Педагогическая система Януша Корчака

Курсовая работа

Сегодня мы много слышим о кризисе воспитания, существующем в странах постсоветского пространства. Причины этого кризиса обуславливаются жёстким экономическим и политическим реформированием, следствием которого явилось социальное расслоение общества, снижение жизненного уровня большинства населения. Многие люди не сумели приспособиться к новым условиям, сформировать защитные механизмы. Вследствие правовой, моральной, экономической незащищенности усилилась конфликтность отношений между родителями, родителями и детьми. Как правило, это признаётся основной причиной дезорганизации жизни большинства семей, разрушения сложившихся нравственно-этических норм и традиций семейного уклада.

Но если более глубоко проследить причины этого кризиса, то можно увидеть, что корни его уходят гораздо глубже во времени, чем начало реформирования нашего общества. Ведь реформирование должно улучшать социальную ситуацию, а к негативным последствиям приводят не реформы, а те извращённые формы, в которых они протекают. А так как реформы проводят люди, то правильней сказать, что не ухудшение экономической и политической ситуации в стране привело к кризису в воспитании, а, скорее, эти ухудшения обусловлены ранее наступившим кризисом воспитательной системы. Именно во время советской эпохи и были извращены некоторые нравственно-этические категории. Поколение, на которое сейчас возложены родительские обязанности, выросло тогда, когда семья рассматривалась не как важнейший социальный институт, а лишь как неизбежная стадия общественной жизни человека. Поэтому рационально организованное и продуманное воспитание ребенка происходило за пределами семейного круга. Семья покорно отдавала детей государству, а государство не вмешивалось во внутренние дела семьи.[17]

В результате такой воспитательной системы была утрачена наиважнейшая категория воспитательного процесса — категория любви к ребёнку. Родители, доверяя основные воспитательные задачи государству, и сосредоточившись только на физическом обеспечении своих детей и их будущего, разучились нести основную ответственность за своего ребёнка, и можно сказать, разучились любить ребёнка. Государственные институты, как бездушные модели, не могут и не могли дать ребёнку любовь, а давали лишь её суррогат, построенный на хорошо запрограммированной системе. С разрушением же старой системы образования мы не имеем и этого.

6 стр., 2641 слов

Развитие речи ребенка третьего года жизни

... гимнастики в развитии звукопроизносительной стороны речи. Рекомендации логопеда родителям детей с речевыми нарушениями Необходимость дыхательной гимнастики Развитие речи ребенка третьего года жизни На третьем году жизни в речи ребенка появляются ... будут отвечать на вопросы, активно будет совершенствоваться речь ребенка. На третьем году жизни малыш с удовольствием слушает и воспринимает несложные ...

На основании вышеперечисленных причин сегодня действительно уместно говорить о существующем кризисе воспитания в нашем обществе, охватившем воспитание на всех уровнях, начиная с самого главного — семьи, и заканчивая социальными институтами воспитания, такими как школа, образовательные учреждения, армия. И основная проблема этого кризиса — это утрата любви к ребёнку. Актуальность этой проблемы настолько высока, что без её решения, никакие другие благоприятные факторы, как-то улучшение социально-экономической жизни общества, выделение больших бюджетных средств на образование, реформирование системы заведений для детей-сирот, совершенствование воспитательных и образовательных программ к разрешению сложившейся ситуации не приведут.

Проблема деградации родительской любви проявляется как в крайних формах: рост социального сиротства, обусловленный отказом матерей от детей ещё в роддоме и оставлением детей без присмотра родителями, уезжающими на заработки за границу, так и в неявно выраженной форме, когда недостаток родительской любви или её неправильный, патологический характер проявляются уже как итог воспитания. В этом случае, мы имеем так называемый «эффект бумеранга», когда отсутствие любви направляется на родителей, на всё общёство и в конечном счёте мы имеет рост преступности, иждивенчества, бродяжничества.

Учитывая глобальность проблемы и то, что практически каждому из нас в той или иной мере приходилось её коснуться, хочется спросить: «Так как же нам любить ребёнка?» Безусловно, подобные ситуации складывались в истории и ранее. И, безусловно, многие известные учёные-педагоги, детские психологи изучали эту проблему и пытались найти ответ. Но, наверное, ни один из них не рассматривал эту проблему так глубоко и не подходил к ней так буквально как Януш Корчак, одна и педагогических работ которого так и называется — «Как любить ребёнка». Педагогическая идея Януша Корчака, по сути, вся укладывается в одну фразу: воспитатель должен любить детей.[7 с.150]

Этот общественный деятель Польши первой половины XX века, многогранная личность: педагог, писатель, врач, журналист, главным делом своей жизни избрал заботу о беспризорных детях. Он организовал в Польше два приюта — «Дом сирот», для еврейских детей сирот, и «Наш дом» для беспризорных детей поляков, и это были не просто детские дома, а целые детские республики с численностью по 200 человек каждая. Подвиг смерти Януша Корчака несколько затмил подвиг его жизни. А ведь только так можно охарактеризовать жизнь этого человека. Жизнь, полностью, без остатка посвящённую детям, оставшимся без родителей. Да и не только им. Своей литературной, журналисткой деятельностью, выступлениями по радио под известным всей польской детворе именем Старый Доктор, Корчак стремился повлиять на всё буржуазное общество Польши. Его произведения пронизаны одной общей идеей, которую он постоянно стремился донести людям, ребёнок, это в первую очередь человек, он достоин уважения и любви не менее, чем взрослые члены общества. Но любовь к ребёнку по Корчаку это не то чувство, которое принято в общественном сознании, связанное со снисхождением, умилением, «улюлюканьем». Это, в первую очередь уважение к ребёнку, уважение его прав, его потребностей, его чувств.

15 стр., 7014 слов

Януш Корчак и его концепции любви к детям

... из них: «Как любить ребёнка» и «Право ребёнка на уважение». Цель данной работы провести обзор педагогических произведений Януша Корчака и их анализ в контексте понимания автором значимости любви к ребёнку в воспитательном процессе. ...

Корчак не ставил своей целью сделать из детей гениальных учёных, музыкантов, спортсменов. Воспитать в ребёнке полноценную личность, привить ему уважение к труду, дать ему право самому выбирать свою судьбу, научить уважать других людей — вот что было основной целью педагогической работы Януша Корчака. И он не видел других способов воспитания полноценных высоконравственных членов общества, способных уважать и любить других людей, как самим взрослым научиться любить и уважать ребёнка. Большую часть литературного наследия Корчака составляют многочисленные научно-практические работы по воспитанию, педагогике, физиологии и психологии ребенка. Эти труды врача, воспитателя и ученого достаточно широко представлены на русском языке и самые известные из них: «Как любить ребёнка» и «Право ребёнка на уважение».[1]

Цель данной работы провести обзор педагогических произведений Януша Корчака и их анализ в контексте понимания автором значимости любви к ребёнку в воспитательном процессе.

Объектом исследования курсовой работы являться педагогические произведения Януша Корчака.

Предмет исследования — это определение Корчаком понятия любви к ребёнку и её значимости в воспитательном процессе в контексте его педагогических работ.

В соответствии с поставленной целью мы определили следующие задачи:

провести обзор педагогических произведений Януша Корчака;

выполнить анализ педагогических работ Януша Корчака с точки зрения его идеи о значимости любви к ребёнку в процессе воспитания.

корчак педагогический воспитательный

1.Исторические и социальные предпосылки педагогических идей Януша Корчака

1.1Политическая и социальная ситуация в Польше в начале XX века. Биография Януша Корчака

Во время начала Янушем Корчаком своей педагогической деятельность Польша переживала сложный политический период борьбы за независимость. Вот уже более 100 лет, после третьего раздела Польши в 1795 году, её территория была поделена между Россией, Пруссией и Австрией и Польша не существовала как самостоятельное государство. Несмотря на это, поляки не оставляли надежды на восстановление своей независимости. Каждое новое поколение боролось, либо присоединяясь к противникам держав, разделивших Польшу, надеясь найти в них поддержку в воссоединении польского государства, либо поднимая внутренние восстания. Особенно тяжело приходилось тем частям разделённого государства, которые перешли в состав России и Пруссии. На территории, находившейся под властью Пруссии, проводилась интенсивная германизация бывших польских районов, экспроприировались хозяйства польских крестьян, закрывались польские школы. Россия также проводила политику русификации польского общества, но ситуация коренным образом изменилась после первой русской революции 1905 года. Веяние свободы распространилось и на Польшу. Польские депутаты заседали во всех четырех российских Думах (1905-1917), добиваясь автономии Польши. Во время первой мировой войны Николай II в официальной декларации обещал в случае победы объединить три части Польши в автономное государство в рамках Российской империи. После Февральской революции в России Временное правительство князя Львова признало право Польши на самоопределение. Очевидно, что в начале XX века подавляющее большинство польской интеллигенции видели в России осуществление своих надежд, и влияние русских революционных идей было велико.

3 стр., 1091 слов

Педагогические идеи Януша Корчака

... в Польше называли Корчака, ибо много лет слушалипо радио его беседы) был объявлен годом Януша Корчака. Педагогические идеи. Педагогическим кредо Януша Корчака было — любовь к детям, уважение к личности ребенка, хрупкое отношение к иисерця. < br> Своей основной педагогической идеей ...

октября 1918 года, в период распада и краха Центральных держав, Регентский совет Польши объявил о создании независимого польского государства, а 14 ноября передал Пилсудскому суду всю полноту власти в стране. К этому времени Германия уже капитулировала, Австро-Венгрия распалась, а в России шла гражданская война. Новая страна столкнулась с большими трудностями. Города и села лежали в развалинах; отсутствовали связи в экономике, которая длительное время развивалась в рамках трех разных государств; Польша не имела ни собственной валюты, ни государственных учреждений.

Эти события, как борьба Польши за независимость, так и становление молодого польского государства сопровождались обнищанием польского населения. И, как всегда, в подобной ситуации наиболее страдают дети. В наследство молодой республике досталась целая армия голодных, грязных и больных детей сирот, как потерявших родителей во время военных действий, так и брошенных на произвол судьбы вследствие крайней нужды и нищеты. Вместе с этим, многие из прогрессивной польской интеллигенции, связывали возрождение Новой Польши с новым поколением и ставили ставку на формирование нового польского общества путём воспитания из этих потерянных в политическом водовороте детей новых членов возрождённого свободного польского государства.[16] Именно в такой сложной политической и экономической ситуации и зарождаются педагогические идеи и цели Корчака. Он рано начал задумываться над смыслом собственной жизни и предчувствовал свой особенный жизненный путь ещё в детстве. В его школьном дневнике осталась запись: «Чувствую, во мне сосредоточиваются неведомые силы, которые взметнутся снопом света, и свет этот будет светить мне до последнего вздоха. Чувствую, я близок к тому, чтобы добыть из бездны души цель и счастье». [10. с.148]

Януш Корчак — это литературный псевдоним, настоящее его имя — Генрик Гольдшмидт. Он родился 22 июля 1878 г. в Варшаве в состоятельной семье известного юриста. Рано оставшись без отца, Генрик был вынужден зарабатывать репетиторством, чтобы помочь матери содержать семью. Несмотря на трудности в 1898 г. он окончил русскую гимназию и поступил на медицинский факультет Варшавского университета. В 1904 г. молодой человек оканчивает университет и начинает работать врачом-педиатром в детской больнице. В качестве врача полевого госпиталя Корчак проходит две войны — русско-японскую и первую мировую.

В 1905 г. выходит первая повесть Корчака — «Дитя гостиной», принесшая ему успех и известность. Корчак вступает на путь реформаторства неустроенного мира не только как врач-педиатр, но и как писатель, журналист, общественный деятель. Он провозглашает: «Реформировать мир — это значит реформировать воспитание».[5 с.7]

5 стр., 2467 слов

«Воспитание в педагогическом процессе»

... образом, определяя поэтапно единство воспитания и обучения в педагогическом процессе, цель как системообразующий компонент образовательной системы, общую характеристику системы образования в России, а ... и воспитания применительно к детям. 10. Принцип взаимосвязи педагогического управления и самостоятельности школьников. 11. Принцип сознательности детей. 12. Принцип разумного отношения к ребенку, при ...

Параллельно с педиатрической деятельностью Корчак работает воспитателем в детских летних колониях, где основной контингент составляют сироты и дети из малоимущих еврейских семей. Именно тогда Корчак определил свою главную профессию — педагог. Лучшим подтверждением тому явились его книги — «Моськи, Иоськи и Срули» (1910), «Юзьки, Яськи и Франки» (1911).

В 1912 г. Корчак стал директором реорганизованного «Дома Сирот».

Во время Первой мировой войны Корчак — ординатор полевого госпиталя русской армии. Четыре года он провел в скитаниях по дорогам войны. Весной 1917 г. откомандирован для работы врачом в польских и украинских детских приютах, год живет в Киеве. В военные годы зарождается одна из главных педагогических книг Корчака — «Как любить ребенка» (1918), ставшая жизненным кредо автора. И хотя формально Корчак оставляет занятия медициной, врачом он остается до конца своей жизни — поскольку его воспитанникам врач был нужен всегда.

В 1918 г. Корчак возвращается в Варшаву и становится мозговым центром и душой двух приютов — «Наш дом» и «Дом Сирот», где создает своеобразную детскую республику, крошечную ячейку равенства и справедливости. В «Доме Сирот» был выборный детский сейм, товарищеский суд и судебный совет. Товарищеский суд в девяноста пяти случаях из ста выносил оправдательные приговоры; понять и простить — таков был его лейтмотив. Оставшиеся годы своей жизни Корчак полностью посвящает приютским детям. Пан Доктор, так его называют дети, живёт и работает в комнате на чердаке «Дома сирот», здесь рождаются его главные литературные и педагогические труды. Опыт своей практической работы с детьми Корчак описывал и анализировал в книгах. Лучшие из них — «Воспитательные моменты» (1919), «О школьной газете» (1921), «Право ребенка на уважение» (1929), «Правила жизни» (1930), «Шутливая педагогика» (1939), «Банкротство маленького Джека» (1924), «Когда я снова стану маленьким» (1925), «Кайтусь-волшебник» (1935), «Упрямый мальчик. Жизнь Луи Пастера» (1938).

Он также сотрудничает с журналами, работает редактором созданной им детской газеты (первой в мире), выступает под псевдонимом Старый Доктор с воспитательными беседами по радио.

Особое место среди книг Корчака занимает дилогия «Король Матиуш Первый» и «Матиуш на необитаемом острове» (1923).

Этот шедевр принес Корчаку мировую славу и занял достойное место среди лучших философских сказок. Притча о благородном мальчике-короле Матиуше I завоевала миллионы сердец — как детей, так и взрослых. Маленький стойкий герой, чем-то похожий и на Гамлета, и на Дон Кихота, навсегда вошел в мировую литературу.

Когда Гитлер вторгся в Польшу и Варшава была оккупирована, Корчак остался со своими подопечными. В 1940 г. немцы его арестовали. Несколько месяцев Корчак просидел в тюрьме, откуда его выкупили его бывшие воспитанники. У всемирно известного писателя была возможность уехать из Польши. Но Корчак вернулся в «Дом Сирот», который уже находился на территории Варшавского гетто.

Множество людей тщетно пытались уговорить Корчака покинуть гетто, зная, что власти разрешили ему уходить. Но Корчак отказался. 5 августа 1942 г. детей «Дома Сирот» отправили в концлагерь в Треблинку. Через несколько дней Корчак вместе со своими детьми вошел в газовую камеру.

5 стр., 2280 слов

Ф. Фребель и его система воспитания дошкольников

... системы воспитания проникали в школы для детей бедняков-тружеников. Фридрих Вильгельм Фребель был видным представителем педагогики первой половины XIX в., он сыграл выдающуюся роль в развитии теории и практики дошкольного воспитания. Жизнь и деятельность Фребеля Фридрих Фребель ...

На месте смерти Корчака в Треблинке стоит большой камень. На нем короткая надпись: «Януш Корчак и дети».[1]

.2 Исторические предпосылки педагогических идей Януша Корчака

Конец XIX начало XX века в Европе характеризовался очередным витком подъёма педагогической «революционной» мысли. Педагогические идеи этого периода в своей основе не были принципиально новыми, они базировались на платформе гуманистической педагогики, подготовленной ещё философами античной эпохи. Идеи гуманизма в реформировании общества, а в частности в воспитании и образовании широко развернул в своей работе «Государство» великий древнегреческий мыслитель Платон. Он утверждал, что совершенное государство можно построить только благодаря совершенному правительству — философам, то есть мудрецам. В понятие философ Платон вкладывал не только ум и образованность, но и наделял его высоконравственными качествами. Хотя сам Платон в заключение признал свою теорию утопической и отказался от идеи построения «Царства Божьего» на земле, его взгляды были подхвачены многими последующими мыслителями-реформаторами.

Идеи гуманистической педагогики нашли наиболее яркое выражение в сознании поколения эпохи Возрождения. Начиная с А. Данте, Ф. Петрарки, К. Салютати и кончая М. Монтенем и Ф. Беконом, в рамках гуманистического движения, педагогика фактически выделилась в самостоятельную науку. Гуманистической педагогике принадлежат идеи ведущей роли воспитания в развитии человека, формирование его как всесторонне развитого свободного индивида, организации образования и построении его содержания в соответствии с возрастом, наклонностями ребёнка и др.

Педагогическое сознание эпохи Просвещения, представленное сотнями выдающихся философов, литераторов, государственных и общественных деятелей под «предводительством» Ж.Ж.Руссо, выработало особую, антропологическую, форму теоретического понимания воспитания. В русле светского гуманизма они провозгласили идею громадной роли просвещения, воспитания, образования, в исправлении общества и человека, всего «человеческого рода». Это нашло выражение в многочисленных моделях воспитания и образования реальных и фантастических проектах «педагогических общин» и «педагогических провинций», в кардинальном обновлении содержания и методологии образования.[16]

Таким образом, к концу XIX века сформировалась гуманистическая педагогическая наука, которая выражалась в двух основных направлениях. Во-первых, индивидуализация воспитания, то есть организация процесса образования в соответствии с возрастом и врожденными наклонностями ребёнка. Это подразумевало установление некой обратной связи между педагогом и воспитанником, требовало от учителя самому учиться, узнавать своего ученика, и в соответствии с этим организовывать процесс воспитания. Во-вторых, отведение образованию, воспитанию основной роли в изменении и совершенствовании человеческого рода, реорганизации общества из нутри.

В дореволюционной России идеи гуманистической педагогики подхватили и активно развивали с ударением на индивидуализацию такие великие деятели, как Н.В. Ломоносов и Л.Н. Толстой. Общественно-реформаторское направление развивали идеологи русской демократии А.Н. Радищев, В.Г. Белинский, А.И. Герцен, Н.Г. Чернышевский и др. При этом от радищевской идеи воспитания отдельных героев-патриотов они переходят к концепции революционного преобразования всей народной массы.[16]

9 стр., 4401 слов

Этапы психического развития ребенка. Воспитание и обучение ребенка ...

... «Комплекс оживления» - начало психической жизни, показатель того, что сложилась социальная ситуация развития. Отнять у ребенка улыбку - отнять у него радость жизни. Многие малыши уже в 2-3 ... месяца - это один из первых этапов жизни человека, когда можно говорить о появлении внутреннего мира и своеобразном отличии внутреннего мира ребенка от мира взрослых. На рубеж ...

Особое место среди многочисленных сподвижников народного просвещения в России занимал Л.Н. Толстой. Именно трудами этого великого писателя, педагога, общественного деятеля зачитывался в начале и на протяжении всей своей педагогической деятельности Януш Корчак. Мировоззрение Толстого было во многом противоречиво. Горячий протест против общественного насилия, лжи, тут же сочетался с проповедью самоусовершенствования и не противления злу насилием. Осуждение навязывания ребёнку определённых уроков и лекций, призывы к свободе ребёнка в его праве на самоопределение, и тут же Толстой ставит на первое обязательное место преподавание христианской религии. Однако, несмотря на свою противоречивость, взгляды Л.Н. Толстого с успехом воплощались в жизнь. У себя на родине, в Ясной Поляне, Толстой открыл школу, необычную для того времени. В ней воплотились идеи и желания писателя. Там обучались крестьянские дети, не было наказаний, взысканий, применялся интересный новаторский подход к обучению ребят. Именно своей противоречивостью педагогическая деятельность Толстова выделяется из общего потока педагогических реформ.[14] Её успех обусловлен, скорее не приверженности каким-либо демократическим идеям и целям, достижения которых революционеры демократы видели в новых направлениях воспитания ребёнка, а в осознании ценности самого этого ребёнка. В любви к простым бедным крестьянским детям, бескорыстном желании дать им образовании и помочь встать на ноги. Видимо именно это, может быть на подсознательном уровне, и привлекало Януша Корчака более всего к педагогическим работам Л.Н. Толстого. Ведь и сам Корчак, не смотря на свою открытую приверженность к реформаторским идеям, никогда не ставил никаких идеологических целей выше самого ребёнка. Он доказал это и своей жизнью и своей смертью. Имея возможность покинуть гетто и оккупированную Польшу, он мог оправдать такой поступок перед обществом тем, что продолжил бы свою педагогическую работу после войны, воспитал бы ещё одно поколение полноценных граждан. Мог оправдать перед обществом, но не перед самим собой. И Корчак выбирает газовую камеру вместе со своими детьми.

Итак, исследовав исторические предпосылки педагогических идей Януша Корчака, мы пришли к выводу, что они базировались на принципах гуманистической педагогики. Так же, жизненный путь этого педагога-мыслителя, доказывает, что выше всех идеологических целей он ставил самого ребёнка и идею важности любви к ребёнку в воспитании.

2. Обзор и анализ основных педагогических произведений Януша Корчака в контексте его понимания любви к ребёнку

2.1Обзор и анализ основных педагогических произведений Януша Корчака

Из всего литературного наследия легендарного польского педагога и писателя Януша Корчака трудно выделить отдельные педагогические работы. В принципе все его произведения: и публицистика, и сказки, и дневник, так или иначе, касаются вопросов воспитания и несут педагогическую тематику. В данной работе мы рассмотрим четыре работы этого автора конкретно посвящённые педагогическим вопросам и наиболее известные: «Когда я снова стану маленьким», «Правила жизни», «Право ребёнка на уважение» и «Как любить ребёнка». Последнему произведению мы посвятим отдельную часть и проведём более глубокий его анализ.

9 стр., 4369 слов

Безопасность ребенка до 7-ми лет

... безопасность ребенка дома; 3. Рассмотреть понятие безопасности ребенка на улице. В написании курсовой работы использована следующая литература: Гусейнов Н.Д. Педагогика воспитания. – М., 2001; Драгунский Н.К. Безопасность ребенка дома. – М., 1999; Мамонтов Л.А. Безопасность ребенка; ... с первых дней с родным языком, ребенок изначально воспринимает духовную жизнь народа, соединяясь с ней. Именно ...

«Когда я снова стану маленьким».

У любого кто прочтёт эту книгу, в первую очередь возникает чувство восхитительного удивления к особенному педагогическому таланту Януша Корчака. Удивления его неподдельному качеству: поразительной способности перевоплощения в ребёнка. Насколько он понимает и чувствует детскую душу, насколько свежи в его памяти детские мысли, переживания, давно забытые всеми взрослыми. Понимаешь, что именно такие невзрослеющие люди и являются истинными педагогами — педагогами от Бога.

Начинает Корчак книгу со смелого вызова, брошенного взрослым, которые, часто раздражаясь по поводу детских шалостей, почемучек, игрушек, говорят, что им трудно опускаться до уровня детей! Так вот, это неправда! Не надо опускаться, надо подниматься, вставать на цыпочки, что бы дотянуться до их чувств, чтобы не обидеть ребёнка, не омрачить его жизнь… Дотянуться до их чувств, а Корчак не сомневается, что чувства выше и важнее для человека, чем знания. «Я понимаю, почему ребёнок может быть зрелым музыкантом. И когда мы присмотримся внимательнее к его рисункам, прислушаемся к его речи, когда он, наконец, поверит в себя и заговорит, — мы постигнем его огромную своеобразную ценность, мы обнаружим в нём поэта, художника, мастера чувства».[3]

Утверждение о том, что дети не только такие же полноправные люди, как и взрослые, но и во многом лучше, пронизывает многие работы Януша Корчака. И хотя в данном произведении автор не ставит открытых острых вопросов воспитания, обращение к взрослому читателю, которым он начинает книгу, стало классическим педагогическим афоризмом.

Герой произведения — так и не повзрослевший мальчишка, хотя все атрибуты взрослости налицо: усы, часы, работа учителем в школе… А счастья нет! И вот гном помогает ему стать маленьким, хотя он и не забывает, что был когда-то, в другой жизни, взрослым. Он переоткрывает для себя мир! Всё интересно: и эскимосы, и улица, по которой можно идти задом наперед, и первый снег, и первая любовь. Замечательно чисты слова Корчака о первой любви: «Разве нельзя кого-нибудь любить — просто разговаривать, глядеть, играть вместе в какую-нибудь игру, подать на прощание руку, — и чтобы никто тебя не выпытывал. Чтобы никто даже не замечал».[3] Корчак напоминает нам, что даже грустные минуты в жизни ребёнка, отличаются от взрослой болезненной тоски. «Когда тебе грустно, это не так уж плохо. Грусть — такое мягкое, приятное чувство. В голову приходит равные добрые мысли. И всех становится жалко: и маму, потому что моль ей платье испортила, и папу, потому что он так много работает, и бабушку — ведь она старенькая и скоро умрет, и собаку, потому что ей холодно, и цветок, у которого поникли листья, — наверное, болеет. Хочется каждому помочь и самому стать лучше. Ведь мы и грустные сказки любим. Значит, грусть нужна. И тогда хочется побыть одному или поговорить с кем-нибудь по душам. И боишься, как бы твою грусть не спугнули».[3]

7 стр., 3370 слов

Роль семьи и школы в воспитании и развитии ребенка

... деятельности с детьми; Правовое просвещение родителей; Предоставление родителям помощи в семейном воспитании; Совместная организация социальной защиты детей; Организация здорового образа жизни ребенка в семье и школе. Исходя из ... симпатиями и антипатиями. Не последнюю роль играет и такая заблуждение многих учителей, как то, что хорошую учебу ребенка, удовлетворительное (не говоря уже о ...

Но не только радости есть у ребёнка, есть и горести, и проблемы настоящие, а не придуманные, как взрослым кажется, и обиды «Муха укусила! Не муха укусила, а учительница попрекает тем, прежним. Нельзя попрекать одолжениями. Это больше всего обижает. Думают, что мы легко забываем, не умеем быть благодарными. Нет, мы хорошо помним. И год, и больше. И каждую бестактность, и каждый добрый поступок. И мы многое прощаем, если видим доброту и искренность. Я учительнице тоже прощу, когда успокоюсь ».[3] Как жаль, что мало взрослых, которые могут понять и простить, как прощают их дети, по-настоящему.

Корчак знал это душевное качество всех детей. Потому и не боялся вводить в своих приютах такую, казалось бы, крайнюю воспитательную меру, как суд. И действительно, в девяноста случаях из ста товарищеский суд выносил вердикт: «Простить!».[8] С высоты своего взрослого положения мы забываем, что ребёнок ещё только учится жить, и действительно нуждается в разъяснении: что хорошо, а что плохо. Часто, ребёнку достаточно указать на его плохой поступок, объяснить, как поступать правильно, а не наказывать. Но здесь проявляется уже наша лень, легче наказать, накричать, дать оплеуху, чем уделить время, и терпеливо объяснять.

Своей книгой, Корчак стремиться разрушить, ту воздвигнутую временем стену, существующую между взрослым и детским миром, и напоминает каждому из нас, что дети, на самом деле это и есть мы. Нет, и не может быть никакого отдельного мира взрослых и мира детей, все мы были детьми, а все дети когда-нибудь станут взрослыми. Простые мысли, но, имея плачевный опыт наблюдения за качеством традиционного родительского и школьного воспитания, Корчак вынужден напоминать нам об этом.

То, что большинство проблем, возникающих у детей и между детьми и взрослыми, обусловлены тем, что дети ещё просто не знают, как нужно правильно жить, постоянно беспокоит Корчака. Один мальчик, так прямо и сказал ему: «Много у нас, у ребят, огорчений оттого, что мы не знаем, как правильно жить. Иногда взрослые объяснят спокойно, а больше сердятся. А ведь неприятно, когда сердятся. Понять трудно, спросить нельзя».[3] И Корчак пишет книгу «Правила жизни», которую он называет педагогикой для детей и взрослых. Как и большинство своих произведений, он пишет её в лёгкой художественной манере присущей детской литературе, но сам называет свою книгу научной. Этим автор настраивает юных читателей на серьёзный лад, ведь кроме множества поучительных историй для детей, книга действительно содержит и много серьёзного педагогического опыта, адресованного профессиональным воспитателям и просто родителям. Корчак не просто так, рассматривает в детской книге серьёзные педагогические вопросы, он убеждён, что детям нужно не только постигать этот мир, учиться «правилам жизни», но и уже сейчас понимать, что когда-то они сами станут родителями, и уже сейчас им нужно учиться воспитывать собственных детей.

В своей книге Корчак стремится охватить как можно больший социальный спектр, окружающий ребёнка и оказывающий на него влияние. И он пишет о самых близких для ребёнка людях: родителях, братьях и сёстрах, домашних. Об улице и о школе, богатых и бедных, симпатичных — несимпатичных, мальчиках и девочках. Пишет о развлечениях, здоровье, способностях, мыслях и чувствах. Здесь Корчак вводит новое психологическое понятие — «лёгкие мысли» у детей. И снова он не стесняется признаться, что такой термин подсказал ему один мальчик, сказав: «Я и раньше думал, только теперь мысли у меня трудные. А когда я был маленький, мысли были легкие».[3] У взрослых мысли долгие и трудные, но и дети рано начинают задумываться о трудностях жизни, Корчак знает это и спешит на помощь.

Педагогические произведения Януша Корчака «Когда я снова стану маленьким», «Правила жизни», «Право ребёнка на уважение», «Как любить ребёнка» можно объединить в один цикл, пронизанный общей идеей — признание в ребёнке совершенной личности, полноправного члена общества, призыва к взрослым в первую очередь изучать ребёнка, наблюдать за ним, анализировать его поступки и поведение, прежде чем принимать воспитательные меры, строить какую либо воспитательную программу. Такой подход требует много усилий и терпения, и Корчак убеждён, что преодолеть трудности и достигнуть положительных результатов можно, только если действительно любить ребёнка, и любовь эта должна быть правильной. Этому вопросу он посвящает целую книгу — «Как любить ребёнка».

Главным принципом любви к ребёнку, согласно педагогических взглядов Корчака, должно быть построение её в первую очередь на уважении к детям.

«Ребёнок — существо разумное, он хорошо знает потребности, трудности и помехи своей жизни. Не деспотичные распоряжения, не навязанная дисциплина, не недоверчивый контроль, а тактичная договорённость, вера в опыт, сотрудничество и совместная жизнь!» — заявляет он в своей книге «Право ребёнка на уважение».[3] Корчак призывает взрослых к сотрудничеству к детям, не это ли главный принцип уважения? Сам Корчак никогда не чурался советоваться с детьми на равных. Как часто мы встречаем в его произведениях фразы: «Один мальчик мне сказал», «Я спросил одну девочку». В своих приютах он с самого начала ввёл систему активного привлечения детей к труду, ввел систему товарищеского суда и наставничества, привлекая детей не просто к работе, но действительно к полноправному сотрудничеству во всех вопросах жизни приюта. Часто он сам вызывался в суд в качестве подсудимого, если чувствовал, что несправедливо поступил с кем ни будь из детей. Результаты его воспитательной системы были потрясающими, многие из его воспитанников не просто стали полноценными членами общества, но и высокообразованными, известными личностями: писателями, журналистами, врачами. [4]

Корчак выделяет главные постулаты его «Кодекса права ребёнка на уважение».

Уважайте его незнания! Уважайте его труд познания!

Уважайте текущий час и сегодняшний день! Как ребёнок сумеет жить завтра, если мы не даём ему жить сегодня сознательной ответственной жизнью?

Право ребёнка быть тем, что он есть. [3]

И в этой работе Корчак критикует существующую традиционную систему воспитания, называя неумелых педагогов скорее сторожами стен и мебели, блюстителями тишины и чистоты пола и ушей, вместо того, кем они призваны быть, и что должны делать: пробуждать, оживлять и радовать.

Итак: главная идея педагогических произведений Януша Корчака — воспитатель должен любить детей. Любовь эта должна строиться в первую очередь на неподдельном уважении к ребёнку, к его проблемам, труду познания этого мира, его праву сознательного ответственного выбора. Любовь эта должна проявляться внутренне на глубоком изучении ребёнка, терпеливом и вдумчивом наблюдении, вдумчивом анализе результатов наблюдения и отсюда, выработки индивидуального для каждого ребёнка воспитательного подхода. Внешне эта любовь должна выражаться в тесном сотрудничестве с ребёнком, в стремлении пробуждать в нём скрытые таланты, оживлять в нём лучшие чувства и строить воспитательный процесс интересно и увлекательно.

2.2Понятие любви к ребёнку и её значимости в воспитательном процессе в произведении «Как любить ребёнка»

Произведения Корчака нельзя жёстко квалифицировать как педагогические, психологические или научно-физиологические, так же как нельзя уместить в жёсткие рамки живую психику ребёнка. Поэтому во многих его работах есть мысли и идеи, основанные на всех этих направлениях, в которых автор являлся безусловным специалистом. К таким многосторонним по содержанию произведениям относится одна из наиболее известных работ Януша Корчака — «Как любить ребёнка».

Это произведение врач полевого госпиталя Корчак писал в перерывах между боевыми действиями первой мировой войны. К этому времени он уже имел многолетний опыт врача педиатра, работы с детьми в летних детских лагерях и воспитателя в «Доме сирот».[9] Как профессиональному педагогу и тонкому психологу, Корчаку, конечно же, есть чем поделиться с читателем. Однако, как и во многих других своих произведениях, он начинает свой рассказ интригующе — «Не знаю». «Я не знаю и не могу знать, как неизвестные мне родители в неизвестных мне условиях могут воспитывать неизвестного мне ребенка, подчеркиваю могут, а не хотят, могут, а не должны». И тут же Корчак мастерски защищает своё «не знаю». Это не признание своей некомпетентности, не роспись в беспомощности. «Не знаю» учёного — это начало его творческого исследовательского пути, это попутный ветер его научной мысли, это горизонт, который не даст остановиться и успокоиться на достигнутом, а всегда будет манить и призывать двигаться вперёд. Вот что имеет в виду Корчак, призывая: «… чтоб поняли и полюбили чудесное, полное жизни и ошеломляющих неожиданностей творческое «не знаю» современной науки о ребёнке».[2]

Перед нами не произведение-наставление, не научная брошюра, содержащая ответы на наболевшие педагогические вопросы, а скорее размышления учёного, содержащие больше вопросов, чем ответов. И тот, кто терпеливо и вдумчиво прочтёт работу и вернётся к её началу, непременно отметит, что в заглавии скорее следует поставить вопросительный знак, чем точку: «как любить ребёнка?»

Свою книгу Корчак начинает обращением к матери, даже к будущей матери, которая только ещё готовиться к этому волшебному акту мироздания: появлению новой жизни. И заканчивает своё произведение автор, также обращением к матери призывая её быть первым и главным воспитателем своего ребёнка. Эта работа содержит так много наблюдений за жизнью и развитием детей с различных сторон, что может быть полезна и для профессиональных педагогов и для детских психологов, для физиологов и врачей педиатров (таким специалистом широкого профиля был Януш Корчак), что, увлекшись чтением можно забыть, кому на самом деле посвящена эта книга. А Корчак ставит всё на свои места, подчёркивая, несмотря на свой положительный опыт в воспитании детей сирот, огромное значение родительского воспитания.

Так как же всё-таки нам любить ребёнка? Какой совет нам даст пан Доктор?

Найти ответы на эти вопросы непросто ещё и потому, что каждое предложение, каждая фраза произведения это тезис, это глубокая мысль достойная обширнейшего анализа. Как же выделить из такого обилия мыслей главные, не потерять те, которые достойны особого внимания. Но Корчак сам ставит акценты и выделяет самые важные постулаты своей работы, которые он стремиться донести обществу. «Я взываю о Magna Charta Libertatis, о правах ребенка. Может, их больше, но я нашел три основных.

. Право ребенка на смерть.

. Право ребенка на сегодняшний день.

. Право ребенка быть тем, что он есть».[2]

Первый пункт несколько пугает, может быть это какая-то ошибка. Может быть, такое отношение было приемлемым тогда, в начале ХХ века. Но сейчас это звучит кощунственно. Каким образом слово «смерть» может соседствовать с такими понятиями как уважение, право и тем более любовь?

Корчак терпеливо обосновывает свою позицию. Он вынужден применить такой жестокий термин, потому что не может смягчить суровую правду жизни, должен быть до конца честным с читателем. Право ребёнка на смерть ни в коем случае не подразумевает право на суицид. Дело в том, что наш родительский страх потерять ребёнка иногда приводит к патологическим последствиям. И как раз сегодня, когда многие семьи имеют всего одного ребёнка, эта проблема особенно актуальна. Стоит привести в пример такую губительную, извращённую «любовь» бабушки, замечательно показанную в повести П. Санаева «Похороните меня за плинтусом».[11] Именно об этом предупреждает Корчак. Руководимый таким страхом родитель, заслоняя своего ребёнка от опасностей окружающего мира, одновременно закрывает этот мир от ребёнка. Не давая ему возможность стать самостоятельной личностью, научиться на собственных ошибках и тем самым, подвергая его ещё большей опасности и риску гибели в будущем. «В страхе, как бы смерть не отобрала у нас ребёнка, мы отбираем ребёнка у жизни; оберегая от смерти, мы не даём ему жить».[2] В те времена, ещё не было никакой законодательной базы о правах ребёнка, никто не представлял даже возможности существования детской милиции, комитетов по защите прав ребёнка. Но Корчак уже тогда видит всю опасность такой неразумной любви и призывает закон взять ребёнка под свою защиту.

И ещё, Корчак видит причину этого страха в нашем отношении к ребёнку, как к ещё не состоявшемуся человеку, который будто ещё и не живёт, а только готовиться к жизни, только ещё будет жить. Корчак же постоянно подчёркивает, что нам нужно понять, что ребёнок, не смотря на свой возраст и социальные предрассудки, укоренившиеся в мире, уже человек, что он имеет право на сегодня, как и любой другой член общества. Это утверждение проходит красной нитью через всё произведение и это второй пункт в его Великом Кодексе Свободы о правах ребёнка.

«Ты говоришь:

Он должен… Я хочу, чтоб он…

И ищешь примера, которому он должен быть подобен, моделируешь жизнь достойную его».[2]

«Вместо того чтобы наблюдать, чтобы видеть и понимать, берется первый пришедший в голову пример «удачного ребенка» и перед собственным ребенком ставится требование: вот образец, на который ты должен равняться».[2]

Любить ребёнка (любовь по Корчаку) — это, прежде всего, принимать его таким, какой он есть. А разве это не истинное понимание любви вообще, не только родительской, но и в любом её проявлении: супружеской, дружеской, просто любви к ближнему. Корчак очень много говорит об этом, приводя многочисленные примеры из своего педиатрического опыта и опыта наблюдения за приютскими детьми. Он постоянно подчеркивает, что если дети разные, то это не означает, что одни хорошие, а другие плохие. Они просто разные. Отличительные черты характера ребёнка можно наблюдать с самого рождения. Новорожденные бывают от рождения наделены большей или меньшей терпимостью. Один сонный, медлительный, ленивый, сосёт слабо, крик тихий неэнергичный. Другой, напротив, легковозбудим, подвижен, спит чутко, сосёт взахлёб, кричит до посинения. Порой такое состояние доходит до болезни, ребёнка приходиться с трудом возвращать к жизни. Однако, замечает Корчак, эта болезнь не мешает младенцу вырасти во взрослого человека, наделённого сильной волей, сокрушительным упорством и гениальным умом и приводит в пример Наполеона, который в младенчестве заходился криком. Корчак предостерегает нас не путать «хорошего» ребёнка с «удобным».

«Современное воспитание требует, чтобы ребенок был удобен. Шаг за шагом оно ведет к тому, чтобы его нейтрализовать, задавить, уничтожить все, что есть воля и свобода ребенка, закалка его духа, сила его требований и стремлений».[2]

И что в большей мере влияет на будущий характер и личные качества ребёнка — среда или наследственность? Корчак не отвергает не то и не другое, он просто подчёркивает, что недопустимо подходить к ребёнку шаблонно, ставить крест на его будущем по причине неудачной наследственности или плохой воспитательной среды.

«Скажи мне, кто твои родители, и я скажу тебе, кто ты — это верно не всегда. Скажи мне, кто тебя воспитал, и я скажу тебе, кто ты — и это не всегда верно».[2]

Здесь Корчак ставит много провокационных вопросов и приводит множество примеров, когда из добропорядочной семьи может выйти сын-преступник, а в рядовой семье может вырасти ребёнок-гений или выдающаяся личность. И как определить границы между наследственностью и воспитательной средой? Беспутный, развращённый родитель передаёт свои качества по наследству или воспитывает в ребёнке отрицательные качества своим примером. У отца-алкоголика сын, скорее всего тоже будет предрасположен к пьянству, но может и наоборот возненавидеть этот порок и всю жизнь не прикасаться к бутылке.

Любовь по Корчаку — это наблюдение. Для того чтобы не применять к ребёнку шаблонные методы воспитания, для того чтобы найти к нему индивидуальный подход, мы должны сначала определить его индивидуальность, его наклонности, черты его характера. И сделать это можно только путём кропотливого, внимательного наблюдения. Как профессиональный психолог, Корчак, кроме ежедневного обычного наблюдения за жизнью ребёнка, подсказывает и другой, более эффективный путь. Более эффективно и качественно можно определить характер, узнать чувственные и умственные наклонности ребёнка и, следовательно, определить направление, в котором нужно прикладывать воспитательные усилия, можно в игре. Сейчас это может звучит не ново, но тогда в начале ХХ века мало кто относился серьёзно к детским играм. И Корчак, вместе с другими выдающимися воспитателями того времени: такими как А. С. Макаренко, В. А. Сухомлинским, были первооткрывателями в этом направлении.[4] Для начала, следует разобраться, что понимает Корчак под игрой. Детская игра, по определению педагога-исследователя, это, прежде всего коллективное действие, игра для ребёнка это как работа для взрослого.

«Когда они вчетвером строят шалаш, копают куском железа, стекла, гвоздем, вбивают столбики, связывают их, покрывают крышей из веток, выстилают внутри мхом, работая молча, напряженно или лениво, не всегда совершенствуя, развивая дальнейшие планы, делясь результатами наблюдений — это не игра, это работа, пусть без достаточного навыка, несовершенными орудиями, с недостаточными материалами и потому малоэффективная и невыразительная по результатам, но зато организованная так, что каждый вкладывает в нее столько, сколько может, в зависимости от возраста, силы, умения».[2]

Игра для ребёнка, это не просто развлечение, не просто способ времяпрепровождения, несерьезного, по мнению многих взрослых, но и, пожалуй, единственная область, в которой ребёнок может самовыражаться, проявлять инициативу в самом широком диапазоне. Наблюдая за игрой ребенка, мы понимаем какой он в жизни, в действии, какого поведения в обществе от него ожидать в будущем, каков на него будет «спрос» на рынке труда.

А что делать, если ребёнок в играх пассивен, если бежит детского веселья и шума, теряется в коллективе, замыкается в себе. Как нам найти подход к такому малышу, как правильно «любить» такого ребёнка? Как часто такие дети и без того страдающие от неприятия общества, от жестокого равнодушия, вынуждены дополнительно страдать от непонимания родителей. От постоянных подталкиваний, от осуждающих нареканий от попыток насильно заставить их активно играть и веселиться с остальными детьми.

«Вместо того чтобы понять, матери и здесь жаждут переделать, силой навязать то, что лишь неспешно и осторожно можно выработать в постоянном усилии на пути, усеянном опытом множества неудач, несостоявшихся попыток и болезненных унижений. Всякий бездумный приказ только ухудшает положение вещей. Слова «иди поиграй с детьми» наносят ему не меньший вред, чем «хватит тебе играть с ними»».[2]

И снова пан Доктор на стороне ребёнка и ставит высокую планку для родителей и воспитателей. Нам хочется быстро и удобно, а он предлагает трудный, неспешный и осторожный путь. Предсказывает множество неудачных попыток и болезненных унижений и приоткрывает перед нами завесу, чтобы в очередной раз показать какая это трудная и ответственная работа — любить ребёнка.

Любить ребёнка по Корчаку — это значит, не относится к нему с пренебрежением. Отсутствие предвзятого отношения позволит воспитателю лучше понять его чувства, стремления, желания, а, следовательно, и к детским играм он будет относиться с большим пониманием. Следует признать правоту ребёнка, когда он выбирает с кем и в какие игры играть. Смириться с той истинной, что если дети не хотят играть по предлагаемому им сценарию, если они не активны, не проявляют интереса, то это не их вина, а непрофессионализм педагога.

Любить по Корчаку — это, прежде всего, быть с детьми честными. «Мы с упоением играем роль бескорыстных опекунов, умиляемся при мысли о принесенных нами жертвах,…»[2] Но обмануть ребёнка невозможно и он без труда раскусывает эти наши роли. Вначале они пробуют бороться с ложью, но потом, увидев всю бессмысленность борьбы, сами начинают водить нас за нос, подкупать, обманывать.

«Они подкупают нас просьбой, благодарной улыбкой, поцелуем, шуткой, послушанием, подкупают сделанными нам уступками, редко и тактично дают нам понять, что и у них есть кое-какие права, иной раз берут нас измором, а иной раз открыто спрашивают: «А что я за это буду иметь?»».[2]

Наше нечестное отношение к ребёнку, служит первопричиной возникновения потаённой детской ненависти к деспотичной и, следовательно, несправедливой власти сильных и поэтому безответственных.

И здесь Корчак приводит неутешительный психологический портрет взрослого глазами ребёнка доподросткового возраста, который складывается благодаря такому отношению.

Взрослые не умны.

В этом возрасте ребёнок уже уходит от иллюзий о всезнающем взрослом. Он начинает догадываться, что когда мы на их вопросы отвечаем излюбленным «отстань, мне некогда», на самом деле не так уж заняты, мы просто не знаем ответа. Но не это главная причина, по которой дети считают взрослых глупцами. Ребёнок дошкольного возраста, может быть даже доподросткового возраста, имеет другое мировоззрение, которое можно смело определить как «правильное». Не имея ещё того жизненного опыта, не обладая ещё тем багажом знаний, которым располагаем мы, взрослые, ребёнок постигает этот мир скорее с помощью чувств, чем разума. Корчак, обозначая такое мировоззрение, цитирует слова двенадцатилетнего мальчика: « — Я понимаю, что вы говорите, но не чувствую».[2] «Правильным» такое мировоззрение мы определили не по собственной прихоти, но исходя из библейского принципа. Именно на таких детей Иисус указал своим ученикам со словами: «… истинно говорю вам, если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное; итак, кто умалится, как это дитя, тот и больше в Царстве Небесном; (От Матфея 18:3-4)». Дети умеют ценить каждый день, каждое мгновение этой жизни, как великий подарок, искренне радоваться восходящему солнцу, журчащему ручью, пению птиц, новой игрушке. Они думают, если бы у нас было столько возможностей, как у взрослых, насколько более интересным и радостным мы могли бы сделать каждое мгновение этой жизни. А взрослые, обладая такой свободой и возможностями, совершенно не умеют ими пользоваться. Вместо того чтобы быть счастливыми, они постоянно чем-то озабочены, раздражены, на что-то злятся, кричат по пустякам. Вот почему взрослые в глазах детей выглядят патологическими глупцами.

Взрослые не добрые.

Дети начинают замечать что, окунувшись в суету этого мира, взрослым не хватает времени и на доброту. Да, они заботятся о ребёнке, одевают и кормят его, но дети начинают подозревать, что взрослые скорее вынуждены это делать, иначе ребёнок просто умрёт. И всё это на фоне постоянных запретов, часто не справедливых наказаний, унизительных насмешек и подшучиваний. Какой ещё вывод может сделать ребёнок, если, как мы уже сказали, постигает мир чувствами, а не умом. Рано дети начинают замечать нашу несправедливость, наше лицеприятие, нашу эгоцентричность. Взрослые не верят, когда им говоришь правду, а когда их обманываешь, верят, если это им удобно. Не это ли первые уроки вранья, так успешно нами преподаваемые.

Взрослые лгут.

Ребёнка не столько уже беспокоит та мелкая ложь, что если не заснёшь, то ночью тебя утащит серый волчок. К такому типу обмана они уже научились относиться с юмором. Детей скорее настораживает и отталкивает двуличие взрослых. Они велят говорить правду, а когда говоришь, злятся или обижаются. Ребёнок замечает, что взрослые в глаза говорят одно, а за глаза другое. Такая неискренность обескураживает детей. Как часто нам приходится попадать в неловкую ситуацию, или наблюдать её со стороны, когда ребёнок простодушно выдаёт такие секреты. Здесь Корчак обращает внимание на вредное влияние непоследовательного воспитания. Когда мы сначала говорим одно, а затем другое, когда за один и тот же проступок сначала следует строгое наказание, а в другой раз просто не обращается внимание, то такое отношение взрослых ребёнок оценивает несправедливым, а значит лживым.

Ребёнок страдает от того, что взрослые, занятые своими делами не хотят понять и выслушать его, что порой в ответ на радостную новость он получает упрёки и одёргивания. Этот опыт нескольких неуместных вопросов, неудавшихся шуток, неосторожно выданных тайн учит ребёнка относиться ребёнка к взрослым настороженно, «как к приручённым, но диким зверям, на которых никогда нельзя целиком положиться».[2]

В результате многолетнего изучения психики ребёнка, Корчак отмечает, что кроме пренебрежения и антипатии, проявляемых в отношении детей к взрослым можно заметить некоторое отвращение. Здесь поражает умение Корчака понять детскую душу, перевоплотиться в ребёнка, чтобы заметить то, что взрослым кажется увидеть просто невозможно. Сквозь призму детского зрения взрослые действительно выглядят противно: толстые, красные, сопящие, кашляющие, беззубые, с колючей бородой, с отталкивающим запахом сигар. Сильный аромат духов вызывает у ребёнка такое же отвращение, как и запах пота, и ему нужно много раз объяснять, что духи не воняют, а пахнут очень хорошо. Противны детям принудительные ласки, объятия, поцелуи, похлопывания. Большинство детей терпеть не могут, когда их берут на колени, а если возьмёшь его за руку — он осторожно высвобождает её. Корчак отмечает, что такое поведение заметил у деревенских детей, и описал в своих педагогических произведениях ещё раньше знаменитый русский писатель и педагог Лев Толстой.[2] Взрослые позволяют себе фамильярность, бессмысленные вопросы, обидные насмешливые замечания.

«Ребенок чувствует себя более чистым, лучше воспитанным, более достойным уважения. Иногда он это и сам говорит.

Он боится есть, боится сырости. Трус. Я вот совсем ничего не боюсь.

Раз они боятся, пускай сами и сидят на печи, нам-то почему они все запрещают?».[2]

С сожалением Корчак констатирует, что едва ли не единственное доброе чувство, которое ребёнок постоянно к нам питает, это жалость.

Скажете, Корчак преувеличивает, возможно. Но из такой откровенной позиции учёного, даже если она несколько ошибочна, можно увидеть насколько он на стороне ребёнка. Может быть, именно в этом и заключается главный секрет его успешной педагогической деятельности, его плодотворного воспитательного влияния на самых так называемых «трудных» детей.

Любить по Корчаку — это, значит, не поддаваться обману, что ребёнок может долго довольствоваться ангельским мироощущением, что мы сумеем скрыть от него невежество, бессилие, противоречия, наши поражения и горечи — и то, что у нас нет формулы счастья. И здесь Корчак говорит слова, которые идут в разрез со всеми традиционными методиками воспитания: «Как наивен рецепт самоучек от педагогики, что детей следует воспитывать последовательно; что отец не должен критиковать действия матери; что взрослые не должны ссориться при детях; что служанка не должна лгать, будто «господ нет дома», когда звонит нежеланный гость».[2] Опять же с этим утверждением можно спорить, можно назвать его кощунственным, но в этом весь Корчак. Ведь не даром он назвал свою работу «Как любить ребёнка», а не «Пособие по правильному воспитанию детей». Что даёт ему право на такие смелые утверждения, какой секрет знает пан Доктор? Может быть тот, который открыл первым ученикам Христа апостол Павел: «что любовь всё покрывает»?

Любить по Корчаку — это понимать, что «настоящим» бывает не только ребёнок в своих бурных проявлениях радости и горя, когда он так контрастно отличается от нас. Но следует также замечать периоды его спокойных настроений, когда он погружён в глубокие раздумья, когда он переживает новые загадочные впечатления, моменты болезненных удивлений и унизительных сомнений. То есть те моменты, в которые они так похожи на нас. Корчак отмечает, что хотя ребёнок и не умеет думать как взрослый, это не мешает ему по-своему задумываться над взрослыми проблемами. И вообще, отличительный процесс мышления ребёнка скорее обусловлен недостатком опыта и знаний, чем имеет какие то психологические особенности. Здесь учёный отмечает, что на этой стадии активный и пассивный темпераменты детей превращаются в разные типы мышления: реалистический и рефлексивный. Исходя из этого, Корчак снова подчёркивает недопустимость шаблонного подхода в педагогике. Индивидуальный подход к воспитанию, как мы уже подчёркивали, по его глубокому убеждению, это, прежде всего, принятие ребёнка таким, какой он есть. Ребёнок с реалистическим типом мышления верит или не верит, в зависимости от воли авторитета, удобней, выгодней верить; рефлексивный расспрашивает, делает выводы, возражает, бунтует мыслью и делом. Будет непростительной педагогической ошибкой противопоставлять неосознанный бунт первого жажде познания второго. Эта ошибка затрудняет диагноз и делает негодной воспитательную терапию.[2]

Стараясь вложить в свою работу как можно больше опыта, размышлений и идей, Корчак раскрывает многие вопросы, с которыми сталкивается воспитатель. Это и сложный внутренний мир дошкольника, и физиологические и психологические проблемы роста и полового созревания, и трудности психологического становления подростка. Но на какие бы направления не отвлекалась творческая мысль учёного, он снова и снова повторяет главные, по его мнению, принципы воспитания. Нужно понимать, а, следовательно, постоянно изучать ребёнка, принимать его таким, каков он есть, и осознавать всю сложность и многогранность психики ребёнка.

«Душа ребенка так же сложна, как и наша, полна аналогичных противоречий, находится в трагическом борении с извечным: хочу, но не могу, знаю, что надо, но не могу.»[2]

А отсюда вытекает необходимость индивидуального подхода к каждому воспитаннику, требующего от воспитателя огромного труда. Корчак уверен, что, не смотря на все преграды и трудности, которые неминуемо встретятся педагогу, решившему идти по столь трудному пути, непременно будет и награда. Но награда эта, конечно же, не имеет материальных основ, что никогда не останавливало настоящих педагогов, педагогов по призванию. Эта награда может быть гораздо ценнее и выше материальных ценностей.

«Воспитатель, который не вдалбливает, а освобождает, не тянет, а поднимает, не угнетает, а способствует формированию личности, не диктует, а учит, не требует, а спрашивает, вместе с ребенком переживает множество вдохновенных минут. Ему не раз придется затуманенными от слез глазами смотреть на борьбу ангела с дьяволом, где белый ангел одерживает победу».[2]

Таким образом, главная идея произведения Януша Корчака «Как любить ребёнка», суть его воспитательного метода и призыв ко всем педагогам, это то, что, прежде всего, нужно изучать ребёнка. Наблюдать, стараться понять, проникнуть в его внутренний мир. Это суть его «творческого «не знаю»», которым он начинает произведение, этим же обуславливается его признание в несовершенстве своей работы в заключении. Потому что не может быть совершенных методик по воспитанию, так же не возможно достичь совершенных результатов в педагогическом процессе.[10] Поэтому Корчак и не призывает стремиться к совершенству, а призывает любить ребёнка. Именно любовь может сгладить неизбежные ошибки, именно из неё должен черпать силы воспитатель. Но важно иметь правильное понимание этой любви, не путать её с унизительным умилением, а ещё хуже того с губительной, неразумной любовью, обусловленной страхом за жизнь и безопасность ребёнка, не дающей ребёнку самостоятельно развиваться и часто приводящей к непоправимым последствиям. Не отвергая полезного опыта и наработанных педагогических методик, Корчак подчёркивает важность, особенно для матери, для родителей, самостоятельного наблюдения, изучения и постижения собственного ребёнка. Это главное правило, которое сделает родительскую любовь действительно плодотворной, позволит уйти от многих ошибок в воспитании навязываемых шаблонными методиками. Это не простой путь, и Корчак прекрасно осознаёт это, он прекрасно знаком с тем «замкнутым кругом» в который попадает большинство родителей, инстинктивно принимая те методы воспитания, которые переняли сами от своих родителей.

«Мы не в силах изменить нашей взрослой жизни, потому что воспитаны в неволе, мы не можем дать ребенку свободу, пока сами живем в оковах».[2]

Здесь Корчак говорит вовсе не о политической неволе оккупированной Польши, это другие оковы и путы — запрет и принуждение, укоренившееся в традиционном воспитании. Но, не смотря на это, Корчак видит и другую, прекрасную творческую сторону воспитательного процесса. Это радости озарений педагога, воспитателя, родителя, рождаемые в тишине созерцания. По мнению этого замечательного педагога — ничто не может быть ценнее таких минут. И он призывает будущую мать: «Будь же готова к долгим часам вдумчивого одинокого созерцания…»[2]

Итак, в результате анализа произведения Януша Корчака «Как любить ребёнка», нами были выделены основные принципы, которые Корчак вкладывает в понятие этой любви и стремиться донести обществу.

Любить ребёнка (любовь по Корчаку) — это, прежде всего, принимать его таким, какой он есть.

Любовь по Корчаку — это наблюдение. Для того чтобы не применять к ребёнку шаблонные методы воспитания, для того чтобы найти к нему индивидуальный подход, мы должны сначала определить его индивидуальность, его наклонности, черты его характера. И сделать это можно только путём кропотливого, внимательного наблюдения.

Любить ребёнка по Корчаку — это значит, не относится к нему с пренебрежением.

Любить по Корчаку — это, прежде всего, быть с детьми честными.

Любить по Корчаку — это, значит, не поддаваться обману, что ребёнок может долго довольствоваться ангельским мироощущением, что мы сумеем скрыть от него невежество, бессилие, противоречия, наши поражения и горечи.

Обобщив все эти тезисы, можно выделить главную мысль произведения Януша Корчака «Как любить ребёнка», суть его воспитательного метода и призыв ко всем педагогам, воспитателям, родителям — это то, что, прежде всего, нужно изучать ребёнка. Наблюдать, стараться понять, проникнуть в его внутренний мир. Это главное правило, которое сделает родительскую любовь действительно плодотворной, позволит уйти от многих ошибок в воспитании навязываемых шаблонными методиками.

Заключение

Настоящая работа посвящена исследованию педагогических литературных произведений известного польского педагога, писателя, врача и выдающегося педагогического деятеля Януша Корчака.

В ходе работы была рассмотрена политическая и социальная ситуация, сложившаяся в Польше в начале ХХ века. Выявлены исторические социальные предпосылки педагогической деятельности Януша Корчака, обусловленные тяжёлой послевоенной социальной и экономической ситуацией в стране и высокому росту в связи с этим сиротства и детского беспризорничества. Также рассмотрены более глубокие исторические предпосылки педагогических воззрений Януша Корчака, базирующиеся на идеях гуманистической педагогики получившей широкое распространение во взглядах передовых педагогов и общественных деятелей начала ХХ века. Взгляды приверженцев гуманистической педагогики, выражались в двух основных направлениях. Во-первых, индивидуализация воспитания, то есть организация процесса образования в соответствии с возрастом и врожденными наклонностями ребёнка. Во-вторых, отведение образованию, воспитанию основной роли в изменении и совершенствовании человеческого рода, реорганизации общества изнутри. Корчак, хотя и высказывал свои убеждения, что реформировать общество, значит, реформировать воспитание, на практике более отдавался первому направлению, т.е. индивидуальному подходу в воспитании.

При написании данной курсовой работы, нами была поставлена цель, провести обзор педагогических произведений Януша Корчака и их анализ в контексте понимания автором смысла понятия «любовь к ребёнку» и значимости этой любви в воспитательном процессе.

В соответствии с поставленной целью нами был проведён обзор педагогических работ Януша Корчака и анализ наиболее известных из них: «Когда я снова стану маленьким», «Правила жизни», «Право ребёнка на уважение» и «Как любить ребёнка». Последнему произведению была отведена отдельная часть и проведён более глубокий её анализ.

В ходе анализа была выявлена главная идея педагогических произведений Януша Корчака — воспитатель должен любить детей. Любовь эта должна строиться в первую очередь на неподдельном уважении к ребёнку, к его проблемам, труду познания этого мира, его праву сознательного ответственного выбора. Любовь эта должна проявляться внутренне на глубоком изучении ребёнка, терпеливом и вдумчивом наблюдении, вдумчивом анализе результатов наблюдения и отсюда, выработки индивидуального для каждого ребёнка воспитательного подхода. Внешне эта любовь должна выражаться в тесном сотрудничестве с ребёнком, в стремлении пробуждать в нём скрытые таланты, оживлять в нём лучшие чувства и строить воспитательный процесс интересно и увлекательно.

В результате анализа произведения Януша Корчака «Как любить ребёнка», нами были выделены основные принципы, которые Корчак вкладывает в понятие этой любви и стремиться донести обществу.

Любить ребёнка (любовь по Корчаку) — это, прежде всего, принимать его таким, какой он есть.

Любовь по Корчаку — это наблюдение. Для того чтобы не применять к ребёнку шаблонные методы воспитания, для того чтобы найти к нему индивидуальный подход, мы должны сначала определить его индивидуальность, его наклонности, черты его характера. И сделать это можно только путём кропотливого, внимательного наблюдения.

Любить по Корчаку — это, прежде всего, быть с детьми честными.

Любить по Корчаку — это, значит, не поддаваться обману, что ребёнок может долго довольствоваться ангельским мироощущением, что мы сумеем скрыть от него невежество, бессилие, противоречия, наши поражения и горечи.

Обобщив все эти тезисы, можно выделить главную мысль произведения Януша Корчака «Как любить ребёнка», суть его воспитательного метода и призыв ко всем педагогам, воспитателям, родителям — это то, что, прежде всего, нужно изучать ребёнка. Наблюдать, стараться понять, проникнуть в его внутренний мир. Это главное правило, которое сделает родительскую любовь действительно плодотворной, позволит уйти от многих ошибок в воспитании навязываемых шаблонными методиками.

Все произведения этого замечательного педагога-мыслителя обладают одним удивительным свойством. В своих работах, Корчак, как бы не даёт готовых ответов, а заставляет читателя задуматься, читать между строк, самому, вместе с автором погружаться в размышления. Поэтому, прочитав его произведение, написанное в увлекательном художественном стиле, читатель сразу же испытывает желание перечесть его ещё раз, и всякий раз открывает для себя что-то новое. Вот и мы, задаваясь вопросом, удалось ли в плане данной работы достичь поставленной цели и справиться с поставленными задачами, не можем дать твёрдый утвердительный ответ. Ясно одно, по заданной теме можно написать ещё много работ, и в каждой из них, несомненно, будут новые открытия и новые выводы.

Список использованной литературы

[Электронный ресурс]//URL: https://psychoexpert.ru/kursovaya/vospitatelnaya-sistema-ya-korchaka/

1. Корчак Януш. Избранные педагогические произведения /Пер. с пол. К.Э.Сенкевич; Сост. и авт. примеч. Е.С.Рубенчик; Под. ред. и предисл.

М.Ф.Шабаевой; [Послесл. И.Неверли]. — М.: Просвещение, 1966. — 470 с.

2. Корчак Януш. Как любить ребёнка// Lib.ru: Библиотека Максима Мошкова — Режим доступа: <#»justify»>13. Есин А.Б. Принципы и приемы анализа литературного произведения: Учебное пособие. — 3-е изд. -М.: Флинта, Наука, 2000. — 248 с.

14. Липчинская О. Ю. Реферат «Педагогические взгляды и педагогическая деятельность Льва Николаевича Толстого». 2010. — Режим доступа: <http://tolstoy.lit-info.ru/review/tolstoy/008/794.htm>

. Библия.

. Википедия. Свободная энциклопедия// Режим доступа: https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%97%D0%B0%D0%B3%D0%BB%D0%B0%D0%B2%D0%BD%D0%B0%D1%8F_%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D1%86%D0%B0

. Гонопольский А.М. Подростковая психотерапия. Основные проблемы воспитания детей // Гонопольский А.М. Психологическая помощь — Режим доступа: http://www.helpman.ru