Л. С. Выготский основоположник теории развития детей с особыми

Реферат

Л. С. Выготский основоположник теории развития детей с особыми 1 С этим файлом связано 1 файл(ов).

Среди них: .

Л. С. Выготский основоположник теории развития детей с особыми 2Показать все связанные файлы


Подборка по базе: КЛАССИЧЕСКИЕ СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ ТЕОРИИ.docx , Курсовая по теории государства иправа.docx , Основы теории государства и права.ppt , Развитие теории рынка и рыночных отношений в экономической науке , история развития теории вероятности».docx , основы эконом теории.odt , 3Основные теории детского развития.docx , Слайд 2 Процессуальные теории мотивации.docx , Реферат по экономической теории.docx , Основные сведения о теории сплавов.docx


Л.С. Выготский основоположник теории развития детей с особыми

Выдающийся советский психолог

Дефектология, как наука неразрывно связана с именем выдающегося отечественного психолога и дефектолога Льва Семеновича Выготского, который внес неоценимый вклад в развитие дефектологии, как науки и практики. Л. С. Выготского по праву считают основоположником современной дефектологической науки. В отечественной дефектологической науке Л. С. Выготский оставил след не только как теоретик, исследующий проблемы детской (возрастной) психологии, но и что особенно важно, как практик в области аномального психического развития данной категории детей.

В 1929 г. Л. С. Выготский, занимаясь вопросами обучения и воспитания аномальных детей, организует лабораторию по психологии аномального детства, которая в последствии «выросла» в Экспериментальный дефектологический институт (ЭДИ).

На протяжении многих лет он возглавлял ЭДИ и был научным руководителем ряда ученых, проводившихся в исследования в этой области. Областью его научных интересов становится особая сфера практики — работа с детьми, страдающими различными умственными и физическими дефектами. Одной из основных проблем, которой он занимался, была проблема закономерностей развития как нормальных, так и аномальных детей. Он систематически участвовал в консультациях детей, осуществляя там руководящую роль. На его консультациях побывали сотни детей с различными отклонениями в психическом развитии [5].

На основе собственных экспериментов Л. С. Выготский пришёл к следующему выводу: «Социальные условия играют важную роль в формировании личности ребенка». Анализ каждого случая той или иной аномалии Л. С. Выготский рассматривал как конкретное выражение какой-либо общей проблемы. Результаты своих исследований в 1928 г. он публикует в статье «Дефект и сверхкомпенсация», в которой дает системный анализ аномалий психического развития. Предложенные им в статье научные тезисы имеют место и в современной дефектологии: «…Всякий дефект создает стимул для выработки компенсации». Понятие дефекта и особенно понятие сверхкомпенсации понимаются Л. С. Выготским достаточно широко: «Путь к совершенству лежит через преодоление препятствий, затруднение функции есть стимул к ее повышению» [2, с.36].

4 стр., 1860 слов

Вклад отечественных психологов в развитие психологической науки

... присоединить к физиологическому объяснению психологическое — особенно, когда ... наук, а в 1925 году организует Институт физиологии, бессменным директором которого он оставался до 1936 г. Научное творчество И.П.Павлова оказало огромное влияние на развитие ... аппарата сеченовской рефлекторной теории психических процессов. "Мысль ... И.П.Павлову внести значительный вклад в разработку такой существенной ...

1.

В тех системах психологии, которые в центр ставят понятие целостной личности, идея сверхкомпенсации играет доминирующую роль. «Что меня не губит, делает менясильнее», — формулирует эту идею В. Штерн, указывая, что из слабости возникает сила, из недос татков — способности (W. Stern, 1923, с. 145).

Широко распространенное и очень влиятельное в Европе и Америке психологическое направление, созданное школой австрийского психиатра Адлера и называющее себя индивидуальной психологией, т. е. психологией л ичности, развило эту идею в целую систему, в законченное учение о психике. Сверхкомпенсация не есть какое-либо редкое или исключительное явление в жизни организма. Примеров ее

можно привести бесконечное множество. Это, скорее, в высшей степени общая и широчайше распространенная черта органических процессов, связанная с основными законами живой материи. Правда, мы до сих пор не имеем сколько-нибудь исчерпывающей и всеохватывающей биологической теории сверхкомпенсации, но в ряде отдельных областей ор ганической жизни эти явления изучены столь основательно, практическое использование их столь значительно, что мы с полным правом можем

говорить о сверхкомпенсации как о научно установленном фундаментальном факте в жизни организма.

Мы прививаем здоровому ребенку оспенный яд. Ребенок переносит легкую болезнь и по выздоровлении становится на много лет защищенным против оспы. Его организм о приобрел иммунитет, т. е. не только справился с легким заболеванием, которое мы вызвали привив кой, но вьышел из этой болезни более здоровым, чем был до нее.

Организм сумел выработать противоядие в гораздо больших размерах, чем требовалось дозой внесенного в него яда. Если мы теперь сравним нашего ребенка другими, не испытавшими прививки, то у видим, что он в отношении этой страшной болезни является сверх здоровым: он не только не болеет сейчас, как другие оровые дети, но он и не может заболеть, он останется здоровым и тогда, когда снова попадет ему в кровь.

Вот этот, с первого взгляда парадоксальный органический процесс, превращающий болезнь в сверхздоровье, слабость в силу, отравление в иммунитет, и носит название сверхкомпенсации. Сущность ее сводится к следующему: всякое повреждение или вредоносное воздействие на организм вызывает со стороны последнего защитные реакции, гораздо более энергичные и сильные, чем те, которые нужны, чтобы парализовать непосредственную опасность. Организм представляет относительно

замкнутую и внутренн е связанную систему органов, обладающую большим запасом потенциальной энергии, скрытых сил. Он действует в минуты опасности как единое целое, мобилизуя скрытые запасы накопленных сил, сосредоточивая в месте опасности с большей расточительностью горазд о большие дозы противоядия, чем

8 стр., 3677 слов

Дефект и компенсация. Условия превращения минуса дефекта в плюс компенсации

... структур, которые раньше не участвовали в ее осуществлении. Компенсация дефекта рассматривается как сложный синтез социальных и биологических факторов, определяющими среди которых является деятельность ... можем говорить о компенсации как о научно установленном фундаментальном факте в жизни организма. Целью контрольной работы, является изучение процесса компенсации дефекта. В ходе исследования ...

доза грозящего ему яда. Таким путем, организма не только компенсирует причиненный ему вред, но всегда вырабатывает излишек, перевес над опасностью, приводящий его в более высокое состояние защищенности, чем то, которое у него было до .возникновения опасности.

К месту, в которое проникла зараза, белые кровяные шарики устремляются в гораздо большем количестве, чем нужно для того, чтобы справиться с заразой. Это и есть сверхкомпенсация. Если лечат туберкулезного больного, впрыскивая ему уберкулин, т. е. тубе ркулезный яд, то рассчитывают на сверхкомпенсацию организма. Это несоответствие раздражения и реакции, неравенство действия и

противодействия в организме, излишек противоядия, прививка сверхздоровья через болезнь, поднятие на высшую ступень через прео доление опасности важны для медицины и педагогики, для лечения и воспитания. И в психологии это явление получило широкое применение, когда стали изучать психику не изолированно от организма, как отрешенную от тела душу, а в системе организма, как его своеобразную и высшую функцию. Оказалось, что в системе личности сверхкомпенсация играет не меньшую роль. Достаточно обратиться к современной психотехнике. Согласно ее взгляду, такая важнейшая в процессе воспитания личности функция, как упражнение, в сущности сводится к явлениям сверхкомпенсации. Адлер обратил внимание на то, что неполноценные органы, функционирование которых затруднено или нарушено вследствие дефектов, необходимо вступают в борьбу, в конфликт с внешним миром, к которому они должны приспособиться. Эту борьбу сопровождает повышенное заболевание и смертность, но

борьба же таит в себе повышенные возможности сверхкомпенсации .

Чувство или сознание малоценности, возникающее у индивида вследствие дефекта, есть оценка своей социальной позиции, И она становится главной движущей силой психического развития. Сверхкомпенсация, «развивая психические явления предчувствия и предвиден ия, а также их действующие факторы вроде памяти, интуиции, внимательности, чувствительности, интереса — словом, все психические моменты в усиленной степени» (там же, с. 11), приводит к сознанию сверхздоровья

в больном организме, к выработке сверхполно ценности из неполноценности, к превращению дефекта в одаренность, способность, талант. Страдавший недостатками речи Демосфен становится величайшим оратором Греции. Про него рассказывают, что он владел своим великим искусством, специально увеличивая св ой природный дефект, усиливая и умножая препятствия. Он упражнялся в произнесении речи, наполняя рот камешками и стараясь преодолеть шум морских волн, заглушающих его

голос.

2.

Для теории и практики воспитания ребенка с дефектами слуха, зрения и т. п. учение о сверхкомпенсации имеет фундаментальное значение , служит психологическим базисом. Какие перспективы открываются перед педагогом, когда он узнает, что дефект есть не тол ько минус, недостаток, слабость, но и плюс, источник силы и способностей, что в нем есть какой-то положительный смысл! В сущности, психология давно учила этому, педагоги давно это знали, но только теперь с

7 стр., 3415 слов

Развитие личности ребенка

... Ботович, А.С. Выготского, А.Н. Леонтьева, С.Л. Рубинштейна, П.Р. Чаматы, И.И. Чесноковей, Е.В. Шороховой проанализировали вопрос о становлении самосознания в проблеме развития личности. Исследования ... соответствовать этому эталону поведения, приобретает личностный смысл, у ребенка появляется ответственность как черта личности. Ребенок шести – семи лет может самостоятельно выбирать способы ...

научной точностью сформулирован главнейший за кон: ребенок будет хотеть все видеть, если он близорук, все слышать, если у него аномалия слуха; будет хотеть говорить, если у него затруднения в речи или заикание.

Воспитание детей с различными дефектами должно базироваться на том, что одновременно с дефектом даны и психологические тенденции противоположного направления, даны компенсаторные возможности для преодоления дефекта, что именно они выступают на первый план в развитии ребенка и должны быть включены в

воспитательный процесс как его движущая сила. Построить весь воспитательный процесс по линии естественных тенденций к сверхкомпенсации — значит не смягчать тех трудностей, которые возникают из дефекта, а напрягать все силы для его компенсации, выдвигать только те задачи и в том порядке, какие отвечают

постепенности становления всей личности под новым углом.

Социальная полноценность есть конечная целевая точк а воспитания, так как все процессы сверхкомпенсации направлены на завоевание социальной позиции. Компенсация идет не к дальнейшему уклонению от нормы, хотя бы в положительном смысле, но к сверхнормальному, односторонне уродливому, гипертрофированному развитию личности в отдельных отношениях, но в сторону нормы; в сторону приближения к определенному социальному типу. Нормой сверхкомпенсации является определенный социальный тип личности. У глухонемого ребенка, как бы отрезанного от мира, выключенног о из всех социальных связей, мы найдем не понижение, но повышение

социального инстинкта, воли к общественной жизни, жажды общения. Его психологическая способность к речи обратно пропорциональна его физической способности говорить. Пусть покажется пара доксом, но глухой ребенок больше нормального хочет говорить и тяготеет к речи. Наше обучение проходило мимо этого, и глухие без всякого воспитания, вопреки ему, развивали и создавали свой язык, который возникал из этого тяготения. Здесь есть над чем подумать психологу. Здесь причина нашей неудачи в развитии устной речи у глухонемых.

Точно так же и слепой ребенок обладает повышенной способностью к овладению пространством, большим по сравнению со зрячим ребенком тяготением к тому миру, который нам без труда дан благодаря зрению. Дефект есть не только слабость, но и сила. В этой психологической истине альфа и омега социального воспитания детей с Дефектами.

В 1931 г. он публикует фундаментальный труд «Диагностика развития и педологическая клиника трудного детства», где подробно проанализировано состояние диагностики того времени и намечены пути ее развития. В этот же период Л. С. Выготским создана монография «История развития высших психических функций», в которой развёрнуто изложена культурно-историческая теория развития психики. В ней он предлагает различать низшие и высшие психические функции, и соответственно два плана поведения — натуральный, природный (результат биологической эволюции животного мира) и культурный, общественно-исторический (результат исторического развития общества), слитые в развитии психики. Учение Л. С. Выготского является основой для развития отечественной дефектологии. Нет ни одного направления в современной дефектологии, которое не базировалось бы на фундаментальных экспериментальных и теоретических исследованиях Л. С. Выготского [6, c. 18]. Несмотря на то, что Л. С. Выготский был активным исследователем и талантливым экспериментатором, он в то же время был и выдающимся теоретиком. Свои теории, аномального психического развития, он доказывал с помощью экспериментов. При анализе результатов своих исследований, он изучал не только поведение ребенка, но и обогащал через свое знание о детях и их развитие это знание, поднимая теорию на новый уровень. Л. С. Выготский в одном из своих психологических трудов говорил: «Никакое большое дело в жизни не делается без большого чувства». Он умело совмещал обоснование теоретической мысли с повседневным общением с детскими душами. Л. С. Выготский является основоположником теории о первичной и вторичной природе дефекта. По результатам своих исследования в этой области он утверждал, что необходимо строго различать первичные и вторичные отклонения, которые ведут к задержке развития ребенка с особыми образовательными потребности. Он утверждал, что одни дефекты связаны с материалистической стороной умственной отсталости , другие дефекты являются наслоениями над этими первичными. Эти вторичные наслоения — продукт особого положения, которое ребенок занимает в социальном обществе вследствие своего патологического развития. Источники первичных дефектов связаны с органическим нарушением ЦНС, и эти нарушения очень трудно ослабить. Все педагогические усилия должны быть направлены на предупреждение появления вторичных дефектов и устранение ранее возникших, так как вторичные дефекты легче поддаются коррекции. По результатам своих исследований Л. С. Выготский выделил два вида дефектов, которые стали основополагающим фундаментом для построения коррекционно-воспитательной работы с данной категорией детей [1].

Результаты исследований Л. С. Выготского подвергли критике учение о слабоумии, которое характеризует ребенка с негативной стороны. Основной задачей своего изучения данного вопроса он выдвинул «определение всего лучшего», что есть в аномальном ребенке. Он утверждал, что в коррекционной работе с данной категорий детей необходимо опираться на сохранные стороны его личности. При этом Л. С. Выготский обращал внимание на своеобразие развития аномальных детей. Он говорил, что аномальная личность формируется только в процессе взаимодействия биологических, социальных и педагогических факторов. Основным смыслом педагогического воздействия Л. С. Выготский определял содействие развитию личности. Он считал, что каждый аномальный ребенок имеет резерв здоровых задатков, которые при соблюдении определенных условий, откроют большие возможности для развития личности. Но для этого необходимо определить их уровень и создать благоприятные условия. Только в таком случае аномальные дети могут в своем развитии перейти на качественно новый уровень. Эти перспективные возможности ребенка были названы автором зоной ближайшего развития. Данное понятие, введённое Л. С. Выготским и означающее расхождение между уровнем существующего развития ребёнка (какую задачу он может решить самостоятельно) и уровнем потенциального развития, которого он же способен достигнуть под руководством педагога и в сотрудничестве со сверстниками. Или, как писал Л. С. Выготский: «обучение ведёт за собой развитие» [2, c. 42]. Суть теории компенсации Л. С. Выготского в следующем: «Основной факт, с которым мы встречаемся в развитии, осложненным дефектом, есть двойственная роль органического недостатка в процессе этого развития и формирования личности ребенка. С одной стороны, дефект есть минус, ограничение, слабость, умаление развития; с другой стороны — именно потому, что он создает трудности, он стимулирует повышенное, усиленное движение вперед. Несмотря на то, что в середине XX века учение Л. С. Выготского не признавалось — сегодня имя Л. С. Выготского приобрело признание во всем мире. Работы Л. С. Выготского такие, как «Педагогическая психология», «Учение об эмоциях», «Психология искусства», «Орудие и знак», «Язык и мышление», «Мышление и речь» хорошо известны в нашей стране и за рубежом [2, c. 56]. Л. С. Выготский был человеком удивительной эрудиции в различных научных сферах, начиная от литературы и заканчивая медицинскими знания, интеллектуалом, мыслителем. Многие известные дефектологи такие, как Р. Е. Левина, Э. С. Бейн, Ж. И. Шиф, Н. Г. Морозова работали со Львом Семеновичем. Они так оценивают его вклад в развитие теории и практики психологии и дефектологии: «Его труды служили научной основой построения специальных школ и теоретическим обоснованием принципов и методов изучения диагностики аномальных детей. Л. С. Выготский оставил наследство непреходящего научного значения, вошедшее в сокровищницу отечественной и мировой психологии, дефектологии, психоневрологии и других смежных наук». Научное наследие Л. С. Выготского — это около двухсот исследовательских работ, среди которых Собрание сочинений в 6-ти томах, научный труд «Психология искусства»

Жозефина Ильинична Шиф (1904–1978) — профессор, доктор психологических наук, видный ученый, психолог и дефектолог. В январе 2004 г. исполнилось 100 лет со дня ее рождения.

Начав свою трудовую деятельность учителем начальных классов массовой школы, Ж.И.Шиф проявила интерес к исследовательской работе. Под руководством Л.С.Выготского она защитила кандидатскую диссертацию и издала книгу «Развитие научных понятий у школьника (1935).

В дальнейшем, став одним из ведущих сотрудников НИИ дефектологии, Ж.И.Шиф занималась общими вопросами специальной психологии, проблемами обучения и развития аномальных детей, особенностями формирования речи и мышления глухих и умственно отсталых школьников. Ею опубликовано свыше 100 работ по специальной психологии. Среди них следует особо отметить книгу «Усвоение языка и развитие мышления у глухих детей» — фундаментальный вклад в теорию и практику сурдопсихологии.

К юбилею Ж.И.Шиф ее дочь Т.Ф.Костина составила книгу, в которую вошли воспоминания коллег, учеников, а также друзей известного ученого. Свой вклад в книгу внесли Г.Л.Выгодская, Р.Д.Бабенкова, И.М.Бгажнокова, И.В.Белякова, С.Д.Забрамная, Э.И.Леонгард, А.Р.Маллер, Е.Н.Марциновская, Л.П.Носкова, В.Г.Петрова, Л.И.Солнцева, Г.В.Цикото.

При чтении книги возникает светлый образ не только выдающегося исследователя, но и чистого, отзывчивого, цельного человека, всегда готового оказать помощь и поддержку. Воспоминания содержат интересные и ценные приметы времени, передана атмосфера того или иного исторического периода, что делает ткань повествования живой и осязаемой.

Теплые слова любви произносит Г.Л.Выгодская, еще девочкой знавшая Жозефину Ильиничну. В жизни Гиты Львовны Ж.И.Шиф сыграла очень значительную роль, помогла ей сделать первый научный шаг в дефектологии.

Р.Д.Бабенкова вспоминает, что в «кабинет, где находились Ж.И.Шиф и В.Г.Петрова, можно было войти в любое время, всех встречали приветливо. Молодежь ободряла искренняя заинтересованность и желание помочь в конкретной ситуации». Римма Дмитриевна отмечает, что Ж.И.Шиф «обладала особой интеллектуальной одаренностью, которая в сочетании с личной скромностью и чистотой помыслов создавала уникальность каждого общения».

Ученики Жозефины Ильиничны — ее аспиранты (И.М.Бгажнокова, И.В.Белякова, А.Р.Маллер, Г.В.Цикото) — говорят о том, что работа с ней «была подлинная не только научная школа, а школа человеческого участия, нравственного высокого духа поведения в обществе людей».

Э.И.Леонгард рассказывает о принципиальной поддержке группы исследователей детей с нарушенным слухом (А.А.Венгер, Г.Л.Выгодская, Э.И.Леонгард).

Жозефина Ильинична «была, пожалуй, единственным человеком, который был открыто солидарен» с членами группы. «Теперь ее смелая позиция полностью оправдалась: работа с семьей, участие родителей в обучении и воспитании считаются обязательными составляющими процесса реабилитации детей с нарушенным слухом. Развитие слухового восприятия, речевого слуха — обязательный раздел современных программ обучения дошкольников и школьников с нарушенным слухом, как и обязательное ношение детьми индивидуальных слуховых аппаратов». Эти и другие положения в конце 70-х гг. XX в. считались неприемлемыми, но Ж.И.Шиф была предана своим друзьям и защищала их позиции.

Большой интерес представляют воспоминания В.Г.Петровой, которые она назвала «Воспоминания об Институте дефектологии, Ж.И.Шиф и коллегах». Вера Георгиевна отмечает вклад Жозефины Ильиничны в олигофренопсихологию: «В 1955 г. Ж.И.Шиф стала заведующей лабораторией по изучению психологии умственно отсталого ребенка», хотя до этого занималась в основном обучением глухих детей. В.Г.Петрова поясняет, что «все психологи работали с разными проблемными школьниками. Когда проводили какую-то методику, то испытуемыми были и глухие, и умственно отсталые, и нормальные дети … Это были очень продуктивные исследования». Важным и новаторским направлением работы Ж.И.Шиф стало исследование проблемы личностных особенностей умственно отсталых школьников. В работах ее аспирантов «четко показано, что личностные особенности умственно отсталых существенно отличаются от того , что имеется у нормально развивающихся детей». Воспоминания В.Г.Петровой ценны и тем, что в них рассказывается о работе Научно-исследовательского института дефектологии в период 50—70-х гг. XX в., о его ведущих сотрудниках.

И.В.Белякова вспоминает о том, что «в последние годы жизни Жозефина Ильинична уделяла много времени работе по подборке и комментариям к статьям Л.С.Выготского по проблемам дефектологии». В то время труды Л.С.Выготского впервые издавались как собрание сочинений. Ж.И.Шиф вместе с коллегами Т.А.Власовой, Э.С.Бейн, Н.Г.Морозовой, Р.Е.Левиной составляла и готовила к печати пятый том, посвященный основам дефектологии. По словам И.В.Беляковой, «начало работы над томом, сбор всех необходимых статей Л.С.Выготского, первые редакционные правки, расшифровка многих имен и фамилий, которые упоминались в этих статьях, — все это легло на плечи Жозефины Ильиничны».

Многие авторы воспоминаний свидетельствуют о том, каким блестящим лектором была Ж.И.Шиф. Так, Л.П.Носкова рассказывает, как предмет «Специальная психология» стал для нее ключевым. Учебников не было. Лектор давала «очень четкие формулировки конкретных понятий», часто вела диалог со слушателями. Далее Л.П.Носкова заключает: «Ж.И.Шиф давала нам, студентам, исследовательскую “закваску”… настраивала на серьезный научный подход к специальности».

Прекрасные «Воспоминания о маме» включила в книгу дочь Ж.И.Шиф — Татьяна Федоровна Костина, дав полный обзор ее жизненного пути.

На страницах книги читатель встретится не только с крупным ученым, автором многих монографий и статей по специальной психологии, но и с отзывчивым, добрым, любящим человеком, прекрасным собеседником — Жозефиной Ильиничной Шиф.

Ссылка для цитирования

Портал психологических изданий PsyJournals.ru — http://psyjournals.ru/kip/2006/n3/Shcherbakova_full.shtml [Воспоминания о Жозефине Ильиничне Шиф — Культурно-историческая психология — 2006. № 3]

ШИФ Ж.И. ОСОБЕННОСТИ ВОСПРИЯТИЯ И ПРЕДСТАВЛЕНИЯ УМСТВЕННО-ОТСТАЛЫХ ШКОЛЬНИКОВ

[ ]

06.08.2011, 11:34

ВОСПРИЯТИЕ УМСТВЕННО-ОТСТАЛЫХ ШКОЛЬНИКОВ.

Медленность восприятия предметов и её значение для обозрения.

В одних случаях мы быстро окидываем взглядом окружающие предметы, в других — неторопливо оглядываем их, в третьих — внимательно рассматриваем. Первоначальный обзор перерастает в подробный осмотр и даже в изучении окружающего.

Исследованиями К. И. Вересотской (1940) показано, что восприятие изображенного предмета осуществляется трехлетними нормальными детьми во много раз медленнее, чем взрослыми. На протяжении дошкольного возраста скорость восприятия интенсивного возрастает и в 1 классе массовой школы приближается к скорости восприятия взрослых.

Исследования показали, что у учеников 1 класса вспомогательной школы процессы процесс восприятия протекает значительно медленнее, чем у нормальных школьников.

Большая длительность восприятия предмета умственно-отсталыми школьниками происходит за счёт медленности процессов анализа и синтеза в центральной нервной системе, точнее в коре головного мозга. Понижение подвижности корковых процессов, которое проявляется в медленности восприятия У. О. школьников 1 класса, должно быть признано патологическим. При передвижении человека его взору раскрывается всегда множество разнообразных, быстро сменяющихся предметов окружающего мира. Ученик 1 класса вспомогательной школы вследствие медленности своего восприятия не обладает такими возможностями. Обозревая обстановку, У. О ребёнок дифференцированно воспринимает скользящим взором меньше объектов в окружающем, что до некоторой степени мешает быстрому его ознакомлению с предметами и выделению существенных из них для более тщательного рассмотрения.

Узость восприятия.

Известно, что человек, смотря неподвижным взором на один предмет, одновременно видит многие. Однако, видимые одновременно объекты воспринимаются нами далеко не одинаково: объект, на который направлен наш взор, воспринимается ясно, четко, а находящийся в стороне предмет — смутно и неясно. Это объясняется состоянием участка коры головного мозга, на который падает раздражение, идущее от предмета: раздражение, падающее на участок, обладающий оптимальной возбудимостью, вызывает ясное восприятие предмета: раздражение, упавшее на заторможенные области, не вызовет отчётливого восприятия, при этом, очаг оптимального возбуждения может быть довольно широким.

Экспериметальные исследования и специально организованные наблюдения показывают, что по сравнению с нормальными детьми, У. О. воспринимают отчётливо в каждый данный момент значительно меньшее количество объектов. Эта характерная черта восприятия коренится в особенностях нервных процессов головного мозга, обнаруженных при исследовании В. Н. Д. детей — олигофренов. У. О. первоклассники обладают иными возможностями обозрения действительности, чем нормальные: медленность восприятия снижает ясность восприятия предметов скользящим взором, узость восприятия при остановке взора мешает одновременному восприятию значительной группы объектов. Обе эти черты отрицательно сказываются на анализирующем рассмотрении обозреваемого участка действительности, так как препятствуют полноте выделения находящихся в нем объектов. Недифференцированность ощущений и её значение при обозрении действительности.

Зрительное восприятие школьников — олигофренов значительно отличается от восприятия нормальных детей. Это объясняется следующим. Всякий анализатор, в том числе и зрительный, анатомически состоит из 3-х основных частей: органа чувств, центростремительных нервов и соответствующих отделов ЦНС. Анализ начинается уже в органе чувств, в данном случае — в глазе, поэтому определённые повреждения глаза отрицательно сказывается на осуществляемом ими анализе. Анализ продолжается в низших отделах ЦНС, а тончайший анализ происходит в высшем её отделе — в соответствующих участках коры больших полушарий. Поражение коры больших полушарий, охватывающее центральный конец зрительного анализатора, своим следствием имеет снижение тонкости анализатора. Острота зрения, а также цветоразличение у них значительно ниже, чем у нормальных детей.

Так как у умственно-отсталых школьников возникают менее разнообразные ощущения, то при обозрении окружающего , эти дети не выделяют объекты, мало отличающиеся по цвету от тех, которые перед ними или которые около них находятся. Низкая острота зрения, в свою очередь, является помехой для выделения малых по величине объектов. По той же причине два или несколько соседних предметов не воспринимаются раздельно.

Все эти особенности учеников вспомогательной школы служат помехой для богато и тонко дифференцированно восприятия или предметного окружения.

Слабость анализа, проявляющаяся в малой дифференцированности цветоощущения и низкой остроте зрения, отрицательно сказывается на качестве восприятия выделенных предметов. При удалённости, неблагоприятном освещении контуры воспринимаемых объектов оказываются размытыми, тонкие изгибы не усматриваются, форма предмета видится упрощенной. Восприятие предмета тем совершеннее, чем более чётко различимы его внутренние части, мелкие детали. Оно тем выше качественно, чем тоньше различаются и усматриваются оттенки в его окраске, а также отличия светотени, играющие столь важную роль в восприятии объёмности предмета.

Развитие восприятия у учащихся начальных классов вспомогательной школы.

За 3 года пребывания в школе, процесс восприятия у У. О. детей очень ускоряется, возрастает подвижность нервных процессов, лежащих в основе восприятия.

Более сложные формы аналитико — синтетической деятельности анализаторов резко отстают в своём развитии от более простых.

Отсюда следует, во — первых, что относительно простые объекты хотя и узнаются правильно, воспринимаются без тонкого анализа трудно выделяемых частей и свойств, то есть менее дифференцированно, чем нормальными детьми;во-вторых, что из-за несовершенства анализа относительно сложные объекты воспринимаются упрощённо и узнаются неправильно, как менее сложные.

Узость восприятия у учащихся вспомогательных школ, выражающаяся в том, что они одновременно видят очень мало объектов, тоже не является свойством постоянным, не поддающимся воздействию.

Научно доказано, что в ходе обучения и воспитания зона ясного видения расширяется. Одним из важнейших средств её расширения является возникновение связей между ясно видимыми объектами и соседними объектами, видимыми менее ясно. Зону ясного восприятия расширяет развитие осмысленности восприятия, умения выделить цельные объекты, а не их элементы, умение видеть в единстве несколько объектов. Физиологическая основа этого явления заключается в том, что возрастает величина очага оптимальной возбудимости в коре головного мозга под влиянием возникновения системы временных связей между раздражителями, падающими на очаг оптимальной возбудимости, и раздражителями, падающими на прилежащие участки коры. Исследования показали, что на протяжении первых трёх лет обучения и воспитания У. О. детей восприятие развивается во всех без исключения отношениях. Улучшается цветоразличение, возрастает острота зрения, восприятие делается менее узким, возникающие в процессе восприятия связи становятся богаче и сложнее.

Об узнаваемости предметов

Предметы разного рода распознаются детьми-олигофренами, как относящиеся к одному роду, то есть как однородные (белку дети-олигофрены могут узнавать как кошку; компас — как часы).

В качестве определённого, знакомого предмета У. О. узнаётся чрезмерно большой круг предметов.

В исследовании П. Г. Тишина ученикам первых классов вспомогательной и массовой школ давались 4 простые геометрические фигуры, вырезанные из картона и окрашенные в синий цвет.

На столе перед детьми лежат фигуры, тождественные, показанным образцам, отличавшимися от образцов по величине и цвету и фигуры другой формы. Оказалось, что среди умственно-отсталых школьников были такие, которые к образцу-квадрату подбирали квадраты, прямоугольники и треугольники; к образцу — треугольнику — не только треугольники, но и квадраты, и треугольники. Следовательно, они объединяли «угольчатые» фигуры вообще, то есть фигуры разного рода.

Исследования восприятия и узнавания предметов 1-классники вспомогательной школы свидетельствуют, что умственная отсталость выражается в слабости узнавания общего , особого и индивидуального в предмете. Приведём пример исследования Е. М. Кудрявцевой (1961 г.) нормальные и У. О. первоклассники начинают с названия категории предмета, то есть с общего в объекте: «Это карандаш», «Это часы». Но дальше первоклассники не удовлетворяются обозначением, а вслед за тем сообщают об общих свойствах предмета (функции, строение), отличают его особенности, а порой, указывают своеобразные черты. 1-классники вспомогательной школы удовлетворяются общим обобщением и не идут дальше. Их нужно побуждать к этому и спрашивать, наводить и указывать, добиваться, чтобы предмет был осмыслен не столь односторонне и обще. Но и тогда их высказывания относятся лишь к самым общим свойствам предмета и общим чертам его строения. Гораздо реже отмечаются особые свойства, но только самые резкие, ещё реже упоминаются своеобразные черты и свойства.

При узнавании предметов большую роль играет умение пользоваться словами, обозначающими свойства предметов (материал, из которого сделан предмет, форма, величина, цвет и т.д.).

Известно, что олигофрены с трудом овладевают прилагательными, которые обозначают многообразные свойства предметов, что словарь в этой области очень скуден и первоклассники пользуются им весьма несовершенно. Специфическое узнавание предметов особенно сильно страдает у детей — олигофренов.

Для осуществления высоких уровней неспецифического узнавания, когда речь идёт об обобщениях внешне мало сходных предметов, весьма важно владеть обобщающими существительными, например: растение, животное, здание и т.п. Но известно, что это олигофренам даётся крайне трудно.

Итак, восприятие, узнавание и речь оказываются тесно связанными. Овладение языком совершенствует восприятие. Особые трудности в овладении словами определённых категорий дают себя знать в несовершенстве узнавания.

В ходе развития школьника происходят значительные изменения не только в узнавании новых объектов, круг которых по мере обучения расширяется. Как показали исследования Е. М. Кудрявцевой (1954 г.) изменяется также и узнавание предметов, хорошо знакомых учащимся.

Если предмет передвигать в пространстве, показывая его У. О. ребёнку, то узнавание становится труднее; наибольшие затруднения возникают, когда предмет показан под углом 1800. Узнавание У. О. школьников оказывается связанным привычной точкой зрения «верх-низ». При повороте предмета на 1800 нарушается сходство предъявляемого изображения с обычным, наиболее часто закрепляемым «следом образа этого предмета. Поэтому дети не узнают предмета».

Исследования И. М. Соловьёва и М. М. Нудельмана показывают, что представления У. О. детей отличаются от представлений нормальных детей большой упрощенностью, схематичностью. Образы ранее виденных предметов с течением времени утрачивают у У. О. детей свои своеобразные черты, становятся менее дифференцированными, уподобляются один другому. В результате этого огрубленные схемы, оставшиеся от ранее виденных предметов, часто подходят к иному объекту, показанному в необычном положении.

Оторваться от обычного способа восприятия и увидеть предмет повёрнутым, освободиться от связанности привычной точки зрения «верха — низа» ребёнок в состоянии только по мере усложнения своей практической деятельности, накопления жизненного опыта и знакомства с предметами. Чем больше при обучении У. О. детей будут варьироваться условия восприятия объекта в разнообразных положениях, тем легче в дальнейшем этот объект будет узнаваться в необычном положении. Это поможет олигофренам лучше ориентироваться в изменённой ситуации (на картинке мальчик несёт табурет, чтобы достать игрушку, стоящую на полке. Ученик — олигофрен не правильно узнаёт перспективно сокращённый табурет. Он говорит, что у стула сломана ножка и мальчик несёт, чтобы починить его).

Подмеченные в результате специфического узнавания связи и отношения между объектами, изображёнными на картине, помогают в свою очередь, ещё полнее раскрыть на этих объектах новые детали, существенные для понимания изображённой ситуации в целом.

Большие трудности представляет для У. О. детей понимание изображённых на картинке выразительных движений, мимики и пантомимики, отражающих внутреннее состояние людей. Э. А. Евлахова отмечает, что учащиеся вспомогательной школы допускают грубые искажения в толковании мимики, замену сложных и тонких переживаний более простыми и элементарными. Выразительные движения истолковываются ими часто как внешняя поза человека (опустил голову, повернулся) без всякой связи с эмоциональным состоянием.

Осязательное восприятие.

Объёмный предмет распознаётся относительно легко. Распознать плоские изображения значительно труднее. Восприятие плоских предметов осязанием для детей сложная деятельность, так как в плоском изображении предметы лишаются ряда своих признаков, хорошо воспринимаемых осязанием. Распознавание плоских предметов возможно только при тщательном исследовании контура, что требует от испытуемого весьма сложных мыслительных операций. При осязательном распознавании плоского изображения перед испытуемым ставится задача:

  • понять, что исследование должно проводиться по контуру;
  • уметь произвести последовательный анализ контура и синтез полученных при этом данных;
  • Анализ ошибочных наименований показал , что первоклассники делали грубые ошибки в определении материала, из которого сделан предмет, распознавании формы.

Ученики вспомогательной школы не пытаются изменить своего первого узнавания и поэтому часто делают ошибки. Заключение часто делалось по некоторым признакам исследуемого предмета в равной мере характерным и для других объектов. Дети-олигофрены при этом не пытались найти добавочных признаков, специфических для названного им объекта, специфических для названного им объекта, и тем самым, проверить правильность своего распознавания. Поэтому их обозначения носили нередко случайный характер: первая из ассоциаций, вызванная каким — либо признаком предмета, определяла характер ответа. Таким образом, низкий уровень развития осязательного восприятия, является, бесспорно, следствием общей умственной отсталости.

ПРЕДСТАВЛЕНИЯ УМСТВЕННО-ОТСТАЛЫХ ШКОЛЬНИКОВ.

Образы предметов и процессов, в данный моментами не воспринимаемых, называются представлениями. Образ предмета, ранее воспринятого человеком, может быть намеренно вызван, а иногда он появляются в сознании непроизвольно. Чем богаче восприятие человека, тем шире круг его представлений.

Речь — одно из средств актуализации представлений; их вовлечения в деятельность нашего сознания.

Выполненные по памяти рисунки детей — олигофренов после восприятия несложных объектов, отличаются от оригинала: в них отсутствуют многие, характерные для объекта части. Так, показанные ученикам часы были нарисованы без секундной стрелки, ключ — без отверстия и характерных выступов. Встречаются в рисунках и другие особенности: объект часто рисуется в ином положении, чем был показан. Не всегда сохраняется пространственное расположение отдельных частей объекта. Из анализа выполненных учащимися рисунков выяснилось, что У. О. школьники очень плохо сохраняют в памяти пространственные отношения, в которых находятся объекты. В представлениях У. О. вместо специфически пространственных отношений объектов реального пейзажа, доминировали отношения неспецифические предметы находились около, возле друг друга, а справа или слева, ближе или дальше они расположены друг к другу, детям трудно было сказать, а тем более нарисовать.

При рисовании предметов дети уподобляют их друг другу (лещ, карась, окунь — очень похожи), то есть упрощают.