Эмоционально-стрессовая психотерапия

Эмоционально-стрессовая психотерапия — клиническое психотерапевтическое направление, которое было разработано в 1979-1980 гг. отечественным психотерапевтом Рожновым В.Е., в дальнейшем подробно описано Бурно М.Е. Однако предпосылки этого направления существовали задолго до его разработки советскими специалистами, о чем будет подробнее рассказано в главе «История развития эмоционально-стрессовой психотерапии». Существо этого направления заключается в том, что врач с помощью различных способов (конкретных эмоционально-стрессовых методик, основной характеристикой которых является обращение к эмоциональной сфере пациента) добивается развития у пациента эмоционального стресса определенной силы, что оказывает благотворно действие на психическое здоровье пациента. Воздействие врача может реализовываться как будоражащее, вызывающее у пациента негативные эмоции, так и направленное на позитивное самовыражение, творчество, общение с природой и т.д. Эмоционально-стрессовая терапия, безусловно, представляет широкий интерес для любого практикующего психотерапевта, поскольку это направление тесно переплетается с многими другими направлениями психотерапии, часто сам психотерапевт, выбирая какой-либо метод воздействия, включает в него также элементы эмоционально-стрессовой терапии как способа более эффективного вовлечения пациента в процесс терапии, усиления ее лечебного влияния. В данной работе мы рассмотрим данное направление подробно, с описанием его задач и методов, истории развития, сходства и различия с другими направления психотерапии, а также конкретные приемы работы с пациентами в рамках эмоционально-стрессовой психотерапии.

1. История развития эмоционально-стрессовой терапии

Всякий психотерапевтический метод, прежде чем научно оформиться, существует стихийно в жизни людей, основываясь на поверьях, сказочных, мифологических объяснениях или попросту на житейском опыте. Стихийное целебное эмоционально-стрессовое воздействие, смешенное с внушением, гипнозом, разъяснением, тренировкой и в своем относительно чистом виде выступает в шаманстве, в религиозных терапевтических эффектах вообще, включая сюда йогу, дзен-буддизм, заговоры. С древних времен известно лечение музыкой, шумными плясками и весельем вокруг раненых и больных. В Древнем Риме Соран (II в. н. э.) советует лечить душевнобольных «занятными рассказами и новостями», «театральными представлениями, способными рассеять печаль, разогнать нелепые страхи». Соран, кстати, уже основательно размышляет о дифференцированном лечебном применении музыки. Авиценна (XI в.), рекомендуя при лечении меланхолии вместе с физическими лечебными средствами музыку и «пение певиц», считает, что в тех случаях, когда ничто не помогает, больного следует наказывать, бить по голове и по лицу, «после чего он приходит в себя, ибо это — превосходное лечение».

6 стр., 2796 слов

Основные принципы и понятия поведенческой психотерапии

... друг от друга. Центральным понятием в поведенческой психотерапии является понятие поведения. Своеобразие этого понятия в данном направлении легче оттенить с помощью выполнения небольшого ... с раннего детства, поэтому тактика поведенческого психотерапевта отличается от тактики психодинамического психотерапевта. Например, если к поведенческому психотерапевту приходит пациент с жалобами на постоянные ...

Германский психиатр Рейль, по выражению Ю.В. Каннабиха, «один из энергичнейших борцов за улучшение участи душевнобольных», в начале XIX века смело исследовал эмоциональное психотерапевтическое воздействие, предлагая пугать больного в темноте «внезапным прикосновением вывороченной наизнанку шубы, проведением по его лицу кистью руки скелета, воздействием на его слух подлинного кошачьего концерта», а также «волнующими мелодрамами», в «особом художественном психиатрическом театре».

Известная германская идеалистическая школа психиатров (Гейнрот, Иделер, Бенеке, первая половина XIX в.), была искренне убеждена в том, что душевнобольной — человек с порочно гипертрофированными страстями, способный вести себя правильно вследствие абсолютной свободы человеческой воли, и потому его следует исправлять наказывая. Практически эти убеждения выразились в использовании, например, таких «исправительных» механических приспособлений, как вращательная машина, полое колесо (начинало вращаться, когда помещенный туда человек становился неспокойным).

Душевнобольных прижигали каленым железом, измучивали рвотой, внезапно погружали в холодную воду и т. п. Все это понималось, как лечебные попытки «психическими ударами» «разорвать извращенные представления». В процессе этой нечеловечески грубой психиатрии, растаптывающей личность больного, тем не менее, некоторые больные поправлялись. Происходило это, несомненно, вследствие этих «психических ударов», иногда порождавших (как ясно теперь) лечебно-благотворный эмоциональный стресс. В зловещей промозглости этой психиатрической реакционности, таким образом, усматриваем стихийные крупицы эмоционально-стрессовой психотерапии. И когда в 20-х годах XX века, уже через много лет после полной победы соматической психиатрической школы Гризингера над психиками, в эпоху воззрений Крепелина, Корсакова и первых классиков научной психотерапии, швейцарский психиатр Клези неожиданно бросал кататоника в бассейн, прерывая таким образом его ступор, смягчая аутизм, делая больного доступнее и тем самым возвращая несколько к реальной жизни, то этот прием (также эмоционально-стрессовый по своей сути) уже не вызывает у нас того человеческого протеста, воспринимаясь эмоционально-стрессовое лечение без всякого наказания.

Наконец, в созданной В.Е. Рожновым методике коллективной эмоционально-стрессовой гипнотерапии больных алкоголизмом, когда врач заражает пациентов собственной искренней взволнованностью за их судьбу, вызывает у них тяжелую, до рвоты, неприязнь к спиртному, к прежней болезненно-пьяной жизни, уже совершенно ясно подчеркивается, что это должна быть «обстановка спасения утопающего», когда больной искренне готов помучиться ради будущей трезвой, настоящей жизни (Рожнов, 1975).

Однако эмоционально-стрессовая психотерапия далеко не исчерпывается эмоционально-стрессовым воздействием негативного содержания. Она выражается и в том, что врач всячески открывает в пациентах эмоционально-стрессовую увлеченность жизнью. Терапевт А.И. Яроцкий в знаменитой книге «Идеализм как физиологический фактор» (1908), понимая под идеализмом «известное душевное состояние-стремление к идеалу», охваченность идеалами, впервые в сущности так материалистически подробно и выразительно показывает лечебно-благотворное действие этого душевного состояния на патологические процессы в широком смысле, на старческое увядание и советует всем людям жить в поднимающей сопротивляемость организма охваченности идеалами, овладеть этим «духовным вооружением», например, научившись эстетически наслаждаться природой, искусством или следуя живому образу какого-то человека. Позднее (1913) автор пишет, что «нравственный импульс… заставляет человека действовать в направлении общей пользы» и ведет его «к наибольшему расцвету и полноте душевной жизни» (Яроцкий, 1913).

8 стр., 3511 слов

Стрессовые состояния и способы эмоционально-стрессовой саморегуляции

... С.Ю. Головину) отрицательное влияние стрессовой ситуации на деятельность человека. Эустресс (По В.А Жмурову ) - позитивный стресс, эмоциональное состояние, связанное с приятными, радостными ... исследования: Цель исследования : изучение влияния стресса на психические процессы, а также способов эмоционально-стрессовой саморегуляции. Задачи исследования: 1. Проанализировать основные подходы к ...

Это важнейший момент в эмоционально-стрессовой психотерапии (сегодня принцип Яроцкого иначе не назовешь), так как, в конечном счете, в высших своих формах эмоционально-стрессовая психотерапия поднимает пациента к общественно-полезным заботам-делам (будь то писание книги, изготовление художественных фотографий, в том числе для знакомых и близких, вдохновенное руководство кулинарным кружком).

С.И. Консторум полагает, что А.И. Яроцкий «наметил тот именно психотерапевтический принцип, названный им «аретотерапия» (от греч. «arete» — доблесть), который должен явиться отправной точкой наших исканий в этой области». С.И. Консторум подкрепляет это свое положение заключительными словами статьи Ю.В. Каннабиха «Психотерапия» в первом издании БМЭ: «Следует также обратить внимание на занятие искусствами, т. е. на творческий труд, значение которого как фактора полезных психофизиологических перемен еще не изучено в полной мере. Но многое заставляет думать, что именно этот род деятельности, заключенный в определенные границы, способен дать наиболее сильные психотерапевтические рефлексы».

В середине XX века всемирно известным сделалось учение канадского патофизиолога Ганса Селье о стрессе — «общем адаптационном синдроме» (совокупности защитно-неспецифических, природно-лечебных реакций организма, порождаемых различными физическими и психическими воздействиями-стрессорами).

В своей книге в 1979 г. Селье подчеркивает, что стресса как раскрепощения защиты организма «не следует избегать», свобода от стресса — смерть. Если это не вредоносный стресс (дистресс), то можно использовать его, наслаждаясь им, здоровея от него. И когда в 50-х годах В.Е. Рожнов стал прибегать к методике коллективной эмоционально-стрессовой гипнотерапии больных алкоголизмом, в структуре этой методики ясно прослеживался зачаток концепции эмоционально-стрессовой психотерапии: для лечения больных продуманно, обоснованно использовалось вызванное психотерапевтически защитно-благотворное душевно-телесное напряжение, т. е. эмоциональный стресс в понимании Селье. Позднее, в 1980 году Каравирт разработал вариант эмоционально-стрессовой психотерапии для лечения пациентов с истерическим неврозом.

Практически, как мы видели, врачи поступали подобным эмоционально-стрессовым образом и вне рамок этой относительно новой психотерапевтической концепции. Однако концепция эмоционально-стрессовой психотерапии указывает существо — единый эмоционально-стрессовый психо-биологический механизм всех этих приемов, кристаллизуя их в стройную клиническую систему (метод, направление).

10 стр., 4503 слов

Суггестивная психотерапия

... усвоена. Представители другого направления утверждают, что суггестивное «воздействие на психику» не имеет ничего общего с психотерапией, несмотря на то, что пациенты чувствуют себя лучше и на определенное ... или клиническими свойствами лечебного фактора, а той информацией и эмоциональным зарядом, которые она в себе несет. Специфика психотерапии заключается в том, что ее объектом служит человеческая ...

Сами собой включаются сюда многочисленные приемы терапии творчеством, искусством, общением с природой, целебная увлеченность спортом и т. д. Клиницизм метода требует дифференцированного применения эмоционально-стрессовых приемов в соответствии с особенностями клиники.

2. Задачи и способы эмоционально стрессовой терапии

Задачи и способы эмоционально-стрессовой психотерапии важно понимать широко.

Задачи эмоционально-стрессовой психотерапии — в соответствии с клиническими обстоятельствами — весьма разнообразны: от задачи вызвать у больного, страдающего алкоголизмом, неприязнь к спиртному, к образу жизни алкоголика, задачи зажечь и в этом человеке (с учетом сохранившихся ресурсов личности и опираясь на способности, характерологические свойства) стойкое желание здорового образа жизни, создать для него вдохновляющие позитивные ориентиры; до задачи воспитать в болезненно-робком пессимистически-тревожном пациенте (психастенике или психастено-подобном шизофренике) светлое миросозерцание, способность находить самоутверждение в общественно ценном творческом самовыражении, в радостной помощи нуждающимся в ней, в общении с созвучными ему людьми и произведениями искусства. Все задачи эмоционально-стрессовой психотерапии имеют, однако, общую основу — вызвать благотворное эмоционально-стрессовое напряжение. И не только радостное, светлое. Это может быть благотворный страх трезво живущего алкоголика «сорваться» и потерять семью, весьма острая тревога истерической пациентки потерять любимого человека из-за своих истерических рвот и т. д.

Способы эмоционально-стрессовой психотерапии, т. е. то, чем практически следует пытаться приводить больных в целебное эмоционально-стрессовое состояние, также разнообразны и сообразуются с клиническими особенностями пациента. Это и лечебные эмоционально обличающие беседы, например, с некоторыми больными истерией и алкоголизмом, и терапия общением с природой, терапия искусством, творчеством, и всякое другое в основе своей эмоциональное воздействие. Тут следует клинически прислушиваться к подспудным и порой робким желаниям пациента, сигнализирующим об особенностях его внутренней самозащиты. Для кого-то из пациентов целебным эмоциональным воздействием будет обладать общение с природой, для другого — самовыражение в творчестве, а у кого-то глубокие эмоциональные переживание и вдохновение будет дарить волонтерская деятельность в виде бескорыстного ухода за тяжело больными людьми или помощи бездомным животным.

Некоторые из этих эмоционально-стрессовых способов сложились уже в конкретные, широко используемые эмоционально-стрессовые методики, о которых подробнее будет рассказано ниже.

Непременным условием к применению методов эмоционально-стрессовой психотерапии является достаточно глубокий эмоциональный контакт его с врачом, доверие и расположение пациента к врачу, что само по себе уже является эмоционально-стрессовым воздействием. Для установления подобного контакта врачу необходимо искренне, доброжелательно относиться к пациенту, воспринимать его, прежде всего, как человеческую личность, как мир в человеке, а не как просто человеческое существо на столе для психотерапевтической операции.

24 стр., 11677 слов

Психотерапия как самостоятельная область научных знаний и система ...

... курса «Основы психотерапии» решаются следующие задачи:  формирование понятия о психотерапии, главных подходах в психотерапии, их ... занимающегося психотерапией. Психотерапевтический контракт. Целевые стратегии психотерапии. Синдром эмоционального сгорания ... пациентом, положительное подкрепление позитивных изменений. Гуманистическое направление. Триада К. Роджерса в клиент - центрированной психотерапии: ...

В отдельных случаях может иметь место порицание со стороны врача — но это возможно только при наличии установившегося эмоционального контакта с пациентом, иначе это не только будет безрезультатно, но и повлечет за собой негативное отношение пациента к врачу, снижение его веры в эффективность терапии.

Принципиально важным является положение эмоционально-стрессовой психотерапии о саногенном воздействии стресса. Изард (Izard С.Е., 1980) справедливо считает, что понятия положительного и отрицательного применительно к эмоциям требуют уточнения. Такие эмоции, как гнев, страх и стыд, по его мнению, нельзя безоговорочно относить к категории отрицательных, или плохих. Гнев иногда прямо связан с приспособительным поведением и еще чаще — с защитой и утверждением личностной целостности. Изард считает, что есть эмоции, способствующие психологической энтропии, и эмоции, облегчающие конструктивное поведение. Ф.З. Меерсон (1981) подчеркивает, что патогенное значение стресса необоснованно преувеличивается, заслоняя от внимания исследователей его функцию как важного звена адаптации. Он показывает, что нарушение гомеостаза не может однозначно трактоваться в качестве патогенного начала, и допускает возможность стресс-синдрома как сложившегося в процессе эволюции необходимого неспецифического звена более сложного целостного механизма приспособления к окружающей среде, т. е. в его положительном для организма значении.

Во многом эмоциональный контакт с пациентом устанавливается интуитивно, но не без наличия клинического опыта и при обязательном условии внутренней, нравственной ответственности за пациента. Способствуют созданию необходимого эмоционального контакта работа с пациентом без медицинского халата, уютная обстановка психотерапевтического кабинета, и известное сближение с пациентами за чашкой чая при небольшом свете настольной лампы или при красивых свечах и с мягким музыкальным фоном. Хорошо также рассказать пациентам искренне, хотя и в известных границах, о собственных каких-то трудностях, даже доверить отдельным пациентам что-то свое личное. Важным эмоционально-стрессовым воздействием для пациента может обладать переданная ему врачом книга, рекомендованный фильм, прочитанное стихотворение. Проявления человеческой, как будто бы не врачебной заботы о пациенте, искреннего внимания, интереса к его жизни, письмам, фотографиям, рисункам тут бесценны. Все это в общении с больным должно происходить не только душевно-искренне, но и достаточно тонко, деликатно, неназойливо, дабы не насторожить, не оттолкнуть пациента. Таким образом, существо эмоционального контакта с пациентом состоит в том, что, выказывая интерес к его душевной, личностной особенности, мы в некотором плане открываем ему и свою индивидуальность.

3. Эмоционально-стрессовая терапия и ее место среди прочих направлений психотерапии

Существо, структура эмоционально-стрессовой психотерапии становятся яснее при сравнении этого направления (метода) с другими устоявшимися методами в клинической психотерапии.

I. Лечение внушением (суггестивная психотерапия).

Существо метода — введение в пациента определенных мыслей, желаний, настроений, неприязни (например, к спиртному — до тошноты, рвоты).

10 стр., 4991 слов

Бихевиоральный подход в психологическом консультировании и психотерапии

... психотерапии с точки зрения бихевиорального подхода. Задачи: 1. Отметить особенности бихевиорального (когнитивно-поведенческого) подхода. 2. Дать характеристику понятия «психотерапии». 3. Привести классификацию методов в психотерапии ... работы с людьми - наличия эмоциональных и психологических компонентов, которые мешают ... единообразия, законов взаимосвязей событий в природе. Для них этот поиск всегда ...

Введение это осуществляется для пациента механически, машинально, т. е. без критического сопротивления пациента тому, что ему внушают. Здесь для нас важно то, что внушение может не сопровождаться отчетливым эмоционально-стрессовым напряжением, может осуществляться в сравнительном душевном покое, в гипнотическом состоянии или в наркопсихотерапевтической оглушенности. Хотя, конечно же, вызванное врачом эмоционально-стрессовое состояние усиливает внушаемость, как это происходит в известной методике коллективной эмоционально-стрессовой гипнотерапии больных алкоголизмом В.Е. Рожнова (1975).

II. Рациональная психотерапия. Сущность метода — в объяснении, сообщении и доказательстве пациенту того, чего он не знает или не понимает и вследствие этого страдает. Понятно, что в этой работе пациент должен обостренно-критически воспринимать разъяснения и доказательства врача. Эмоционально-стрессовое воздействие может примешиваться и в рациональную психотерапию. Эмоциональная наполненность, захваченность, как известно, снижает критичность ума, мешает логичности, но в то же время именно благодаря увлеченности, например, в горячем споре, и возникают свежие мысли, доводы, облекаясь в эмоционально живую и тем более убедительную форму.

III. Тренировочная психотерапия (психическая саморегуляция) и условно-рефлекторная (поведенческая) психотерапия. Существо этого лечения состоит в том, что пациент под руководством врача, тренируясь, учится, например, лечебному самовнушению в бодрствующем состоянии или в состоянии, подобном гипнозу, в которое сам себя погружает. Так, пациент тренируется легче переносить, смягчать свои тревожные состояния, пребывая в искусственной, например, «адреналиновой» тревоге, или все дальше и сложнее (с пересадками) ездить в транспорте при фобиях и т. д. Когда в специальных занятиях аутогенной тренировкой пациент испытывает внутренний душевный подъем, красочные просветления и т. п., — это уже серьезное включение эмоционально-стрессовых моментов в тренировочную психотерапию. И активное включение эмоционально-стрессового воздействия в процесс аутогенной тренировки — эмоциональная насыщенность переживаний, вызывание пациентом у себя позитивных или негативных эмоций в отношении какой-либо ситуации, — значительно способствует процессу терапии.

IV. Коллективная психотерапия. Сущность метода заключается в том, что психотерапевтическое воздействие осуществляется в условиях присутствия и активного взаимодействия членов группы, а зачастую — и с их непосредственной помощью. Здесь особенно ярко проявляется присутствие эмоционально-стрессового воздействия — чувство сострадания, стыда, гордости, проживаемые пациентом во время общения с членами группы, безусловно обладают целебным эмоционально-стрессовым воздействием.

V. Игровая психотерапия. Ее существом является важнейшее свойство всякой игры — одновременное чувство условности и реальности происходящего, примененное психотерапевтически, помогающее освобождаться от некоторых душевных расстройств. Игровая психотерапия в силу творческого, театрально-художественного воображения и действия пациентов насыщена эмоционально-стрессовыми моментами, но имеет свою основную структуру и задачу — тренироваться, учиться легче, менее болезненно жить среди людей, театрально-искусственно вживаясь в разные роли, исполняя их. Если в игре пациент учится быть другим, то в истинной эмоционально-стрессовой психотерапии он учится быть, прежде всего, самим собой, раскрепощая для этого с помощью врача свои скрытые эмоциональные резервы.

14 стр., 6752 слов

Групповая психотерапия

... анализ изучения понятия «психотерапия», «групповая психотерапия»; провести теоретический анализ истории групповой психотерапии; дать описание методик групповой психотерапии. Как научная дисциплина, психотерапия должна иметь собственную теорию ... либо на эмоциональные, либо на когнитивные аспекты и осуществляются в контексте взаимодействий и взаимоотношений между пациентом или пациентами (теми, кому ...

VI. Активирующая психотерапия СИ. Консторума. Существо ее — всячески активировать больного, действуя «на психику, в конечном счете, через моторику», т. е. побуждать пациента к активной деятельности, которая, в свою очередь, влияет на сознание. Достаточно прочитать, как предлагает СИ. Консторум, «беспощадно стимулировать» «погрязших в себе» психастеников, требуя от них «перманентного аврала», толкая их в художественные музеи и на футбольные состязания, «чтобы вывести их на простор жизни», как убеждаемся в эмоционально-стрессовой насыщенности этой психотерапии, идущей, однако, от активного движения, деятельности.

VII. Аналитико-катарсическая психотерапия. Это клинический лечебный анализ душевного состояния пациента с достаточно тонким вскрытием неосознанных душевных напряжений и соответственным катарсическим отреагированием, смягчением в обретенной определенности. Легко представить себе, как и эта сложная работа непременно должна быть проникнута эмоционально-стрессовыми воздействиями.

VIII-м клиническим психотерапевтическим методом-направлением является эмоционально-стрессовая психотерапия. Ее элементы, как было показано, могут вплетаться в любые другие клинические психотерапевтические направления (методы), как и сами они, бывает, одновременно переплетаются между собой в какой-нибудь конкретной живой и цельной психотерапевтической работе с пациентом. Но, как и другие психотерапевтические методы, эмоционально-стрессовая психотерапия работает нередко и в сравнительно чистом виде своими эмоционально-стрессовыми приемами и методиками.

Для клинического психотерапевта вопрос о том, какой метод эффективнее, лучше, сильнее, не имеет смысла. Только от клиники, от состояния, особенностей данного пациента зависит, какие психотерапевтические приемы следует применить. Но метод эмоционально-стрессовой психотерапии, обладая достаточно небольшим «стажем», будучи относительно недавно научно обоснованным, тем не менее актуален в современной психотерапии, что связано с повышенной эмоциональной напряженностью людей, состоянием хронического эмоционального напряжения и зачастую отсутствием адекватного переживания эмоций в повседневной жизни.

4. Методики эмоционально-стрессового воздействия

Методика коллективной эмоционально-стрессовой гипнотерапии больных алкоголизмом В.Е. Рожнова (Рожнов, 1975; Рожнов и Бурно М., 1979).

Эта методика наиболее оформилась, сложилась и достаточно подробно описана в литературе. Существует также вариант этой методики применительно к больным истерическим неврозом (Каравирт, 1980).

Относится к директивным, гипносуггестивным методам психотерапии. Методика разработана автором (1975) для больных, страдающих алкоголизмом, однако после адаптации стала применяться при неврозах, прежде всего истерии с зафиксированными акцент-симптомами, при заикании и других заболеваниях. Впоследствии В. Е. Рожнов разработал концепцию эмоционально-стрессовой психотерапии (1982) как систему воздействия на больного путем формирования у него жизнеутверждающих, оптимистических идеалов и устремлений, способствующих преодолению его болезненной ипохондричности и пессимизма, лишающих сил, необходимых для борьбы со страданием.

4 стр., 1814 слов

Психотерапия в наркологии

... Групповая психотерапия. В основе лежит возможность группового взаимодействия. При проведении психотерапевтического процесса в группе упор делается на формирование эмоционально ... в наркологии и одновременно отдельный способ познания зависимости от ПАВ, изучения её патогенеза, клинико-феноменологических закономерностей. При этом психотерапия ... психотерапия. Психодинамическая психотерапия помогает пациенту ...

В методике сочетаются лечение средой и коллективом, разъяснение и убеждение, эмоционально насыщенное внушение (с разнообразием интонаций от приказа и осуждения до обнадеживания и поддержки), используются внутригрупповые отношения больных с целью взаимоиндукции, подкрепление сильнодействующим раздражителем. Отличительной чертой методики является опора на адекватное лечебным задачам эмоциональное воздействие, приводящее к выработке устойчивой условно-рефлекторной эмоционально отрицательной реакции на алкоголь. Методика включает беседы (индивидуальные и групповые), предшествующие гипнотическим сеансам, и собственно коллективную эмоционально-стрессовую психотерапию. Р. Размер группы — 8-20 человек. По мнению автора, малочисленные группы утрачивают преимущества выраженной взаимоиндукции, слишком же большие — затрудняют осуществление индивидуализированного подхода. Гипносуггестивную психотерапию автор рекомендует проводить по описанной им методике удлиненных сеансов продолжительностью не менее часа (оптимально — 1,5 часа).

Глубина гипноза не оказывает существенного влияния на успех лечения, в то же время при сомнамбулической стадии можно рассчитывать на более эффективное и ускоренное лечебное воздействие. Во время гипноза развиваются основные положения предшествующих индивидуальных и групповых бесед и вырабатывается эмоционально отрицательная условно-рефлекторная тошнотно-рвотная реакция на вкус и запах алкоголя, вначале на подкреплении внушения 96% винным спиртом-ректификатом, а в последующем, когда реакция уже выработана прочно (обычно через 6-8 процедур), внушение отвращения больше подкрепляется водкой, чем спиртом. Во время одного сеанса реакция вызывается 2-3 раза на подкреплении и столько же без него, за счет одной суггестии. После 10-12-го сеанса, как правило, подкрепления уже не требуется ввиду бурной условной реакции на одно лишь внушение, на одно произнесение слова «водка».

Теоретические предпосылки эмоционально-стрессовой психотерапии успешно реализуются при групповой психотерапии. Более того, в силу действия дополнительных и весьма активных форм психического влияния (общая цель, взаимная обратная связь, сопереживание и др.) возможность возникновения особого эмоционально-стрессового состояния психики и эффективность его саногенного воздействия при групповой психотерапии может быть значительно усилена. Такие саногенные факторы эмоционально-стрессовой психотерапии, как «увлеченность, достигшая степени охваченности», «мобилизация сил высшего эмоционального накала» и др., с большей эффективностью могут быть использованы при групповой психотерапии, чем при индивидуальной.

Эмоционально-стрессовые факторы в групповой психотерапии обладают рядом специфических особенностей. В первую очередь это относится к целенаправленному использованию таких динамических процессов, как групповая напряженность и сплоченность. В групповой динамике данные процессы могут выступать по отношению друг к другу как силы антагонистические и как силы синергические. Одной из особенностей групповой эмоционально-стрессовой психотерапии является создание в группе оптимального уровня напряжения (с учетом клинических особенностей членов группы, фазы ее развития и т. п.), превращение групповой напряженности из силы деструктивной (способной привести к распаду группы) в фактор, обладающий высоким психотерапевтическим потенциалом, способствующий развитию качественно нового уровня консолидации группы и глубинной позитивной личностной перестройке ее членов, формирующий у них навыки конструктивного разрешения интерперсональных конфликтов. Групповая напряженность в психотерапевтическом процессе может выступать в качестве важного психодиагностического средства, выявляя типичные индивидуальные способы реагирования членов группы на стрессовые ситуации (тревога, агрессивность, различные формы психологической защиты), и, кроме того, может служить терапевтической моделью трудных для них реальных жизненных ситуаций. Однако конструктивные возможности групповой напряженности реализуются только в том случае, если в группе развивается процесс консолидации ее членов, формируется ее сплоченность, создается атмосфера эмпатического взаимопонимания и безопасности, в которой открыто выражаются как положительные, так и негативные чувства. Только в этих условиях могут быть найдены пути эффективного разрешения внутригрупповых конфликтов, многие из которых не только возникают как следствие психологической несовместимости отдельных членов группы, но и обусловлены их клиническими особенностями, дезадаптивными стереотипами их интерперсонального поведения.

7 стр., 3197 слов

Механизмы лечебного действия психотерапии

... ситуациях). Если сгруппировать механизмы лечебного действия групповой психотерапии, описываемые различными авторами, а также учесть результаты опроса пациентов, то можно выделить три основных механизма. Это -- конфронтация, корригирующее эмоциональное переживание (коррективный эмоциональный опыт) и ...

Методики в духе эмоционально-стрессовой увлеченности:

  • Терапия общением с природой. Существо просветляющего, одухотворяющего действия природы на человека заключается, видимо, прежде всего, в благотворном, часто неосознанном эффекте созвучия человеческой природы со своей материнской основой, природой-матерью, из которой мы все вышли. В лесу, на поляне и просто в сквере человек, даже не вдумываясь в это, чувствует единый план строения природы (у ящерицы, лягушки тоже глаза, пальцы, дыхание;
  • в лопухе разветвляющиеся сосуды, подобные кровеносным, и зеленая кровь растения питает лист, как красная кровь питает ткань человеческого организма, и т. д.).

    У многих при этом возникает приятное ощущение родства с природой, радостное успокоение, люди как бы душевно заражаются от природы ее сиюминутной «радостью бытия», неспособностью, например, домашних животных чисто человечески тревожиться за себя, если нет непосредственной опасности, их блаженством в безмятежной расслабленности.

Просто и методически удобно пробуждать в пациентах живой интерес к природе или обращать их серьезное внимание на этот имеющийся уже интерес, рассматривая в уютной обстановке коллективной психотерапии слайды видов природы на экране, разбирая и разглядывая живые цветы, камни, пригласив в группу человека с умницей-собакой и т. д. Делать это следует мягко, неназойливо, не огорчаясь, не хмурясь, что кого-то это так и не заинтересовывает, помня, что каждому свое и, в конце концов, неважно, какие именно методики подействуют тут эмоционально-стрессово. Хорошо спрашивать пациентов о названиях трав, цветов, кактусов на слайдах, чтоб заинтересовать поначалу названием, двумя-тремя словами о жизни цветка и его пользе для человека (например, лекарственной).

Немудреный, но верный способ пробудить чувство к природе — помочь человеку узнать ее подробнее (знаешь название цветка — и уже больше тепла к нему).

Целебно действующее выращивание цветов с чтением о них, воспитание собаки, художественное фотографирование, рисование, описание природы — это уже более сильные эмоционально-стрессовые приемы, в которых общение с природой потенцируется терапией творчеством, библиотерапией.

Для практической работы необходимо клинически учитывать, что циклоид склонен воспринимать природу со всей живой, полнокровной непосредственностью, естественностью, не отделяя себя от природы, восторгаясь, например, в своем слайде сочно-красными маками, лиловыми иван-чаями. Вообще ему обычно созвучнее естественные полевые и лесные цветы, нежели садовые. В субдепрессивном состоянии он тянется к веселым, ярким краскам природы, чтоб «зажечься» от них.

Психастеник так же естественно относится к живой природе и тоже склонен ее одухотворять, но здесь нет той чувственности, красочности, непосредственности, а есть лирически-задушевная, внешняя скромность с наполненностью размышлениями, например, о едином плане строения живого. На слайдах психастеника видим нередко уютные места природы, без высокого неба, растения, снятые крупным планом, в которых пациент как бы растворяет, рассасывает свою тревогу, проникаясь светлым покоем. Из поэтов и писателей, глубоко изображающих природу, циклоиду и психастенику с их реалистичностью более созвучны Кольцов, Фет, Тютчев, Аксаков, Пришвин, Солоухин, Астафьев.

Шизоид или шизофренический пациент нередко обнаруживает в отношениях с природой и ярко-пряную (иногда несколько вычурную) чувственность, и философическую углубленность. В их слайдах даже в рисунке веток, переплетающихся растений говорит часто нечто геометрически-символическое, аутистически-чопорное, много места отдается высокому небу, зловещим облакам, космическим настроениям. Тут не просто мягкая нежность, душевность к домашним животным, как близким к человеку живым существам, тоже способным радоваться и огорчаться, привязываться, защищать хозяина, а часто фанатическое преклонение перед животным или даже насекомым, воспринимающим мир непосредственно, без мысли, а значит «ближе к истине». Этим пациентам из писателей созвучнее Topo, Серая Сова, Швейцер. Бывает, здесь самыми глубокими и одухотворяющими оказываются общения с насекомыми и камнями.

Истерический пациент наслаждается природой чувственно-ярко, но с той или другой позой, например позой размышления. Таким образом, работая индивидуально и в группе, каждому пациенту важно помогать особенно, то есть сообразно его собственным душевно-защитным механизмам, раскрывая их и целебно совершенствуя.

Из общеобразовательных книг о природе (о работе с этой методикой) могут помочь врачу и пациенту известные книги Дарвина, Фабра, Тимирязева, Сабанеева, Ферсмана, Лункевича, Дм. Зуева, Плавильщикова, А.Н. Стрижева и И.Д. Лаптева.

Терапия творчеством

Лечебное творчество, т. е. сообщение, передача другим людям своей индивидуальности в мыслях и в переживаниях, научное или художественное самовыражение, целебно уточняющее, утверждающее, просветляющее личность, следует понимать широко. Это не только писание рассказов, стихов, очерков, рисование, лепка, чеканка, выпиливание, но и творческие поиски природных предметов (корней, сучьев, камней), в которых звучат индивидуальность, особенность, настроение художника, передающиеся зрителю. Несущие в себе особенность автора пироги к групповому чаю также могут считаться лечебным творчеством. Самый «удобный» вид творчества, с которого советую начинать, если трудно в этом отношении работать с недоверчивым пациентом, — это попытки делать художественные слайды (художественная фотография вообще).

Пациент в группе постоянно смотрит слайды своих товарищей, врача, начинает понемногу понимать, что дело тут не в таланте, не в мастерстве, а в том, чтобы выразить свою индивидуальность, особенности личности, что возможно сделать самой дешевой камерой и что, оказывается, так помогает другим в группе лечебно улучшиться. Испытав же ощутимую помощь от такой терапии, пациент уже относится к этому как к серьезному и важному для него, а не просто развлечению слайдами, как думал раньше. Важно постоянно подчеркивать: у нас не литературный или фотографический кружок, а попытки выразить себя, дабы стало легче. Нужно клинически помочь пациенту творчески работать по-своему, в духе собственной душевной защиты.

Терапия общением с искусством

Клиническое существо методики — неназойливо, мягко способствовать тому, чтобы пациент нашел созвучное себе в искусстве и целебно наслаждался этим «стрессом созвучия», дабы совершенствоваться духовно, приближаться к найденному идеалу. При этом психастенические пациенты находят, например, особенное созвучие с произведениями Некрасова, Чехова, Л. Толстого, как и циклоиды — с живописью Тропинина, Саврасова, Левитана. Фламандская живопись, живопись Кустодиева, произведения Пушкина, А.И. Островского обычно созвучны циклоидам, но приятно бодрят, благотворно освежают, оживляют психастеников и астеников, не удовлетворяя некоторых шизоидов своей «круглой сочностью», «ограниченностью анализа». Шизоидам, шизофреническим пациентам бывают особенно близки произведения Лермонтова, Гессе, Достоевского, картины Врубеля, Чюрлениса. В подобном клиническом духе возможно говорить о скульптуре, о музыкальных произведениях. Пусть, главное, пациент научится не огорчаться, не отчаиваться, что ему что-то в искусстве не нравится, непонятно, тогда как другие от этого в восторге. Каждому свое, и каждый пациент сможет при желании найти близкое себе направление в искусстве, вызывающее у него эмоциональный резонанс.

Терапия коллекционированием

Советуем здесь клинически помочь пациенту в соответствии с его особенностями и состоянием коллекционировать то и так, чтоб это воздействовало на него в духе эмоционально-стрессовой приподнятости, увлеченности.

Таким образом, при клинической работе с этими методиками следует сообразовывать наши советы, психотерапевтические намеки, подборы слайдов, музыкальных произведений с клиническими особенностями — определенными структурами — картинами циклоидной, психастенической и другой душевной самозащиты, разумно способствуя этой самозащите, совершенствуя ее. Важно, чтобы и сам пациент, познавая элементы типологии личностей, знал, к чему он более расположен, в чем его способность и сила.

Для успеха работы с указанными методиками важно, чтобы врач прочувствовал моменты благотворного эмоционально-стрессового воздействия на самом себе, участвовал в этой терапии также и каким-то своим собственным художественным творчеством, подчеркивая тем и свою особенность в сравнении с особенностями пациентов, вдохновляя примером. Необходимый для такого рода работы эмоциональный контакт с пациентом возникает в том случае, когда врач искренне интересуется личностью пациента и сам, в свою очередь, в некоторой степени открывает пациенту свою индивидуальность.

Нельзя забывать о моменте общественной полезности всякого эмоционально-стрессового лечебного воздействия в духе увлеченности. Даже своими коллекциями можно быть ощутимо полезным людям, знакомя их, в сущности, и со своим портретом, который складывается из созвучных коллекционеру марок, открыток или старинных предметов.

Заключение

В заключение хочется подчеркнуть, что эмоционально-стрессовая психотерапия, пожалуй, является наиболее жизненным направлением психотерапии. Ведь ее идеал — психотерапевтическое способствование увлеченности профессиональным делом и счастью с близкими людьми, поиск увлечения, приносящего позитивные переживания. Как совершенствуется, усложняется хирургия, например, лазерами, электроникой, так не стоит на месте и психотерапия, усложняясь, в частности, в плане описанного научно-клинического эмоционально-стрессового воздействия в широком смысле. При этом сам врач должен проникнуться эмоционально-стрессовым состоянием, многое нужно ему узнать из искусства, философии, биологии, фотографии, преломить все это клинически для насущной работы с современными пациентами. Для клинического психотерапевта, как уже отмечено, нет вопроса: какой клинический психотерапевтический метод сильнее? Однако, если врач своими душевными особенностями и психотерапевтическим воспитанием расположен к эмоционально-стрессовой психотерапии в различных конкретных видах, то, естественно, он и в других методах своей психотерапевтической работы обнаружит благотворные эмоционально-стрессовые включения.

Список использованной литературы

[Электронный ресурс]//URL: https://psychoexpert.ru/referat/emotsionalno-stressovaya-psihoterapiya/

5. Брусиловский Л.С. Музыкотерапия // Руководство по психотерапии, М., 1985.

6. Л. Бурлачук, А. Кочарян, М. Жидко Психотерапия / Учебник для ВУЗов, Москва, Медицина, 2003.

7. Бурно М.Е. Клиническая психотерапия, 2006, Москва, изд-во Академический проект.

8. Б.Д. Карвасарский Психотерапевтическая энциклопедия, СПб.: Питер, 2000.

9. Рожнов В.Е. Руководство по психотерапии, 2-е изд., доп. и перераб. Ташкент: Медицина, 1987.