Литературное наследие Паскаля

Курсовая работа

Паскаль занимает важное место в летописях наук и литературы Европы. Это один из замечательнейших людей XVII века. Заслуги его в области математики чрезвычайно велики. Но Паскаль знаменит еще и как мыслитель, действовавший полемически. Он три года сражался с иезуитами и нанес им страшный вред своими «Провинциальными письмами». Это была злая сатира, вроде Эразмовой «Epistolae obscurorum virorum» («Письма темных людей» лат.).

Действие, произведенное ею, было так велико, что, по определению папы, она была во Франции всенародно сожжена рукою палача в 1660 году. Страдая разными недугами, Паскаль, уже в преклонных летах, набросал на разных клочках бумаги отрывочные мысли о разных предметах. В этих отрывках много глубокомыслия, и в свое время их действие должно было быть велико. Теперь эти «Мысли» интересны как исторический памятник.

«Мысли» Паскаля — это легендарные афоризмы Паскаля, превзошедшие славой даже афоризмы Мишеля Монтеня. Афоризмы парадоксальные не только по структуре и стилистике, но — в подлинной, глубинной «основе основ». Парадокс — суть и сущность французской философии «золотого» XVII века, однако Блез Паскаль, вне всякого сомнения, лучший из них, кому удалось заключить Мысль в острую и остроумную афористическую форму…

«Мысли» — это дневник идейных исканий Паскаля, которые отнюдь не сводились только к религиозным размышлениям и тем более к апологии христианства; это дневник философский, в котором как бы «в разрезе» прослеживается напряженная работа ума и сердца ученого и философа.

Пытливость и взыскательность, самоотверженная любовь к истине и стремление к всеобщему синтезу знания увлекли Паскаля на путь «вечных» вопросов, которыми испокон веков занималась философия.

Я выбрала данное произведение, потому что философия (от греч. phileo — люблю, sophia — мудрость, philosophia — любовь к мудрости) — особая форма общественного сознания и познания мира, вырабатывающая систему знаний о фундаментальных принципах и основах человеческого бытия, о наиболее общих сущностных характеристиках человеческого отношения к природе, обществу и духовной жизни во всех их основных проявлениях. То есть можно сказать, что философия — это мысли это мысли.

Все наше достоинство,- пишет Паскаль,- заключается в мысли.

1. Блез Паскаль

9 стр., 4157 слов

Характеристика философии Паскаля

... способна производить действия, которые ближе к мышлению, чем все, на что способны животные». В 1648 году Паскаль повторил во ... Проблема человека занимает одно из центральных мест в философии. Свое понимание человека противопоставляли религиозно-философской антропологии, решительно отвергали ... бы по мере возможности делиться с Вами своими мыслями. Я более не сомневаюсь в правльности полученного мной ...

1.1Биографическая справка

Паскаль родился в городе Клермон — Ферран (французская провинция Овернь) 19 июня 1623 года в семье председателя налогового управления Этьена Паскаля и Антуанетты Бегон, дочери сенешаля Оверни. У Паскалей было трое детей — Блез и две его сестры: младшая — Жаклин и старшая — Жильберта. Мать умерла, когда Блезу было 3 года. В 1631 году, когда маленькому Паскалю было восемь лет, его отец переселился со всеми детьми в Париж, продав по тогдашнему обычаю свою должность и вложив значительную часть своего небольшого капитала в Отель де-Вилль.

Этьен Паскаль специально занялся умственным воспитанием сына. Он сам много занимался математикой и любил собирать у себя в доме математиков. Раз в неделю математики, примыкавшие к кружку Этьена Паскаля, собирались, чтобы читать сочинения, предлагать разные вопросы и задачи. С шестнадцатилетнего возраста Блез стал принимать деятельное участие в этих занятиях. В это же время Паскаль написал трактат о конических сечениях, то есть о кривых линиях, получающихся при пересечении конуса плоскостью, — таковы эллипс, парабола и гипербола.

Ранние работы Блеза относились к естественным и прикладным наукам. Отец Блеза был сборщиком налогов, и, наблюдая за его бесконечными утомительными расчетами, Паскаль задумал создать вычислительное устройство, которое могло бы помочь этой работе. В возрасте 19 лет в 1642 году Паскаль начал создание своей суммирующей машины «паскалины». Машина Паскаля выглядела в виде ящика, наполненного многочисленными связанными одна с другой шестерёнками. Складываемые числа вводились соответствующим поворотом колес. Примерно за 10 лет Паскаль построил около 50 вариантов своей машины. Несмотря на вызываемый ею всеобщий восторг, машина не принесла богатства своему создателю. Однако изобретённый Паскалем принцип связанных колёс почти на три столетия стал основой создания большинства вычислительных устройств.

Паскаль был первоклассным математиком. Он помог создать два крупных новых направления математических исследований. В возрасте шестнадцати лет написал замечательный трактат о предмете проективной геометрии и в 1654 году переписывался с Пьером де Ферма по теории вероятностей, что впоследствии оказало принципиальное влияние на развитие современной экономики и социологии.

Имя Блеза Паскаля носит один из языков программирования Pascal, а также способ расположения биномиальных коэффициентов в таблицу — треугольник Паскаля.

Как философ Паскаль представляет соединение скептика и пессимиста с искренно верующим мистиком. «Мысли» Паскаля часто сопоставляли с «Опытами» Монтеня и с философскими сочинениями Декарта. Паскаль признает сознание непреложным доказательством существования. «Я мыслю, стало быть — существую», — говорит Декарт. «Я сочувствую ближним, стало быть, я существую, и не только материально, но и духовно», — говорит Паскаль. У Декарта божество есть не более как внешняя сила; для Паскаля божество есть начало любви, в одно и то же время внешнее и присутствующее в нас.Согласно учению Паскаля, только христианский Бог как Личность может помочь человеку — «мыслящему тростнику» — спастись от безнадежной затерянности в безднах природы.

11 стр., 5263 слов

Философия сердца П.Д. Юркевича

... "Материализм и задачи философии" (там же, 1860); "Сердце и его значение в ... статус официального философа, современники воспринимали Юркевича весьма негативно, создав определенную ... между ними должно принадлежать… Памфилу Даниловичу Юркевичу. Оставленные им ... сердце". По мнению автора совершенно неправомерно распространение учения, что реферат ... философы В.С. Соловьев и Г.Г. Шпет. "Если высотою и ...

Последние годы жизни Паскаля были рядом непрерывных физических страданий. Потеряв сознание, после суточной агонии он умер 19 августа 1662 года, тридцати девяти лет от роду.

1.2Философская школа Паскаля

Паскаль занимает «уникальную нишу» в европейской философии, «философ вне философии» со своим философским кредо: «Смеяться над философией значит истинно философствовать». Что же касается традиционной метафизики, то философия «не стоит и часа труда». Научные занятия привили ему «вкус к конкретному», к опытным исследованиям и внушили недоверие к абстрактной философии, схоластическому умозрению. Вместе с тем Паскаль — «философ от Бога» с прирожденной философской интуицией, устремлявшей его к «предельным основаниям» бытия и познания, «верховным началам философии» (В. Соловьев).

В «век разума» он отстаивает «прерогативы сердца» и создает оригинальную «метафизику сердца» в дополнение «метафизики разума». Если Декарта считают «отцом» новоевропейской философии, то Паскаля следует назвать ее «матерью», с присущими ей свойствами милосердия, мягкости, терпимости, человечности.

«Философия сердца» — явление, до него невиданное в Европе. Потому его «глас о сердце» был «гласом вопиющего в пустыне». Только в России он был услышан, где развивалась своя «метафизика сердца» (И. Киреевский, Хомяков, Юркевич, Флоренский, Вышеславцев, И. Ильин, супруги Рерих, Д. Андреев и др.).

«Душа Паскаля» конгениальна «загадочной русской душе». Функции «сердца» у Паскаля многообразны и фундаментальны: в гносеологии «сердце» чувствует «первые принципы» бытия и познания и является органом «чувственной интуиции», в антропологии — глубинная основа личности, в этике — субъект нравственного порядка, в богословии — «сердце чувствует Бога».

При всей оригинальности Паскаля есть мыслители, оказавшие на него глубокое влияние. Это, прежде всего Августин с его религиозно-спиритуалистической трактовкой человека, учением о преемственности первородного греха и необходимости Божественной благодати, психофизическим параллелизмом. Но для него совершенно неприемлемы религиозный фанатизм Августина, его нетерпимость к еретикам и атеистам, опора на безусловный церковный авторитет. Затем Монтень с «трезвой» оценкой разума с его величием и ничтожеством, борьбой за «опытную новую науку» против схоластики, уважением к народу и «народной мудрости», но Паскаль не принимает его «коварный пирронизм» и «моральный эпикуреизм, который подкладывает подушки под локти грешников». Наконец, Декарт — его «вечный идейный враг», у которого он критикует понятие «тончайшей материи», иронизирует по поводу его физики, которую считает «романом о природе наподобие романа о Дон Кихоте» (5: 641, fr. 10008), не «переваривает» его догматизма, сциентизма, рационализма и механицизма (идеи «машины-мира» и «организма-автомата»).

Но, во-первых, через Декарта он стал приобщаться к философии, во-вторых, он усвоил у него «великий принцип мысли» (В. Кузен) и творчески его развил, в-третьих, он высоко оценивал его аксиоматико-дедуктивный метод и дал свою разработку «геометрического метода».

20 стр., 9955 слов

Философия человека

... реферате о философии человека я остановлюсь более подробно на этих понятиях: сущность человека, философия его свободы, тела и смерти. 1. Человек как личность Сущность человека надо найти сущность человека, то, что делает человека человеком, человеческое ... лишь того, кто обладает свободой и ответственностью. Ни разум, ни социализированность, ни внешнее сходство с человеком не могут служить для этого ...

Человек — исходная точка и конечная цель философских устремлений Паскаля. Если его «первой мыслью» была наука, то «вторая мысль» — человек и только «третья мысль» — Бог, ибо в религии он увидел «универсальный ключ» для решения человеческих проблем.

Глубокие и оригинальные философские идеи Паскаля можно лишь косвенно увязать с картезианскими, тем не менее, его научная деятельность и главное ее методологическое осмысление, по мнению исследователей, протекали в том же русле, что и картезианские.

Для Паскаля мир, как и Бог, был бесконечным; он повторял образ, который встречался у Николая Кузанского и Джордано Бруно: мир есть окружность, центр которой везде, а окружность нигде. Мир бесконечен и вширь, и вглубь. Человек находится между двумя бесконечностями, и его потерянное состояние в бесконечности показывает его полное ничтожество. Эта потерянность в бесконечности — одна из основных интуиций Паскаля. Бесконечность постигается не разумом, потому что он бессилен в ее познании. Здесь человеку может помочь другая способность его познаниям — сердце.

Разум действительно бессилен в познании мира, но он также и всемогущ. Это противоречивое отношение Паскаля к разуму показывает как бы вторую основную характеристику его философии — стремление видеть в человеке противоположности.

Паскаль всегда чувствует потерянность человека в этом мире, его ответственность перед Богом, его стояние перед Богом один на один, и главная мысль позднего Паскаля состоит в том, что человек должен познать истину о своей смертности. Он сравнивает человечество с узниками, помещенными в камеру смертников, и спрашивает, чему посвящают себя люди, знающие, что на рассвете их казнят. Конечно, они будут думать только о смерти.

Человечество напоминает ту же камеру смертников, но не знающих дату своей смерти. Люди думают о чем угодно, только не о самом главном — о смерти. Главная же задача человека состоит именно в осознании смерти, в спасении себя, а оно может быть достигнуто только на путях осознания своего ничтожества перед Богом. Только осознав свое ничтожество, человек осознает и свое величие.

Блез Паскаль — основатель иррационализма — считал, что рациональные аксиомы не являются исходными. «Человек принимает их не умом, а сердцем (иррационально)». Блез Паскаль обратил внимание на отличие наук гуманитарных от математических, указал на проблему демаркации (разделения) сциентизма и гуманизма.

У Паскаля нет законченной философской системы, но концепция несомненно есть, а значит, есть определенная система идей, взглядов. Поэтому нельзя согласиться, например, с мнением Прево-Парадоля (автора вступительной статьи к «Мыслям»), который усматривал в незавершенных главах «Мыслей» «изящные портики без выхода и гордо поднимающиеся ступени, которые, однако, никуда не ведут…». Нет, в «Мыслях» есть и «порядок» (ordre), о котором говорит сам Паскаль и который отличается от «порядка» традиционной философии, есть в них и логика, и последовательность в развитии тем и решении проблем, и, наконец, концепция, правда, в целом религиозная.

8 стр., 3691 слов

Человек как особая форма бытия

... форме бытия природы сделаны людьми на основании общечеловеческого социально-исторического опыта, конкретного практического опыта всех индивидов. Практика придала мысли ... бытие вещей, процессов, состояний природы, бытие природы как целого и бытие вещей и процессов, произведенных человеком. Бытие человека , которое подразделяется на: бытие человека в мире вещей и специфически-человеческое бытие. Бытие ...

Что же касается существующей философии, то он проницательно видит недостатки, ограниченность, односторонность всех ему известных «философских сект» и не прием лет ни одной из них. Он критикует стоиков за преувеличенную оценку достоинства человека и неумение видеть его «ничтожество», пирронистов (скептиков), напротив, — за недооценку «величия» человека, рационалистов (Декарта и др.) — за абсолютизацию разума и недооценку других познавательных способностей человека, а также за априоризм и некоторые рискованные гипотезы («тончайшей материи» в физике или «наименьшего расстояния» в диоптрике) и т. д. Весьма показательно то, что Паскаль чутко улавливает общую тенденцию той или иной школы в философии, умеет проследить ее до логического конца и вскрыть ее «уязвимые и горящие точки», как он это блестяще сделал в отношении пиоронизма или рационализма.

При этом он прекрасно понимает их одностороннюю силу и убедительность, относительную их правоту и привлекательность для различного типа людей: пирронизм «угождает» вольнодумцам, рационализм — догматикам и т. д. Противоположные течения — догматизм и пирронизм, рационализм и эмпиризм, атеизм и религиозное суеверие (отличаемое им от религиозной веры) — существуют, по мысли Паскаля, «во славу друг друга», ибо взаимно питаются слабостями и ограниченностью друг друга.

2.«Мысли Паскаля»

2.1История написания труда

Дух преклонения перед разумом не был присущ замечательному философу и ученому Блезу Паскалю — младшему современнику Декарта. Время Паскаля — это было время абсолютистской монархии, правление Людовика XIII и кардинала Ришелье. Отец Блеза, принадлежал к дворянству мантии и, кроме того, что был близок к королевскому двору, был еще и видным математиком, входил в круг Марена Мерсенна, друга Декарта.

С ранних лет Блез был болезненным, и это во многом определило его жизнь. Паскаль всю жизнь страдал от жестоких головных и кишечных болей (у него была опухоль мозга и болезнь кишечника), хотя никогда не показывал, как мучительно его состояние. Наоборот, он всегда благодарил Бога за то, что Он так к нему благоволит, показывая, что все его устремления должны быть в мире не земном, а Божественном.

В 1646 году Паскаль-старший сломал ногу. Чтобы лечить отца, в доме поселяются два известных врача-костоправа, которые оказались к тому же очень образованными людьми, убежденными христианами, приверженцами голландского философа и богослова Корнелия Янсения (1585-1638), написавшего книгу об Августине, где рассматривал популярный в католической философии вопрос о соотношении свободы и благодати. Янсений пытался следовать духу блаж. Августина и доказывал, что для человека, пораженного грехом, свободы не существует, что вся его жизнь, в том числе и спасение, полностью зависят от Божественной благодати. Иезуиты обвинили Янсения в приверженности ереси кальвинизма и начали борьбу против янсенистов.

13 стр., 6287 слов

Философская концепция человека

... нравственная природа. Современная философская антропология решает следующие проблемы: - формирование основного теоретического содержания всеобщей концепции человека; выяснение связи данной концепции человека с социологической, социально-психологической, ... место. По мнению Николая Кузанского, «человек есть Бог, только не абсолютно, раз он человек; он человеческий Бог. Человек есть также мир, но не ...

Однако янсенисты не отступали от своих позиций, доказывая, что они не сторонники кальвинистов в протестантизме, хотя действительно их кое-что объединяло. Но и разделяло — хотя бы то, что, согласно кальвинистам, у человека от создания не было свободной воли, а янсенисты вслед за Августином утверждали, что человек потерял свободную волю после грехопадения. Но в остальном они были согласны, и янсенизм обычно рассматривают как протестантское направление внутри католической церкви.Итак, Паскаль знакомится через братьев-костоправов с янсенистами, проникается идеями Янсения (и Августина) и сам становится членом христианской католической Церкви.

Паскаль ведет светскую жизнь, которую ему посоветовали врачи, поскольку усиленные занятия науками сильно подорвали его здоровье. Паскаль окунается в мир придворных балов и интриг. Это формирует его стиль, изложенный в «Письмах к провинциалу» и в незаконченных «Мыслях», — стиль, которому присуща искрометность мысли, краткость фразы (все то, что особенно ценилось во французских высших кругах).

Самый резкий поворот в жизни Паскаля происходит, когда ему исполняется 31 год. Нападки иезуитов против янсенистов все время усиливаются — до той степени, что папа издает буллу, обвиняющую янсенизм в ереси.

Янсенисты решили защищаться и стали думать, кому бы поручить написать опровержение, чтобы показать, что папа ошибся, приняв доводы иезуитов за истину. Кандидатура Паскаля оказалась самой лучшей, ибо он знал языки и был замечательным философом и математиком. Он пишет знаменитые «Письма к провинциалу». В 17-ти письмах он излагает возражения против иезуитов. Великолепно написанные «Письма», так логично опровергавшие все положения иезуитов (Паскаль сначала излагал точку зрения иезуитов, а потом, используя их же аргументы, показывал их нелогичность и противоречие основным христианским положениям, лживость и нечестность), взбудоражили всю французскую общественность. Они издавались не однажды — сначала под псевдонимом, потом автор стал известен. Римская церковь осудила эту книгу, внесла ее в «Индекс запрещенных книг» и даже приговорила к сожжению. Однако книга пользовалась огромной популярностью, общий тираж «Писем» достиг 10 тысяч экземпляров — по тем временам цифра неслыханная. Именно благодаря «Письмам к провинциалу» слово «иезуит» стало нарицательным, обозначающим человека неискреннего, лицемерного. Если янсенизм и не был оправдан в глазах папы римского, то авторитет иезуитского ордена оказался подорван.

Когда Паскалю был 31 год, произошло два случая, которые оказали сильное влияние на всю его дальнейшую жизнь. Как-то он ехал в карете, и лошади вдруг понесли. Гибель казалась неминуемой, карета была уже у края моста и вот-вот могла обрушиться в реку, но постромки оборвались, и карета остановилась на самом краю. С этого момента Паскаль постоянно испытывает ощущение пропасти — даже сидя в комнате на стуле, он отодвигает его от воображаемого края пропасти. Конечно же, он увидел в этом случае перст Божий, что заставило его отойти от мирской жизни.

Через некоторое время произошел и второй случай — Паскалю было дано откровение, которое он не преминул тут же записать. Записку Паскаль зашил в полу сюртука, и нашли ее уже после его смерти. Начиналась она словами: «Бог Авраама, Бог Исаака, Бог Иакова, а не Бог философов и ученых». Полностью эту записку можно прочесть в изданиях «Мыслей» Паскаля или в приложении к работе «Столп и утверждение истины» свящ. П. Флоренского (с некоторыми комментариями о. Павла).

10 стр., 4657 слов

Человек и бог в философии

... и китайской философии, тем более источники философии античной Греции. Именно здесь был сформулирован широко известный призыв: “Человек, познай себя, и ты познаешь Вселенную и Богов! ”. В нем отразилась вся сложность и глубина проблемы человека. ...

Кроме того, Паскаля потрясло чудо, случившееся с его племянницей и крестницей. Дочь его сестры Маргарита Перье несколько лет страдала от гноившейся фистулы в углу левого глаза, что приносило ей неимоверные страдания. Врачи были бессильны. В марте 1656 года в Пор-Рояль привезли терновый венец, который был надет на Христа. Девочка прикоснулась к нему и тотчас же исцелилась. Это исцеление было засвидетельствовано вызванными для этой цели в Париж врачами и подтверждено решением Церкви.

После этих случаев Паскаль уходит в монастырь Пор-Рояль. Он не постригается в монахи, но живет при монастыре, хотя и не порывает с наукой, за что корит сам себя. В частности, он приписывает себе грех «влечения разума» и страдает, что не может от него избавиться.

В 35 лет Паскаль сообщает своим друзьям о замысле написать «Апологию христианства». Но осуществить его ему не удалось — через четыре года Паскаль умирает. После смерти Паскаля в его комнате в Пор-Рояле нашли несколько связок или свертков различных отрывков религиозно-философского содержания, писанных на лоскутках бумаги и сложенных как попало. В 1669 году эти отрывки были приведены в некоторый порядок и изданы, под именем «Pensees». Это издание, послужившее основой всех последующих, было крайне неисправно. Когда в 1842 году Виктор Кузен, сличивший его с подлинными рукописями, доложил об этом Академии, последняя поручила Гаве сделать новое, критическое издание «Pensees», вышедшее в свет в 1852 году. Только с этого времени можно было утверждать, что мы имеем в руках подлинный текст Паскаля. «Мысли» Паскаля представляют собой отрывки из большого задуманного им сочинения в защиту религии. Почти 200 лет (до издания П. Фожера в 1844 году и Э. Авэ в 1852 году) читающая публика не вполне знала подлинного Паскаля. 100 лет понадобилось для того, чтобы полностью восстановить и издать аутентичный текст «Мыслей» Паскаля, который ныне включает в себя свыше 1000 фрагментов. Классическим современным изданием Паскаля считается издание Л. Лафюма в 3-х томах.

2.2Описание структуры работы и общего содержания

«Мысли о религии и других предметах» или просто «Мысли» — оставшийся незавершенным главный труд великого французского ученого и философа XVII столетия Блеза Паскаля. Это собрание заметок к «Оправданию христианской религии» против атеизма. Сочинение, несмотря на свою отрывочность, принадлежит к высшим достижениям человеческого духа. Оно содержит самые глубокие и одновременно самые пронзительные размышления о Боге и людской природе, о цели жизни и смысле смерти.

Если искать аналоги структуры паскалевского произведения в пространственных формах, то наиболее подходящей для нее формой окажется раковина улитки. Пространные рассуждения, словно перемычками прерываемые меткими афоризмами, наматываются в кажущейся безкомпозиционной структуре сужающейся раковины, наращивая, а точнее, стягивая слой за слоем. И замыкая в конце концов выстроенную цепочку словесных наростов вокруг упакованного в середине моллюска со спасительной жемчужиной, ради которого и затевалось столь непропорционально громоздкое сооружение замысловатой раковины Бог. Вся структура паскалевского мышления, весь строй доказательств, умозаключений и примеров, сама форма произведения, в которой фрагменты эссе словно насажены на острие лаконичных афоризмов, вел к этому невидимому, но основополагающему, единственно живому божественному моллюску, путь к которому и пытался выявить (и обустроить) в своей композиционной и мыслительной раковине Паскаль. Всё: противоречия человеческого существования, характера и устройства, картины общественной несправедливости (и невозможности справедливости), затерянность и отчаяние человека во Вселенной, — должны были привести к (и послужить) одному: доказательству силы и величия Бога.

7 стр., 3264 слов

Образ человека в экзистенциализме

... и для жизни, она пропитана гуманизмом и заботой о человеке, именно поэтому я и выбрала эту тему для написания реферата. Целью своей работы я вижу изучение образа человека в философии экзистенциализма. ... свести к вопросу: что есть человек и каково его метафизическое местоположение в общей целостности бытия, мира и Бога?» Наиболее крупные представители экзистенциализма в западной философии - М. ...

«…эта картина была лишь прелюдией, зачином того монументального труда, который рисовался воображению философа. Изображение жестоких противоречий человеческого бытия должно было послужить наиболее действенным доводом в пользу существования бога, наиболее веским аргументом, способным повергнуть в смятение и переубедить вольнодумцев. Основная часть незаконченного труда Паскаля мыслилась как обоснование истинности бога и апология христианской религии. Однако оценка, вынесенная историей, оказалась иной. Именно теологическая часть «Мыслей» представляется обветшавшей и отжившей. Диалектические же прозрения Паскаля-философа, размышляющего о судьбах человека… продолжают волновать людей и поныне».

История вынесла приговор и этой оценке, и теперь теологическая часть «Мыслей» Паскаля представляет не меньший интерес, чем все остальное. Да и какое еще более монументальное здание можно соорудить вокруг излучающей свет раковины, изобилующей поворотами, изгибами, спиралями, возвратами-повторениями и тупиками, ведущей к наиболее загадочной тайне мироздания.

2.3Анализ основных идей произведения

Объектом рассуждений Паскаля является человек и его бытие, все остальное рассматривается относительно него. Человек объявлялся одновременно и ничтожным и великим (знаменитое паскалевское:’homme de’passe infiniment l’homme» — «человек бесконечно превосходит человека»).

Впоследствии к Паскалю обращались представители неотомизма и модернизма, чтобы опереться на него. И это им удавалось — настолько Паскаль богат, многопланов и противоречив! Опираются на него и современные экзистенциалисты, полагая Паскаля основоположником своей философии. «Паскаль — первый мыслитель, который прошел через опыт механистического рационализма 17 в. и со всей остротой поставил вопрос о границах «научности», указывая при этом на «доводы сердца», отличные от «доводов разума», и тем самым предвосхищая последующую иррационалистическую тенденцию в философии (Ф. Якоби, романтизм и т.д. вплоть до представителей экзистенциализма)».

Некоторые афоризмы Паскаля:

1.Знаменитое «пари Паскаля», сформулированное им именно в «Мыслях»: «Бог есть или нет. На которую сторону мы склонимся? Разум тут ничего решить не может. Нас разделяет бесконечный хаос. На краю этой бесконечности разыгрывается игра, исход которой неизвестен. На что вы будете ставить? […] не выбирать нельзя. Не спрашивая вашего согласия, вас уже засадили за эту игру. Так на что вы поставите? Давайте подумаем. Поскольку выбор неизбежен, подумаем, что вас меньше затрагивает. Вам грозят два проигрыша: в одном случае проигрыш истины, в другом — блага, на кон поставлены две ценности — ваш разум и ваша воля, знания и вечное блаженство, меж тем как ваше естество равно отвращается и от заблуждения, и от безмерных мук. На что бы вы ни поставили, разум смирится с любым выбором — ведь отказаться от игры никому не дано. Так что тут все ясно. Но как быть с вечным блаженством? Взвесим наш возможный выигрыш или проигрыш, если вы поставите на орла, то есть на Бога. Сопоставим тот и другой: выиграв, вы выиграете все, проиграв, не потеряете ничего. Ставьте же, не колеблясь, на Бога!»

4 стр., 1943 слов

Человек и его бытие как проблема современной философии

... помощью выявить его место в мире. Философскую программу можно повторить вслед за Сократом: «Познай самого себя». Цель работы: исследовать проблемы человека в современной философии, отобразить общие понятия о человеке и человеке как личности ...

2.О «резонах сердца» (Паскаль — предтеча экзистенциализма, но его век избрал путь забвения экзистенции, путь «новоевропейского субъекта», «объективного познания»): «У сердца есть свой разум, о котором наш разум ничего не знает», «Бога познают сердцем, а не рассудком. Вот что такое вера. Бог является сердцу, а не рассудку».

.О «мыслящем тростнике»: «Человек — всего лишь тростник, слабейшее из творений природы, но он — тростник мыслящий. Чтобы его уничтожить, вовсе не нужно, чтобы на него ополчилась вся Вселенная: довольно дуновения ветра, капли воды. Но пусть бы даже его уничтожила Вселенная, — человек все равно возвышеннее своей погубительницы, ибо сознает, что расстается с жизнью и что он слабее Вселенной, а она ничего не сознает. Итак, все наше достоинство — в способности мыслить. Только мысль возносит нас, отнюдь не пространство и время, в которых мы — ничто. Постараемся же мыслить благопристойно, в этом — основа нравственности».

.Об абсурде войны (собственно ксенофобии): «Почему вы убиваете меня, когда за вами преимущество? Я безоружен. — Как разве, вы не живете на другом берегу? Друг мой, если бы вы жили на этом берегу, я был бы душегуб и убивать вас таким способом было бы несправедливо. Но коль скоро вы живете на другом берегу, я храбрец, и это справедливо».

.Об ужасе бесконечности: «Я не знаю, кто вверг меня в наш мир, ни что такое наш мир, ни что такое я сам; обреченный на жесточайшее неведение, я не знаю, что такое мое тело, мои чувства, моя душа, не знаю даже, что такое та часть моего существа, которая сейчас облекает мои мысли в слова, рассуждает обо всем мироздании и о самой себе и точно так же не способна познать самое себя, как и все мироздание. Я вижу сомкнувшиеся вокруг меня наводящие ужас пространства Вселенной, понимаю, что заключен в каком-то глухом закоулке этих необозримых пространств, но не могу уразуметь, ни почему нахожусь именно здесь, а не в каком-нибудь другом месте, ни почему столько-то, а не столько-то быстротекущих лет дано мне жить в вечности, что предшествовала моему появлению на свет и будет длиться, когда меня не станет. Куда ни взгляну, я вижу только бесконечность, я заключен в ней, подобно атому, подобно тени, которой суждено через мгновение безвозвратно исчезнуть: Твердо знаю я лишь одно — что очень скоро умру, но именно эта неминуемая смерть мне более всего непостижима. И как я не знаю, откуда пришел, так не знаю, куда иду, знаю только, что за пределами земной жизни меня ждет либо вековечное небытие, либо длань разгневанного Господа, но какому из этих уделов я обречен, мне никогда не узнать. Таково мое положение в мироздании, столь же неопределенное, сколь неустойчивое. И вот мой вывод: ни в коем случае не следует убивать время на попытки разгадать уготованный людям жребий».

.О человеческом ничтожестве: «Наши судьи, — говорит Паскаль, — отлично поняли этот секрет. Их красные мантии, их горностаи, палаты, в которых они судят, вся эта торжественная внешность была крайне необходима. Если бы у лекарей не было мантий и у докторов их четырехугольных колпаков, они не могли бы так дурачить людей, как они теперь это делают… Наши короли не надевают слишком пышных одежд, но за ними следует стража с алебардами; все эти трубы и барабаны, войска, окружающие их, — все это приводит в трепет даже храброго. Надо иметь слишком очищенный разум, чтобы считать таким же человеком, как все, великого падишаха, окруженного сорока тысячами янычар… Если бы врачи действительно умели лечить, они не нуждались бы в колпаках: величие науки было бы само по себе достойно уважения».

.О человеческих профессиях: «Случай, — говорит он, — делает людей каменщиками, воинами, кровельщиками. Военные говорят: только война настоящее дело, все штатские — бездельники… Привычка побеждает природу… Иногда, однако, природа берет верх, и вместо солдата или каменщика мы видим просто человека».

.О человеческих удовольствиях, причинах новых несчастий и новых страданий: «Когда я, — говорит Паскаль, — размышляю иной раз о тревогах людей, об опасностях и несчастиях, которым они себя подвергают, я часто говорю, что все человеческие бедствия происходят от одной вещи, а именно от того, что люди не умеют спокойно сидеть в комнате. Человек, имеющий достаточно, чтобы прожить, умей он оставаться у себя дома, не отправился бы на море или на войну. Но когда я, найдя источник наших несчастий, пытался открыть причину, почему люди подвергают себя всем этим бедствиям, я увидел, что тут есть и некоторое действительное благо… Вообразим себе самое лучшее положение, например положение короля. Если у него нет развлечений и разнообразия, самая благополучная с нашей точки зрения жизнь скоро ему опротивеет. Он будет думать о заговорах, восстаниях, о смерти и в конце концов станет несчастнее последнего из своих подданных, имеющего возможность разнообразить свою жизнь. Отсюда всеобщая страсть к развлечениям. Вот почему ищут игры, женщин, войны, крупные должности. Ни один охотник не охотится за зайцем ради зайца. Если бы ему дали этого зайца даром, он не взял бы его. Люди ищут шума и возни, отвлекающей их от мыслей о ничтожестве нашего существования. Вся жизнь проходит таким образом: мы ищем покоя, преодолевая препятствия, но как только преодолели их, покой становится для нас невыносим. Человек так несчастен, что скучает даже без всякой причины, просто по своей комплекции, и он так тщеславен и мелочен, что, когда есть тысячи причин скуки и тоски, какой-нибудь пустяк вроде бильярдного шара может развлечь его. Ведь он завтра будет хвастать в обществе друзей, что играл лучше своего противника. Что значит быть канцлером, министром и т. п.? Это значит быть в таком положении, когда с утра до вечера в передней и в кабинете толкутся толпы людей, препятствующие счастливцу думать о самом себе. Пусть он выйдет в отставку, сохранив все свои богатства или даже получив более прежнего, он будет несчастным и покинутым, потому что никто теперь не мешает ему думать о самом себе».

.В конце концов, о человеке. Что же такое человек — этот судья всех вещей, глупый земной червь, сосуд истины, клоака заблуждений, слава и позор вселенной? Ни ангел, ни животное… Вся жизнь, вся философия зависят от вопроса: смертна ли наша душа или бессмертна? «Можно, — говорит Паскаль, — не развивать систему Коперника, но вопрос о бессмертии души непременно должен быть решен в том или другом смысле». А между тем есть философы, строящие свои системы совершенно независимо от этого вопроса. Поразительно, говорит Паскаль, до чего доходит равнодушие многих людей в этом случае. «Мы подобны путешественникам на пустынном острове или же обремененным цепями преступникам, которые ежедневно с полным равнодушием смотрят на то, как убивают одного из их товарищей, зная, что придет и их черед. Что подумать о приговоренном к смерти, который, располагая лишь часом для подачи просьбы о помиловании и зная, что он наверное может добиться помилования, проведет этот час за игрою в пикет? Вот наш портрет. Кто может вывести нас из этого хаоса? Ни скептики, ни философы, ни догматики ничего не могли сделать. Скептик не может сомневаться во всем, например, когда его колют или обжигают; наконец, он не может сомневаться в своем сомнении. Догматик строит башню до небес, но она обрушивается, и под ногами разверзается бездна. Разум, стало быть, бессилен. Только сердце, только вера и любовь могут вывести нас из этой пучины».

В «Мыслях» Паскаля есть мысль, поражающая своей логичностью и убедительностью. Обращаясь к атеистам, Паскаль говорит: прежде чем возражать против христианской религии, надо изучить ее. Но атеисты отрицают существование Бога, не разобравшись даже в основах христианской религии. Тот факт, что самое важное — это спасение человека, и что человек предпочитает заниматься сиюминутными делами, уделяя им гораздо больше внимания, чем своему спасению, говорит о том, что человек находится в плену у сатаны, поскольку действительно невозможно себе представить, что, находясь в здравом уме, можно выбрать пятиминутное развлечение взамен вечного блаженства. Так необычно Паскаль доказывает существование дьявола.

Между тем «при моем нравственном невежестве, — убежден Паскаль, — наука о внешних вещах не утешит меня в момент скорби, тогда как наука о нравственности всегда утешит меня в незнании вещей внешних». Итак, «надо познать самого себя, если это не поможет найти истину, то по крайней мере поможет хорошо направить жизнь, а в этом и заключается вся справедливость». Но при изучении человека оказывается бессильным строгий «геометрический метод», ибо здесь невозможно дать однозначных дефиниций (у философов, к примеру, имеется 288 разных мнений о Высшем благе и та же «разноголосица» мнений о счастье, добре и зле, смысле жизни и т. д.), ни расположить все в аксиоматико-дедуктивном порядке. Тогда Паскаль решил исходить из опытных наблюдений за жизнью человеческой, и первое, что его поразило, — «бездна противоречий» в человеке, как будто у него «не одна душа» а «много душ», борющихся друг с другом. «Человек бесконечно превосходит человека». Он фиксирует главную антиномию — «величие» и «ничтожество» человека. «Все величие человека состоит в его мысли», — многократно повторяет Паскаль в «Мыслях». Вот его знаменитый фрагмент: «Человек — самый слабый тростник в природе, но тростник мыслящий. Незачем восставать всей Вселенной, чтобы раздавить его: пара, капли воды достаточно, чтобы его убить; но если бы Вселенная погубила его, то все равно человек благороднее того, что его убивает, ибо он знает, что умирает, знает и о том превосходстве, которое она имеет над ним, Вселенная же ничего об этом не знает. Итак, все наше достоинство состоит в мысли. Только она возвышает нас, а не пространство и время, которых нам не заполнить. Будем же стремиться хорошо мыслить: вот основа морали».

И все же эта «картезианская нота» в его мировоззрении не доминирует, ибо есть «доброе сердце», чувствующее Бога и полное любви к людям, которое выше, благороднее хорошо рассуждающего разума. Именно «сердце» составляет глубинную основу личности, духовное ядро «внутреннего человека» (искреннего, нелицемерного, «подлинного») в отличие от «внешнего человека», которым управляет «разум-флюгер», исходящий не из любви и милосердия, а из «холодных» аргументов и доказательств. Потому «сердце» является «субъектом нравственного порядка» как самого высокого из трех порядков бытия, не сводимых друг к другу: как из всех тел в природе, вместе взятых, не получить ни «крупицы ума», так из всех умов, вместе взятых, не получить ни «крупицы любви», ибо это — «другой порядок». «Нравственный порядок бытия» настолько превосходит «интеллектуальный», а тем более — «физический», что Паскаль считает его «сверхъестественным», восходящим к самому Богу. Так что зрелый Паскаль преодолел свой юношеский рационализм и «поставил разум на место», не абсолютизируя его, как Декарт, но и не уничижая его. Да, «все величие человека — в мысли», повторяет Паскаль и грустно вздыхает: «Но как она глупа!» Иногда он иронически говорит о «ничтожестве» разума: Какой смешной герой!

Вывод

Блез Паскаль принадлежит к тем редким в истории европейской культуры представителям, которые сочетали в своем творческом даровании гений ученого и изобретателя, глубину философской мысли и талант замечательного писателя.

Блез Паскаль выступил против господствовавшего философского настроения эпохи — мировоззренческого рационалистического оптимизма, а также против связанного с ним деизма. Бог — центральная тема в философии Паскаля. Рациональное знание неспособно осветить экзистенциальные вопросы. Он полагал, что мы постигаем истину не только разумом, но и сердцем. У сердца свои законы, у разума — свои.

Главный предмет философии Паскаля — человек. Природа человека состоит в том, чтобы все время идти вперед, ибо само сущее находится в состоянии вечного обновления. Все наше достоинство заключается в мышлении. Человек противостоит равнодушной природе как сознательное существо. Только сознательное существо может быть несчастным. В своем ничтожестве черпает человек свое величие, ибо даже несчастье, являясь атрибутом собственно человеческого бытия, служит возвеличиванию человека. Разум человека имеет дело с реальным миром. Разум, научное познание ничего не могут сказать о бытии бога. В бога можно только верить. Паскаль признает не разумное доказательство бытия бога, а разумное доказательство пользы от признания бытия бога «Пари Паскаля» таково признаем бытие бога — если он есть, выиграем все, если нет, не теряем ничего. Человеческое существование находится между двумя безднами — бесконечно большого и бесконечно малого: «вечное молчание этих бесконечных пространств ужасает меня». Он запределен и непознаваем. Человек — загадка для самого себя: «ибо он не может представить себе, что такое тело, и еще меньше — что такое дух, а менее всего — как тело может соединяться с духом. Вот предел сложности, а между тем это его собственное существо». Человек — хрупкий тростник, в нем соединяются мощь разумности и хрупкость телесности: «в пространстве вселенная объемлет и поглощает меня, как точку; в мысли я объемлю ее». Ум поднимает людей над миром природы, не дает им примириться с участью всего живого, указывает на их высшее назначении. Две стороны предполагают друг друга. Человек — «король, лишенный трона». Величие разума состоит в осознании ничтожества человека. Разум, обозначив свои границы, побуждает людей прислушаться к непостижимым для него «резонам сердца»и обратиться в поисках спасения к Христу, чья бесконечность не устрашает, потому что в ней — полнота любви. Все проявления любви к ближнему, о которых говорит Паскаль, нимало не противоречат велениям разума и нисколько не исключают разума. Нет никакой необходимости последовать совету Паскаля и «поглупеть», подвергнув себя рекомендуемой им дисциплине, для того чтобы иметь возможность быть честным, правдивым, искренним и благотворительным. Напротив того, разум дает более правильное применение высоким нравственным качествам. Если даже вслед за Паскалем признать бессилие разума и считать нашу умственную деятельность столь же автоматичною, как передвижение колес в арифметической машине Паскаля, то и это нимало не служит доказательством несовместимости разума с моральною стороною христианского учения.

У Паскаля слово не расходилось с делом, и вся его жизнь была точным воплощением его идей. Если у него были слабости и заблуждения, то он искупил их годами тяжелых нравственных и физических страданий. Беспощадный обличитель иезуитского лицемерия и фарисейства, он одним этим заслужил место в истории человеческого развития, не говоря уже о его гениальных научных трудах.

Итак, в жанровом отношении «Мысли» Паскаля представляют дневниковые фрагментарные записи, объединенные общей темой «человек и его заброшенность в мире», общей тональностью настроя, мотивами исповеди и авторского голоса, делающими фрагменты темами одной общей мелодии, связывающей произведение в одну, звучащую в унисон симфонию.

Было ли последним намерением Паскаля придать «Мыслям» именно такую форму, или фрагментарность явилась следствием незаконченности труда (или невозможности последующего объединения его, вне зависимости от желания автора), но данная форма «Мыслей» оказалась очень созвучной содержанию и изложению материала. Похоже, произведение уже само диктовало Паскалю композицию, заключающуюся в отсутствии композиции. Парадокс вышел вполне в духе Паскаля, как продолжение его афоризмов. Само произведение в общей своей композиции явилось обобщенным афоризмом.

Именно в подобного рода произведении как нельзя лучше можно было сочетать философские выкладки, религиозные проповеди, научные аргументации, поэтические куски, эмоциональные исповеди, лаконичные афоризмы и образные верлибры-зарисовки. Соответственно, именно в такой форме органичной выглядит смесь применяемых Паскалем пластов лексики: специального, книжно-повествовательного, поэтического и возвышенно-пафосного. Смесь лексических пластов присутствует и внутри самих фрагментов, поэтизируя философские рассуждения и придавая философскую глубину обобщения поэтическим сравнениям и зарисовкам. Перетекание лексических пластов, обогащающее текст, разводящее его в разные стороны и на разную глубину, создает стереоскопический эффект всеохватной действительности, вместившейся в 1000 с лишним отрывков. Подобным приемом Паскаль расширил сферу французского литературного языка, привнеся в нее новый лексикон слов, сделав его сочетания столь же литературными, как и чисто поэтический язык. Именно подобный прием свободного обращения с разного рода лексическим пространством, позволяющий усилить значение смыслового аспекта произведения, служащий своего рода ударным средством, оттачивающим мысль и поэтику, обогатил язык последующих писателей, и именно его взяли себе на вооружение экзистенциалисты.

Хотя Паскаль создал свои «Мысли» в эпоху расцвета классицизма, в жанровом отношении их нельзя назвать классицистическим произведением. Разорванная внешняя структура, неупорядоченность и несоразмерность фрагментов, внутренняя неуравновешенность и растерянность, не имеющая положительного разрешения, — противоречат классицистическим нормативным принципам построения художественного произведения. В то же время отдельные приметы классицистической нормативной эстетики присутствуют во внутренней структуре «Мыслей»: отточенность афоризмов, закругленность и точная лаконичность отдельных эссе, — а также в самой апологии к разуму как мерилу любой морали и сосредоточении внимания на внутренней борьбе и драматических противоречиях человека.

Если уж давать жанр «Мыслям», то к ним подошло бы определение симфонии.

Нечаянная незавершенность композиции «Мыслей» стала идеальной формой выражения личности автора, положив начало новому жанру эссе.

Список использованной литературы

[Электронный ресурс]//URL: https://psychoexpert.ru/kursovaya/filosofiya-serdtsa-b-paskalya/

паскаль литературный дневник

[Электронный ресурс]//URL: https://psychoexpert.ru/kursovaya/filosofiya-serdtsa-b-paskalya/

1.Бахмутский В. Французские моралисты. В кн.: Франсуа Ларошфуко. Максимы, Блез Паскаль. Мысли, Жан де Лабрюйер. Характеры.- БВЛ, М., 1974

.Большая советская энциклопедия. т.21. — М., 1953

.Бутовский И.Г. О жизни Паскаля и его сочинениях. XLIX стр. В кн.: «Мысли Паскаля». СПб., 1843

.Гуляев А.Д. Этическое учение в «Мыслях» Паскаля.- Казань, 1906

.Жирмунская Н.А. Предисловие. В кн.: Суждения и афоризмы.- М., 1990

.История всемирной литературы, т.4. — М., 1987

.История французской литературы, т. 1.- М., 1956

.История французской литературы, т. 2.- М., 1956

.Кляус Е.М., Погребысский И.Б., Франкфурт У.И. Паскаль.- М., 1971

.Кокосов В. Паскаль.- Горький, 1935

.Коцюбинский С.Д. Литературное наследие Паскаля, вып. 8.- Л., 1941

.Лансон Г. История французской литературы, СПб., т. 1.- М., 1899

.Моруа А. Литературные портреты. — М., 1970

.Паскаль Б. Мысли. СПб., пер. Первова П.Д., 1888;

.Стрельцова Г.Я. Блез Паскаль.- М., 1979

.Тарасов Б.Н. Паскаль.- М., 1979;

.Толстой Л.Н. Паскаль. В кн.: Л.Н.Толстой. Полн. собр.соч. (Юбилейное издание).- М., 1957

.Филиппов М.М. Паскаль. СПб., 1891

.Философская энциклопедия. т.4. — М., 1970

.Франсуа Ларошфуко. Максимы, Блез Паскаль. Мысли, Жан де Лабрюйер. Характеры.- БВЛ, пер. Э.Линецкой.- М., 1974

.Э. Бутру. Паскаль. Перевод с французского. СПб., 1901

Электронные источники

[Электронный ресурс]//URL: https://psychoexpert.ru/kursovaya/filosofiya-serdtsa-b-paskalya/

22.http://www.plam.ru/hist/istorija_filosofii_uchebnik_dlja_vuzov/p7.php

.http://www.vzms.org/pascal.htm