким — около 50% против 60% и более в большинстве развитых стран. Следовательно, данных темпов роста недостаточно для устойчивого экономического развития.

Наблюдаемый рост в основном сконцентрирован в узком числе отраслей и не приводит к модернизации и качественному укреплению экономики. Это заметно, в частности, по показателю роста инвестиций в основные фонды, который уже на протяжении четырёх лет находится на уровне, близком к инфляции или даже ниже её. Более глубокий анализ показателей ведущих отраслей производства и торговли на длительном временном периоде позволяет сделать вывод о том, что после активной фазы кризиса 2008-2009 гг. экономика страны уже в течение двух лет находится в состоянии посткризисной стагнации (табл.4.).

Фактически единственным фактором, способствующим её росту, является высокая цена на нефть.

Таблица 4. Динамика роста экономических показателей России в 2006-2011 гг. (в % к соответствующему показателю предыдущего года)

2006

2007

2008

2009

2010

2011

Прирост реального ВВП

8,2

8,5

5,2

-7,8

4,3

4,3

Индекс промышленного

производства

6,3

6,8

0,6

-9,3

8,2

4,7

Индекс сельскохозяйственного

производства

3

3,3

10,8

1,4

-11,3

22,1

Грузооборот транспорта

2,7

2,4

0,7

-10,1

6,9

3,4

Инвестиции в основные фонды

16,7

22,7

9,9

-15,7

6

6,2

Оборот розничной торговли

14,1

16,1

13,6

-5,1

6,3

7,2

Реальные располагаемые

денежные доходы населения

13,5

12,1

2,4

3,1

0,8

СПРАВОЧНО

Инфляция за год, %

9

11,9

13,3

8,8

8,8

6,1

Уровень безработицы в конце

года, % от трудоспособного

населения

6,9

6,1

7,8

8,2

7,2

6,1

Среднегодовая цена нефти марки

Urals, долл. за баррель

60,9

69,5

93,9

60,8

78,2

109,6

Источник: Банк России. Основные экономические показатели

Профицит бюджета за 2011 год составил 416,53 млрд рублей (0,8% ВВП) по сравнению с дефицитом годом ранее в размере 1 трлн 795,2 млрд рублей (3,9% ВВП).

Несмотря на сложную внешнеэкономическую конъюнктуру, экономика России в 2012 году демонстрировала хорошие результаты. Ухудшение перспектив роста мировой экономики и периодическое повышение напряженности в еврозоне привели к замедлению роста мировой торговли и мирового промышленного производства в первой половине 2012 г. Однако, в России сохранялся устойчивый рост, при этом объем производства превысил докризисный уровень.

В результате, в течение трех последних кварталов 2012 г. темпы экономического роста в России (к соответствующему периоду прошлого года) превысили темпы роста других развивающихся экономик — впервые после глобального финансового кризиса (рис.3.).

 динамика и проблемы экономического развития 1

Рис.3. Рост ВВП (в % к соответствующему периоду прошлого года)

Главным фактором роста в первой половине 2012 г. был высокий внутренний спрос. В первом квартале объем реального ВВП увеличился на 4,9% благодаря высоким ценам на нефть и быстрому росту внутреннего спроса. Во втором квартале экономический рост замедлился до 4,0% вследствие снижения мировых цен на нефть и ослабления экспортного спроса.

Как и в докризисный период, двигателем роста в 2012 г. были неторгуемые сектора экономики. В 2010 и 2011 гг. восстановление экономики после глобального финансового кризиса опиралось на торгуемые сектора и, особенно, обрабатывающие производства. Это было отражением стремительного подъема мирового промышленного производства и мировой торговли наряду с ростом цен на нефть. Ситуация изменилась в первой половине 2012 г., когда существенное замедление темпов роста мирового спроса привело к сокращению спроса на российский экспорт.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что российская экономика в настоящий период демонстрирует стабильные показатели и достаточно уверенный экономический рост, означающий макроэкономическую стабилизацию в стране.

2.2 Стратегия посткризисной государственной политики в обеспечении экономического роста в РФ

Глобальный экономический кризис актуализировал проблемы разработки и реализации государственной антикризисной политики на инновационной основе с целью возврата на траекторию устойчивого экономического роста. Стратегия социально-экономического развития России до 2020 г. ориентирована на усиление роли инноваций в воспроизводственном процессе.

В большинстве исследованиях отмечается, что в создавшихся условиях в России реальной силой, способной осуществить постиндустриальную модернизацию, может быть государство.

Учитывая сложившиеся внешние и внутренние условия, для реализации быстрого качественного роста экономики в Российской Федерации необходима четко сформулированная, прозрачная и активная государственная экономическая политика, не сужающая регулирующей роли государства, а направленная на максимальное использование его административного, управленческого, патерналистского ресурса (таб. 5).

Таблица 5. Основные цели и направления государственной политики по стимулированию устойчивого экономического роста

Цели

Направления

1. Ресурсно-технологические

— подготовка комплексной ресурсной базы саморазвития экономики (расширенного общественного воспроизводства);

  • создание ресурсных предпосылок смены технологических укладов, постепенного перехода на инновационный тип развития; — обеспечение наибольшего энерго- и ресурсосбережения за счет приоритетного развития научно-технической и инновационной сфер

— оптимизация отраслевой структуры экономики и ее иерархической конструкции;

  • интеграция науки, производства и рынка;
  • приоритетное развитие образовательной и научно-технической сфер;
  • активизация инвестиционной деятельности и структурирование инвестиционных потоков; — обеспечение реального перелива производительного капитала в приоритетные отрасли и виды деятельности

2. Институциональные и организационно-экономические

— пропорциональное развитие всех форм собственности по критерию наивысшей результативности развития экономики;

  • обеспечение конкурентоспособности и экономической устойчивости первичного и корпоративного звена экономики;
  • выравнивание уровней социально-экономического развития регионов;
  • формирование конкурентной среды;
  • формирование и развитие собственных ниш на мировых рынках наукоемких товаров и услуг;
  • содействие экономической безопасности;
  • развитие экспорта и импортозамещения; — формирование кластеров в субъектах Федерации

— оптимизация соотношения крупных и малых форм в производстве и рыночном распределении;

  • содействие формированию социально-экономических комплексов субъектов Федерации как базы выполнения ими своих прав и обязанностей;
  • реструктурирование первичного производственного звена;
  • корпоратизация экономики;
  • развитие федерализации экономических отношений;
  • выведение из хозяйственного оборота неэффективных производств;
  • развитие образования и мобильности рабочей силы;
  • стимулирование спроса на продукцию приоритетной отрасли, сферы деятельности;
  • — стремление к динамическому оптимуму накопления и потребления, а также производственного, общественного и личного потребления

Решать проблему ускорения экономического роста можно лишь на основе новой научно-технической и структурно-инновационной политики, которая сочетается с общей воспроизводственной концепцией и стратегией развития общественной системы на основе новейших достижений НТП, несущих в себе элементы постиндустриального общества с его электронно-технологическим производством, информатизацией, качественными изменениями социальных критериев жизни общества.

Под научно-инновационной системой (НИС) понимают комплекс экономически взаимодействующих научных и инновационных элементов и институциональных структур социально-экономической системы, обеспечивающих хозяйственное развитие и рост качества жизни населения на базе знаний и нововведений путем генерирования, инвестирования и практического применения результатов инновационной деятельности.

Для формирования в России эффективной НИС могут послужить три опорные сферы — фундаментальные научные исследования в РАН и в высшей школе, формирование научно-инновационных циклов вокруг ядра фундаментальной науки, формирование научно-инновационных корпораций в наукоградах и целевое финансирование научно-инновационных исследований в корпоративных высокотехнологичных производствах оборонно-промышленного комплекса — позволяющие наладить системные взаимодействия не только в области трансформации научных идей в передовые технологии, но и в аспекте воспроизводства ресурсной базы НИС кадровой, финансовой, материально-технической.

Поэтому достаточно актуальным является формирование интеграционной национальной научно-инновационной системы, которая должна стать ядром государственной инновационно-инвестиционной политики, как механизма регулирования инновационного экономического роста (рис.4.).

 стратегия посткризисной государственной политики в обеспечении экономического роста в рф 1

Рис. 4. Механизм регулирования инновационного экономического роста

Финансово-экономической базой эффективно функционирующей НИС должно стать привлечение инвестиционных ресурсов, которые должны быть закреплены за развитием наукоемких, технологичных, высококонкурентных секторов экономики. При этом систематизирующую функцию должно выполнять государство, которое не только формирует государственную инвестиционную стратегию развития национальных инновационных систем, но и согласовывает их с программами социально-экономического развития, реализует конкретные мероприятия по созданию условий и стимулированию научно-инновационной деятельности и создает благоприятный инвестиционно-инновационный климат.

Отличительной особенностью организации финансирования инновационной деятельности должно быть множество источников финансирования и комплексность охвата разнообразных направлений инновационного процесса. Рост финансовой отдачи от реализации инновационных проектов выступает важнейшим обобщающим показателем, на основе которого определяются конечные результаты инновационной деятельности и действенность финансовой политики, реализуемой самими хозяйствующими субъектами и системообразующим экономическим субъектом — государством.

В Российской Федерации потенциальными источниками финансирования инновационной деятельности могут стать: пенсионные фонды; франчайзинг; иностранные инвестиции; кредиты коммерческих банков; фонд будущих поколений; лизинговые сделки; потенциал корпоративных структур.

Концентрация ресурсов, гибкость в перераспределении средств с неперспективных на приоритетные направления, учет платежеспособного спроса, функционирование в условиях жесткой конкуренции определяют особую функцию корпорации как лидеров в создании и коммерческой реализации нововведений.

Важным инструментом реализации целей государственной инновационно-инвестиционной политики выступают федеральные целевые программы в сфере науки и технологий, государственная программа вооружения и государственный оборонный заказ.

Реализация комплекса федеральных целевых программ должна обеспечивать повышение конкурентоспособности отечественных товаропроизводителей, привлечение средств из внебюджетных источников для создания наукоемких производств и максимальную эффективность бюджетных ассигнований.

В целях совершенствования государственного регулирования инновационных процессов в экономике страны могут выступать инструменты инновационно-инвестиционной политики. В качестве таковых особое значение приобретает усиление роли государственного заказа как одного из главных механизмов инновационной политики. Государственный заказ на научно-техническую продукцию обеспечивает увязку планов проведения научных исследований и разработок с программами социально-экономического развития страны.

В целях совершенствования государственного регулирования в сфере науки и технологий необходимым инструментом данной политики выступает система государственных научных фондов, осуществляющих на конкурсной основе финансирование инициативных научных проектов, отбираемых самим научным сообществом.

Добавим и то, что устойчивое инновационное развитие обеспечивается интеграцией трех компонент институциональной цепочки «государство — наука — бизнес» так, чтобы отбор технологий и рынков происходил в долгосрочной перспективе. При этом государству отводится роль по формированию эффективной институциональной среды, стимулирующей спрос бизнеса на инновации, которые создаются в научной сфере. Реализация подобной устойчивой цепочки взаимосвязей возможна в рамках инновационно-внедренческих кластеров.

Модель предполагает, что при наличии контроля со стороны государства или региональных органов должен обеспечиваться компромисс между дифференциацией и интеграцией. Таким образом, двухсторонние взаимосвязи между институтами, государством и рынком, с одной стороны, наукой и бизнесом — с другой, в современных условиях недостаточны для инновационного роста. Они не имеют механизмов контроля по типу отрицательной обратной связи между всеми участниками, в то время как трехкомпонентная институциональная модель, реализуемая через цепочку «государство — наука — бизнес», позволяет нивелировать этот недостаток. В конечном счете инновационному развитию способствуют все мероприятия, увеличивающие разнообразие в поведении экономических агентов, прежде всего фирм. Рост инновационной «креативности» становится главной задачей политики наряду с совершенствованием механизмов отбора объектов для стимулирования, будь то отдельные фирмы, корпорации или государственные программы.

В этой связи политика устойчивого развития России, связанного с ключевой ролью НТП в обеспечении инновационного роста, должна включать определение инновационных приоритетов долгосрочного технико-экономического и экологического развития, сохранение научно-производственного потенциала страны, формирование на этой основе промышленной, научно-технической и финансовой политики.

Структурная политика государства в современных условиях должна быть направлена на то, чтобы, с одной стороны, сохранить потенциал перспективных производств и создать условия для их роста не только при благоприятной, но и при неблагоприятной экономической конъюнктуре, с другой — облегчить процессы высвобождения капитала и труда из устаревших и бесперспективных производств, обеспечить их санацию и перепрофилирование.

Предложенная государственная инновационно-инвестиционная политика должна способствовать оживлению инновационной активности экономики России, что приведет к осуществлению инновационного экономического роста. Данный факт, в свою очередь, даст стране конкурентные преимущества в условиях глобальной экономики.

До конца существования СССР советская экономика и промышленность по валовым показателям занимала второе место в мире, уступая только США (около 1,5 раза).

Доля СССР в мировой промышленной продукции составляла 20 %. Только на рубеже 1980-х и 1990-х гг. ВВП СССР без учёта паритета цен оказался несколько меньше чем у Японии.

Промышленность была одной из самых успешных из отраслей российской экономики. Однако внутри самой промышленности также наблюдалась заметная разница в темпах роста производства между отдельными отраслями. Первая группа включала в себя динамично развивавшиеся базовые отрасли: машиностроение, химию, металлургию, отрасли топливно-энергетического комплекса. Другая группа включала легкую, пищевую и деревообрабатывающую промышленность, то есть отрасли, которые никак нельзя назвать процветающими.

Структура государственных расходов в СССР также была довольно специфической. Половина или даже несколько больше половины всех расходов шло на коллективные услуги (которые включают оборону) и капитальные вложения в экономику (в значительной мере — в ВПК).

Ближе к перестройке резко возросла также доля субсидий на продукты. Расходы на индивидуальные нерыночные услуги и на социальные трансферты вовсе не были так велики, как представляла дело советская пропаганда. Уровень военных расходов действительно был крайне высок. Советские граждане имели стабильные социальные гарантии и пользовались бесплатными услугами образования, здравоохранения, практически бесплатным жильем, расходы на которые нес сектор государственных учреждений.

Обычно в качестве причин кризиса и развала советской экономической системы называются следующие: неравномерное развитие отдельных отраслей экономики и вызванные этим диспропорции; непомерное бремя военных расходов; низкая эффективность капитальных вложений.

В современный посткризисный период в России заметен экономический рост: номинальный ВВП увеличился с 45,166 в 2010 г. до 54,369 трлн рублей в 2011 г. с рекордно низкой годовой инфляцией. Экономический рост в основном сконцентрирован в узком числе отраслей и не приводит к модернизации и качественному укреплению экономики. Важным фактором, способствующим экономическому росту, является высокая цена на нефть.

Глобальный экономический кризис актуализировал проблемы разработки и реализации государственной антикризисной политики на инновационной основе с целью возврата на траекторию устойчивого экономического роста. Поэтому достаточно актуальны является формирование интеграционной национальной научно-инновационной системы, которая должна стать ядром государственной инновационно-инвестиционной политики, как механизма регулирования инновационного экономического роста.

1. Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года//Утв. Распоряжением Правительства Российской Федерации от 17 ноября 2008 г. № 1662-р.

  • Аганбегян А. О сбалансированности уровня экономического развития и социальной сферы в России.// SPERO. 2011. №14.
  • Антонова З.Г., Комаревцева Л.В., Лившиц В.И.

Проблемы экономического роста в России в современных условиях.//Вестник Томского государственного университета. 2012 №1.

  • Бектенова Д.Ч. Формирование рыночной денежно-финансовой системы.//Вестник КРСУ 2009 №3.
  • Богетич Ж.

У России есть преимущества. Не хватает лишь структурных реформ.//Российская Бизнес-газета. №734 (1) от 12 января 2010 г.

  • Доклад об экономике России. Всемирный Банк в России. Октябрь 2012 №28.// worldbank.org
  • Исаева Т.

Н. Структурная политика в условиях перехода к инновационному экономическому росту//Бизнес в законе. -2012. — №3.

  • Львов Д.С. Путь в XXI век Стратегические проблемы и перспективы российской экономики. М. 2009.
  • Международные сопоставления валового внутреннего продукта.

Интернет-ресурсы. https://rosstat.gov.ru/

  • Пономаренко А.Н. Исторические национальные счета России: 1961-1990 гг..// Экономический Журнал ВШЭ 2001, Т. 5, № 3.
  • Смирнов, С.

В. Динамика промышленного производства и экономический цикл в СССР и России, 1861-2012. М., 2012.

  • Тосунян Г. А. Повышение роли банков в обеспечении экономического роста России.//Доклад. Материал для дискуссии к XXIII Съезду АРБ Москва, 2012 г.
  • Фёдорова К.П.

Проблема финансирования механизма инновационной экономики//Вестник ИНЖЭКОНа. Сер. «Экономика». 2009. Вып. 2 (29).

  • Фомин А.В. Границы эффективности госрегулирования и возможности институционального управления // Вестник СГСЭУ, 2011. — №3 (37).

  • Черкасова, Т.П.

Трехкомпонентная институциональная модель стимулирования инновационного роста//Экономические и гуманитарные науки. — 2010. — № 8 (223).

  • Черкасова, Т.П. Игнатова Т.В. Институциональные концепции экономического роста и их модернизации//Государственное и муниципальное управление (Ученые записки СКАГС).

    — 2011. — № 2.

  • Экономическая теория.

Учебное пособие / Под общ. ред. акад. В.И. Видяпина, А.И. Добрынина, Г.П. Журавлевой, Л.С. Тарасевича. М.: ИНФРА М, 2012. 672с