Проективные методики изучения личности

Курсовая работа

Современная психологическая диагностика определяется как психологическая дисциплина, разрабатывающая методы выявления и изучения индивидуально-психологических и индивидуально-психофизических особенностей человека. Целью ее является сбор информации об особенностях человеческой психики. Психодиагностика включает в себя также и область психологической практики, работу психолога по выявлению разнообразных качеств, психических и психофизиологических особенностей, черт личности.

Психодиагностика как психологическая дисциплина служит соединительным звеном между общепсихологическими исследованиями и практикой.

Психодиагностические методики — это специфические психологические средства, предназначенные для измерения и оценки индивидуально-психологических особенностей людей.

Проективные методы исследования личности, вероятно, одна из наиболее сложных и противоречивых областей психологической психодиагностики. Это касается практически всех аспектов: конструирования проективных тестов, их адаптации, апробирования и применения, обучения квалифицированных специалистов для работы с ними.

Целью работы

В соответствии с поставленной целью работы были поставлены следующие задачи:

1. Ознакомиться с определением и историей развития проективных методик.

2. Изучить основные виды проективных методик.

3. Определить области применения проективных методик.

4. Рассмотреть возможности и ограничения проективных методик.

1. Определение и история развития проективных методик

Существуют крайне поверхностные определения понятия проективные тесты, примером которых может служить предложенная Чарльзом Райкрофтом в «Критическом словаре психоанализа»: «Проективные тесты или проекционные тесты — психологические тесты, направленные на выявление личностных особенностей, где субъекту предлагается интерпретировать рисунки или неопределенные конфигурации, такие, как чернильные пятна, исходя из собственного воображения», другие определения, напротив, громоздки и многословны [7, с. 167].

Однако общей особенностью любого адекватного определения является:

1) упоминание проекции как принципа, положенного в основу метода;

2) указание на свободный характер ответов испытуемого, не оцениваемых с точки зрения их правильности и неправильности;

3) указание на неопределенность и неоднозначность стимульного материала, которых тем самым отличается от стимульного материала интеллектуальных и других тестов.

40 стр., 19572 слов

Особенности социально-психологической адаптации студентов первого ...

... отечественных и зарубежных психологов социально психологическая адаптация рассматривается: Т.В. Барлас и Ф.Б. Березин, исследуя особенности социально-психологической адаптации при психосоматических и невротических ... методы: опытно-экспериментальная работа; исследование подходящих методик для выявления проблем. Практическая и теоретическая значимость: изучены разные стороны социальной адаптации, а ...

Нельзя обойти вниманием и еще одну особенность проективных тестов — неопределенность инструкции для испытуемого; неопределенность, которая выражается в том, что он, как правило, не представляет себе, каким образом будут интерпретироваться его ответы; неслучайно А. Анастази весьма точно называет проективные тесты методиками «замаскированного тестирования».

Принимая во внимание эту особенность, можно говорить не только о неоднозначности стимульного материалы, но и неопределенности для испытуемого стимульной ситуации в целом.

Таким образом, тест является проективным, если, по определению, он основан на механизме проекции безотносительно того ее вида, который положен в основу интерпретации результатов, стимульная ситуация неоднозначна для испытуемого и, кроме того, ответы испытуемого настолько свободны, насколько это возможно.

Интересно, что некоторые исследователи отказывают проективным методикам в праве называться тестами. Так, Л.Ф. Бурлачук в монографии «Исследование личности в клинической психологии (на основе метода Роршаха)», цитируя польского психологи М. Кретца, пишет: «При применении тестов выводы о свойствах индивида и его диспозициях делают, исходя из той деятельности, которая является их актуальным коррелятом; например, по способности к запоминанию мы судим о памяти и т.д. проективные методы позволяют на основании ответов судить и делать выводы не о его (испытуемого) способностях, скажем, рассказывать истории, а об основных чертах его личности». Далее он продолжает: «Эта точка зрения вполне правомерна. На наш взгляд, целесообразно сохранить понятие «тест» исключительно для психометрических проб» [4, с. 118].

Необходимо отметить, что, по нашему мнению, проективные методики в действительности не могут считаться тестами в силу причин, которые будут изложены ниже; однако, это нисколько не умаляет их достоинств, а, скорее добавляет их. Беда в том, что многие критики, противопоставляя проективные методы так называемым объективным, зачастую вкладывают в последний термин некоторый оценочный смысл; не все, однако складывается столь просто.

Строго говоря, тест — это «система заданий, позволяющих измерить уровень развития определенного психологического качества (свойства) личности».

Как правило, проективные методики направлены на диагностику личности в целом, нежели на выявление степени выраженности одного или нескольких личностных качеств — с этой точки зрения они вряд ли могут называться тестами. Кроме того, зачастую проективные методы не отвечают тем требованиям, что традиционно предъявляются, например, к личностным опросникам (имеется в виду их валидность и надежность).

Но, несмотря на их совершенно очевидную непохожесть на остальные виды тестов, проективные методики, думается, все же могут быть к ним отнесены.

Традиционно считается, что исследованиями, предвосхитившими создание проективных тестов, были работы В. Вундта и Ф. Гальтона. Именно им принадлежит честь первого использования метода свободных («словесных») ассоциаций. Однако необходимо вспомнить, что целью экспериментов этих ученых, также как и психологов Вюрцбургской школы, было изучение характера и темпа реакций на слова-стимулы; основанные на иных принципах и имеющие другую цель, нежели ассоциативный эксперимент, эти опыты, пожалуй, не имели ничего общего с проективными методами исследования личности, за исключением, разве что, внешнего сходства. Многие полагают, что первым проективным тестом в привычном смысле этого слова был метод свободных ассоциаций К.Г. Юнга: «Именно Юнгу принадлежит открытие и доказательство феномена, лежащего в основе всех проективных методик, а именно возможность посредством косвенного воздействия на значимые области переживания и поведения человека («комплексы») вызывать пертурбации в экспериментальной деятельности». Отобрав слова-раздражители, могущие иметь, по его мнению, аффектогенное значение, Юнг, сообразно принципам основанной им научной школы, анализировал ответы испытуемого относительно времени реакции на них, а также подвергал последующей интерпретации формальную сторону ответов [8, с. 106].

4 стр., 1816 слов

Карл Густав Юнг «Аналитическая теория личности»

... представляющую огромный научный интерес теорию, заметно отличающуюся от всех других подходов к изучению личности. Юнг утверждал, что душа (в теории Юнга термин, аналогичный личности) состоит из трех ... нарушить равновесие личности, особенно в первой половине жизни,-это слишком близкое отождествление себя с сознательным опытом и намерениями. Юнг называл это эго-инфляция. В теории Юнга чрезмерная ...

В том же году, что и Юнг (1910), Г. Кент и А. Розанов (США) сконструировали и применили тест, чрезвычайно напоминающий юнговский; они предлагали испытуемому 100 общеупотребительных слов-стимулов, отобранных в связи с тем, что почти у всех они вызывали одинаковые реакции (стол — стул, темно — светло и пр.).

Исследования показали, что психически больные испытуемые давали большее количество оригинальных, названных авторами «индивидуальными», ответов, нежели здоровые. Однако метод не получил широкой известности в силу того, что продуцирование «индивидуальных» ответов могло зависеть не только от психологического статуса индивида, но и от его возраста, социального положения, образовательного уровня и других факторов. Авторы, по-видимому, впервые обратили внимание на феномен, широко обсуждавшийся впоследствии и ставший козырной картой в руках противников проективных методов — феномен влияния на ответы внешних детерминант, снижающий, по их мнению, их надежность.

Нужно сказать, что ассоциативный эксперимент Юнга был затем переработан многими исследователями. Так, Д. Рапапорт, в 1946 году вдохновленный примером Юнга, отобрав 60 слов-стимулов с точки зрения их психоаналитической значимости, достаточно успешно работал с пациентами, анализируя их внутренние конфликты и используя свой метод для выявления нарушений ментальной деятельности [11, с. 94].

Однако есть основания считать, что Юнгу вовсе не «принадлежит открытие и доказательство феномена, лежащего в основе всех проективных методик». В самом деле: не является ли метод свободных ассоциаций, открытый Фрейдом между 1892 и 1898 годом, источником проективных тестов?

Уже в работе «Исследования истерии» (1895) Фрейд говорит о новом методе, правда, достаточно туманно; анализируя случай Эмилии фон Н., он пишет: «То, что она говорит, далеко не так спонтанно, как, кажется; в ее словах воспроизводится, причем, достаточно верно, ее воспоминания, а также новые впечатления, которые повлияли на нее за время нашей последней встречи. А они возникают — подчас совершенно неожиданно — на основе тех патогенных воспоминаний, от которых она сама произвольно освободилась в результате словесной разрядки». В работе «О психоанализе» (1909) он упоминает, наряду с толкованием сновидений и ошибочных действий, основное правило психоаналитического процесса — правило свободных ассоциаций.

8 стр., 3848 слов

Использование проективных методик в работе с детьми.

... исследования данные, полученные с помощью проективных методик, следует соотносить с данными, полученными с помощью других методов. В психодиагностической работе с детьми следует обязательно учесть, что классические варианты известных проективных методик, таких, как, например, ТАТ и тест ...

Кроме того, если взглянуть на обсуждаемый предмет широко, разве не являются интерпретация сновидений, принципы которой были изложены в 1900 году и анализ ошибочных действий («Психопатология обыденной жизни», 1901) методами проективными, если понимать их как анализ не столько того, что индивид сделал или сказал, сколько того, что он хотел сделать или сказать на самом деле?

В связи с этим, думается, было бы поспешно объявлять К.Г. Юнга первооткрывателем метода. Правильнее всего о роли Юнга сказал сам Фрейд в работе «К истории психоаналитического движения». Обсуждая опыты Юнга, он видел их значение в «быстрой экспериментальной проверке утверждений психоанализа и для прямого показа в обучении таких связей, которые мог бы продемонстрировать только психоаналитик».

Но подлинную революцию произвела книга Германа Роршаха «Психодиагностика» (1921).

Именно с 1921 года начался новый этап в развитии экспериментального изучения личности — этап проективного ее исследования. Не будет преувеличением сказать, что тест Роршаха, как и ТАТ Г. Мюррея, — два фундаментальных метода, определивших движение психологической диагностики на много десятилетий вперед [13, с. 218].

Герман Роршах родился в 1884 году в Цюрихе. Получив медицинское образование в Швейцарии и Германии, он успешно защитил докторскую диссертацию под руководством Э. Блейлера. Еще тогда совместно со своим другом, учителем живописи Конрадом Герингом, он написал нигде, к сожалению, не опубликованную работу, где попытался проанализировать, обладают ли способные студенты большим уровнем развития воображения, нежели студенты посредственные. Познакомившись с психоанализом, он достиг настолько больших успехов, что был избран вице-президентом швейцарского Психоаналитического общества.

«В начале 1890-х годов психолог Джордж Уиппл опубликовал таблицу стандартных ответов на ряд проективных тестов, где он указал время реакции и количество вопросов, а также степень сложности ответов субъектов, однако есть сомнения, что Роршах был знаком с этой публикацией», — пишут Ф. Александер и Ш. Селесник, размышляя об истоках метода Роршаха. Так или иначе, после четырнадцати лет работы «Психодиагностика» была опубликована.

Справедливости ради нужно отметить, что русские ученые тоже внесли свой вклад в создание проективной психодиагностики: так, В.В. Абрамов в 1911 году предложил метод дополнения фразы для исследования творческой деятельности душевнобольных.

Однако как уже было сказано выше, все эти исследования стали лишь подготовительным этапом в развитии метода. Точкой отсчета, без сомнения, можно считать «Психодиагностику».

2. Виды проективных методик

1. Ассоциативные методики. Процедура заключается в том, что респондентов просят сказать, написать или выбрать из предложенных предметов то, что у них ассоциируется с исследуемым объектом.

Словесные ассоциации — как устные, так и письменные, могут применяться при тестировании названий, выявлении отношения респондентов к определенной марке, группе товаров, рекламе и т.д.

Персонификация — вербальная или невербальная (с использованием портретов) используется для выяснения типажа постоянного потребителя исследуемой марки (при подборе «лица» рекламной компании), а также для выяснения особенностей имиджа марки или продукта, сложившегося в глазах потребителей.

9 стр., 4443 слов

Сравнение методик измерения удовлетворенности трудом

... специфичные только для их деятельности, индикаторы удовлетворённости трудом. 3. Наиболее сопоставимые результаты следует ожидать при сравнении результатов измерением методик MSQ и JSS. Основой для ... общей удовлетворенности труда в данных методиках схожи, в связи с чем следует ожидать высокой корреляции в результатах. 5. Наибольший уровень согласованности результатов демонстрирует методика JSS. ...

Картинки и слова — методика с применением визуальных или словесных стимулов, используются как при тестировании имени, так и для изучения имиджа марки, продукта или товарной категории. Респондентов просят выбрать те картинки и слова, которые ассоциируются у них с исследуемым предметом [7, с. 218].

2. Методики на завершение задания заключаются в том, что респондентов просят закончить незавершенные стимулы, например, незаконченные предложения, рисунки и т.д.

Незаконченные предложения — весьма популярная методика, применяемая в самых разнообразных исследованиях. Она может иметь некоторые интерпретации, например, респонденту предлагается самому дописать предложение или выбрать из нескольких предложенных вариантов.

Незавершенные рисунки также имеет различные модификации. Например, для выяснения представления респондентов о портрете потребителя исследуемого продукта, их просят дорисовать определенные детали на портрете человека. Для того, чтобы выяснить понравился или не понравился детям-респондентам исследуемый продукт, их просят дорисовать выражение лица человечка и т.д.

Бренд мэппинг (Brand mapping) — часто используемая методика, которая применяется для выяснения преимуществ и недостатков марки по сравнению с конкурентами, а также для понимания восприятия позиционирования марки. Кроме того, данная методика помогает найти место на рынке, которое может занять новая марка. При использовании этой методики респондентов просят сгруппировать марки по какому-либо признаку или расположить их на системе координат [8, с. 94].

3. Конструирующие методики заставляют респондентов создать (вербально или не вербально) что-либо. Это может быть коллаж на определенную тему или какая-нибудь ситуация. Среди методик, относящихся к этой группе: модифицированный ТАТ (Тематический Апперцепционный Тест, созданный психологом Мюррейем), баблз (Bubble drawing), коллаж, проективные вопросы и т.д.

Модифицированный ТАТ применяется с целью изучения глубинных мотивов поведения потребителей в той или иной ситуации, а также для исследования имиджа марки или продукта, сложившегося в глазах потребителя. Респондентам показывают картинки, на которых изображена какая-либо ситуация (например, ситуация покупки), и просят рассказать о том, что думают и чувствуют герои этой картинки, а также, что случилось с ними до той ситуации, что изображена на картинке, и после.

Баблз (Bubble drawing) отличается от модифицированного ТАТа тем, что респондентов не просят рассказать о событиях предшествовавших нарисованной ситуации и следующих за ней, но преследует те же цели.

Коллаж помогает выяснить особенности восприятия потребителями исследуемой марки, продукта или компании, а также может быть полезным при подборе визуальных символов при создании рекламы.

4. Экспрессивные методики. Акцентом внимания методик этого типа является эмоциональное восприятие потребителями исследуемой марки, продукта, категории продукта и т.д. Данные, полученные с помощью этих методик, позволяют понять не только отношение потребителей, но и образы, которые в сознании потребителей ассоциируются с этой маркой, продуктом или категорией продукта. Эти методики особенно хорошо применять при исследовании таких продуктов, результат действия которых во многом придумывается потребителями (например, шампунь, духи, медикаменты), так как респондентам трудно описать этот результат с рациональной точки зрения. К экспрессивным методикам относятся: психорисунки, ролевые игры.

7 стр., 3458 слов

История и общая характеристика тестов личности

... популярных на Западе бланковых тестов. Из так называемых личностно-деятельностных тестов отметим в качестве пионерских разработок две методики проективного типа: тест цветных чернильных пятен, ... личности, а не количественный, как в случае психометрических тестов, и поэтому еще не разработаны адекватные методы проверки их надежности и придания им валидности. Родоначальником проективных методик ...

Психорисунки. Процедура методики заключается в том, что респондентов просят нарисовать какую-либо хорошо известную марку так, чтобы отобразить графические элементы, которые ассоциируются у них с этой маркой.

Ролевые игры. Существуют различные варианты этой методики. Мы приведем пример методики «Игра в…». Цель этой методики — выяснить не только что именно потребители говорят о марке, но и как именно они это говорят. При применении методики респондентов просят от имени какой-либо марки (продукта, рекламы и т.д.) обратиться к потребителям в той манере (голос, тон, язык), которую могла бы использовать эта марка (продукт, реклама и т.д.).

При этом их просят обратить внимание на «свои» преимущества перед конкурентами [14, с. 76].

5. Ранжирование. К этой группе относятся методики, которые имеют более структурированные стимулы. Методика имеет множество модификаций. Например, респондентам раздают списки характеристик исследуемого продукта или рекламы и просят выбрать те характеристики, которые наиболее ему/ей соответствуют; или просят проранжировать характеристики по какому-либо признаку (например, по степени важности).

3. Области применения проективных методик

Чаще всего вопросы, требующие применения психодиагностики, возникают в следующих областях социальной практики:

  • расстановка кадров, профотбор, профориентация;
  • оптимизация обучения и воспитания;
  • прогнозирование социального поведения (психологическая экспертиза призывников и др.);
  • судебно-психологическая экспертиза;
  • консультативная, психотерапевтическая помощь.

Вопрос о применении проективных методик в отечественной психологии остается остро дискуссионным. Между тем, представляются неверными любые крайности при решении этого чрезвычайно важного вопроса. Сейчас, когда психологи нуждаются в экспериментальных процедурах исследования личности, тем более важно сделать объектом специального исследования проективные методики, своей многолетней историей доказавшие пригодность к разрешению многих задач прикладной психологии [5, с. 215].

Продуктивность использования проективных методик в прикладных психологических исследованиях не вызывает сомнения, но этапу широкого внедрения их в практику должен обязательно предшествовать этап теоретической апробации. Возрастает применение игровых техник в клинической диагностике и изучении личностного развития детей. Субъекту могут быть предъявлены в качестве материалов почти любые игрушки или игры либо простые деревянные кубики для свободной игры или выполнения некоего запланированного действия, к примеру, постройки дома, классификации по группам, установки сцены для спектакля или другой организации игровых материалов в определенную конфигурацию, выражающую для субъекта эмоционально значимую модель. Необходимо помнить, что дети меньше прячутся за скрытыми и защитными механизмами и меньше осознают степень своего самораскрытия в игре.

Используются не только игровые предметы, но также различные аморфные материалы, такие, как глина для лепки, мука и вода, грязь, а также другие вещества подобной консистенции, позволяющие субъекту, свободно обращаясь с ними, превращать их в различные предметы. В этих игровых ситуациях субъект часто переживает катарсис, выражает эмоции, которые иначе могли оставаться подавленными или замаскированными, либо символическое освобождение от обид и враждебности, которые долгое время перекрывались внешне хорошим поведением. Разборные куклы можно использовать для вызывания подавляемой враждебности и агрессии против родителей и сиблингов. Театральная сценическая игра с игрушечными фигурами и декорациями также служит основанием для выявления субъектом своих личностных трудностей и разрешения многих эмоциональных проблем. Маленькие пациенты лепят из глины фигурки, через которые выражают острейшие тревоги и искажения [7, с. 210].

Художественные средства дают другой ряд богатых возможностей для проективных методов изучения личности. Рисование пальцами во многом позволило проникнуть в сущность личностных особенностей и сложностей ребёнка. Обнаружена чрезвычайная польза рисования при изучении характера личности и её эмоциональных нарушений. Изображение фигур — превосходный метод изучения мира ребёнка. Рисуночные тесты просты в управлении, не внушают опасений и могут использоваться там, где другие техники ограничены такими факторами как языковой и культурный барьеры и трудности общения. Появление трудностей в развитии ребенка является комплексным многофакторным процессом, и попытки понять эти трудности через рисунки — лишь первый шаг в стараниях проникнуть в проблему. Они не претендуют на попытку найти универсальное решение детских проблем в рисунках. Авторы используют проективные тесты как приложения к интервью и терапевтическим техникам, которые позволяют более глубоко проникнуть в проблемы ребенка.

Кукольные спектакли вызывают у пациентов из числа детей одновременно и диагностические, и терапевтические реакции, поскольку сила драматического переживания побуждает ребёнка к интенсивному выражению своих чувств к авторитету и к родителям, а также подавляемых желаний обидеть других. Индивидам дают роли, а затем просят экспромтом их разыграть, выявляя таким образом степень спутанности и сдержанности чувств. Обнаруживается также, что освобождение подавленных эмоций может привести личность к пониманию своих трудностей. В методах тематической перцепции неосознанность дает возможность вызвать весьма важные проекции у субъектов, которых просят написать или составить рассказ по серии картинок, демонстрирующих персонажей, с кем они могут отождествить себя, и тех, кто имеет к ним непосредственное личностное отношение. Тем же самым образом субъекты проецируют многие аспекты своей личности при завершении рассказов и предложений, сортировке и классификации предметов, к примеру, игрушек, и в остальных методиках, где субъект раскрывает то, «что он не сможет или не станет говорить» [9, с. 86].

Выразительные движения — к примеру, почерк — предоставляют другой подход к пониманию личности, так хорошо раскрывающей своё видение жизни в привычных жестах и двигательных паттернах, выражениях лица, позе и походке. Они отвергаются многими психологами, поскольку не удовлетворяют психометрическим требованиям валидности и надёжности, однако их применяют в совокупности с клиническими и другими исследованиями личности, обнаруживая возрастающую обоснованность при сопоставлении результатов одного и того же субъекта при независимом тестировании каждым из этих способов. В эту группу методов необходимо включить наблюдение за всеми видами тиков и технику танца, так как они выявляют напряженность, тревогу и другие сдерживаемые чувства.

В России проективные методики, за исключением теста Люшера и отдельных рисуночных тестов, не нашли широкого распространения. Вероятно, это в первую очередь связано с отсутствием традиций, складывавшихся за рубежом не один десяток лет, а также известной сложностью работы с этими методиками. Учитывая потребности практики, а также тенденции развития исследовательского инструментария современной психологии, можно, по-видимому, прогнозировать постепенное сближение проективных методик с тестами. Работа в этом направлении, если она будет выполняться совместно квалифицированными клиническими психологами и специалистами в психометрике, позволит расширить сферу применения проективных методик и сделает их достоянием широкого круга исследователей.

Применение проективных методик в детской и подростковой психологии и психиатрии охватывает широкий круг вопросов, выясняющих и х роль в решении следующих проблем: особенности протекания детских психозов (аутизм, нарциссизм и др.); мир фантазии; символизация детских страхов и желаний; диагностические и прогностические показатели психического развития детей в норме и патологии; семейное и школьное окружение и др. В исследовании детей с помощью проективной техники решаются разнообразнейшие задачи: от проблем сексуального насилия (Дж. Хиз-Стаутхамер, А. Бовенхофф, Нидерланды) до трудностей в учебе (В. Кэмпо, Испания).

Применение тестов интеллекта и методики Роршаха позволило В. Кэмпо выявить несколько прогностических показателей развития интеллекта. Дж. Сауэр, Р. Крузен (США) используют методику Роршаха с целью отбора детей для групповой психотерапии, а М. Сендин (Испания) — для изучения влияние психотика — члена семьи на процессы, происходящие в семье [2, с. 81].

Изучение с помощью проективных методик проблем пожилого и старческого возраста: специфика психологической защиты в процессе старения; влияние возраста на креативность; показатели личностных изменений. В этом направлении работают Л. Валенте Торре (Италия), М. Перюшо, Ф. Вайл (Франция) и др.

4. Возможности и ограничения проективных методик

В начале 1940-х гг. «проективное движение» набирает значительную силу. Проективные методики становятся самыми популярными в клинико-психологических исследованиях личности. Разрабатываются новые методики, число их быстро растет. В различных обзорах, целью которых было установление того, насколько часто используются эти методики, неизменно отмечается их лидирующее положение. Но параллельно с этого времени начинаются ожесточённые, горячие споры о месте проективных методик среди других инструментов исследования личности, споры, продолжающиеся и сегодня. По мнению известного специалиста по тесту Роршаха Дж. Экснера, печальным следствием этих дискуссий явилось образование пропасти между психологами, занимающимися изучением личности, что отразилось в укоренившемся за рубежом делении психодиагностических методик на объективные и проективные. В соответствии с такой классификацией объективные методики считаются созданными на основе фундаментальных принципов измерения, неодократно апробированных в психологии; они стандартизированы, высоконадежны и валидны. Проективные методики объявляются теми, в которых едва ли не полностью игнорируются принципы измерения, а полученные с их помощью данные подвергаются субъективной, зависимой от личных предпочтений исследователя, интерпретации. Хотя известно, что многие из проективных методик предусматривают не только качественную, но и количественную оценку полученных результатов. Основательная психометрическая проработка сближает их с объективными тестами (к такого рода методикам можно отнести те, в которых предлагают завершить неоконченные предложения, некоторые варианты ТАТ и др.) [10, с. 328].

Проективные методики всегда были основаны на представлении крайне неопределённого стимульного материала. Применение крайне неопределенных стимулов в диагностике представляет собой весьма серьёзную проблему. Испытуемый, чье восприятие явно отклоняется от нормы, не вызывает у нас затруднений. Например, человек может постоянно составлять насыщенные агрессией рассказы по стимульному материалу ТАТ. Его истории могут постоянно вращаться вокруг семейных скандалов, соперничества сиблингов и подобных тем. Поскольку подобные рассказы встречаются не так уж часто, мы вполне можем начать подозревать, что у данного испытуемого существуют проблемы, связанные с агрессивными потребностями.

Тем не менее, возникают особые трудности с выводами относительно личностных динамик на основе ответов по проективным методикам, если мы обнаружим протоколы, которые не выходят за рамки интра-и интериндивидуальных норм. При таких обстоятельствах трудно сделать вывод, что у человека данная область не является проблемной. Всегда существует вероятность того, что отсутствие враждебных настроений и эмоций в ответах является следствием действия защитных эгомеханизмов человека, которые функционируют ради избегания враждебности [4, с. 137].

Но в то же время, предъявление неопределенного стимульного материала позволяет без труда обнаружить случаи, когда значимые интерпретации появляются сами по себе, без всякой связи со стимульным материалом. Мысли и фантазии с ярко выраженным агрессивным уклоном имеют тенденцию проявляться в быстрых и часто встречающихся агрессивно окрашенных реакциях. Нежелательные агрессивные импульсы, которые подавляются при помощи механизмов вытеснения, скорее всего, найдут отражение в том, что агрессивно окрашенные ответы будут встречаться редко, несмотря на прямую агрессивную направленность стимульного материала или преобладание ответов такого рода у большинства испытуемых. Отсутствие напряжения в отношении определённой потребности должно выразиться в отсутствии девиаций реагирования, то есть интерпретациях. Они не отличаются ни повышенной частотой упоминаемости определенных областей, ни чрезмерным избеганием и искажениями. Стимульный материал проективных методик может быть предъявлен для перцептивного распознавания либо для заучивания и воспроизведения. Важно то, что стимулы могут быть как высокоструктурированными, так и крайне неопределёнными по своему характеру, и что о большом количестве испытуемых можно собрать значительный объем нормативной информации. В отношении любой требуемой переменной, например, агрессии, потребности в достижении успеха, зависимости от других в решении проблем, применение хорошо отработанного многозначного стимульного материала приведёт к более точному определению силы потребности и характера защитных механизмов эго.

Проективные методы имеют высокую диагностическую валидность, а также валидны при исследовании содержания фантазий, но при их использовании возникают некоторые проблемы, связанные с прогнозированием. Почему же на основании проективных методов так сложно делать прогнозы? Каковы теоретические и практические факторы, обуславливающие низкий процент правильных прогнозов? Этот фактор опять же выводится из того положения, что эти тесты выявляют главным образом образцы поведения, на основании которых строятся предположительные заключения. Строго говоря, предположения не являются исключительной прерогативой проективных методов, они присущи психиатрии и психодинамической теории личности в целом. То есть выводы, которые может делать интерпретатор, зависят не только от степени его знакомства с психодинамическими принципами, но и от современного состояния данной науки [4, с. 170].

В связи с возрастающей потребностью в прикладных психологических исследованиях личности проективные методики стали широко использоваться во многих областях психологической практики. Однако не всегда их применение оправдано задачами конкретного исследования, а полученные результаты интерпретируются в категориях, адекватных представлениям о личности, сложившимся в отечественной психологии. Отсюда следует, что прямое заимствование зарубежных методов личностной диагностики без критического осознания их теоретической базы может повлечь за собой серьёзные трудности как теоретического, так и практического характера. Всё это обусловливает необходимость длительного и кропотливого труда по разработке теории проективного метода на основе положений отечественной психологии.

Проективный метод ориентирован на изучение неосознаваемых (или не вполне осознанных) форм мотивации. Его преимуществом в этом своём качестве является то, что он — едва ли не единственный собственно психологический метод проникновения в наиболее интимную область человеческой психики. Реальность бессознательного значительно богаче по своей феноменологии, а также и по возможности её содержательной интерпретации, чем это представлялось, например, в классическом психоанализе. «Значащие переживания», «личностные смыслы» и другие образования, в которых проявляется пристрастность психического отражения, не будучи презентированы сознанию, могут не выявляться и при непосредственном обращении к данным самоотчетов или наблюдении поведения. Проективные методики позволяют опосредованно, моделируя некоторые жизненные ситуации и отношения, исследовать эти личностные образования, выступающие прямо или в форме различных личностных установок. Если большинство психологических приёмов направлено на изучение того, как и за счёт чего достигается объективный характер отражения человеком внешнего мира, то проективные методики ставят целью выявление своеобразных «субъективных отклонений», личностных «интерпретаций», которые всегда личностно значимы.

Отметим, что для оценки многих проективных методик, не являющихся тестами в строгом смысле этого слова, мало подходят обычные психометрические критерии. А. Анастази оправданно предлагает ставить вопрос о ценности проективных методик, рассматривая их как качественные клинические процедуры, а не как психометрические инструменты. Впрочем, сказанное не должно исключать психометрическую разработку прокетивных методик, «наведение мостов между ними и теми, которые иногда определяются как «объективные».

Данные, полученные с помощью проективных методик, не должны быть приняты как окончательные, они помогают найти пути дальнейшего исследования, проникнуть в труднообъективируемые личностные особенности, ускользающие при традиционной организации эксперимента и не поддающиеся адекватной количественной оценке.

Противоречивость получаемых результатов и, как следствие, — невозможность какой бы то ни было стандартизации — причиной этого, по нашему мнению, было стремление любой ценой отмежеваться от психоаналитических интерпретаций [1, с. 103].

В самом деле, в высшей степени странно требовать от проективных тестов надежности и валидности, всерьез говоря о том, что «психолог может выбрать различный план анализа и интерпретации данных, полученных проективными методами в зависимости от теоретических позиций, которых он придерживается. Даже если авторы метода руководствовались психоаналитическими принципами», тогда как именно единство теоретических принципов является необходимым условием получения надежных результатов.

К счастью, в последние годы положение с использованием проективных тестов изменилось: адаптированы новые методики, исчезло предубеждение, и эти тесты стали находить все более широкое применение.

Хочется, заметить, что недостаточная теоретическая подготовка и сейчас не всегда позволяет говорить об адекватном и корректном использовании проективных тестов. Увы, из-за кажущейся простоты проективные методики часто попадают в руки неспециалистов (особенно это касается графических методов), но, будем надеяться, что проективные методы исследования личности и в отечественной психологии займут достойное место и станут полноценным инструментом в руках опытных диагностов.

Заключение

Таким образом, основными признаками проективных методик являются: 1) неопределенность, неоднозначность используемых стимулов; 2) отсутствие ограничений в выборе ответа; 3) отсутствие оценки ответов как правильных и неправильных. Проективная методика — это прием или набор процедур, разработанный для того, чтобы получить информацию о личности человека, предоставляя ему возможность реагировать любым способом.

В связи с возрастающей потребностью в прикладных психологических исследованиях личности проективные методики стали широко использоваться во многих областях психологической практики. Однако не всегда их применение оправдано задачами конкретного исследования, а получаемые результаты интерпретируются в категориях, адекватных представлениям о личности, сложившимся в отечественной психологии. Проективные методы исследования личности, вероятно, — одна из наиболее сложных и противоречивых областей психологической психодиагностики. Это касается практически всех аспектов: конструирования проективных тестов, их адаптации, апробирования и применения, обучения квалифицированных специалистов для работы с ними. Устойчивый интерес психологов к проективной диагностике сохраняется уже более полувека.

Различные проективные методики широко используются в практике исследования личности во всех областях современной психологии. С их помощью не только получают какие-либо знания о личности. Нередко они служат рабочим инструментом для проверки тех или иных теоретических положений.

Таким образом, цель работы достигнута, поставленные задачи решены.

Список литературы

[Электронный ресурс]//URL: https://psychoexpert.ru/kursovaya/proektivnyie-metodyi-issledovaniya-lichnosti/

1. Аннелиз Ф. Корнер Проективная психология — М., 2007. — 258с.

2. Бернс Р.С., Кауфман С.Х. Кинетический рисунок семьи: введение в понимание детей через кинетические рисунки. Москва: Смысл, 2006. — 146 с.

3. Большой толковый психологический словарь. П-Я., Вече-Аст., Москва, 2007. — 592 с.

4. Бурлачук Л.Ф. Психодиагностика. — Спб.: Питер. 2007. — 352с.

5. Бурлачук Л.Ф., Морозов С.М. Словарь-справочник по психологической диагностике. — Киев, Наукова Дулека, 2009. — 468 с.

6. Гильбух Ю.З. Актуальные проблемы валидизации психологических тестов. // Вопросы психологии». 2008, №5. — С 47 — 49.

7. Елисеев О.П. Практикум по психологии личности. — Спб.: Питер, 2008. — 560с.

8. Меньшиков В.М., Ямпольский Л.Т. Введение в экспериментальную психологию личности. — М.: Изд-во Московского Университета, 2005. — 268 с.

9. Носс И.Н. Психодиагностика. — Москва: Изд-во «КСП+», 2009. — 248 с.

10. Проективная психология / Пер. с англ. – М.: Апрель-Пресс, Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2006.- 528с.

11. Прошанский Г.М. Проективная психология. — М., 2008. — 258с.

12. Психогеометрическое тестирование. Теоретический и практический аспекты. Самара, 2007. — 84с.

13. Психодиагностика: Теория и практика. / Пер. с нем. Под ред. Н.Ф. Талызиной. — М.: Прогресс, 2006. — 354 с.

14. Ричард С. Лазарус Проективная психология, — М., 2009. — 258 с.