Неокантианская социология В.М. Хвостова

История социологии

На тему: Неокантианская социология В.М. Хвостова

Возникновение социологии было вызвано процессами, происходившими, прежде всего в экономической сфере и потребовавшими знания об обществе как целостной взаимосвязанной системе.

В 90-е годы XIX в. в результате кризиса механического естествознания усиливается антипозитивистское течение, выступавшее против естественнонаучных методов изучения общества, эволюционизма и сближения социологии с естествознанием. Положение О. Конта о том, что социология должна стать «социальной физикой», в среде русских учёных вызывает не удовлетворение, а прогнозы позитивистской социологической мысли о создании рационально организованного общества кажутся всё более иллюзорными. По мнению антипозитивистов, нельзя рассматривать общественную жизнь как механически закономерный, естественнонаучный процесс, а необходимо изучать механизм действия, мотивы поведения индивидов, социальных групп, общественных институтов, подходя к индивиду как к субъекту, обладающему личностной анатомией.

В целом неокантианство, безусловно, расширило круг проблем, охватываемых социологией, и фактическую базу для её выводов и обобщений. Идея соответствия реальностей внешнего мира логическим построениям позитивизма объявлялась не состоятельной. Прежде чем строить науку об обществе, считали представители антипозитивизма, необходимо уяснить его духовный и этический основания, которые предопределяет специфику социального мира, то есть ценности человеческой жизни, «высшие продукты человеческого духа». По всем этим проблемам русское неокантианство находилось в резкой конфронтации не только с позитивизмом, но и марксизмом.

Рассматривая неокантианство в специфике социологического знания важно учитывать не только истоки самого неокантианства, а также причины, которые побудили российских социологов к обращению в эту отрасль, приведших их к созданию абсолютно нового социологического направления.

Объект — социологические взгляды В.М. Хвостова

Предмет — место и роль социологических взглядов В.М. Хвостова

Цель — Рассмотреть неокантианские взгляды В.М. Хвостова,

Задачи:

1. Дать определение неокантианству и рассмотреть его истоки

2. Рассмотреть особенности зарождения неокантианства в России

9 стр., 4105 слов

Социология общества

... последствиям на практике. 1.ОПРЕДЕЛЕНИЕ И СТРОЕНИЕ ОБЩЕСТВА. Начнём с того, как социология трактует понятие « общество». Э.Дюркейм рассматривал общество как надындивидуальную духовную реальность, основанную на коллективных ... новое для понимания сложнейшего явления . Тем не менее их необходимо различать, поскольку разные подходы к обществу предполагают разную методологию его анализа. Коснёмся ...

3. Рассмотреть В.М Хвостова социологически взгляды.

Неокантианство — господствующее течение философской мысли в Германии второй половины XIX и первой четверти XX века. Неокантианство решало основные вопросы философии путем нового истолкования учения Канта. Центральный лозунг неокантианцев — «Назад к Канту» был сформулирован Отто Либманом в работе «Кант и эпигоны» (1865) в условиях кризиса философии и моды на материализм Интернет ресурс «Энциклопедия кругосвет»; автор статьи: Андрей Иванов; название: «Неокантианство»;.

Наиболее ощутимый след в истории философии оставили марбургская и фрайбургская школы. Их общие идейные установки нашли выражение в истолковании («критике») учения Канта с позиций более последовательного идеализма. Они считали, что главным достижением Канта была мысль о том, что формы наглядного созерцания (пространство и время) и формы рассудка (категории) это суть функции опознающего субъекта, а главным заблуждением — признание объективно существующей, хотя и не опознаваемой «вещи в себе».

Традиционно неокантианство понимается в двух смыслах либо как широкое течение, включающее в себя все школы, связанные с переосмыслением кантовского философского наследия; либо как совокупность трех направлений — «физиологического» (Ф. Л. Ланге, Г Гельмгольц), марбургской школы (Г. Коген, П. Наторп, Э. Кассирер), баденской школы (В. Виндельбанд, Э. Ласк, Г. Риккерт).

Новейшие исследования в области психологии и физиологии человека, характеризующие успехи естествознания в середине XX века, позволили представителям данного направления вновь поставить вопрос о природе и сущности чувственного и рационального познания, о возможности или невозможности создания целостной картины мира. Это повлекло за собой пересмотр методологических основ естествознания и последовательную критику материализма, что поставило во главу угла неокантианства проблемы переоценки сущности метафизики и разработку методологии познания «наук о духе» Интернет ресурс «Академик»;.

Неокантианство трактовало «вещь в себе» как «предельное понятие опыта», что, по мысли представителей данного направления, должно было устранить антиномичность кантонской философии. Первоначальной установкой неокантианства становится положение о том, что предмет познания конституируется нашими представлениями, а не наоборот. Представители данного направления обосновывали понимание деятельности мышления как полагающей само бытие и культуру, т.е. с позиций трансцендентализма.

Неокантианство традиционно проявляло большой интерес к культуре, понимаемой как совокупность духовных способностей человека, которые дают ему возможность воспринимать мир, обладающий смыслом. В кантианстве культура становилась истинным предметом «наук о духе», требующих для своего исследования новой разработки специальных познавательных методовФилософский энциклопедический словарь.— М.: Советская энциклопедия. Гл. редакция: Л. Ф. Ильичёв, П. Н. Федосеев, С. М. Ковалёв, В. Г.Панов. 1983 . . При этом марбургская школа рассматривала математику как образец для социогуманитарного знания, способы образования понятий в математике полагались в качестве эталона для образования понятий вообще Богомолов А.С «Немецкая буржуазная философия после 1865 года» М., 1969.

7 стр., 3354 слов

Философия научного познания

... познания, обыденное и научное познание, в третьем дается обзор специфики научного познания и критерии научности, в четвертом рассмотрены структура научного познания: эмпирический и теоретический уровни, ... высшую ценность науки. Эта установка воплощается в целом ряде идеалов и нормативов научного познания, ... рассмотреть особенности обыденного и научного познания. Реферат состоит из 6 разделов. В ...

Неокантианство считало, что «науки о духе» должны, используя специальные методы, во-первых, изучать символические формы, непосредственно создающие человеческую культуру, а, во-вторых, исследовать те инструменты, механизмы, способы символизации, которые определяют человеческое видение мира. Они выступают как априорные условия взаимодействия человека с действительностью, а сама действительность — это результат культурной символизации.

В отличие от марбургской школы неокантианства баденская школа основное внимание уделяла психологическому истолкованию философии И. Канта, утверждая приоритет практического разума и обосновывая трансцендентальную значащую природу ценностей, поэтому в центре исследований баденской школы была аксиологическая, культурологическая, антропологическая проблематика.

Суть социальной философии неокантианцы видели в том, чтобы исследовать методы познания и истолкования исторических событий, составляющих культурную жизнь народов разных стран и исторических эпох. «Метод есть путь, ведущий к цели», — писал Г.Риккерт А.А. Шевцов «Введение в общую культурно-психологическую историю» с. 73-74. М., 2000. По их мнению, методы наук об обществе и его культуре существенно отличаются от методов наук о природе. Это мнение было положено ими в основу классификации наук. Решая данную проблему, они исходили из того, что науки о природе «отыскивают общие законы» развития природных явлений. Наличие же законов в развитии общества они отрицали. Отсюда задача наук об обществе сводилась к тому, чтобы понять и объяснить отдельные исторические факты, их характерные особенности.

По мнению В.Виндельбанда и Г.Риккерта, ценности носят надысторический характер и образуют в своей совокупности идеальный, независимый от людей, вечный потусторонний мир. Из этого мира исходят соответствующие идеи и прежде всего идея потустороннего долженствования. Она указывает на безусловное, неограниченное временем, абсолютное значение вышеназванных ценностей. По мере их осознания люди вырабатывают соответствующие ценностные установки и требования, которыми они руководствуются в жизни, поведении, повседневной и исторической деятельности. Как подчеркивал Г.Риккерт, люди верят в объективный смысл указанных ценностей, ибо, по его словам, «без идеала над собой человек в духовном смысле слова не может правильно жить» А.А. Шевцов «Введение в общую культурно-психологическую историю» с. 75. М., 2000. Ценности же, составляющие этот идеал, подобно звездам на небе, все больше открываются человеку. Происходит это по мере прогресса культуры.

Социальная философия выступает в данном случае как учение о ценностях, раскрывающее их природу и сущность, а также их значение и воплощение в жизни и деятельности людей. Эти «надысторические абсолютные ценности» находят свое выражение в нравственных, политических, эстетических и религиозных идеалах, которыми руководствуются люди. Через эти идеалы они как бы связываются с идеальным миром вневременных абсолютных ценностей.

Основным в истории общества провозглашается духовное начало. С этих позиций неокантианцы критически восприняли созданное Марксом материалистическое понимание истории, в котором обосновывалось определяющее значение экономического фактора в развитии общества. Такой подход Риккерт рассматривал не как научный, а как часть политической программы марксизма, в которой «победа пролетариата была центральной абсолютной ценностью».

13 стр., 6340 слов

Социология в России

... в своих работах Б.А.Кистяковский, П.И.Новгородцев, Л.И.Петражицкий, В.М.Хвостов. Известное влияние на развитие социологической мысли в России в это время оказал П.Б.Струве (1870-1944). Социология ... прикладных социологий было начато именно в российской социологии. Ведущей социологической школой становится неокантианство (Б.Я. Кистяковский, Л.И. Петраживский и др.). Российская социология выходит, ...

Оказав существенное влияние на умы научной и творческой интеллигенции, неокантианство с его проблематикой сохранило свою актуальность и в настоящее время.

Рассматривая такое направление философской мысли как «неокантианство», мы приходим к единому сжатому выводу, идеи И. Канта живы, кончено не всё переняли у него его последователи, но суть и смысл они попытались развить, немного иначе, чем сам И. Кант, они изменили подход опираясь на его идеи. Неокантианство продолжило свой «путь» в социологическом русле, характеризуя второй этап становления российской социологии. Исходя из этой главы можно сделать предположения относительно возникновения такого течения в российской социологии, проследить идею зарождения и суть.

Идеи Г. Риккерта и В. Виндельбанда, наиболее ярких его представителей, относительно специфики социального познания и необходимости использования теории ценностей нашли благодатную почву среди российских социальных мыслителей — историков, философов, правоведов, политэкономов, социологов, которые привнесли немало своего в трактовку общества и различных сторон его жизни. Суть проблемы состояла в том, как осуществлять обобщающее социальное познание, когда в общественной жизни все имеет индивидуальный характер.

Конец XIX — начало XX века — переломный период в отечественной истории. Наступает кризис в экономической, социально-политической, духовно-нравственной сфере: падение авторитета закона, церкви, правителя, морали и нравственности. Растет рабочее движение, развиваются и крепнут идеи марксизма. Войдя в XX век, страна за короткий период переживает две войны и три революционных волны. В связи со столь бурными историческими трансформациями общественная и научная мысль России как никогда была озадачена вопросом о дальнейшей судьбе страны. Представители русской социологической школы неокантианства заняты поиском ответов на самые актуальные вопросы жизни общества:

  • ¦ в сфере экономики — теория кооперативного движения (Л.И. Петражицкий, В.М. Хвостов), акционерная компания как форма социальной организации (Л.И. Петражицкий);
  • ¦ в политической сфере — формирование политических партий и партийная система (В.М. Хвостов), реформация либерального движения, теория нового либерализма (П.И. Новгородцев);

— ¦ в социальной сфере — решение национального вопроса (Б.А. Кистяковский), возрождение ценности авторитетного права, создание правового государства, восстановление естественного » права (П.И. Новгородцев, Б.А. Кистяковский, А.С. Лаппо-Данилевский, Л.И. Петражицкий).

Представители неокантианской школы социологии не только пытались обобщить и осмыслить сложные социально-политические события тех лет, но и сами прямо или косвенно имели к ним отношение. В этом плане социология и политика выступали в качестве единой компоненты, формирующей специфику и отличительные черты русского неокантианства. Представители русской социологической школы неокантианства были депутатами первой Государственной думы (П.И. Новгородцев, Л.И. Петражицкий), членами и идеологами политической партии кадетов (П.И. Новгородцев, Б.А. Кистяковский, Л.И. Петражицкий, А.С. Лаппо-Данилевский), работали в ряде комиссий по созданию государственных законопроектов (А.С. Лаппо-Данилевский, Л.И. Петражицкий, Б.А. Кистяковский), подвергались гонениям и арестам (П.И. Новгородцев, Б.А. Кистяковский и т.п.).

9 стр., 4336 слов

Прикладная социология как часть социологического знания

... в прикладной социологии. Задача работы – на основе анализа изученной литературы, построить свою точку зрения относительно места прикладной социологии в структуре социологического знания. Глава 1. Понятие и особенности прикладной социологии. 1.1 Становление прикладной социологии. Вопрос ...

Изменения, произошедшие в России на рубеже веков, проецировались как на личную, так и на научную жизнь представителей неокантианской школы социологии. Таким образом, русская общественная мысль представляла собой не просто воспроизведение логики научного развития, но и в значительной степени являлась отражением социально-исторического фона, на базе которого и происходило формирование социологической школы неокантианства.

Течение неокантианство включает все школы, ориентированные на «возвращение к Канту», однако наибольшее влияние на развитие российской социологической мысли оказала баденская школа. Как пишет Н. И. Кареев, «в частности, здесь нужно иметь в виду усвоение многими у нас взглядов Виндельбанда и Риккерта» Кареев Н. И. Основы русской социологии. СПб.: Изд-во Ивана Лимбаха, 1996. С. 140..

Неокантианская школа в России складывается к 90-м гг. XIX столетия. Также, здесь необходимо указать, что у русских неокантианцев «не столько объединяет определенное и единообразное положительное мировоззрение, и верование, сколько искание и отрицательное отношение к ограниченности позитивизма, недовольство познающего духа» Бердяев А. Н. О новом русском идеализме // Вопросы философии и психологии. 1904. № 75. С. 684.. Представители русского неокантианства не составляли единого направления и различались по своим теоретическим установкам и профессиональным интересам. Известный исследователь российской социологической мысли Б. А. Чагин считает, что представителей русского неокантианства можно разделить на три группы:

1. Ортодоксальное ядро методологов, стремящихся к созданию социологической гносеологии (А. С. Лаппо-Данилевский, Б. А. Кистяковский);

2. Разновидность, сближающуюся с философским иррационализмом (П. И. Новгородцев, В. М. Хвостов);

3. Вариант «индивидуального психологизма» (Л. И. Петражицкий), с известной симпатией относящийся к психологическому позитивизму.

В русской социальной мысли, как и в западноевропейской, на рубеже XIX-XX вв. происходит радикальный пересмотр теоретико-методологических принципов классического позитивизма, претендовавшего на роль общенаучной базы как естественных, так и социогуманитарных дисциплин. Все более настойчивыми и основательными становятся тенденции подвести общефилософские и логико-гносеологические основания под отрицание принципов натурализма и естественно-научных методов познания социальной реальности, найти специфические методы познания социогуманитарных наук. В адрес социологии как воплощения позитивизма высказывались серьезные упреки в том, что она теряет объект исследования, игнорирует специфику социальных явлений Громов И. А., Мацкевич А. Ю., Семенов В. А. Западная социология. М.: Изд-во ДНК, 2003. С. 105. . Многие мыслители вообще поставили под сомнение саму возможность существования социологии как науки. В частности, С. Лурье писал, что социология как наука вообще не должна существовать Лурье С. Принципы эволюционизма и пределы их применения в науках об обществах // Вопросы философии и психологии, 1904. № 72. С. 197. . П. И. Новгородцев прямо заявил, что «современная теория познания сильно поколебала надежды, возлагавшиеся на социологию ранее, и, в частности, она совершенно подорвала ее кредит как науки, способной предвидеть социальное будущее» Кареев Н. И. Указ. соч. С. 140.. Иначе говоря, кризис социологии есть прежде всего выражение несостоятельности позитивизма.

5 стр., 2395 слов

Роль и функции социологии в обществе

... социологической информации, социология выполняет информационную функцию. Невозможно в современном обществе осуществлять обоснованное, эффективное социальное управление, ... социологии Общественное предназначение и роль социологии в современном обществе определяется, прежде всего, функциями, которые она выполняет. В самом общем виде функции социологии ... поведения отдельной личности. Социология - наука ...

Российские неокантианцы посвятили критике позитивизма ряд глубоких исследований, среди которых особенно выделяется прежде всего работа А. С. Лаппо-Данилевского «Основные принципы социологической доктрины О. Конта» (1902), помещенная в сборнике «Проблемы идеализма».

Одним из идеологов кардинального пересмотра позитивизма в России был Н. Бердяев. Его программная статья в журнале «Мир божий» (1901) называлась «Борьба за идеализм». В этой статье он раскрыл всю несостоятельность позитивистского подхода и обозначил основные направления идеалистического мировоззрения. Он писал: «Я беру на себя смелость категорически утверждать, что песенка позитивизма спета, и по всем линиям объявляется борьба за идеализм, борьба за более радостное, более светлое миропонимание, в котором высшие и вечные запросы человеческого духа получат удовлетворение» Бердяев А. Н. Борьба за идеализм // Мир божий. 1901. Июнь. С. 2. .

Если изменить угол зрения и по-другому взглянуть на социальную проблематику исследований, на задачи, которые стоят перед социологией, то возникает вопрос о методах исследования и методологии научного познания. Как отмечает Н. Н. Алексеев, «истинно понятное методологическое исследование должно служить введением в изучение проблем по их существу, должно давать материал и указывать путь для их решения» Алексеев Н. Н. Науки общественные и естественные в историческом взаимоотношении их методов. Часть I. М.: Императорский Московский Университет, 1912. С. XIII. . Позитивизм всех видов и оттенков не может построить ни теории личности, ни теории прогресса, он даже не может понять этих проблем, не умеет их поставить Бердяев А. Н. О новом русском идеализме // Вопросы философии и психологии. 1904. № 75. С. 712. . Исток несостоятельности позитивизма неокантианцы видят в шаткости его гносеологических посылок, игнорировании гносеологии Канта, что лишает его возможности обосновывать социологию Миненков Г. Я. Введение в историю российской социологии. Минск: Экономпресс, 2000. С. 232.. Следовательно, необходимо создание специфических методов социологического знания, подведение более глубоких философско-гносеологических оснований под методологию социогуманитарных наук Воронцов А. В., Громов И. А. История социологи XIX — начало XX века. Ч. 2: Русская социология. М.: ВЛАДОС, 2005. С. 317..

Несмотря на жесткую критику позитивизма со стороны представителей неокантианского течения, все они подчеркивают значимость позитивизма, вклад в развитие науки его естественно-научных методов, однако единодушно выступают против всеобъемлющего, все научного подхода естественных наук, против «естественно-научного миросозерцания». «Наше исследование направлено не против естественных наук. <…> Та точка зрения, с которой мы говорим о границах естествознания, заключается в том, что оно не в состоянии видеть этих проблем, а тем менее чем-либо способствовать их разрешению, что вследствие этого оно, становясь на место миросозерцания, несправедливо суживает область исследования человеческого духа» Риккерт Г. Границы естественнонаучного образования понятий. СПб.: Наука, 1997. С. 63-64..

11 стр., 5417 слов

Роль социологии в жизни общества

... для всего дальнейшего развития. Данный взгляд возник на начальном этапе развития социологии и имел определенные объективные основания. Главным при этом было общее состояние всех наук об обществе. ... «logos» — слово, учение. Таким образом, дословно социология — это наука об обществе. О. Конт уже рассматривал прогресс человечества как развитие знания, который проходит три этапа: от теологических ...

Отечественные неокантианцы занимались не только решением гносеологических задач в рамках Баденской школы, но также они сумели обогатить российскую науку рядом ценных открытий и оригинальной постановкой фундаментальных проблем социологического и философского знания. Необходимо отметить также, что русская школа неокантианства не являлась простым имитатором чужого научного опыта в деле изучения общества, культуры и личности. Российские исследователи быстро усвоили тон критического партнерства и конкуренции: «чужое» надо знать, чтобы идти дальше «в своем» Голосенко И. А. Социологическая литература России II половины XIX — XX века. М.: Онега, 1995. С. 4.. Специфика исследований и научных разработок отечественного неокантианства кроется в культурных и социальных особенностях развития России конца XIX -начала XX в.

Этот период в российской истории представляет собой сложное и достаточно противоречивое культурно-историческое образование, в котором отразились многие духовно-нравственные и социально-политические проблемы и искания того времени Громов И. А. «Серебряный век» русской культуры: социально-философский аспект. СПб., 1996. С. 3.. Кризисные явления того времени вызвали ощущение опасности потрясений глобального масштаба. Русскими душами овладели предчувствия надвигающихся катастроф Бердяев А. Н. Самосознание. Л., 1991. С. 8. . Это повлияло на обращение социологической мысли к проблеме смысла истории. Особое внимание стало уделяться своеобразию и уникальной природе исторических событий. Исходя из этого созрела необходимость обращения к гносеологии, как средству для разработки адекватных способов выражения индивидуального. В связи с этим возникает другая проблема, требующая изучения, — проблема свободы личности, необходимость изучения нравственного сознания.

В предисловии к сборнику «Проблемы идеализма» П. И. Новгородцев указывает на то, что основная проблема, которая в наше время приводит к возрождению идеалистической философии, есть, прежде всего, проблема моральная, и соответственно с этим представляется важным обратить особое внимание на выяснение вопросов этических. «Позитивные построения не выдержали и не могли выдержать испытания выросшей мысли: пред лицом сложных и неустранимых проблем нравственного сознания, философской любознательности и жизненного творчества они оказались недостаточными» Проблемы идеализма: Сб. статей / Под ред. П. И. Новгородцева. М: Московское Психологическое Общество, 1903. С. VIII..

Многие сторонники неокантианства указывают именно на то, что причиной пересмотра позитивистского подхода к науке стали, прежде всего, не любознательность, не отвлеченные интересы мысли, а сложные вопросы жизни, глубокие потребности нравственного сознания. За нравственной проблемой вырастает целый ряд других проблем, глубоких и важных, теснейшим образом связанный с жизнью духа, которым, как считалось в позитивистский век, нет места в науке.

Специфику русского неокантианства в социологии составляло в немалой степени то, что многие его представители были по своей профессиональной подготовке и научной деятельности правоведами (Б. Кистяковский, Л. Петражицкий, П. Новгородцев).

В связи с этим проблемой русского неокантианства стала проблема изучения правовой сферы общества. Соотношение права и нравственности, правовой деятельности и правовых отношений, автономии личности и природы права, особое значение уделяется понятием «естественное право» и «общественный идеал». Б. А. Кистяковский в своей статье «В защиту права», опубликованной в сборнике «Вехи», указывал, что «притупленность правосознания русской интеллигенции и отсутствие интереса к правовым идеям являются результатом застарелого зла — отсутствия какого бы то ни было правового порядка в повседневной жизни русского народа». Он указывал на то, что право является единственной дисциплинирующей социальной системой, благодаря которой возможно достижение социального порядка. Следовательно, необходимо повышение уровня правосознания в обществе.

10 стр., 4939 слов

Основные этапы формирования отечественной социологии

... Был теоретиком бунтарско – анархического направления, родоначальником отечественного анархизма. Считал, что социология – наука об общих законах, управляющих всем развитием человеческого общества, а общество – естественный способ ... порядков в России. Несомненно, одной из основных особенностей русской общественной жизни тех лет было сохранение в стране пережитков крепостничества. Это переплетение ...

Причиной появления неокантианства послужила критика вульгарного натурализма, эволюционизма и механицизма, также обращение социологической мысли на неокантианство было связано с противоречием натуралистического редукционизма.

Неокантианская школа в русской социологии, появившаяся на зрелом этапе развития науки, просуществовала лишь до 1917 г. Но за этот недолгий отрезок своей деятельности неокантианцы внесли весомый вклад в разработку сложных и малоизученных проблем отечественной и мировой науки, ведь не случайно у неокантианцев был такой девиз: «Понимать Канта -это значит идти далее него».

Несмотря на то, что русское неокантианство в своих методологических установках базировалось на идеях баденской школы, его представители всегда стремились к научной независимости и самостоятельности. Философия неокантианства на российской почве дала жизнь самобытным теориям, построенным на иных, чем на Западе, представлениях о характере социальных процессов и будущем человечества. Этому в большой степени способствовали общественные запросы, которые ставило перед наукой трансформирующееся российское общество.

Своеобразие русской социологической школы неокантианства состояло в следующем:

¦ Тема духовно-нравственных исканий, которая лежала в основе всего отечественного социального знания и была тесно связана с гуманистическими идеалами российской философии, стала определяющей для развития российской социологической мысли.

¦ Неокантианство в России сформировалось не только в противовес позитивизму, но и в не меньшей степени в полемике с марксизмом и субъективной школой социологии.

¦ Многие представители русского неокантианства были по своей профессиональной подготовке и научной деятельности правоведами (Б.А. Кистяковский, Л.И. Петражицкий, П.И. Новгородцев), в связи с этим основной темой их произведений стала проблема социологического изучения правовой сферы общества Немирова Н.В «Неокантианство и русская социально-философская мысль» // Герценовские чтения 2008. — СПб., 2008..

В целом, русская социологическая школа сумела обогатить российскую науку рядом ценных научных открытий, оригинальной постановкой фундаментальных проблем социологического знания, не случайно их девизом стало «Понимать Канта — это значит идти далее него» Немирова Н.В «Специфика русской школы неокантианства» // Всероссийский социологический конгресс. — М. ИС РАН-РОС, СПб 2008.

Прежде всего появление неокантианства было связано не только с общими причинами научного интереса к нему, но и с положением дел в самой социологии, где господствовали позитивизм и натурализм. Некоторые социологи выступили против сближения социологии с естествознанием, против исследования общества с помощью естественнонаучных методов, утверждая, что у социальной науки должны быть свои особые подходы к изучению реальности, свои методы познания.

19 стр., 9087 слов

Понятие права. Роль права в жизни государства и общества

... всего общества. В первом случае оно выступает в роли “хозяина”, во втором — в роли “слуги” общества. То есть государство, подобно любому явлению, способно привносить в жизнедеятельность не только плюсы (позитивные результаты — упорядоченность, гарантированность прав ...

Отсюда — неокантианская критика ситуации в социальной науке, признание ее кризиса в области методологии. Речь шла о том, что позитивистская и натуралистическая социология, опираясь лишь на факты, их наблюдение, фиксацию, описание и объяснение, неспособна понять, что за ними скрывается. Этот кризис усугубляется тем, считали неокантианцы, что стремление социологов к целостному охвату общества приводило к забвению его отдельных сторон, в первую очередь человеческого поведения, игнорированию его культурно-ценностного аспекта. Цель исследования, утверждали они, состоит не в объяснении явлений, а в их оценке, осуществляемой с учетом прежде всего абсолютной ценности нравственного долженствования. Таким образом, на передний план выдвигалась ценность личности. Что же касается различных проектов социального переустройства общества, то их следует оценивать с точки зрения «личностной» направленности, т.е. возможности использовать результаты общественных преобразований для совершенствования личности.

Отсюда становится понятной еще одна особенность российской неокантианской социологии — ее психологизма, акцента на изучении социально-психологических взаимодействий, к которым зачастую сводилась вся социальная реальность. Неокантианство в социологии было связано с ее психологическим направлением гораздо более тесно, чем с другими течениями социологической мысли России.

В.М. Хвостов (1868-1920), известный российский социолог, правовед, историк, окончил юридический факультет Московского университета, с 1889 по 1911 гг. был профессором этого же университета. Основные работы, в которых рассматривались проблемы социологии: «Общественное мнение и политические партии» (1906), «Нравственная личность и общество. Очерки по истории и социологии» (1911), «Социология. Т. 1» (1917), «Основы социологии» (1920).

Научные интересы Хвостова отличались значительным диапазоном, включая теорию и метод социологии, закономерности общественной жизни, проблемы личности и социальной группы, вопросы этики, культуры, психологии (в том числе психологии женщин) и др. Интернет ресурс «Академик»

Социологию Хвостов рассматривал как одну из наиболее общих наук об обществе по отношению к таким частным наукам как экономика, право, политика. Ее предметом является общество. «Обществом в самом широком смысле этого слова, — писал Хвостов, — можно назвать всякое взаимодействие живых существ, выражающееся в происходящем между ними в той или иной форме обмене духовными содержаниями и в совершении на этой почве совместных актов и поступков» В.М.Хвостов «Предмет и значение». СПб., 1997, с. 115.

Не меньшее значение для социологии имеет исследование человека. Однако оно может осуществляться только в связи с изучением общества, поскольку человек по своей природе является общественным существом: «вне общественных групп люди никогда не существовали и существовать не могли. Самая разумность человека… создалась на почве общественности и общество, можно сказать, древнее человеческой личности в том смысле, что разумная и сознающая себя личность, развитая индивидуальность выросла только на почве общественных процессов в результате благоприятных для этого условий общественной жизни» В.М.Хвостов «Предмет и значение». СПб., 1997, с116. Следовательно, общество и личность, с точки зрения социологи, следует рассматривать в одном ключе, а не противопоставлять друг другу, но также стоит учитывать, что главное в личности принадлежит духовному.

Еще одна часть предметного поля социологии — культура, которая появляется рядом с миром природы как мир, переработанный человеческим сознанием. Хвостов говорит о том, что при изучении общества и человека необходимо проводить различие между натурой и культурой. Здесь «вмешивается» в анализ психологический аспект проблемы, потому что «правильная постановка вопроса о природе человеческого общества… возможна только на психологической почве» В.М. Хвостов «Предмет и значение». СПб., 1997, с. 118.. Отсюда следует дополнительная расшифровка в духе психологизма того, что такое общество. «Под именем общества, — объясняет социолог, — мы разумеем единый процесс общения, который происходит между индивидуальными процессами духовной жизни, именуемыми душами отдельных людей. Ввиду присущей процессу духовного общения и взаимодействия самостоятельной закономерности, он может быть рассматриваем как особая цельность и составляет предмет особого изучения. Вот почему должна существовать особая социологическая наука» В.М. Хвостов «Предмет и значение». СПб., 1997, с. 122.

В свете изложенного о социологии как науке, ее предмете становится понятной трактовка Хвостовым социальных законов как общих схем порядка протекания человеческого общения. По существу, они тождественны законам социальной психики, а сама социальная психология рассматривается с учетом этого обстоятельства как составная часть социологии. Социальное познание отражает мир не как таковой, а с точки зрения определенной теории, построенной на сформулированных социологом законах.

Не меньше, чем проблема предмета, волновал ученого вопрос о методе социологии. Он считал социологию обобщающей наукой, ее задача — «вскрыть для нас ту общую закономерность, которая проявляется в общественной жизни, формулировать те законы природы, которым подлежит ход общественных процессов» В.М. Хвостов «Метод социологии». СПб., 1997, с. 276. Наряду с теоретическими абстракциями и положениями, социология должна располагать фундаментом из фактов для получения обобщений, но в достаточной степени еще его не имеет, в чем исследователь усматривает ее слабость.

Эти факты социология может получать из исторических источников, данных этнографического характера (т.е. результатов наблюдений за жизнью и бытом народов).

Наконец, говорит Хвостов, «социолог должен производить и непосредственные наблюдения над фактами социальной действительности… в форме присутствия при общественных процессах … или же они собираются путем опроса лиц, переживавших известные события или близко к ним стоявших» В.М. Хвостов «Метод социологии» СПб., 1997, с. 280.

Что же касается использования такого метода, как эксперимент, то в социологии, считает ученый, он мало применим, поскольку общественные процессы слишком сложны для того, чтобы его можно было правильно ставить в большом масштабе; в более же скромной форме эксперимент в социологии возможен. неокантианство духовный классический позитивизм

Следует отметить, что учение Хвостова о методах социологии как науки весьма близко к современным трактовкам и значительно отличается от представлений о методике исследований, господствовавших в российской социологии на рубеже XIX-XX вв., не говоря уже о более ранних. Вместе с тем, он говорил и о другой методике, скорее психологической, нежели социологической, касающейся изучения процесса и возможностей психологического вживания в исследуемую ситуацию — на основании того, что о чужом «я» мы судим сообразно собственному «я».

Одна из «сквозных» проблем российской социологии — ее отношение к прогрессу. Хвостов воспринимал негативно это понятие на том основании, что критерии его не ясны и оно не вполне научно. Поэтому он предложил использовать вместо прогресса понятие духовного процесса, взятого в его динамике и развертывании и проходящего циклы собственного развития во временном и пространственном аспектах. В развертывании духовного процесса социолог видел три стадии:

1. Скрытое состояние новой идеи за порогом общественного сознания;

2. Появление у идеи большого числа сторонников (возникновение их «критической массы»);

3. Победа духовной инновации в борьбе с традицией. На этой последней фазе идея трансформируется и достигается ее компромисс с традицией. Появляется новый общественный идеал («дух времени»), который определяет дальнейшее развитие духовного процесса.

В целом Хвостов создал концептуальную схему развития социологии как на ее теоретическом (макросоциологическом), так и микросоциологическом уровнях. Рассматривая общество, Хвостов видел в нем не только социальное, но также как и психологическое взаимодействие индивидов. Примечательно, что Хвостов не уменьшал значимость психологических процессов, происходящих между индивидами в обществе. Объединение психологии и социологии на основе взаимодействия групп, общностей, индивидов позволило бы социологии расширить круг своих знаний о процессе в обществе, а также расширился бы спектр применяемых ею методик.

Хвостов считал, что в основе обществ, жизни лежит онтологический дуализм сил или закономерностей (стихийно-естественных, психических), сказывающихся на всех социальных явлениях. Поэтому и оценка этого дуализма, а также изучение многообразных форм борьбы в обществе (между стихийным и организованным, подсознательным и сознательным, личным и групповым) — важнейшие задачи социологии. Интернет ресурс «Энциклопедия кругосвет», Неокантианство в русской социологии

Интерес к социологии возник у Хвостова под влиянием работ Г. Зиммеля и В. Вундта и был связан с необходимостью определить место социологии в системе других гуманитарных дисциплин, равно как и в общей теории познания и социального познания, в частности Интернет ресурс «Sociologia.net» Неокантианство В.М. Хвостова.

Научное мировоззрение В. М. Хвостова сформировалось под влиянием различных философских течений, хотя обычно его взгляды относятся к разряду неокантианских. Действительно, он придерживался неокантианских представлений о философии как о дисциплине, направленной на разработку теории познания и призванной решать в первую очередь гносеологические вопросы. Сведение философии к научной методологии, к анализу логической структуры знания сближало его с представителями Баденской школы В. Виндельбандом и Г. Риккертом. Но неокантианство не исчерпывало всего своеобразия ученого как одного из наиболее ярких представителей антипозитивистской волны в русской науке. Несмотря на отчетливое влияние неокантианских идей, В. М. Хвостов испытывал сильное воздействие «Философии жизни» А. Бергсона. Из синтеза неокантианских и интуитивистских воззрений, существенно переосмысленных с точки зрения психологии В. Вундта, возникло неповторимое научное мировоззрение русского социолога.

Понимая под наукой совокупность суждений о мире, В. М. Хвостов выдвигал в качестве критериев научности, с одной стороны, логическую связность и необходимость создаваемых суждений, а с другой — проверяемость этих суждений с точки зрения их соответствия действительности. Он утверждал, что научное знание имеет дискурсивный (рассудочный, понятийный) характер и соответственно его логичность есть «насилие» над действительностью, состоящее в искусственном расчленении ее и внесении в реальность систематизаторских качеств человеческой логики. Таким образом, наука понималась им как перенесение свойств человеческого мозга на естественные процессы.

Но если такому упорядочиванию можно подвергнуть мир неживых объектов, неспособных к саморазвитию, то в социальном познании, считал В. М. Хвостов, мы имеем дело с творящим субъектом, а потому следствия в социальном мире не содержатся в причине до конца и отчасти являются новыми и никогда до этого не существовавшими. В связи с этим вопрос о причинности и законах человеческого поведения становится вопросом иерархии и масштаба целей, закономерностей оценки и выбора между ними. Задачей социального познания он признавал создание такой картины мира, из которой с полной логической очевидностью и несомненностью вытекала бы система отношения целей и выяснялась бы полная и высшая цель человеческой деятельности.

Дуализм естественно-научного и социального познания приводил В. М. Хвостова к выводу о том, что построение полной законченной картины мира возможно только в случае введения детерминистской, закономерной модели мира неживого и целесообразной, деятельной модели мира «живущего» в одно непротиворечивое целое. Эта задача, по его мнению, не может быть решена научным познанием в позитивистской его форме, поскольку такое познание не отражает никакой реальности, а является лишь следствием человеческого стремления к упорядочиванию и поиску причинности, понимаемой как повторяемость однородных событий. Выход состоит лишь в признании в качестве исходного пункта категории «жизнь», отождествляемой с переживанием.

В.М. Хвостов полагал, что наше собственное существование, проявляющееся в непрерывной смене ощущений, эмоций, желаний, в переживаемом изменении состояний нашей психики, образует единственно подлинную реальность. Вслед за А. Бергсоном он выделял две способности сознания: интуицию, связанную с созерцательной стороной жизни, и интеллект, связанный с действенной ее стороной. Через интуицию идет познание субъекта (социальное познание), а через интеллект и действие — познание объектов внешнего мира. Интуитивное проникновение и углубление в изменчивую жизнь сознания открывает его внутреннюю субстанциональную основу — длительность, под которой понимается субъективное переживание времени. Жизнь сознания, развертывающаяся в длительности, противопоставляется миру материи, рассматриваемому как нечто косное, инертное, мертвое, обладающее лишь пространственными определениями, вечно повторяющееся и однообразное, и вследствие этого закономерное и фатально предопределенное Интернет ресурс «Sociologia.net», Неокантианство В.М. Хвостова.

Излагая свою точку зрения на специфику познания социального мира, В. М. Хвостов проводил ее на фоне сопоставления с установками Г. Риккерта. Во взглядах русского социолога прослеживается больше психологизации процесса познания социального мира, нежели у Г. Риккерта, который стоял на почве чистого логицизма при разделении мира духовного и мира физического. По мнению русского мыслителя, мир духовный дан нам более непосредственно, чем мир физический. В духовный мир входят все непосредственно нами переживаемые активные элементы сознания, прежде всего, само мышление, а затем и все, несомненно, стоящие с ним в родстве волевые процессы. Этот факт имеет для нас огромное значение. Учет этого позволяет прийти к пониманию того, что «причинность мира физического отличается от причинности мира психического» Интернет ресурс «Sociologia.net», Неокантианство В.М. Хвостова.

Это отличие В. М Хвостов видел в том, что в психической причинности заключается момент свободного творчества, которого нет в причинности физической. В творческом процессе время не абстрактное «t», каким оно является в естествознании, но реальный процесс, в котором, как считает отечественный мыслитель, на основах данного уже прошедшего создается неизвестное заранее и качественно новое будущее. В этом отношении для В. М. Хвостова разделение наук на науки о природе и о духе в виду принципиального различия в характере причинности психической и физической имело огромное значение в классификации наук.

Другой важный момент, который связан с формированием методологии познания наук о духе в неокантианстве, — это проблема отнесения познания к ценностям. В ее решении В. М. Хвостов также находил весьма существенные различия, особенно того, что касается связей ценностей с наличным бытием, непосредственной жизнью. Под ценностями В. М. Хвостов разумел те содержания мысли, чувства и воли, которые создаются людьми в процессе их социально-психологического действия. Хотя люди надеются найти общеобязательное содержание этих ценностей как окончательный итог своего культурного развития, но это обстоятельство не дает основания выделять понятие ценности из области бытия. В связи с этим для В. М. Хвостова «идеал общеобязательных ценностей», который преподносится людям и является психологическим фактором, определяющим направление их работы в области культуры, не может быть оторван от остальной породившей его психической деятельности. Для такого разрыва бытия и ценностей он не видел никаких оснований и полагал, что осуществить его даже в абстракции нет никакой возможности.

Общеметодологические установки В. М. Хвостова находились в тесной связи с его пониманием предмета социологии, ее роли и места в научном познании среди социогуманитарных наук. Центральным вопросом в его социологии являлся вопрос о том, что представляют «само общество и процесс его жизни во всей полноте». Социология берет на себя разрешение основных вопросов об обществе и оказывается такой же основной наукой для группы общественных наук, какой является биология по отношению явлений жизни к наукам, изучающим отдельные проявления жизни и отдельные стороны жизненной организации. Отсюда ни история, ни философия, ни экономика, ни юриспруденция или политика не могут заменить и решать вопросы, которые стоят перед социологией.

Исходя из понимания природы общества как прогресса общения, В. М. Хвостов часто сближал социологию с социальной психологией, даже утверждая, что подлинно социологическая наука станет именно наукой социально-психологической. При этом он всегда тщательно разделял историю и социологию, объявляя первую наукой индивидуализирующей. Как таковая, социология объявлялась им наукой, основанной на интеллектуальном пути познания, целью которого является построение логически необходимой и связной системы суждений об обществе как особом феномене.

Рассматривая роль и место социологии в системе гуманитарного знания, В. М. Хвостов разделял ее на основную и типологическую социологию. Первая, по его мнению, должна вскрывать общие законы психических воздействий, ей надлежит формулировать те законы человеческой природы, которыми определяется ход общественных процессов. Типологическая социология должна изучать общественные типы, которые создаются путем абстрагирования общих черт и их комбинирования в некую отвлеченную совокупность. Типы не обладают ни всеобщностью, пи неизменностью. Комбинация признаков в них вовсе не вызывает обязательные следствия. В отличие от закона типы не отражают никаких сторон объективной реальности, а служат лишь инструментом познания. Тины занимают среднее место между индивидуальной действительностью исторического характера и неизменными и вечными социальными законами. Типы уже потому не законы, что они по самому своему понятию допускают исключения.

С точки зрения развития социологии, обогащения методов ее познания и достоверности знаний важно то, что В. М. Хвостов говорил о необходимости непосредственного наблюдения, анкетирования, опросов и экспериментов в социологии. Чтобы собрать факты подобного рода в достаточном количестве, по его мнению, следует создать такие учреждения, где бы вся эта работа велась коллективом ученых по особым программам. Он считал, что именно такие социологические лаборатории в наше время еще только зарождаются, но от их успеха зависит в значительной степени вся будущность социологической науки.

Рассматривая процесс социального взаимодействия как основу человеческого общежития, В. М. Хвостов вплотную подошел к «теории социального действия». Описывая человеческое поведение как целесообразное действие, он определяет его как выбор субъекта, наделенного стремлением действовать. Этот выбор оказывается выбором двоякого рода: с одной стороны, субъект выбирает цель, к которой он будет стремиться, а с другой — выбирает средство, наиболее соответствующее достижению этой цели. Выбор субъекта определяется «психической причинностью», которая, с одной стороны, выступает в качестве «характера человека», а с другой — является определенным следствием взаимодействия естественных факторов. В целом поведение человека непредсказуемо.

По мнению В. М. Хвостова, человек, выбирая различных партнеров и сохраняя взаимодействие, создает определенные общественные «союзы», структурируя область «духовного общения». Эти союзы, возникающие вследствие закрепления во времени определенных взаимодействий, могут быть каузальными и организованными. Если каузальные союзы образуются спонтанно и случайно в ходе непрестанного круговращения взаимодействий, то организованные союзы возникают либо на основе первых как результат осмысления своих отношений участниками каузального союза, либо изначально создаются человеком на основе определенного проекта. Каузальные союзы, в свою очередь, делятся на группы и классы. Группы характеризуются тем, что каждая личность входит в них большинством своих сторон, они основаны на тесном личном общении. В состав класса личность входит не как конкретное существо во всей полноте своих индивидуальных особенностей, а только известными сторонами своего бытия, личность выступает здесь как своего рода социальная абстракция. Выделение классов основано у В. М. Хвостова на выборе одного или нескольких критериев, которые могут быть совершенно произвольными. Отношения между различными «союзами» могут быть как солидарными, так и антагонистическими. Однако социолог утверждал, что классы по своей природе более склонны к борьбе, тогда как группы — к мирному симбиозу.

Процесс общественного развития В. М. Хвостов уподоблял развитию индивида, и в этом смысле борьба различных идей в общественной жизни видится им как борьба мотивов в человеческом сознании при принятии решения. Аналогия личности и общества проявляется и в решении проблем традиции и ее влияния на общественную жизнь и постановке вопросов развития идеалов общества, общественного сознания, называемого социологом «духом времени».

Культура определялась В. М. Хвостовым как совокупность результатов деятельности человека как практической, создающей материальную культуру, так и духовной деятельности, создающей культуру идеальную. У него предназначение культуры состоит в преобразовании отношений между людьми согласно человеческим идеалам. Она является выражением «внутреннего нравственного закона» в приложении к продуктам человеческой деятельности, становясь еще одним выражением общеметодологического использования категории «жизнь».

Рассматривая историю социологических теорий, В. М. Хвостов в работе «Исторический очерк учений об обществе» (1917) выделял семь направлений современной ему социологической теории. Он выделял «механическую школу», считая, что она не учитывает особой природы общественного феномена, а главное, особых причинно-следственных отношений, которые присущи социальным явлениям. Он также выделял географическое направление, расовое, биологическое, психологическое, экономическое и этическое. Себя он относил к продолжателям традиций Э. Дюркгейма, Г. Зиммеля и Р. Вормса, значительно дополняя их теории.

Для В. М. Хвостова главным в общественной жизни и ее изучающей социологии были не анатомо-физиологические отличия полов, а духовные, психические отличия, вырастающие на основе отличий первого рода. Именно они, по его мнению, являются основной причиной разных ролей представителей полов в исторической жизни. Психический характер женщины, отмечал он, формировался для осуществления ею функции деторождения и воспитания детей. С точки зрения социолога, эти обстоятельства неизгладимы и в будущем роли женщин не будут тождественны ролям мужчин. Отмечая вековое подчинение женщины (зависимость от мужа, ограничение в правах на наследство, лишение политических прав), В. М. Хвостов в то же время считал, что женщина многое сделала для появления и распространении культуры. Как объективную тенденцию он рассматривал расширение круга общественно-политических и культурных ролей женщины, которая во всех областях культуры вносит нечто свое и составляет значение женского элемента. Таким образом, феминизация культуры означает ее новое обогащение и делает культуру общечеловеческой в полном смысле слова.

Вместе с тем В. М. Хвостов поляризует женский и мужской характер, сводя его к общебиологической основе (темпераменту).

Мужчина, как считал он, является в человеческом роде по преимуществу представителем сознательного, логического мышления, дискурсивного интеллекта, тогда как женщина — носитель импульсивно-чувственного начала, основанного подчас на мнимых подсознательных опорах фантазийного, вплоть до мистичности, суеверия. Правда, в данном случае речь шла о статических тенденциях, предрасположенности, ибо человеческая психика едина. Однако эти тенденции имеют место, и их необходимо учитывать.

Рассматривая специфику мужского и женского характера, В.М. Хвостов несколько абстрагировался от социально-исторического фактора, связанного с неодинаковостью полового разделения труда в разных обществах и эпохах, который накладывает свой отпечаток на стиль жизни и психические особенности полов. Хотя, разбирая криминальную статистику, он был вынужден констатировать и учитывать социокультурный аспект. Так, женская преступность выше в городах, чем в деревне, в промышленных странах, чем в слаборазвитых странах. Собственно, его вывод о том, что следует опасаться повышения женской преступности по мере того, как женщины будут выходить за узкие рамки семейной жизни на более широкое и разнообразное поприще общественной деятельности, говорит о социальной изменчивости «женского характера».