Вклад В.Г. Белинского в педагогику XIX века

Контрольная работа

Работа посвящена анализу теоретико-методологических оснований педагогического процесса в России как историко-культурного феномена на материале истории развития отечественной педагогической мысли XVIII—XX веков. Обращение к указанному периоду в истории педагогики России объясняется развитостью к XVIII веку феномена русского культурно-исторического типа, отчетливой представленностью в отечественной гносеологии XVIII—XX столетий рациональных форм познания (в данном случае — теорий педагогического воздействия на поколения людей), последовательным вниманием русского общества с XVIII века к проблемам воспитания подрастающего поколения. Сущностные черты отечественной философии воспитания в трудах ученых указанного периода, с нашей точки зрения, были явлены.

Предметом исследования в работе, таким образом, является теория и методология отечественной школы как социокультурного института в философско-педагогических трудах XVIII—XX столетий.

В.Г. Белинский

Изложим понимание критиком двух актуальных для настоящего исследования понятий — понятий человека и его воспитания.

1. Понятие о человеке

В.Г. Белинский, разделяя, отказываясь от тех или иных убеждений о человеке, искал своими обращениями к нему — человеку — прежде всего цельного видения его. Философ — публицист усваивал идеи Шеллинга, Гегеля и — как русский человек (по его же выражению, на все заимствования накладывающий «тип своего гения») [2, с.187] — пытался, совмещая воззрения этих и других философов, конструировать модель человека, выражающую всю полноту и цельность его бытия, а не некие, существенные, всеобщие стороны его существования.

В трудах В.Г. Белинского очерчивался образ идеального человека, осознающего свою связь со всем живущим, становящимся миром, со всем человечеством; существа, осознающего, переживающего свое великое, не формализуемое логическими построениями, как это можно прочесть у Гегеля, предназначение (Белинский, по справедливому замечанию В. Зеньковского, в целом «был натурой глубоко и подлинно религиозной»; [4, с.64], существа, чувствующего свою личную ответственность перед всем и вся, и существа самоценного (этим прежде всего отличается взгляд философа от взгляда Гегеля); наконец, существа нравственного, к абсолюту стремящегося и приближающегося лишь благодаря своим духовным усилиям.

Приведем характерные в связи с сформулированным мысли ученого. «Человек есть мир в малом виде: в его организме все стихии природы, первосущие его силы…» [1, с.288].

3 стр., 1073 слов

История отечественной психологии

... психологической науки и, выделив из них главное, нужное для новой науки, соединить с теорией марксизма. В отечественной ... воспитания нового человека, ... XVIII в. первой развернутой теории способностей, анализирующей роль биологических и социальных факторов в их происхождении и развитии. личность ученого детерминизма, системности и развития. Принцип детерминизма психологическим Принцип системности принцип ...

«Человек есть разумно-сознательная сущность и орган всего сущего…» [1, с.298].

«…Человек есть… орган сознания природы, сосуд духа божия <…> человек есть член великого семейства, которое называется «человечеством» <…> Человек носит в душе своей все зародыши, все элементы той степени сознания, до которой ему надлежит достигнуть; но развитие этого сознания невозможно для него самого, отдельно взятого, потому что оно требует толчков и побуждений извне, а эти толчки и внешние побуждения происходят из симпатии, связывавшей людей между собою, и взаимных отношений, существующих между ними. Симпатия человека к людям происходит от его родственности с ними, от тождественности его стремления и цели с их стремлением и целью <…> И поэтому одному человеку невозможно достигнуть полного и совершенного развития своего сознания, которое возможно только для целого человечества и которое будет результатом соединенных трудов, вековой жизни и исторического развития человеческого духа. Следовательно, всякий индивид есть член этого великого целого, есть сотрудник и споспешествователь его к достижению его цели, потому что, развивая свое собственное сознание, он необходимо отдает, завещает его в общую сокровищницу человеческого духа…» [2, с.297—298].

«Нет! не напрасно лучезарное солнце так величественно обтекает голубое, далекое небо и проливает на нас и свет, и теплоту, и жизнь, и радость; не напрасно мерцают для нас звезды таинственным блеском и томят душу нашу тоскою, как воспоминания о милой родине, с которой мы давно разлучены и к которой рвется душа наша; не напрасно все миры связаны между собой электрической цепью любви и сочувствия, и все живущее, все дышащее составляет звено в этой бесконечной цепи; не напрасно человек и родится, и умирает, и веселится, и скорбит, и горячо любит милое, и горько рыдает, лишаясь его <…> не напрасно человек стремится к какому-то блаженству и ищет его всю жизнь <…> Нет еще раз! вечность не мечта, не мечта и жизнь, которая служит к ней ступенью!..» [2, с.298—299].

«Но истина не дается человеку вдруг, как его законное обладание: он должен достигать ее трудом, борьбой, лишениями и страданием, и вся жизнь его должна быть стремлением к истине…» [1, с.290].

«Что составляет в человеке его высшую, его благороднейшую действительность? — Конечно то, что мы называем его духовностию, то есть чувство, разум, воля, в которых выражается его вечная, непреходящая, необходимая сущность <…> Но что же эта личность, которая дает реальность и чувству, и уму, и воле, и гению и без которой все или фантастическая мечта, или логическая отвлеченность? Я много мог бы наговорить вам об этом, читатели, но предпочитаю лучше откровенно сознаться вам, что чем живее созерцаю внутри себя сущность личности, тем менее умею определить ее словами…» [3, с.659, 662].

6 стр., 2782 слов

Бытие человека и его образ жизни

... ответу на вечные вопросы «что есть человек? и в чем специфика его бытия?» Определение специфики человеческого бытия возможно через выделение разных измерений самого человека. Индивидуальный аспект человеческого бытия предполагает рассмотрение периода жизни индивида, ...

«Искупитель рода человеческого приходил в мир для всех людей; не мудрых и образованных, а простых умом и сердцем рыбаков призывал он быть «ловцами человеков», не богатых и счастливых, а бедных, страждущих, падших искал он, чтобы утешить, других ободрить и восстановить. Гнойные язвы на едва прикрытом нечистыми лохмотьями теле не оскорбляли его исполненного любви и милосердия взгляда. Он — сын Бога — человечески любил людей и сострадал им…» [3, с.788].

И еще одна выдержка из сочинений философа-публициста; «Субъект у Гегеля не сам по себе цель, но средство для мгновенного выражения общего… Смейся, как хочешь, а я свое: судьба субъекта, индивидуума, личности важнее судеб всего мира… и гегелевской Allgemeinheit… Кланяюсь покорно, Егор Федорович (Гегель)…, но если бы мне удалось влезть на высшую ступень лестницы развития, я и там попросил бы вас отдать мне отчет во всех жертвах живой жизни и истории… иначе я с верхней ступени лестницы бросаюсь вниз головой. Я не хочу счастья и даром, если не буду спокоен насчет каждого из моих братии… [4, с.69—70].

В.Г. Белинский писал не о связи всего и вся в мироздании (как Гегель); В.Г. Белинский видел, или переживал, личное, нравственное, живое (мир не развивается по заданным законам, но становится, ища себя светлого), надлогическое, в отличие от Гегеля, в этой связи («Нет, не напрасно лучезарное солнце… Нет… вечность не мечта…»), не определяемое только необходимостью, но внутренне милосердное («Искупитель рода человеческого приходил в мир…»); В. Г. Белинский переживал, в отличие от немецких философов, равность, соподобие человека с абсолютом, с миром, с «общим», в нем — человеке — видя всю полноту — конкретную реальность — выражения высшей идеи; В.Г. Белинский переживал живую, в трудах и страданиях становящуюся, идеала жаждущую душу человеческую.

Человек есть первая и последняя — по Белинскому — живая, т.е. истинная, своя реальность в мире, первая после Бога субстанция — эта мысль прочитывается как итог драматических, противоречивых, как сама жизнь, исканий В.Г. Белинского.

Полнота, цельность взгляда ученого на человека выражается и в решении им вопроса о соотношении в человеке человеческого и национального. В.Г. Белинский формулирует мысль о развитии рода человеческого в форме бытия отдельных общностей, основывающихся на «внутренней, непосредственной, органической связи» [3, с.663] — народностей. «Народности, — пишет мыслитель, — суть личности человечества. Без национальности человечество было бы мертвым логическим абстрактом, словом без содержания, звуком без значения» [3, с.662]. Понимал В.Г. Белинский, что именно в народности живым и полным — собою истинным — становится разумное существо, в народности находит себя отдельными «личностями» и само человечество. Национальное и человеческое В.Г. Белинский не разделял, но, напротив, видел их единство. «Собственно говоря, — утверждал он, — борьба человеческого с национальным есть не больше, как риторическая фигура; но в действительности ее нет» [3, с.663]. То, что людьми называется человеческим, а не национальным, есть, по В.Г. Белинскому, новое, творимое национальным гением, новое, отрицающее старое и потому воспринимаемое скептически многими представителями народности [3, с.665]. Подчеркивая мысль о культурно-типическом как истинной форме развития человеческого (не забывая о бытии отдельной личности), философ излагает свое понимание культуросообразных заимствований в среде человеческих общностей: воспринимая нечто новое, всякий народ, чтобы сохранить и развить свыше данную ему способность «сказать миру свое слово» [3, с.654], должен осуществлять «заимствование… национально» [3, с.663]. «Когда народ, — пишет В.Г. Белинский, — поддается напору чуждых ему идей и обычаев, не имея в себе силы перерабатывать их силою собственной национальности в собственную же сущность, — тогда он гибнет политически» [3, с.663].

2 стр., 998 слов

История воспитания детей в России

... уважение к старшим, взаимоподдержку и взаимопомощь, ответственность и т. д. Воспитание детей в современной России В настоящее время современная система российского образования не однозначна. Это связано с тем, что ... и ее социального статуса. В отличие от европейских стран, в России молодые люди заводят семью довольно рано. В связи с чем, им на помощь в воспитании приходят бабушки и дедушки, ...

Не видя необходимости на страницах данного исследования решать вопрос о том, западной или славянофильской модели развития России придерживался В.Г. Белинский, подчеркнем, бесспорно истинное — учитывающее полноту бытия России XIX и нашего веков — суждение философа, суждение, ставящее его над спором западников и славянофилов: «Неужели славянофилы правы и реформа Петра Великого только лишила нас народности и сделала междоумками? <..,> Нет, это означает совсем другое, а именно то, что Россия вполне исчерпала, изжила эпоху преобразования, что реформа совершила в ней свое дело, сделала для нее все, что могла и должна была сделать и что настало для России время развиваться самобытно, из самой себя» [3, с.652].

2. Воспитание человеческого в человеке

Центральными в воззрениях В.Г. Белинского были идея о воспитании в человеке чувства «человечности» [1, с.297], идея воспитания человека любовью воспитывающего, идея чуткого, бережного всматривания в детскую душу и учитывания детской индивидуальности, «эпох ее возрастания» [1, с.297].

Понимание В.Г. Белинским «человечности» дано выше, потому ограничимся следующей выдержкой из труда ученого: «…целью воспитания должна быть человечность… Мы разумеем здесь первоначальное воспитание, которое важнее всего. Всякое частное или исключительное направление, имеющее определенную цель в какой-нибудь стороне общественности, может иметь место только в дальнейшем, окончательном воспитании. Первоначальное же воспитание должно видеть в дитяти не чиновника, не поэта, не ремесленника, но человека, который мог бы впоследствии быть тем или другим, не переставая быть человеком» [1, с.297—298].

Под любовью как «орудием и посредником воспитания» критик понимал духовную (сфера абсолютных ценностей) связь воспитателя и воспитанника, связь, в которой и первый и второй открываются друг другу и являют потому себя полными, истинными, живыми существами. Эта связь и рождает «нежные души, доступные всякому впечатлению», воспитывает людей с «человечностью». «Но что же такое любовь? — восклицает мыслитель. — Это жизнь, это дух, свет луча; без нее все — смерть при самой жизни, все — материя при самом органическом развитии, все — мрак при самом зрении <…> Сам Бог есть любовь и источник любви…» [1, с.288—289].

Влечение дитяти к «чувству изящного» [1, с.299], «эпохи его возрастания» [1, с.297], «индивидуальное» всматривание маленького, становящегося существа в мир, родную среду, науку — все это и иное многое, что ребенку свойственно, следует сделать, по В.Г. Белинскому, основанием воспитания, все это и есть путь любви, путь воспитания человеческого в человеке.

17 стр., 8014 слов

Религия и воспитание человека

... [2,27] В духовной жизни человека трудно найти фактор, который играл бы более важную роль, чем религия. В поисках бога ... воспитание человека. 1. РЕЛИГИЯ, ЕЕ ИСТОРИЯ И МНОГООБРАЗИЕ Не существует народов, на каких бы стадиях развития они не находились, без религии и магии. [1,360] Религия ... определил образ жизни и мысли миллионов людей этих стран. В России буддизм традиционно исповедуют буряты, калмыки и ...

Заключение

Цельный, полный человек — существо, в котором и мир, и народность, и весь род человеческий, и — главное — Бог — не забыты, но явлены в живой, не исчерпываемой никакой абстракцией форме; любовь духовная, святая — не по крови только, а по общности в святом, великом — как «орудие и посредник воспитания»; внимание к дитяти, следование его духовному развитию, а не слепое, грубое введение его в мир взрослых людей — эти переживания — идеи внес в отечественную педагогику В.Г. Белинский.

Список литературы:

[Электронный ресурс]//URL: https://psychoexpert.ru/kontrolnaya/pedagogicheskie-vzglyadyi-belinskogo/

1. Антология педагогической мысли России второй половины XIX — начала XX в. М.: Педагогика, 1990. 608 с.

2. Белинский В.Г. Собрание сочинений: В 3 тт. М.: ОГИЗ, 1948. — Т. 1. 797 с.

3. Белинский В.Г. Собрание сочинений: В 3 тт. М.: ОГИЗ, 1948. — Т. 3. — 926 с.

4. Зеньковский В.В. История русской философии. Л.: ЭГО, 1991. Т. 1. Ч. 2. 280 с.