Структурный функционализм

Реферат

— методологический подход в социологии и социокультурной антропологии, состоящий в трактовке общества как социальной системы, имеющей свою структуру и механизмы взаимодействия структурных элементов, каждый из которых выполняет собственную функцию. Именно этим данная тема отличается своей актуальностью.

Основоположниками структурного функционализма считаются известный американский социолог Толкотт Парсонс, который в своих исследованиях опирался на классические концепции Герберта Спенсера и Эмиля Дюркгейма, а также британский социальный антрополог польского происхождения Бронислав Малиновский.

Базовой идеей структурного функционализма является идея «социального порядка», то есть имманентное стремление любой системы поддержать собственное равновесие, согласовать между собой различные её элементы, добиться согласия между ними. Ученик Парсонса — Роберт Мертон. В 1957 г. Роберт К. Мертон был избран президентом Американской социологической ассоциации, получил самый почетный титул в сообществе американских социологов, а в 1968 г. стал членом Национальной академии наук. Одновременно он являлся президентом различных академических обществ и иностранным членом многих академий наук. Мертон был награжден многочисленными почетными степенями крупнейших университетов Соединенных Штатов и Европы. Его работы явились значительным вкладом в развитие различных социологических дисциплин: общей теории, социологии отклоняющегося поведения, социологии науки, социологии профессий, медицинской социологии, социологии средств массовой информации. Мертон является одним из авторов, наиболее часто цитируемых в современной социальной науке. Его основные труды: «Социальная теория и социальная структура» (1957), «Социальная структура и аномия» (1966), «Явные и латентные функции» (1968), «Социология науки» (1973).

В настоящей теме я рассмотрю наиболее значимые этапы самой школы структурного функционализма, своеобразие функционалистских концепций и взглядов его наиболее крупных представителей.

1. Структурный функционализм как теория и как способ анализа

В центре социологической теории Парсонса находится вопрос о том, как возможно общество, то есть социальный порядок, нормативная регуляция поведения.

существует

Понятие общества соотносится не с совокупностью индивидов, а с организованными формами взаимодействия между людьми, которые поддерживаются социальной системой, стремящейся к устойчивому равновесию. Соответственно, социальные действия должны рассматриваться как институциональные образцы («паттерны»), поддерживающие системное целое. Решающее значение в человеческом действии имеют нормативные факторы, аналитически не зависимые от личных мотивов, экономических интересов в обычном смысле, интересов политической власти — таков основной тезис парсонсовской социологии.

3 стр., 1329 слов

Взаимосвязь социологии и социальной работы

... и др. Познания в области социологии позволяют социальному работнику исследовать социальные проблемы, обеспечивать владение интерперсональными навыками и техниками. Например, основной навык специалиста социальной сферы - это интервьюирование. Этот навык ...

Социологическая концепция Парсонса отличается выраженной «надындивидуальной» системной направленностью и безразличием к так называемой проблеме человека. Обычно под человеком, «личностью», понимают некоторую уникальную индивидуальность, скрытую от внешнего контроля и непонятную не только посторонним, но и самому/самой себе.

Парсонс рассматривает «личность» как системный феномен, отдельно от индивида, и тем самым преодолевает двусмысленности, связанные с романтическим противостоянием субъективного и объективного миров. «Личность» становится специфическим языком описания, обособленным от языка социальной системы, культуры и поведения. Действительно, по Парсонсу, «личность» не человек, а система действия, совокупность ролей и ожиданий. Сама дифференциация «личности» от других систем позволяет обществу решать проблемы адаптации [2, с. 1].

Таким образом, парсонсовский «новый синтез» — попытка объединить традиции социологического номинализма и социологического реализма в общей теории действия — представляет собой развернутую версию аналитического реализма.

В центре внимания Парсонса — проблема институциональной координации действий. Координация осуществляется посредством устойчивых «паттернов» согласованного поведения: статусов и ролей, которые определяют и систему личности, и систему культуры. Это происходит путем усвоения культурного образца, и результат этого усвоения (интернализации) — система личности. Личность — это индивидуальный актор, действия которого координированы с функциональными требованиями культуры и социальной системы. Таким образом, парсонсовская концепция системы действия приобретает радикальный императивный характер.

Социальная, культурная и личностная системы действия включают в себя социально-структурные элементы и являются надындивидуальными феноменами. Политическая и экономическая системы рассматриваются как компоненты социальной системы. Если в «Структуре социального действия» акцент делался на индивидуальном действии, то в работах 1950-х годов Парсонс пишет о социальных действиях как системах.

Социальное действие включает в себя принятие решения как относительно самого действия, так и внешнего плана его осуществления, поэтому стимульно-реактивное поведение (рефлекторное действие, действие по привычке) не может считаться социальным действием. Критерий социального действия — его целенаправленный характер. Соответственно, ситуация действия определяется в терминах мотивов, целей, средств достижения целей и ценностей. Она включает альтернативные версии целеполагания, например, неприемлемые или отложенные намерения, а также ожидания действий других акторов в возможных ситуациях.

Понятие социальной системы Парсонс заимствовал у Парето, который имел в виду некоторую механическую аналогию социального равновесия. Социальные системы, по Парсонсу, это системы, образуемые состояниями и процессами социального взаимодействия между действующими субъектами. «Если бы свойства взаимодействия можно было бы вывести из свойств действующих субъектов, то социальные системы были бы эпифеноменом, на чем настаивают «индивидуалистские» социальные теории», — пишет Парсонс [1, с. 18].

Таким образом, понятие «социальные системы» описывает не типы обществ, а функциональные компоненты обществ. Функциональные системы: «социальная система», «культура», «личность», «организм» не являются эмпирически наблюдаемыми системами. Это аналитические инструменты, имеющие чисто функциональный характер. Так, «социальная система» существует не эмпирически, а функционально, выполняя интегративную функцию, «культура» поддерживает нормативный образец, «личность» (а не индивид) обеспечивает целеполагание, а организмическо-поведенческая система выполняет функцию адаптации к среде. Если четыре системы координированы, социальный порядок можно считать устойчивым.

«Социальные системы»

«Культура»

Поведенческо-органическая система

Не все социальные системы являются обществами. В парсонсовской социологической теории группа людей или совокупность стран тоже не считаются обществом, что называется, по факту. Общество — это организованное целое, включающее функциональные системы обеспечения его равновесия (табл. 1).

Равным образом, ни одна из функциональных систем сама по себе не является обществом, но взятые вместе, они образуют социальное целое.

Парсонс в полной мере наследует дюркгеймовскую традицию социологического реализма. Он пишет, что общество это такой тип социальной системы, который обладает высшей степенью самодостаточности относительно своей среды [1, с. 20].

Таблица 1. — Общество (социальная система)

Подсистемы

Структурные

Аспекты

Функция

компоненты

развития

Социетальное

Нормы

Включение

Интеграция

сообщество

Воспроизводство

Ценности

Генерализация

Воспроизводство

образца или

ценностей

образца

фидуциарная

подсистема

Политика

Коллективы

Дифференциация

Целедостижение

Экономика

Роли

Повышение

Адаптация

адаптивного

потенциала

Пересечение системы личности с системой культуры осуществляется посредством ролей. Социальные роли определяются как нормы, или «сценарии», соответствующие ожиданиям относительно действий акторов в определенной ситуации. Некоторые роли определены детально и вполне отчетливо (например, роль преподавателя университета), другие могут значительно варьировать в зависимости от ситуации (роль родственника, друга, коллеги).

В значительной степени ролевые нормы определяются культурными «паттернами», с помощью которых легитимируется действие. Роли выступают в качестве промежуточной инстанции между «культурой» и «личностью».

В начале 1950-х годов Парсонс совместно с Робертом Бейлсом применил четырехфункциональную схему в исследовании малых групп. Затем область ее использования была расширена на объяснение функционирования «больших» сообществ, в том числе роли семьи в процессе социализации и экономических процессов. Идея заключается в том, что каждая социальная система решает четыре функциональных задачи (табл. 2).

Первые две функции относятся к отношению системы с ее внешней средой (в том числе физическими потребностями участников взаимодействия), вторые две характеризуют внутреннюю организацию взаимодействия социализированных индивидов, в том числе культурные «образцы» [3].

Таблица 2. — Четырехфункциональная схема

Адаптация

(adaptation)

Эффективное взаимодействие с внешней средой, предполагающее прежде всего производство необходимых ресурсов, защиту от физической или социальной опасности, а также получение соответствующей информации о внешней среде.

Достижение цели

(goal attainment)

Решение внешней задачи предполагает внутреннюю координацию системы, тем самым ориентирующую коллективные действия акторов.

Интеграция

(integration)

Поддержка доверительных отношений между участниками интеракции и преодоление конфликтов. В малых (контактных) группах интеграция связана с межличностными отношениями, в «больших» сообществах осуществляется интеграция межгрупповых отношений.

Поддержание латентного образца (latent pattern maintenance)

Критерии «членства» в групповом взаимодействии, типичные формы поведения и ролевые репертуары, позволяющие вырабатывать общие нормы.

Экспериментальная отработка четырехфункциональной схемы в малых группах, члены которых решают общую задачу, показала, что мотивационные и поведенческие характеристики участников взаимодействия остаются несогласованными до тех пор, пока не будет выработан «образец» адаптивного поведения, то есть поведения, целесообразного для решения групповой задачи.

И, конечно же, несмотря на признание объективного характера эволюционных изменений, нельзя не признать того факта, что человек все более становится субъектом изменений социальных институтов. Убедительный, на наш взгляд, пример приводит Д. Норт который подчеркивает, что уничтожение института рабства, которое было прибыльным и жизнеспособным на протяжении многих веков, состоялось благодаря растущему отвращению цивилизованных людей к собственности на человека [4].

2. Р. Мертон как представитель структурно-функционального направления в социологии

Главную суть своего подхода Р. Мертон выразил комплексным понятием «функциональность». Согласно этому понятию взаимосвязь общества в целом и его отдельных частей обеспечивается самыми разнообразными и специфическими их функциями, которые могут наблюдаться и многократно повторяться в конкретных объектах и фактах. Задача социолога состоит в том, чтобы «не рассуждать о внутреннем содержании социологических фактов и объектов, а просто рассматривать реальные, зримые, доступные для изучения и обобщения последствия функций».

Для наблюдения и изучения функций Р. Мертон предлагает методологический инструмент, который называет «теории среднего радиуса действия». Суть их он формулирует так: «Это теории, находящиеся в промежуточном пространстве между частными, но тоже необходимыми рабочими гипотезами, во множестве возникающими в ходе повседневных исследований, и всеохватными систематическими попытками развить единую теорию, которая будет объяснять все наблюдаемые типы социального поведения, социальных организаций и социальных изменений». Эта теория была призвана категориально оформить соединительный мост между конкретными исследованиями и общесоциологической теорией. Теория принципиально используется для внутренней организации эмпирических исследований. Она выступает посредником между общими теориями социальных систем, которые слишком отдалены от особенных проявлений классов тех или иных типов социального поведения, с тем чтобы «объяснять то, что наблюдаемо, и давать детализированные, упорядоченные характеристики особенностей, которые вообще не обобщены». Именно здесь, на среднем уровне, как подчеркивает Р. Мертон, социология выполняет свою основную роль в обществе, ибо это «именно та социальная наука, которая оперирует теориями среднего радиуса охвата, концентрирующими в себе факторы реального управления социальными процессами с учетом конкретных эмпирических исследований и отвергающими метафизические претензии на всеохватность и универсальность» [5, с. 13].

Ясно, что таким утверждением Р. Мертон выразил свое несогласие с теорией структурного функционализма Т. Парсонса, претендовавшей на эти качества всеохватности и универсальности.

Определив, таким образом, свой «объект» исследования, Р. Мертон выдвигает целый ряд положений, обосновывающих логику своего практического подхода к делу. При этом он выделяет три ключевых условия или требования функционального анализа, которые, по его мнению, приобретают характер аксиом: это — «функциональное единство» (согласованность функционирования всех частей общества), «функциональная универсальность» (все общественные явления функциональны) и «функциональная принудительность».

«Функциональное единство» социологического анализа, подчеркивает Мертон, определяется не «сверху», не при помощи какой-либо теории, а в бесконечной глубине социальных фактов, которые благодаря своей функциональной определенности являются интегрирующими факторами социальной жизни. Функциональные качества универсальны и представлены во всех формах культуры, что легко увидеть при их анализе. Мало того, они носят императивный, принудительный характер в первую очередь для всех общественных институтов, хотя это может проявляться по-разному. В целом функциональный анализ применим только к стабильным и стандартизированным объектам, которыми могут быть повторяющиеся и типовые явления, характеризующиеся устойчивостью (социальные роли, социальные процессы, институционные объекты, социальные структуры, средства социального контроля и т.д.).

На концепцию Р. Мертона оказали значительное влияние работы М. Вебера, У. Томаса, Э. Дюркгейма и Т. Парсонса, учеником которого он был. Анализируя их взгляды, он пришел к выводу, что представление об обществе как объективном, структурированном феномене и его влиянии на поведение индивидов ведет к значительному расширению социологического знания, не решая, конечно, всех проблем.

Это представление генерирует проблематику, которую «я нахожу интересной и способ мышления о проблемах, который я нахожу более эффективным, чем все остальные, которые я знаю», — писал Р.Мертон [6, с. 142].

модель структурно-функционального объяснения.

В центре осуществленного Мертоном критического пересмотра оказались три сомнительных постулата («метатеоретических» гипотезы):

функционального единства общества.

Универсальный функционализм —

постулат необходимости.

1. Y — результат действия X.

2. Y благоприятно для Z.

3. Z не является целью действий, производящих X.

4. Причинная связь между X и Y, либо само существование Y, не признаны агентами, участвующими в Z.

5. Y поддерживает существование X посредством «петли обратной связи», проходящей через Z.

Примером функционалистского объяснения, полностью соответствующего описанной схеме, может служить мертоновское объяснение функций политического рэкета («боссизма») в американской теневой политике: «боссизм» (Y) не является целью разделения властей и децентрализации политической системы в Америке (X), однако на локальном уровне позволяет добиться эффективной интеграции «разбросанных сегментов власти» и, следовательно, позволяет решать частные проблемы конкретных меньшинств (Z); противоречия в интересах названных локальных меньшинств создают заинтересованность в множественности агентов власти, т.е. существует «петля» обратного влияния политического рэкета на сохранение децентрализованного характера политической системы.

Мертоновская версия структурно-функционального объяснения критиковалась, в первую очередь, за ослабление самого привлекательного из функционалистских принципов — объяснения «части через целое», так как понятие функции в трактовке Мертона приобретает скорее дескриптивный характер [8, с. 76].

3. Структурно-функциональное объяснение социальных конфликтов Л. Козером

В настоящее время конфликт стал доминирующей ячейкой общественных отношений. Он присутствует как в явных, так и в латентных (неявных) формах. Он наличествует в столкновениях предполагаемых перспектив развития страны и в повседневной жизни, пронизывая ткань семейных отношений. Конфликт проявляется там, где есть сотрудничество и согласие. Главный вопрос состоит, следовательно, не в возвращении к якобы бесконфликтному состоянию, а в том, чтобы научиться жить с конфликтом, отдавая себе отчет в его стимулирующем воздействии в тех случаях, когда он развивается в определенных рамках, и, сознавая его разрушающий характер, когда он перерастает эти рамки.

Льюис Козер американский социолог, представитель критической социологии. Активный критик структурно-функционального анализа в 50-х гг., он способствовал смене научной парадигмы в понимании общества. Представлению об обществе как упорядоченной и гармонично функционирующей системе Козер противопоставил концепцию социальных изменений, в которой центральное место занимают конфликты.

В разработке своей теории Козер исходил, прежде всего, из идей Зиммеля и Маркса. Сам он считал себя социалистом и радикалом, а Маркса назвал классическим теоретиком конфликта. Исходным материалом для Козера послужил критический анализ противоречий, социального неравенства, власти, содержащийся в трудах Зиммеля и Маркса.

Теория конфликта строится им на критике концепции структурно-функционального анализа Т. Парсонса. Но Козер выступает не против стабильности и социального порядка, а против методологического подхода к обществу, игнорирующего противоречия, столкновения интересов, конфликтный характер властных отношений. Козер в книге Функции социальных конфликтов, вышедшей в 1956 г., отмечает:

1. Обществу присуще фатально неизбежное социальное неравенство, вечная психологическая неудовлетворенность членов общества и проистекающая отсюда напряженность между индивидами и группами, обусловленная их чувственно-эмоциональной, психической расстроенностью, от случая к случаю разряжающаяся в их взаимных коллизиях. Поэтому социальный конфликт сводится к напряженности между тем, что есть и тем, что должно быть в соответствии с чувствами известных групп и индивидов. Постоянным источником и причиной современных социальных конфликтов является дефицит ресурсов, не только материальных, но и политических, ресурсов власти, престижа, которые существуют в любом обществе, поэтому пока существует общество, будет напряженность, будут конфликты, особую роль будет играть борьба людей за власть, престиж, уважение.

2. Хотя конфликты существуют в любом обществе, их роль может быть разной в зависимости от типа социальной структуры. Он различает два типа общества закрытое (ригидное, унитарное) и открытое (плюралистическое).

Общества первого типа расколоты на два враждебных класса, конфликт между которыми подрывает общественное согласие и грозит разрушить социальный порядок революционно-насильственным путем. В обществах второго типа существует множество конфликтов между различными слоями и группами, но имеются социальные институты, оберегающие общественное согласие и обращающие энергию конфликтов на пользу обществу. Стабильность всего общества зависит от существующих в нем конфликтных отношений и типа связей между ними. Чем больше различных конфликтов пересекается в обществе, тем более сложным является его деление на группы, тем труднее разделить членов общества на два враждующих лагеря. Значит, чем больше независимых друг от друга конфликтов, тем лучше для единства общества.

3. Козер классифицирует различные виды конфликтов в соответствии со степенью нормативной регуляции. На одном конце модели можно поместить полностью институциализированные конфликты (типа дуэли), тогда как на противоположной стороне окажутся абсолютные конфликты, цель которых состоит не во взаимном урегулировании спора, а в тотальном истреблении противника. В конфликтах второго типа возможность достижения согласия сторон сведена к минимуму, борьба прекращается только в случае6 полного уничтожения одной или обоих соперников.

4. Социальные конфликты могут выполнять двоякого рода функции негативные (деструктивные) и позитивные (конструктивные).

Социальные структуры отличаются друг от друга дозволенными способами выражения антагонистических притязаний и уровнем терпимости в отношении конфликтов. Социальный конфликт способен стать и средством стабилизации внутригрупповых отношений, и чреват социальным взрывом. Это зависит от характера структуры, под воздействием которой и развивается конфликт. Задача состоит в том, чтобы ограничить негативные и использовать позитивные функции. Козер анализирует функции социального конфликта. Результаты его анализа и поныне остаются классическим образцом описания этих функций [9, с. 138].

К важнейшим негативным функциям конфликта относятся:

  • ухудшение социального климата, снижение производительности труда, увольнение части работников в целях разрешения конфликта;
  • неадекватное восприятие и непонимание конфликтующими сторонами друг друга;
  • уменьшение сотрудничества между конфликтующими сторонами в ходе конфликта и после него;
  • дух конфронтации, затягивающий людей в борьбу и заставляющий их стремится к победе во что бы то ни стало, чем к решению реальных проблем и преодолению разногласий;
  • материальные и эмоциональные затраты на разрешение конфликта.

Главными позитивными функциями социального конфликта являются:

  • конфликт не дает сложившейся системе отношений застыть, окостенеть, он толкает ее к изменению и развитию, открывает дорогу инновациям, способным ее усовершенствовать;
  • он играет коммуникативно-информационную и связующую роль, поскольку в ходе конфликта его участники лучше узнают друг друга (в возникающих при конфликте критических ситуациях выявляются незаметные до того достоинства и недостатки людей, создаются условия для оценки людей по их моральным качествам стойкости, мужеству и т.

д., для выдвижения и формирования лидеров);

  • конфликт способствует структурированию социальных групп, созданию организаций, сплочению коллективов единомышленников;
  • он снимает синдром покорности, стимулирует активность людей;
  • он стимулирует развитие личности, рост у людей чувства ответственности, осознание ими своей значимости;
  • развязывание конфликта снимает подспудную напряженность и дает ей выход (конфликт как выхлопной клапан);
  • конфликт выполняет диагностическую функцию (иногда полезно даже спровоцировать его, чтобы прояснить обстановку и понять состояние дел);
  • конфликт способствует созданию новых форм и социальных институтов, т.е.

функция нормотворчества).

Смысл конфликтологии, ее цель ограничить негативные последствия конфликтов и добиться оптимальных, позитивных результатов.

Причины конфликта

«…противоборство членов группы друг с другом — фактор, который нельзя однозначно оценить как негативный хотя бы потому, что это иногда единственное средство сделать жизнь с действительно невыносимыми людьми , по крайней мере терпимой. Если бы мы вовсе были лишены силы и права восстать против тирании, произвола, самодурства и бестактности, мы вообще не смогли бы общаться с людьми, от дурного характера которых страдаем. Мы могли бы пойти на какой-нибудь отчаянный шаг, что положило бы конец отношениям, но, возможно, не стало бы «конфликтом». Не только потому, что… притеснение обычно возрастает, если его спокойно и без протестов терпят, но также и потому, что противоборство дает нам внутреннее удовлетворение, отвлечение, облегчение… Противоборство дает почувствовать, что мы не просто жертвы обстоятельств» [10, с. 154].

1. Чем меньше имеется внутригрупповых организаций, в которых локализуется эмоциональная энергия членов неимущих групп, тем выше вероятность того, что неимущие группы обойдутся без каких-либо иных альтернатив, позволяющих им выразить свое недовольство, кроме сомнений по поводу законности

2. Чем сильнее личные лишения членов групп, не имеющих каналов, по которым они могли бы выражать свое недовольство, тем выше вероятность того, что они начнут высказывать сомнения по поводу законности.

3. Чем больше члены неимущих групп пытаются стать членами привилегированных групп, чем ниже допускаемая при этом мобильность, тем выше вероятность того, что они откажутся признавать законность.

4. Чем больше лишения, которые испытывает группа, из абсолютных превращаются в относительные, тем выше вероятность того, что эти группы станут инициаторами конфликта.

5. Чем в меньше степени опыт социализации членов неимущих групп порождает чувство внутренней личной напряженности, тем выше вероятность того, что он будут испытывать относительные лишения.

6. Чем меньше члены неимущих групп принуждаются к чему-либо извне, тем выше вероятность того, что они будут испытывать относительные лишения.

Таким образом, Козер выделяет причинные цепи, описывающие, каким образом конфликт сохраняет или восстанавливает интеграцию системы и ее приспособляемость. Этот ряд причинных зависимостей выглядит следующим образом:

1. нарушение интеграции составных частей социальной системы

2. приводит к вспышкам конфликтам между составными частями, что в свою очередь

3. вызывает временную дезинтеграцию системы, это

4. делает социальную структуру более гибкой, что далее

5. усиливает способность системы избавляться при помощи конфликта от грозящих ей в будущем нарушений равновесия, а это приводит к тому, что

6. система обнаруживает высокий уровень приспособляемости к изменяющимся условиям.

Однако, абсолютизируя положительные функции конфликта, Козер, впадает в крайность, которая роднит его с теоретиками функционального анализа. Некоторая противоречивость теории Козера заключается в том, что подвергая критике функционализм, он сам рассматривает конфликт, прежде всего как явление функциональное, направленное на разрешение противоречий и обеспечение системе устойчивости и стабильности, делает акцент на сотрудничестве в конфликтном взаимодействии. Льюис Козер оставил в тени дисфункции конфликта, не раскрыл в полной мере разрушительный потенциал столкновения интересов, борьбы противостоящих сторон, которая также имеет место в социальной практике.

Заключение

Итак, структурный функционализм — это теоретический подход, в рамках которого общество осмысливается как социальные системы, а специфические особенности социальных структур объясняются с точки зрения их вклада в поддержание этих систем (например, религиозный ритуал и его вклад в социальную интеграцию).

Если Т. Парсонс уделил основное внимание анализу механизмов поддержания «социального порядка», то Р.Мертон сосредоточил свои усилия на изучении дисфункциональных явлений, возникающих вследствие напряжений и противоречий в социальной жизни.

Структурная теория общества, объединяя «социальную статику» и «социальную динамику», и «социальную психологию», согласие и конфликт, стабильность и изменение, воспроизводство и образование, адаптацию и морфогенезис, обеспечивает полноценную, многомерную парадигму для социологии, которая глубоко уходит корнями в классическую социологическую традицию XIX века.

Список литературы

[Электронный ресурс]//URL: https://psychoexpert.ru/referat/sotsiologicheskaya-teoriya-strukturnogo-funktsionalizma/

1. Парсонс Т. Система современных обществ. М.: Аспект-Пресс, 1997.

2. Батыгин Г.С. Структурный функционализм Талкотта Парсонса.// Вестник РУДН, серия Социология, 2003, №4-5.

3. Парсонс Т. Структура социального действия. опубл. McGraw Hill, 1937.

4. Осауленко А.П. Структурный функционализм об эволюционном изменении социальных институтов. // Культурология. Формум «Studia humanitas».

5. Мертон Р. К. Социальная теория и социальная структура. // Социологические исследования, 1992. № 2-4.

6. Громов И. и др. Западная теоретическая социология. СПб, 2006.

7. Девятко И. Модели объяснения и логика социологического исследования. М., 2006.

8. Мертон Р. Социология сегодня: проблемы и перспективы. М., 1965.

9. Козер Л.А. Функции социального конфликта. М., 2000.

10. Хрестоматия по конфликтологии. // Л. Козер. Враждебность и напряженность в конфликтных отношениях. М., 2000.