Образы детей в произведениях А. Платонова

Выпускная квалификационная работа

по специальности:

бакалавр Русский язык — 5111300»

на тему:

Образы детей в произведениях А. Платонова

Ташбаева Мухиддина Вахитовича , Гулистан 2016

Историческая реальность, сложившаяся в нашей стране в результате событий 1917 года, привела к осознанию необходимости создания нового искусства в новой социалистической стране. Эта идея коснулась и детской литературы. Главной задачей писателя стало создание новой литературы для «пролетарского и крестьянского ребенка», литературы, которая помогала бы формированию нового, советского человека, активного строителя нового общества. Важнейшей воспитательной задачей детской литературы 20-30-х годов прошлого столетия было воспитание детей в обществе, воспитание их в соответствии с идеологическим и политическим строем Советской России. Детская литература обращается к темам победы революции, крушения капитализма, социального строительства; дети воспринимаются как активные участники революционных событий. Героем произведений становится идеальный образ передовика-коммуниста, идеей — следование своим идеологическим принципам до конца.

Значительно отличается от общей тематики и стилистики советской детской литературы творчество писателя, мало известного советским читателям — Андрея Платонова. Попытаемся выяснить черты своеобразия части творческого наследия писателя, посвященной детям, через анализ исследовательской литературы о творчестве А. Платонова и преимущественно через его рассказы, определить источники формирования особого мировоззрения А. Платонова и способы его отражения в творчестве писателя.

В большинстве случаев герои платоновских рассказов — дети, и мир во-круг них передается читателю через призму их восприятия и осмысления. «… путь духовного становления многих героев Платонова ведет назад, в детство, где все едино и целостно, где не порвалась еще связь маленького человека с космосом», — писала исследователь Н.Н. Брагина (1, С. 365).

В рассказах А. Платонова ребенок смотрит на мир и воспринимает его по-взрослому, ставя себе масштабные цели познания окружающего его пространства и вещей, наполняющих его, понимания природы жизни и смерти и их соотношения, места смерти в жизни, если так можно сказать. Понятия и представления ребенка порой даже мистически-философские. Так, Никита одушевляет предметы и явления, окружающие его, видя в них людей ему родных и знакомых: на солнце живет дедушка, а банька — бабушка. Так те, кто умер, кто не существует для обычных людей (на другой день отец рубит сухой пень — «голову человека»), входят в мир ребенка через предметы путем его воображения, путем особого восприятия реальности («Никита»); Афоня стремится «делать из смерти жизнь» («Цветок на земле»).

6 стр., 2702 слов

Роль детской литературы в воспитании детей

... Книги для детей должны быть источником высокохудожественного, эстетического, нравственного воспитания. Много лет не стихающий спор вокруг вопроса о том, существует ли специфика детской литературы и необходима ... получает новое, более глубокое содержание и его идеал воспитания человека. Выяснив народность произведений великих русских писателей Пушкина, Гоголя, Крылова, Белинский впервые выдвинул и ...

Исследователи творчества А. Платонова отмечают постоянство мотивов в его произведениях, целостность его художественного мира: «Художественный мир Платонова обнаруживает единство и целостность благодаря некоторым своим постоянным…», — утверждает Н.А. Бабкина (5, С. 234).

«В них (детских рассказах. — прим. авт.) развернута целая система образов… в ее основе лежат «постоянные» платоновские мотивы», — пишет В.Ю. Вьюгин (2, С. 395).

Полностью раскрывает и объясняет суть «постоянного» Л.В. Карасев: «Платонов на редкость однообразный писатель. «Однообразный» в прямом смысле слова: он настойчиво воспроизводит один и тот же набор исходных мотивов-образов, которые то просматриваются вполне отчетливо, то требуют специальной расшифровки. Эти смыслы и есть «постоянное» у Платонова» (3, с. 9).

По мнению Л.В. Карасева, эти «постоянные смыслы» объединяют все тексты А. Платонова в один текст, характеризующийся «целокупным мирочувствием и столь же целостным художественным видением» (3, с. 9).

Но что явилось довлеющим фактором формирования такого «мирочувствия»? Безусловно, автор, отражая подобное видение мира в своих рассказах, сам обладал им.

Сегодня мы можем утверждать, что такое серьезное, «взрослое» восприятие мира сложилось в детстве самого Платонова путем стечения ряда весомых обстоятельств, совокупность которых формировала картину мира будущего писателя.

В многодетной семье железнодорожного слесаря Андрей Платонов был старшим из одиннадцати детей. Мать его рожала почти каждый год, отец практически не бывал дома, приходя только ночевать. На старшего сына легла забота о прокормлении и воспитании своих братьев и сестер; в 14 лет, оставив учебу, он вынужден был пойти работать. «Жизнь сразу превратила меня из ребенка во взрослого человека, лишая юности», — писал позже о своем детстве Платонов (Цит. по 4, С. 9).

Жизнь с малых лет учила его моральным правилам существования в коллективе, терпению, выдержке; воспитывала в нем сочувствие, сострадание, умение помочь другому в ущерб себе. Эти нравственные категории получили отражение в рассказе «Семен», где семилетний мальчик после смерти матери говорит отцу о младших: «Давай я им буду матерью, больше некому». Эта формула наиболее точно отражает характер детства Платонова, его позицию и роль в семье.

Отец Платонова, работая слесарем на железной дороге, практически не бывал дома. Оттого самым близким ребенку человеком у Платонова становится мать. Мать — это женское начало, родина, душа; отец же выступает как дух, сознание. Через мать ребенок постигает мир чувств и переживаний, мать он чувствует на биологическом уровне: «И пахло от нее, как от матери», — идентифицирует Артем учительницу в рассказе «Еще мама». Отец же несет в себе сознательное начало: «Тех ты выдумал, Никита, их нету, они непрочные», — говорит он сыну об одушевленных тем предметах. И с вхождением отца в мир Никиты все меняется: «Никита так же, как вчера, смотрел в лицо каждому существу во дворе, но нынче он ни в одном не увидел тайного человека; ни в ком не было ни глаз, ни носа, ни рта, ни злой жизни».

7 стр., 3252 слов

Воспитание детей в неполной семье

... Развод - частая причина появления неполных семей. Поскольку дети, как правило, остаются с матерью, то у матери образуется неполная семья, а отец либо становится одиночкой, либо вступает в новый брак, либо возвращается к ...

Чувственное начало матери — душа — порождает сердечность; дух, символизируемый отцом, несет сознательное начало. Союз матери и отца порождает семью; совокупность духа и души порождает платоновского «одухотворенного» человека. Семья становится отправной точкой в жизнь для каждого ребенка и в дальнейшем продолжает быть его опорой на жизненном пути. Так Артем, отрываясь от матери, уходя в социум, отождествляет учительницу с матерью, находя меж ними общие черты («Еще мама»); Тимоша всю жизнь тратит на возвращение домой, в семью, непрестанно вспоминая и зовя мать в пещере («Разноцветная бабочка»).

Семья есть мир воспитания, формирования и созревания личности; без семьи обществу невозможно получить полноценного человека. «Семья» — основная символическая константа писателя, потому что объединение народа с пастырем, идеологом должно по логике порождать большую семью — государство, которой на метафизическом уровне соответствует гармоническое объединение естественного и социального, реального и идеального», — утверждает исследователь Н.Г. Полтавцева (4, С. 58-59).

Оттого, идя вразрез с общественной идеологией, Платонов остается верен своей теме преодоления сиротства как главной катастрофы ХХ века, возвращения ребенка домой, в семью, обретения им родного отца, воссоздания полноценной, гармоничной семьи.

Очевидно, что тяжелое детство писателя получило отражение в его произведениях, в данном случае в детских рассказах; переживания, полученные в детстве, повлияли на формирование определенных мотивов в них. Основными темами рассказов Платонова являются тема семьи, тема взаимоотношения ребенка и матери,ребенка и общества, в которых можно выделить мотив сиротства (в большинстве рассказов ребенок лишен отца, а в некоторых — и отца, и матери), мотив познания (все герои «мучительно томимы жаждой правды»),мотив возвращения после странствий в семью или на «малую родину», место рождения.

Некоторые из этих тем были рассмотрены в литературоведческих работах Н.Н. Брагиной, В.Ю. Вьюгина, Л.В. Карасева, Н.Г. Полтавцевой. Однако в целом на сегодняшний день можно утверждать, что произведения Андрея Платонова, посвященные детям, не получили еще научного исследования в той степени, в которой они его заслуживают.

В современном литературоведении нет единства при раскрытии термина «концепт». Цель статьи — раскрыть основные семантические составляющие, проявления черт концепта «дети», «детство» на материале отдельных произведений писателей ХХ-начала ХХ1вв., таких, как А.Платонов, Ю.Казаков, Б. Екимов и др., выявить преемственность, схождения и разрывы в художественном исследовании писателями темы детства, в создании образа ребенка, образа матери как на уровне содержания, так и формы произведения. В принципе отбора авторов мы исходили из рамок конкретного временного интервала, первой и второй половины ХХ-начала ХХ1 вв., характеризуемого наличием уникальной идейно-эстетической парадигмы духовных исканий писателей различных литературных направлений. Так, творчество А.Платонова обозначило важный фактор развития общественной мысли, эстетики, культуры. Благодаря его художественным открытиям русская литература обрела новый способ видения и оценки событий, реализовав ключевые составляющие возрожденной в 1920-30-е годы «экзистенциальной парадигмы культуры», зафиксировавшей постоянный интерес художника к онтологическим, сущностным проявлениям бытия. Выбор авторов обусловлен и тем, что концепты «дети», «детство» являются смыслообразующими константами художественной картины мира рассматриваемых в статье писателей, выражают особенности их художественного сознания.

13 стр., 6299 слов

Особенности вакцинации детей, рожденных от ВИЧ-инфицированных матерей

... детьми от ВИЧ-инфицированных матерей и способы их вакцинации. Предмет исследования: анкетирование; статистические данные по теме. Гипотеза: своевременная вакцинация способствует предотвращению тяжелой инфекционной патологии детства, ... к 10 годам достигается их максимальное количество, соответствующее взрослым людям. У здорового ребенка пальпируются не более 3-х групп лимфатических узлов (шейные, ...

Под концептом мы понимаем философско-эстетический феномен, особое ментальное образование, являющееся единицей художественной картины мира автора, заключающее в себе, с одной стороны, универсальный художественный и культурный опыт (дискретная единица коллективного сознания), с другой, эмоционально-чувственные проявления индивидуума. При изучении закономерностей литературного процесса нам представляются важными доводы академика Д.С. Лихачева об обращении писателей к устойчивым темам, присущим отечественной и мировой культуре, к объединяющим идеям — концептам. Концепт (лат. conceptus — понятие), по Лихачеву, «не непосредственно возникает из значения слова, а является результатом столкновения словарного значения слова с личным опытом человека и народным опытом. Потенции концепта тем шире и богаче, чем шире и богаче культурный опыт человека». Для нашей работы существенным представляется определение термина «концепт» профессором Ю.С. Степановым как «объединяющих идей русской культуры», мировой культуры, которые «не требуется создавать заново, они уже есть — «константы».

Исследуя тему детства, органично включающую в себя семейную тему, А.Платонов опирается на предшествующий опыт литературы, на сакральные тексты как на литературные тексты-предшественники, прибегает к объединяющим идеям русской культуры — константам, поддерживает прецедентную в культуре тему спасения ребенка, нравственного пробуждения человека, его возрождения, рассматриваемую в произведениях Ф.М. Достоевского, Л. Толстого, М. Шолохова и др. писателей, поднимает вопросы вечных поисков счастья человеком и его тяги к духовному. Разработка Платоновым концепта «дети», «ребенок» восходит к библейскому архетипу, к библейской заповеди: «Иисус, призвав дитя, сказал: истинно говорю вам, если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное» (Еванг. От Матфея. Гл.18, п.3).

Тема «слезинки ребенка» и нравственного преображения взрослого в «Братьях Карамазовых» и в фантастическом рассказе Ф.М. Достоевского «Сон смешного человека», тема «силы детства», заключающейся в слабости ребенка, в романе Л.Н. Толстого «Анна Каренина» и в рассказе «Сила детства», доминантная тема деятельного добра в книге С.Т. Аксакова «Детские годы Багрова-внука» обретут актуальность в произведениях А. Платонова — в романе «Чевенгур», в повестях «Котлован», «Ювенильное море», «Эфирный тракт», «Джан», в рассказах «Родина электричества», «Песчаная учительница», «Фро», «Возвращение», «По небу полуночи», «Июльская гроза», «Уля», «Маленький солдат», в пьесах «Дураки на периферии», «14 Красных Избушек», «Ноев ковчег» и др. Платонов строит собственную систему нравственных координат человеческой жизнедеятельности, взяв за основу этику любви и памяти, восстановления связей человека с окружающими и универсальной ответственности каждого за все, что вершится на «планете людей». У истоков всечеловеческого братства в произведениях Платонова становится беспомощный ребенок, пробуждающий совесть, беспощадность самосуда, бескомпромиссность, органически присущие ребенку.

3 стр., 1478 слов

Роль дошкольного детства в жизни человека

... процессы восприятия или интенсивно формирующиеся в дошкольном детстве процессы наглядно-образного мышления и творческого воображения играют важную роль не только в жизни маленьких детей, но и в деятельности взрослого человека — рабочего, инженера, ученого, писателя. С. ...

Поэтические идеи Платонова о силе детской слабости, «связывающей людей в единое родство», сосредоточены в рассказе «Маленький солдат»(1943).

Ребенок активизирует силы взрослого, объединяет взрослых в стремлении защитить его от страданий, от несовершенства мира. Герой рассказа «Маленький солдат» Сергей Лабков вместе с родителями находится в действующей армии, на войне теряет и отца, и мать, полковника и военврача. Сережа остается в армии, чтобы быть полезным, ходит в разведку, выполняет серьезные задания. Любовь к осиротевшему мальчику, «вечное горе» ребенка сближают двух взрослых людей, майора Савельева и майора Бахичева. Объединяющая идея русской и мировой культуры сосредоточена в рассказе в словах: «Эта слабость детского, человеческого сердца, таящая за собой постоянное, неизменное чувство, связывающее людей в единое родство, — эта слабость означала силу ребенка». Концептуальными в рассказе являются авторские мысли о силе ребенка, заключающейся в его слабости, мысли о «святости детства» и враждебности войны, уводящей ребенка из «святого детства», мысли о семье, без которой душа взрослого может остаться «порожней», об ответственности взрослых за судьбу ребенка. «Мальчика я приучу к себе и сберегу — может, он и меня станет понемножку любить, а то живешь — товарищей много, а внутри все что-то без семьи порожним остается». Платонов преемствует и развивает концепцию активизации духовной жизни взрослого ребенком, разрабатываемую его предшественниками, проводит идею «восстановления человека», затронутую в рассказе Л.Н. Толстого «Сила детства» (1908).

Рассказ же Толстого представляет собой художественно переработанное изложение стихотворения Виктора Гюго «La guerre civile» («Гражданская война»).

Толстовский рассказ фокусирует его понимание темы детства, трактовку образа ребенка, призванного объединять людей во имя добра и справедливости. Такой подход прослеживается произведениях А.Платонова на всем пространстве творческого пути,в художественных произведениях, в «Записных книжках», в литературно-критических статьях «Пушкин и Горький» (1937).

«Пушкин — наш товарищ» (1937), «Детские годы Багрова-внука» (1941).

В литературно-критических статьях излагаются мировоззренческие принципы писателя, его этика и эстетические взгляды. В рецензии на повесть С.Т.Аксакова «Детские годы Багрова-внука» Платонов пишет, что «…отношение Аксакова к природе и русскому народу является лишь продолжением, развитием, распространением тех чувств, которые зародились в нем, когда он в младенчестве прильнул к своей матери, и тех представлений, когда отец взял своего сына и показал ему большой-большой светлый мир, где ему придется потом долго существовать. И ребенок принимает этот мир с доверием и нежностью, потому что он введен в него рукою отца». Как подчеркнет Платонов в «Записных книжках», «наблюдать за развитием сознания в ребенке и за осведомленностью его в окружающей действительности составляет для нас (взрослых — В.С.) радость». По Платонову, ребенок — «всемирный элемент» («Котлован»); ребенок «связывает людей в единое родство, заставляет кипеть нашу жизнь» («Маленький солдат»); «…от одного вида ребенка взрослые начинают более согласованно жить» (Котлован); «Большие — только предтечи, а дети — спасители вселенной» (Записные книжки); «Ребятишки — дело непокупное, и для сердца они больны, как смерть» («Июльская гроза»).

5 стр., 2033 слов

«Раскрытие эмоциональной выразительности у детей и взрослых»

... выразительности у детей и взрослых. Обозначить основные методы и приемы раскрытия эмоциональной выразительности у детей и взрослых. Объект исследования – процесс обучения танцам. Предмет исследования – методы и приемы раскрытия эмоциональной отзывчивости у детей и взрослых 1.1. Теоретические основы раскрытия эмоциональной выразительности у взрослых и детей Эмоциональная выразительность ...

Героев своих книг Платонов исследует прежде всего в социально-этическом плане. За каждым словом в философской прозе Платонова кроется многоуровневая мотивация, обнажающая мироощущение, нравственно-этические представления писателя. Мысли, прозвучавшие в литературно-критических статьях и рецензиях, письмах Платонова о семье как о «великой силе», как о «теплом очаге, где на всю жизнь согревается человеческое существо», легли в основу рассказа «Возвращение».(1946).

Уже название рассказа позволяет выявить главную мысль рассказа: по концепции автора герой рассказа, возвратившийся с фронта к жене и детям, обязан возвратить им то тепло, которого они были лишены в его отсутствие. В рассказе сталкиваются два «возвращения». Композиция рассказа, целесообразность всех его частей, художественного обрамления, кольцевой композиции, вводных эпизодов, лирических отступлений делают наглядней мысль автора об ответственности мужчины за благополучие любви, за душевное спокойствие женщины, жены, детей. С войны тридцатипятилетний капитан Алексей Иванов возвращается с ожесточившимся, нечутким сердцем. Он не может понять, как выжила его семья — жена Любовь Васильевна и двое детей — Петруша и Настя. Один из центральных эпизодов рассказа — фрагмент текста, описывающий мучительное объяснение Иванова с женой. Любовь Васильевна расскажет мужу, что «…не стерпела жизни и тоски» по нему, позволила человеку, «к которому потянулась душа», «стать близким, совсем близким». Вот как объясняет она свой поступок: «Нет, не была я с ним женщиной, я хотела быть и не могла. Я чувствовала, что пропадаю без тебя, мне нужно было — пусть кто-нибудь будет со мной, я измучилась вся, и сердце мое темное стало, я детей своих уже не могла любить, а для них, ты знаешь, я все стерплю, для них я и костей не пожалею!..». Из гордости и честолюбия Иванов пытается сбежать от жены, детей, уходит от семьи. Внутренний монолог героя объясняет его состояние: «…пусть она живет теперь по-своему, а он будет жить по-своему (…) его сердце ожесточилось против нее, и нет в нем прощения человеку, который целовался и жил с другим, чтобы не так скучно, не в одиночестве проходило время войны и разлуки с мужем». Бегущие за поездом дети становятся творцами переворота в душе отца, побуждают его к подлинному «возвращению»: «Иванов закрыл глаза, не желая видеть и чувствовать боли упавших обессилевших детей, и сам почувствовал, как жарко у него стало в груди, будто сердце, заключенное и томившееся в нем, билось долго и напрасно всю его жизнь и лишь теперь оно пробилось на свободу, заполнив все его существо теплом и содроганием. Он узнал вдруг все, что знал прежде, гораздо точнее и действительней. Прежде он знал другую жизнь через преграду самолюбия и собственного интереса, а теперь внезапно коснулся ее обнажившимся сердцем».

Начиная с первых своих произведений Платонов изображает единство мира взрослых и детей — в этом суть его концепции детства, и это единство показано с настоящей психологической глубиной. «Жить впереди детей», «обнажившимся сердцем» прикасаться к детям — эти истины являются самыми главными в нравственном опыте платоновских героев и определяют суть взаимоотношений взрослых с детьми. По точному определению Н.В.Корниенко, детство в прозе А.Платонова — «спрессованная метафора жизни».

4 стр., 1790 слов

Условия эффективной работы по выявлению и сопровождению одаренных детей

... активны. 2. Проблема выявления одаренности у детей и ее проявления. Раннее выявление, обучение и воспитание одаренных и талантливых детей составляет одну их главных проблем совершенствования системы ... знаний о методах выявления и развития одаренности на этапе дошкольного детства. Опыт современного образования показывает, что существуют различия между детьми. Выделяются дети с более развитым ...

Сопоставление прозы А. Платонова и Ю. Казакова позволяет говорить о сходном разрешении проблемы семьи, дома, отношения взрослых героев писателей к детям, к семье, к смерти. Рассказы Казакова «Свечечка» (1974), «Во сне ты горько плакал» (1977) близки прозе Платонова тончайшим и глубоким исследованием духовных контактов взрослых и ребенка. В этих рассказах в наиболее концентрированной форме развивается и актуализируется платоновская концепция детства, нашедшая воплощение в философеме из повести «Котлован»: «Насколько окружающий мир должен быть нежен и тих, чтобы она (девочка — В.С.) была жива». Казаков в духе платоновских «сокровенных» героев фиксирует мельчайшие изменения в переживаниях автобиографического героя-рассказчика за судьбу ребенка. Радость от общения взрослого с сыном сменяются тревогой, страхом за его жизнь, что он может заблудиться во время прогулки в лесу, что могут опять рваться бомбы и литься детские слезы, что может «кануть в небытие (…) счастливое ослепительное время блаженства», и душа ребенка будет «с каждым годом отдаляться, отдаляться …». «В твоем глубоком, недетском взгляде видел я твою, покидающую меня душу (…) Но хриплым, слабым голоском звучала во мне и надежда, что души наши когда-нибудь опять сольются, чтобы уже никогда не разлучаться. Да! Но где, когда это будет?». В рассказах осмысляются вопросы и жизни, и смерти, и тяготение душ, детской и взрослого человека, уже умудренного житейским опытом, пережившего смерть друга, сознательно расставшегося с жизнью, и воспоминания автобиографического героя- рассказчика о большом горе, пережитом в детстве, когда он в одной кучке с женщинами и детьми наблюдал за людьми в гимнастерках, охраняющих мужчин, выстроенных в шеренгу, а за шеренгой возвышалась насыпь, на которой стояли теплушки, выпускающий высокий черный дым паровоз.

Бесстрашное распознавание жизни, трагических ее обстоятельств, особенно обострившееся у Платонова к концу 30-х годов, свойственно и перу Казакова. «Торопливо сунув мне тяжелый узелок с бельем и консервными банками, мать подтолкнула меня, крикнув вдогонку: «Беги, сыночек, к папе, отдай ему, поцелуй его, скажи, что мы его ждем!» — и я, уставший уже от жары, от долгого стояния, обрадовался и побежал… (…) Я бежал, поглядывая то себе под ноги, то на отца, у которого я различал уже родинку на виске, и вдруг увидел, что лицо его стало несчастным, и чем ближе я к нему подбегал, тем беспокойней становилось в шеренге, где стоял отец…».

Продуктивно в плане сравнения, переклички мотивов «возрождения героя», восхождения его от безысходности к надежде, от эгоизма к «правде жизни» — любви к детям сопоставить рассказы «Возвращение», «Ветер-хлебопашец», «Уля», «Июльская гроза» Платонова с рассказами Лауреата премии А.И. Солженицына Бориса Петровича Екимова «Продажа» (1996), «Фетисыч»(1996), «Белая дорога», «Пастушья звезда» (1989), «Пиночет» (1999), «Теленок» (2005) и др., собранными и опубликованными в книгах «Девушка в красном пальто» (1974), «Холюшино подворье: Рассказы и повести» (1984), «Елка для матери: Рассказы» (1984), «За теплым хлебом» (1986), «Пиночет. Повести и рассказы» (2000) и др.

32 стр., 15527 слов

«Формирование ценностей здорового образа жизни детей старшего ...

... становится воспитание у детей потребности в ведении здорового образа жизни, развитии ... И.Е., Новикова И.М., Платонова О.И., Токарева Е.А., ... ЗДОРОВОГО ОБРАЗА ЖИЗНИ У ДЕТЕЙ СТАРШЕГО ДОШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА 1.1 Понятие «ценности здорового образа жизни детей дошкольного возраста» Задача раннего формирования ценностей здоровья актуальна, своевременна и достаточна сложна. В период дошкольного детства ...

Сопоставление творчества А. Платонова и Б.Екимова может показаться на первый взгляд неожиданным, однако погружение в мир их прозы обнаруживает далеко не случайную связь, существующую между ними. Анализируя прозу писателей в художественном осмыслении темы детства, преемственности поколений, взаимоотношений взрослых с миром ребенка, подростка, мы говорим не только о литературном воздействии таланта Платонова, а о едином направлении творческих поисков писателей, пришедших «после Платонова», о попытке их героев, говоря словами Л. Шубина, «осмыслить свою жизнь, жизнь других людей». Роднит писателей сходный взгляд на назначение искусства, предъявление спроса к самому человеку за обустройство жизни. Философемы писателей: «Действуй, радуйся и отвечай сам за добро и за лихо, ты на земле не посторонний прохожий» (Платонов «Афродита»); «Каждый повинен в жизни своей и волен в ней».(Б.Екимов. Пресвятая Дева-Богородица»).

Б.П. Екимов поэтизирует созидателя, человека-труженика на своей земле. «В поле сейчас пшеница уже поднялась. Сизоватый тяжелый колос. Мерная зыбь хлебов, колыханье. А в степи косят траву. Сохнет сено. Утренняя тишина. Горлица стонет в тополевой гуще. Детский голос — в соседнем дворе. Господи… Что нужно нам в этом мире? Что ищем?…».

Типологические связи на уровне содержания прослеживаются в рассказах А. Платонова «Ветер-хлебопашец»(1943), «Цветок на земле» и Б.Екимова «Фетисыч». Дети в произведениях писателей стремятся обустроить жизнь, землю, на которой они живут. В разрушенной фашистами деревне, в которой остались лишь несколько немощных стариков и детей, «сухорукий» «ребенок-хлебопашец» — возделывает землю, чтобы на пожарище снова началась жизнь. Это мудрый ребенок, противостоящий злу. Он — изобретатель, использует силу ветра, «запряженную в плуг». Обаятельный своей любознательностью, открытостью миру, мальчик Афоня создает свой микромир, где никто не должен быть обижен («Цветок на земле»).

Мальчик хочет узнать «тайну жизни», «все самое главное». И дедушка показывает внуку цветок, который растет из камня, «мертвого праха». «Цветок этот — самый большой труженик, он из смерти работает жизнь. Это и есть самое главное дело на белом свете», — объясняет дед внуку «тайну жизни». Прикоснувшись к тайне превращения мертвого вещества в живое растение, ребенок открывает для себя смысл жизни. «Теперь я сам знаю про все!» — скажет Афоня дедушке Титу. « — Ты спи, а когда умрешь, ты не бойся, я узнаю у цветов, как они из праха живут, и ты опять будешь жить из своего праха».

О гибнущей деревне, о школе, оставшейся без учителя, о мальчике-»старичке», сделавшем родной хутор «живым» повествует рассказ Екимова «Фетисыч». Героя рассказа, девятилетнего деревенского мальчика, объединяет с платоновскими героями из рассказов «Ветер-хлебопашец», «Цветок на земле» созидательный непоказной оптимизм, ответственность за себя и других, умение и способность отказаться от заслуженных льгот для себя. После смерти учительницы хуторская школа обречена, ее закроют, школьники не смогут продолжать учиться дома, а в районо не могут найти замену умершей учительнице. Самого Фетисыча переманивает учиться в лучших условиях районное начальство. Но маленький герой Екимова принимает на себя учительские обязанности, не даст разорить школу. «Хутор лежал вовсе тихий, в снегу, как в плену. Несмелые печные дымы поднимались к небу. Один, другой… За ними — третий. Хутор был живой. Он лежал одиноко на белом просторе земли. Среди полей и полей».

12 стр., 5609 слов

Развитие гибкости у детей младшего школьного возраста

... окостенения. Объект: процесс развития гибкости у детей младшего школьного возраста. Предмет: средства, способы и методы развития и совершенствования гибкости у детей младшего школьного возраста посредством хореографии. Цель: теоретическая разработка и апробация комплекса средств и методов воспитания гибкости у детей младшего школьного возраста посредством хореографии. ...

Б.Екимов живет на Дону, пишет о тех, кто его окружает, о «простых» людях, их заботах и печалях: Схождения прозы Б.П.Екимова с прозой А.Платонова четко прослеживаются в художественном исследовании «тревоги бедных деревень» , в преемственности и развитии проблем онтологических основ бытия, рассматриваемых в прозе классика. Дети в прозе Б.Екимова, как и в художественном мире А.Платонова, высекают из взрослых искры человеческого тепла, умножают силу нравственного зрения. О таких взрослых героинях, русских беженцах, купивших на последние деньги девочку в вагоне поезда у «хмельной» матери, собиравшейся дочь «продать в Америку», повествует рассказ Екимова «Продажа». Явные аналогии при чтении этого рассказа возникают с предостережением А.Платонова в очерке «Че-Че-О» (1930): «Первая необходимость (…) когда мне и тебе отлично, а ребенка пустить к людям не страшно». Но Екимова нельзя назвать «плакальщиком по ушедшему». Он пишет о героях-личностях, предъявляет спрос, в традициях А.Платонова, как мы отметили, к самому человеку. Философема писателя — «Каждый повинен в жизни своей и волен в ней».

Итак, в концепт «детство», «дети» А.Платонов, Ю.Казаков, Б. Екимов вкладывают особый смысл -»дети — спасители человечества»; в детстве «образуется» ум и сердце ребенка; дети — проблема общечеловеческая; от решения проблемы «детство», «дети», «семья» зависит судьба культуры, цивилизации; в любви ребенка к матери и отцу «заложено» его будущее чувство «общественного человека».

Глава 2. Художественные особенности произведений А.П.Платонова при решении темы детства

2.1 Концепт детства в повести А.Платонова «Котлован»

Интерес к творчеству русского писателя- мыслителя ХХ века А. П. Платонова начала нового столетия значительно вырос.Необычайно широка концептосфера творчества А.Платонова, в которой особое место занимает концепт детства. Л. Карасев полагает, что «принцип. «детского» в мире Платонова утверждался автором настойчиво и повсеместно — к нему может быть сведен любой из постоянных мотивов писателя» [4; 124]. Именно в художественном развертывании концепта детства наблюдается предельная метафоризация платоновского текста. Исследователи считают «Котлован» одним из «самых загадочных и самых трудных для интерпретации текстов писателя» [2; 605]. Актуальна сама проблема определения художественного концепта. В анализе мы исходили из того, что в художественном концепте сложно взаимодействуют универсальное, национальное и индивидуально-авторское начала. Исследователи сходятся в том, что это «сложное ментальное образование, принадлежащее не только индивидуальному сознанию, но и психоментальной сфере определенного этнокультурного сообщества… универсальный художественный опыт, зафиксированный в культурной памяти и способный выступать в качестве фермента и строительного материала при формировании новых художественных смыслов».

В «Котловане» были рассмотрены наиболее значимые фрагменты, раскрывающие концепт детства на лексическом, повествовательном, сюжетном и образном уровнях. В ходе анализа были выявлены следующие семантические планы концепта детства: 1. Онтологический: детство как начальный акт «драмы великой. жизни» [9; 253]. 2. Социально-исторический: метафора «детства», развернутая на начало строительства социализма в СССР. 3. Этический: судьба ребенка — нравственный индикатор общества.Сакрально-футурологический: детство как более совершенная модель человечества.

Представляется важным гендерное содержание концепта детства в повести: как в системе детских персонажей, так и в повествовательной стратегии автора. В системе детских персонажей доминируют женские. Это позволило автору сюжетно и повествовательно связать концепт детства с культурно-историческим содержанием концептов «жизнь», «родина» и «Россия», а также придать ему сакрально-футурологическое содержание. Строители в повести Платонова роют котлован для будущего «общепролетарского дома». Образ дома имеет расширенное символическое значение: это и дом «для детей», и город будущего, и социализм как новая политическая формация в рамках не только одной страны, но и в мировом масштабе. Так, чрезвычайно важная у А. Платонова идея дома как эквивалента нового жизнеустройства . Мотивы сиротства, отсутствия семьи и дома — из постоянно звучащих в творчестве А. Платонова. «Бессемейные» дети появляются уже на первых страницах повести и лейтмотивом проходят через все произведение. Первая массовая сцена детства, изобилующая в описании метафорами, — марш сирот-пионерок. В экспозиции эпизода Платонов показывает детей, родившихся в годы Гражданской войны: «Любая из этих пионерок родилась в то время, когда в полях лежали мертвые лошади социальной войны, и не все пионеры имели кожу в час своего происхождения, потому что их матери питались лишь запасами собственного тела; поэтому на лице каждой пионерки осталась трудность немощи ранней жизни, скудность тела и красоты выражения» [8; 24]. Метафора «трудность немощи ранней жизни» говорит не только о тяжелых условиях, в которых дети растут, но и о «тяжести» самого роста: физического, психического и духовного. Сравнивая данную метафору, можно отметить, что в нем сохраняется платоновская двусмысленность: это не только физическая болезненность, но и психологическая неустроенность, а также «болезненность» социальных обстоятельств. Платоновское «не все дети имели кожу в час своего происхождения» трансформируется в «некоторые девочки были невы- ношенными в момент своего рождения» [10; 12]. Здесь уменьшается экспрессивность выражения. Прилагательное «невыношенный» по сфере употребления тяготеет к медицине, теряя тем самым эмоциональность. В то же время, как и в тексте оригинала, подчеркивается лютый голод социальной войны, когда матери пионерок «питались лишь запасами собственного тела».. Писателю важно показать, что пионерки — сироты, сиротством «пролетаризированные» и очищенные от возможно классово чуждого прошлого. Это девочки, удочеренные революцией. Они, ровесницы Страны Советов, уже включены в социально-политическую жизнь: они — пионерки.. Идут они военным «точным маршем», словно мальчишки, в матросках и беретах — все, как одна: идея равенства, полноценности, символически осуществленная в мужском гендере.

Инвалид Жачев видит в девочках «нежность революции». В марше пионерок есть эпизод, когда одна девочка выбегает из строя и срывает полевой цветок. Главный герой Вощев хочет «жить впереди детей, быстрее их смуглых ног, наполненных твердой нежностью». Метафора «твердая нежность» относится по классификации О. Ахмановой к метафоре ломаной, то есть противоречивой (смешанной), приводящей к объединению логически несовместимых понятий [1; 54]. Платонов прибегает к использованию оксюморона («твердая нежность») для того, чтобы обозначить всю сложность жизни и ее восприятия. Мягкость, в отличие от нежности, — свойство более физическое, нежели душевное. Однако перевод данного оксюморона можно рассмотреть и с другой точки зрения. Мягкость — вполне платоновский эквивалент слова «нежность». Ярко выраженная в переводе физическая характеристика важна в платоновском понимании и изображении детства. Необходимо также заметить, что лексема «мягкость» в переносном значении имеет психологический смысл (мягкосердечный человек, мягкий характер), а решительность поступков — вполне детское свойство. Детство совмещает в себе оба качества. И с этой позиции найденный переводчицей вариант точно передает концепт детства в повести «Котлован».

Главным детским персонажем повести и персонифицированной надеждой строителей на осуществление счастья и истины является девочка Настя. Она для них — живой символ будущего. Образ Насти соотносится с образом Божественного вестника, ангела, покровительствующего человеку. В атеистическом мире с ней и ее поколением строители связывают надежду на свое научное воскрешение в социалистическом будущем. Настя живет на котловане, «покинутая без родства среди людей». На социалистической стройке девочка вынуждена все время отрекаться от своего происхождения, скрывать, что ее мать Юлия — «буржуйка». Характеристика «покинутая без родства среди людей». Очевидно, что Настю нельзя считать брошенной: все строители без исключения заботятся о ней. Однако теряется важное в смысловом отношении платоновское «без родства», сигнализирующее о том, что государство, как ни старалось, не смогло заменить Насте родную семью и материнскую любовь.

Имя Анастасия с греческого переводится как «воскресшая / воскрешающая», означает возвращение к жизни [7; 48]. Однако судьба девочки трагически противоречит смыслу имени. Изначально образ Насти контекстуально оформлен семантикой смерти: это подвал, где умирает Юлия и вслед ей обречена и дочь буржуйки. Символичность этой ситуации отмечали многие исследователи, Н. Дужина пишет: «…повесть А. Платонова посвящена судьбе России: умершая и оставленная лежать под спудом мать Насти символизирует вечную Россию, Россию историческую, ушедшую в прошлое без возврата; сама же Настя является символом новой советской России, ставшей «сиротой» без России исторической и по этой причине погибающей» [3; 94]. По мнению Н. Малыгиной, «в метафорическом развертывании концепта детства жертвой «будущей гармонии» становится самое будущее, воплощенное в образе Насти» [5; 40].

В эпилоге «Котлована» писатель выстраивает публицистически прямую образную параллель «девочка Настя — страна-эсесерша». Платонов выражает сомнение в правильности «генеральной линии», навязанной стране: «Погибнет ли эсесерша подобно Насте.» Все детали Настиной биографии, обстоятельства появления на котловане и смерть в аллегорической форме изображают безысходность разрыва национальной истории, тревогу автора за будущее родины и социализма.

Страница:

  • 1