В. Франкл и основы логотерапии

Реферат

Краткая биография В

. Франкла

логотерапия франкл психологический клинический

Личность Виктора Франкла

Чтобы понять сущность любой психологической концепции, нужно рассматривать ее в связи с личностью создателя, с историей его жизни, идеалами, ценностными ориентациями, научными интересами и т.д. По словам М.Г. Ярошевского, творческая мысль ученого «…является самостоятельной величиной, без активности которой развитие науки было бы чудом…» (Ярошевский М.Г., 1996).

Д.А. Леонтьев так писал об этом: «Виктор Франкл сделал основой своей революционной психологии прежде всего «случай» собственной жизни» (Леонтьев, Д.. А., 2005).

Он подчеркивает, что это один из самых ярких примеров того, как жизненный путь человека связан сего идеями, как человек собственной жизнь доказывает правоту своей теории. » (Леонтьев, Д.. А., 2005).

Виктор Эмиль Франкл родился 26 марта 1905 года в Вене, в еврейской семье. Вена в те годы была важным культурным центром Европы, здесь зарождались и развивались новаторские идеи в психологии, ее можно было назвать «колыбелью психологии личности» (Леонтьев, Д. А., 1990).

Его детство было весьма благополучным, он ощущал заботу, поддержку, защиту и одновременно свободу. В характере Франкла проявились черты его родителей: упрямство, принципиальность, глубинная религиозность, стоицизм и перфекционизм его отца и позитивный настрой сочувствия к людям, характерный для его матери. Начиная с раннего возраста, примерно с трех лет, В. Франкл хотел стать врачом. Осознание своей смертности пришло к нему в четыре года. В юности его волновал вопрос, не разрушает ли конечность человеческого бытия любой смысл жизни. Он обращался к проблеме конечности жизни, размышляя, какое влияние она оказывает на саму жизнь. Таким образом, его интерес к экзистенциальной проблематике начал формироваться в ранние годы. В. Франкл описывал следующий важный эпизод своей жизни, который стал одним из первых проявлений его интереса к смыслу. В младших классах гимназии слова учителя естественной истории, сказавшего, что жизнь в конечном счете — это не что иное как процесс окисления, вызвали у него сильный эмоциональный отклик. Франкл вскочил со своего места и спросил: «В таком случае, какой же жизнь имеет смысл?» (Леонтьев, Д. А., 2005).

12 стр., 5650 слов

Проблема воли в психологии

... является изучение проблемы воли в психологии. Для достижения поставленной в работе цели, необходимо решить следующие задачи: охарактеризовать проблему воли в зарубежной психологии, рассмотрев такие ее аспекты, как: экспериментальная психология воли, исследования настойчивости, понятие в воли в теории и ...

В. Франкл, еще будучи школьником, переписывался с Фрейдом, по инициативе которого в 1924 году в «Международном журнале психоанализа» была опубликована его первая научная статья (Летуновский, В. В., 2001).

Как отмечает Д. А. Леонтьев, психоанализ был одним из самых сильных искушений, и В. Франкл не мог пройти мимо него (Леонтьев, Д. А., 2005).

По словам Тихонравова, Фрейд создал первую Венскую школу психотерапии, индивидуальная психология Адлера стала второй Венской школой; логотерапию В. Франкла часто называют третьей Венской школой психотерапии, но, чтобы прийти к этому, ему нужно было пройти первые две школы (Тихонравов, Ю. В., 1998).

Увлечение Франкла психоанализом в его ортодоксальной форме длилось недолго. Его оттолкнул двойной редукционизм этого направления: усечение человеческого измерения в человеке — отсутствие в терапии объяснения, вводных слов, понимания, приветствия, даже рукопожатия, и также патологизм, установка на то, что каждый человек является больным. Это заставило Франкла отказаться от намерения заниматься психоанализом и вступить в психоаналитическое общество. Через некоторое время он попробовал себя во второй венской школе психотерапии, основанной А. Адлером (Леонтьев, Д. А., 2005).

Несколько лет он был активным членом общества индивидуальной психологии, но покинул его в 1927 году после своих критических выступлений в адрес некоторых основных положений этого направления (Тихонравов, Ю. В., 1998).

Таким образом, пройдя школу психоанализа, В. Франкл смог критически переосмыслить основные его положения, взгляды на природу человека и на психотерапию, чтобы прийти к созданию собственной концепции. Во всех его трудах, начиняя с 30-х гг, как явные или неявные оппоненты присутствуют его учителя, Фрейд и Адлер (Тихонравов, Ю. В., 1998).

Виктор Франкл получает степень доктора медицины в 1930 году, и уже к концу 30-х гг. в различных его статьях появляются формулировки всех тех основных идей, на основе которых он впоследствии создаст собственное учение — логотерапию. Тогда же Франкл написал свою первую книгу — «Врачевание души», которой было суждено увидеть свет только после войны. Именно о ней он упоминает в своих воспоминаниях о концлагере, рукопись ему удалось сохранить и издать после войны (Леонтьев, Д. А., 1990).

С 1933 по 1937 он работал в психиатрической больнице, в кризисном стационаре. В это время сам Ф. Франкл переживал состояние смыслоутраты и экзистенциального вакуума. Д.А. Леонтьев так описывает этот период его жизни: «он был молод, достаточно популярен, активен, внешне все было благополучно: работа, проекты, много интересных задумок, задач; не хватало только того, ради чего стоит жить» (Леонтьев Д.А., 2005).

Сам же В. Франкл, оглядываясь назад, так писал об этом опыте, который оказался так важен для развития его психологических идей: «Будучи молодым человеком, я прошел через ад отчаяния, преодолевая очевидную бессмысленность жизни, через крайний нигилизм (со временем я сумел выработать у себя иммунитет против нигилизма).

Таким образом я создал логотерапию» (Франкл, В., 1990).

В. Франкл продолжает разрабатывать вопросы, занимавшие его, он впервые использует слово «логотерапия» в своем докладе в 1926 году, в 1929 году впервые пробует применить метод, который впоследствии превратится в технику парадоксальной интенции (Леонтьев Д. А., 2005).

В 1938 году Австрия была присоединена к нацистской Германии. Для В. Франкла это был конец целого периода жизни и начало ее самого тяжелого и трагичного отрезка, в котором было больше всего вызовов (Леонтьев, Д. А., 2005).

6 стр., 2809 слов

Человек в поисках смысла: проблемы личности в гуманистической психологии

... человеку брошен вызов – наполнить свою жизнь осознанным смыслом, противопоставляя его окружающему абсурду. В 1960 годах гуманистическое направление в психологии оформилось благодаря, главным образом, работам американских ... образом, специфика предмета гуманистической психологии заключена в: а) глубоких философских корнях (в отличие от бихевиоризма или психоанализа); б) в рассмотрении личности с точки ...

Из-за еврейского происхождения Франклу грозил концлагерь, но он получил несколько лет отсрочки благодаря офицеру гестапо, который незадолго до этого проходил у него курс лечения. В. Франкл имел приглашение от американского посольства выехать в США, но отказался, чтобы спасти родителей от концлагеря. Он все же попал в концлагерь в 1942 году. Франкл прошел Освенцим, Дахау и Терезиенштадт, сохраняя рукопись своей первой книги и оказывая психотерапевтическую помощь заключённым.

В. Франкл заметил, что наибольшие шансы выжить в концлагере имели не те, кто отличался наиболее крепким здоровьем, а те, кто отличался наиболее крепким духом, кто имел смысл, ради которого жить (Франкл, В.).

Стремление к смыслу может помочь человеку выжить, оно может привести к решению уйти из жизни, оно помогает вынести нечеловеческие условия концлагеря и выдержать тяжелое испытание славой, богатством и почетом (Леонтьев, Д. А., 1990).

Рукопись книги, которую он пытался сохранить, была написана на клочках бумаги, которые он добывал в лагере, она была причиной для его выживания и придавала смысл его жизни. С того времени смыслом своей жизни он считал стремление «помогать другим найти свой смысл» (Франкл, В., цит по Ялому, И., 1980).

В. Франкл в своей книге «Сказать жизни «Да!» Психолог в концлагере» писал о том, что девизом всех психотерапевтических и психогигиенических усилий может стать следующая мысль Ницше: «У кого есть «Зачем», тот выдержит почти любое «Как»» (Франкл, В.).

Ему нужно было помочь заключенным осознать свое «Зачем», свою жизненную цель, что дало бы ему силы перенести его «Как» — все ужасы и испытания лагерной жизни. Человек, утративший смысл жизни, уже не имел сил сопротивляться. В. Франкл говорит также о том, что человек всегда противостоит своей судьбе и это противостояние дает ему возможность превратить внутреннее страдание во внутреннее достижение. Есть множество возможностей обрести смысл жизни в том, как человек принимает неизбежные страдания, как ведет себя в тяжелых жизненных ситуациях или в последние минуты жизни. В. Франкл пишет следующие слова: человек «…должен осознать уникальность своего страдания — ведь во всей Вселенной нет ничего подобного; никто не может лишить его этих страданий, никто не может испытать их вместо него» (Франкл, В.).

Для него в страдании заключается возможность неповторимого подвига (Франкл, В.).

В. Франкл вышел на свободу в 1945 году (Летуновский, В. В., 2001).

Вторую мировую войну пережила, кроме Виктора, только его младшая сестра, еще до войны уехавшая в Мексику, потом в Австралию, и дожившая до глубокой старости. Старший брат В. Франкла, как и их родители, погиб в концлагере (Леонтьев, Д. А., 2005).

Экстремальный экзистенциальный опыт пребывания в концлагере оказал огромное влияние на В. Франкла, изменил его взгляды на смысл человеческой жизни и на смысл работы психотерапевта, тогда выкристаллизовались, окончательно оформились основные идеи его концепции воли к смыслу. Опыт своего пребывания в концлагере Франкл описал в книге «Психолог в концентрационном лагере» (1946 г.) (Летуновский, В. В., 2001).

12 стр., 5666 слов

Реферат по философии смысл жизни человека

... Русь не знала вопроса о смысле жизни. Человек - это краткий миг на пороге вечности. Античная философия говорила о высшем блате, которое ... понятия, как добро, зло, совесть и т. д. Однако это не означает, что проблема смысла жизни не существовала как объект ... понятия, тем она будет меньше по объёму и богаче по содержанию. В конце концов, путём персонификации индивида, отдельного человека, мы ...

Мир после войны изменился. Он стал более динамичным, более развитым, более богатым, у людей было больше перспектив и возможностей выбора, но они парадоксальным образом стали ощущать дефицит осмысленности собственного существования. В. Франкл так писал об этом: «…человеку, в отличие от животных, инстинкты не диктуют, что ему нужно, и современному человеку традиции не диктуют, что ему должно. Не зная ни того, ни другого, человек утрачивает представление о том, что ему нужно» (Франкл, В. 1990).

Созданная В. Франклом логотерапия отвечала на запросы времени и смогла помочь миллионам больных и здоровых людей. Он говорил о том, что смысл надо не просто искать, за него нужно бороться, и эта борьба тяжела. Свое мировосприятие он называл трагическим оптимизмом: основанное на вере в возможности человека, на лучшее в его природе, оно, тем не менее, не исключало понимания того, что очень часто зло в человека оказывается сильнее (Леонтьев, Д. А., 1990).

2. Основы логотерапии и основные положения учения В. Франкла

Виктор Франкл оказал огромное влияние на развитие экзистенциальной парадигмы в психологии и психотерапии. Логотерапия, созданная им, называется также «Третьей Венской Школой» и является своеобразным, глубоким и проработанным учением о поисках смысла. Логотерапия представляет собой сложную систему философских, психологических и медицинских воззрений на природу и сущность человека, механизмы и движущие силы развития личности в норме и патологии, на пути и способы коррекции аномалий в развитии личности (Тихонравов, Ю. В., 1998).

Можно выделить три основополагающих принципа логотерапии: «воля к смыслу», «смысл жизни» и «свобода воли» (Тихонравов, Ю. В., 1998).

Рассмотрим их подробнее.

Воля к смыслу

В. Франклу принадлежат следующие слова: «Психоанализ говорит о принципе удовольствия, индивидуальная психология — о стремлении к статусу. Но где же то, что является наиболее глубоко духовным в человеке, где врожденное желание человека придать своей жизни так много смысла, как только возможно, актуализировать так много ценностей, сколь это возможно, — где то, что я назвал бы волей к смыслу?» (Франкл, В., 1997) Центральным понятием, с которым работает логотерапия, является «жизненный смысл». По мнению В. Франкла, стремление найти смысл в человеческой жизни — это основная мотивационная сила человека (Франкл, В., 1990).

Стремление к смыслу — это самодостаточная мотивация, которая не является ни выражением, ни порождением других потребностей (Франкл, В., 1993).

В. Франкл пишет о так называемой ноодинамике, определяя ее как движущую духовную силу, «…которая порождается в поле напряжения, возникающего между двух полюсов, — между человеком и его смыслом» (Франкл, В., 1997).

Он подчеркивает, что поиск смысла жизни скорее приведет человека к внутреннему напряжению, нежели к обретению равновесия. Но, не соглашаясь с «гомеостатическими» теориями, он считает, что это напряжение является необходимым условием душевного благополучия человека (Франкл, В., 1997).

В.В. Летуновский подчеркивает важный аспект понимания Франклом жизненного смысла: смысл для него не есть что-то, что человек придумывает или изобретает, как в концепции первоначального выбора проекта мира у Ж.-П. Сартра. За семантическим его аспектом лежит нечто большее, ядро смысла, уходящее в трансцендентную по отношению к человеку духовную сферу. Поэтому Франкл называет свой подход не «смыслотерапия», а «логотерапия», т.е. «терапия с точки зрения духовного». Он также вводит важное понятие «сверхсмысла» (Летуновский, В. В., 2001).

13 стр., 6412 слов

Человек в поисках смысла жизни

... Исторический взгляд на проблему смысла жизни человека в философии § 1. Проблема смысла жизни человека в античной философии. Преобладающим направлением античных исследований является направление «Смысл жизни - в самой жизни человека». Первоначально размытые, нечеткие ... стремление ее изменить. И в том, и другом случае утрата веры в силы и разум человека ведет к поискам потусторонних средств для ...

Сверхсмысл не может быть познан исключительно рациональными средствами, он выходит за пределы человека и его мира, он в некоторой степени доступен для того, что передается из центра человеческой личности, из того, что коренится в бытии человека, через экзистенциальный акт, который Франкл называет «базовая вера в Бытие» (Франкл, В., цит. по Летуновскому, В. В., 2001).

Экзистенция выходит за собственные пределы к трансцендентным сущностям. Только при наличии воли к смыслу человек может оказаться лицом к лицу со сверхсмыслом, тогда он становится свободным и ответственным за свои деяния (Тихонравов, Ю. В., 1998).

Основной тезис концепции воли к смыслу звучит так: человек стремится обрести смысл и ощущает фрустрацию или вакуум, если это стремление остается нереализованным (Франкл, В., 1990).

Смысл жизни

В. Франкл полагал, что смысл есть для каждого, и для каждого он особый. Смысл, о котором идет речь, должен меняться от ситуации к ситуации, от человека к человеку. По мнению Франкла, всегда находится такой смысл, который может и должен осуществить данный конкретный человек. То есть не человек задается вопросом о смысле жизни, а сама жизнь ставит перед ним этот вопрос, смысл выступает перед человеком как императив, требующий своей реализации, не в словах, а в действии (Тихонравов, Ю, В., 1998).

Роль смысла выполняют ценностно-смысловые универсалии, кристаллизовавшиеся в результате обобщения типичных ситуаций в ходе исторического развития человечества. (Летуновский, В. В., 2001).

В. Франкл выделяет три типа таких ценностей, три смысловые системы:

  • То, что мы осуществляем или даем миру как свои творения — ценности творчества.
  • То, что мы берем у мира в форме встреч и опыта — ценности переживания.

Наша позиция по отношению к страданию, по отношению к судьбе, которую мы не можем изменить — ценности отношения.

По мнению В. Франкла, человек реализует свою потребность в смысле через такое специфическое человеческое проявление, как совесть. Он называет совесть органом смысла и определяет ее как интуитивную способность отыскать единственный смысл, кроющийся в данной ситуации. Франкл подчеркивает, что совесть позволяет человеку обнаружить тот смысл, который противоречит сложившимся ценностным ориентациям, если они не отвечают быстро изменяющимся ситуациям. Совесть подсказывает человеку, насколько его выборы и поступки способствуют реализации ценностей и смыслов, к которым он стремится (Тихонравов, Ю. В., 1998).

Совесть принадлежит к числу специфически человеческих проявлений, она является неотъемлемой составной частью условий человеческого существования, и работа ее подчинена основной отличительной характеристике человеческого существования — его конечности

3 стр., 1118 слов

Проблема смысла человеческой жизни в романе Ж.П. Сартра «Тошнота»

... ощущает, как напряжение покидает его, тошнота отступает, и приходит чувство гармонии. сартр тошнота судьба жизнь В этом произведении Сартр очень тесно связывает проблему смысла жизни человека и дуалистический подход к бытию ... вынесенной мной в название реферата - проблеме смысла человеческой жизни. Все четыре героя приходят к данной проблеме. Разными путями, в разные моменты своей жизни. О любом из ...

По мнению В. Франкла, человек реализует свою потребность в смысле через такое специфическое человеческое проявление, как совесть. Он называет совесть органом смысла и определяет ее как интуитивную способность отыскать единственный смысл, кроющийся в данной ситуации. Франкл подчеркивает, что совесть позволяет человеку обнаружить тот смысл, который противоречит сложившимся ценностным ориентациям, если они не отвечают быстро изменяющимся ситуациям. Совесть подсказывает человеку, насколько его выборы и поступки способствуют реализации ценностей и смыслов, к которым он стремится (Тихонравов, Ю. В., 1998).

Совесть принадлежит к числу специфически человеческих проявлений, она является неотъемлемой составной частью условий человеческого существования, и работа ее подчинена основной отличительной характеристике человеческого существования — его конечности

Подведем итог вышесказанному. Логотерапия В. Франкла — это экзистенциальная психотерапевтическая школа, которая имеет под собой мощное философское основание. Одновременно с этим, концепция воли к смыслу — теория, которая прошла проверку беспрецедентную жизнью. Франкл с самого начал своего профессионального пути сосредоточил свой интерес на вопросах роли смысла в психопатологии и терапии, и из своего опыта пребывания в концлагере он вынес важнейшую мысль: именно устойчивое ощущение жизненного смысла является необходимым условием выживания в невыносимых условиях. Его концепция основывается на трех важнейших принципах: воля к смыслу, свобода воли и жизненный смысл. Стремление найти смысл в человеческой жизни — это основная мотивационная сила человека. Логос, духовное измерение бытия как смысл раскрывается для конкретного человека в конкретной ситуации.

Терапевтический процесс.

Пациенты часто жалуются на проблемы, касающиеся смысла жизни, то есть философские или духовные проблемы. Эти проблемы могут быть признаком заболевания или невроза. Неврозы и психозы, включая органические психотические процессы, имеют экзистенциальный аспект, а также конституциональный и психогенный аспекты. Они затрагивают как свободу духовного отношения к конституциональным и психологическим факторам, так и способ существования. Следовательно, лечение должно быть более чем просто медицинским или психологическим; оно должно также рассматривать экзистенциальные аспекты.

Логотерапия направлена именно на эти проблемы. Слово logos имеет двойное значение «смысла» и «духовности». Логотерапия, таким образом, имеет дело с экзистенциальной и духовной природой человека.

Постановка диагноза

Правильный диагноз является первым шагом в психотерапии, причем очень важным. Любое эмоциональное нарушение или психическое заболевание включает физический, психологический и духовный факторы: «не существует чистых соматогенных, психогенных или ноогенных неврозов. Все неврозы смешанные, в каждом из них соматогенный, психогенный или ноогенный компонент выходит на передний план теоретического рассмотрения и соответственно терапевтических задач» (Frankl, 1956, см. предисловие).

Цель диагностики — определить природу каждого фактора и выявить среди них первичный. Если первичным является физический фактор, это психоз; при первичности психологического фактора мы имеем дело с неврозом; первичность духовного фактора определяет ноогенный невроз.

46 стр., 22858 слов

Особенности смысложизненных ориентаций молодых людей, переживающих ...

... в знаниях по практической психологии, педагогике, психотерапии. Актуальность проблемы смысла жизни не требует доказательств. История ... проблемой осмысления своей жизни. Являясь проблемой глобального масштаба, смысл жизни относительно конкретного человека становится проблемой ... проблему смысла жизни в философской системе Гегеля, которая представляет собой диалектическое единство трех линий ...

Терапия затрагивает человека в целом и может включать физическое (или медицинское) вмешательство, психотерапию и логотерапию, параллельно или последовательно. «Логотерапия ставит целью не занять место существующей психотерапии, а лишь дополнить ее, формируя таким образом целостную картину человека, включая духовное измерение (Frankl, 1986, p. XVII).

Она фокусируется на смыслах и ценностях. Психотерапия, «не уделяющая явного внимания ценностям», на том основании, «что всякая психотерапия так или иначе затрагивает ценности» (Frankl, 1986, p. XVII), не подходит для решения этих проблем.

Терапия и ноогенные неврозы

Логотерапия представляет собой специфическую терапию при экзистенциальной фрустрации, экзистенциальном вакууме или фрустрации воли к смыслу. Эти состояния, когда они приводят к невротической симптоматике, называются ноогенными неврозами.

Логотерапия занимается тем, чтобы люди осознали свою ответственность, поскольку быть ответственным — это важнейшая основа человеческого существования. Ответственность предполагает обязательства, а обязательства могут быть поняты только в терминах смысла, смысла человеческой жизни. Вопрос смысла — вопрос истинно человеческий, он возникает при работе с пациентами, страдающими от экзистенциальной фрустрации или конфликтов (Frankl, 1986, см. р. 26).

Следовательно, логотерапия занимается проблемами, включающими смысл в его различных аспектах и проявлениях.

Смысл работы

Ответственность перед жизнью принимается в процессе реагирования на ситуации, которые предлагает жизнь. «Реакция должна выражаться не в словах, а в делах» (Frankl, 1986, р. 117).

Понимание ответственности возникает из осознания уникальной конкретной личной задачи, «миссии». Реализация ценностей творчества обычно совпадает с работой человека, которая в основном соответствует той сфере, в которой уникальность данного человека может проявиться по отношению к обществу. Эта работа как вклад в общество служит источником смысла и ценности той уникальности, которой обладает данный человек. Реализация нисколько не зависит от конкретного рода занятий. «Работа, которой человек занимается, не имеет большого значения, имеет значение способ выполнения этой работы» (Frankl, 1986, р. 118).

Необходимо разъяснить это невротическим личностям, которые предъявляют жалобы на то, что другой род занятий позволил бы им лучше реализовать себя. Не сам по себе род занятий, а выражение уникальности и единичности человека в работе или за рамками рабочих обязанностей придают деятельности смысл.

Для некоторых людей, работа является лишь средством добывания денег, а жизнь начинается только на отдыхе. Есть и те, кого работа настолько изматывает, что времени на отдых (помимо сна) совсем не остается. Некоторые посвящают все свое время погоне за богатством, тогда работа может привести к неврозу. Невротическая личность может иногда пытаться уйти от жизни, с головой уходя в работу. Когда такой человек не работает, то ощущает растерянность, и бедность его жизни смыслом становится явной.

«Тот, кто не имеет цели в жизни, бежит по жизни с максимально возможной скоростью, чтобы не замечать бессмысленности своего существования. Он в то же время пытается убежать от себя, но все напрасно. По воскресеньям, когда эта круговерть приостанавливается на двадцать четыре часа, перед ним предстает вся бесцельность, бессмысленность и пустота своего существования»

7 стр., 3087 слов

Логотерапия как направление психотерапии

... невротичен, огромное количество конфликтов нормальны и вполне естественны. Поскольку логотерапия помогает пациенту осознать скрытый смысл своего существования, она является аналитическим процессом. ... ипохондрической симптоматике, когда органические процессы оказываются в центре повышенного внимания пациента; - принцип интенции парадоксальной — согласно В. Франклу — вдохновение клиента терапевтом ( ...

Логотерапия как неспецифическая терапия при неврозах

При лечении психогенных невротических реакций логотерапия направлена не на симптомы или их психогенез, а на отношение пациента к симптомам. В логотерапии существуют две специфические техники для работы с неврозами; техники эти описаны ниже. Кроме того, общая логотерапия, применимая к ноогенным неврозам, пригодна также для лечения психозов, так как направлена на существующие экзистенциальные или духовные проблемы.

При работе с невротическими личностями логотерапия не является симптоматическим вмешательством. Напротив, она фокусируется на отношении пациента к своим симптомам. «Поскольку логотерапия не направлена непосредственно на симптом, а скорее представляет собой попытку изменить позицию, личное отношение пациента к своему симптому, это поистине личностная психотерапия»

Продолжительность и область применения.

Продолжительность. Не существует даже приблизительных рамок логотерапевтического вмешательства. Так, в приведенных ниже случаях лечение обычно длилось в течение нескольких месяцев. Однако, как утверждает Герц (Gerz, 1962), «число терапевтических сессий зависит преимущественно от длительности заболевания пациента. В случае острого заболевания… большинство пациентов реагируют на эту (парадоксальную интенцию) терапию в течение 4-12 сессий. Тем же, кто страдает на протяжении нескольких лет… требуется от б до 12 месяцев лечения с сессиями дважды в неделю, чтобы достичь успеха» (р. 375).

Если в данном случае речь идет о парадоксальной интенции, то сколько же времени может понадобиться, когда целью терапии является помощь пациенту в обретении смысла? А для усвоения логофилософии? Даже трудно себе представить, каким должно быть число сессий при таком лечении.

Область применения. «Для кого предназначена логотерапия?.. Каждый может извлечь из нее пользу для себя. Люди на всех этапах жизни, с проблемами и без них, психически здоровые и не очень могут воспользоваться теми преимуществами, которые предлагает логотерапия» (Sahakian, 1980, р. 3).

Вместе с тем у логотерапии имеется ряд противопоказаний. «Парадоксальная интенция категорически противопоказана при психотической депрессии… Что касается страдающих шизофренией, логотерапия не является этиологическим лечением» (Frankl, 1986, р. 264).

При шизофрении дерефлексия может использоваться в качестве «психотерапевтического дополнения» с целью «поддержки других форм терапии» (Frankl, 1986, р. 264).

Логотерапия, таким образом, оптимально подходит для невротических состояний — коллективных, ноогенных, фобических и обсессивных.

3. Применение логотерапии на практике

Следующий случай был описан Франклом (Frankl, 1967) в сборнике избранных сочинений (pp. 153-154).

«Парадоксальная интенция также применима в случаях, более сложных, чем моносимптомный невроз. Следующий случай демонстрирует, что даже тяжелые обсессивно-компульсивные расстройства характера (по немецкой клинической терминологии это ананкастная психопатическая структура характера) могут быть с успехом излечены с помощью парадоксальной интенции.

19 стр., 9278 слов

Острый живот. Роль медицинской сестры в подготовке пациента к ...

... пациента при остром животе., Цель работы: Роль медсестры в предоперационной подготовке пациента при остром животе., Задачи работы: 1. Рассмотреть особенности предоперационной подготовки пациента при 2. Изучить современные принципы предоперационной подготовки пациента при 3. Проанализировать сестринский процесс при предоперационной подготовке пациента при остром животе ...

Пациентка, женщина 65 лет, страдала в течение шестидесяти лет выраженным расстройством, связанным с навязчивым мытьем рук, по поводу которого была госпитализирована в нашу клинику. Предполагалось, что в результате наблюдения ей будет предписана лейкотомия (которая, по моему мнению, единственная могла бы принести облегчение при столь тяжелом состоянии).

Симптомы расстройства возникли в возрасте четырех лет. Если выполнению ритуала что-либо препятствовало, пациентка даже могла начать облизывать руки. Позднее она стала испытывать постоянный страх заразиться кожными заболеваниями. Она вообще не прикасалась к дверным ручкам. Кроме того, она настаивала на том, чтобы муж соблюдал сложный профилактический ритуал. На протяжении длительного времени пациентка была неспособна выполнять любую домашнюю работу; в конце концов она перестала вставать с постели. Тем не менее даже в таком состоянии она требовала, чтобы все вещи самым тщательным образом протирали, причем тряпку следовало поминутно стирать. «Жизнь стала для меня адом», — призналась пациентка.

В надежде избежать операции на мозге моя ассистентка доктор Ева Нибауэр приступила к логотерапевтическому вмешательству с использованием парадоксальной интенции. В результате спустя девять дней после госпитализации пациентка стала помогать своим соседкам по палате, штопая им носки, помогая сестрам протирать столы и промывать шприцы, и даже опорожняла кюветы с испачканным кровью и гноем материалом в перевязочной! Спустя тринадцать дней после поступления она несколько часов провела дома, а после возвращения в клинику торжественно сообщила, что съела булочку испачканными в земле руками. Через два месяца пациентка обрела способность вести нормальную жизнь.

Было бы неточным сказать, что она полностью избавилась от симптомов, навязчивые мысли по-прежнему часто посещали ее. Вместе с тем облегчения удалось достичь благодаря тому, что пациентка прекратила бороться со своими симптомами (эта борьба их только подкрепляла), напротив, она относилась к себе иронически; иначе говоря, использовала парадоксальную интенцию. Она даже была способна подшучивать над своими патологическими мыслями. Эта пациентка по-прежнему находится в контакте с поликлиническим отделением, поскольку нуждается в поддерживающей логотерапии. Улучшение в данном случае оказалось стойким, поэтому отпала необходимость в лейкотомии, которая ранее считалась неизбежной.»

Следующий случай взят из сообщения американского психиатра (Frankl, 1961b) об успешном применении парадоксальной интенции у двадцати четырех своих пациентов.

«Пациентка А. В., 45 лет, замужняя, мать 16-летнего сына, имела анамнез длительностью 24 года фобического невроза, состоящего в выраженной клаустрофобии, связанной со страхом езды в машинах. Она также боялась высоты, боялась пользоваться лифтом, ходить по мостам, боялась упасть в обморок, выходить из дома (когда бывала вынуждена это делать, старалась держаться за деревья, кусты).

Кроме того, пациентка боялась открытых пространств, пребывания в одиночестве и паралича. На протяжении всех двадцати четырех лет ее безуспешно лечили разные психиатры, в том числе она неоднократно проходила длительную психоаналитически ориентированную психотерапию. Кроме того, пациентка несколько раз попадала в больницу, прошла несколько курсов электросудорожной терапии (ЭСТ), в конце концов ей была предложена лоботомия. За четыре года до нашей с ней встречи она длительное время находилась в палате для беспокойных больных государственной больницы. Там ей была проведена ЭСТ и интенсивная медикаментозная терапия барбитуратами, фенотиазидами, ингибиторами моноаминооксидазы и амфетамином, что не дало стойкого результата. Пациентка была настолько парализована всеми своими многочисленными фобиями, что не выходила из угла палаты, где стояла ее кровать. Она сильно страдала, несмотря на высокие дозы транквилизаторов. Ее напряжение было столь велико, что мышцы у нее постоянно болели. Она все время была озабочена тем, чтобы «не упасть в обморок», «не нервничать», «не паниковать». Диагнозы ее заболевания, по мнению различных психиатров, варьировали от психоневроза до шизофренической реакции шизоаффективного типа с фобической тревогой и депрессивными проявлениями. Находясь в больнице, пациентка в течение полутора лет проходила «интенсивную аналитически ориентированную психотерапию» у опытного клинического психолога.

Первого марта 1959 г. все лекарственные препараты были отменены, и я приступил к лечению с помощью парадоксальной интенции. Техника вмешательства была подробно разъяснена пациентке, и мы с ней работали вместе, симптом за симптомом, страх за страхом. Мы начали с устранения незначительных страхов, в частности связанных с невозможностью заснуть. Пациентку перевели из палаты для беспокойных больных, ей была дана инструкция «попытаться упасть в обморок и начать паниковать как можно сильнее». Вначале она со злостью сказала: «Мне нечего пытаться! Я и так боюсь! Это нелепо. Вы делаете мне хуже!» После нескольких недель сопротивления пациентка смогла оставаться в палате, расположенной на третьем этаже, «безуспешно» пытаясь упасть в обморок и стать парализованной. Мы с пациенткой вместе ездили на лифте на пятый этаж. Пациентке было рекомендовано войти в лифт и подниматься вверх с твердым намерением упасть в обморок и показать мне, «как чудесно она умеет бояться и быть парализованной». Находясь в лифте, я скомандовал ей упасть в обморок, но она рассмеялась и ответила: «Я стараюсь, но у меня не получается. Не знаю, что со мной случилось, я не боюсь. Мне кажется, я изо всех сил стараюсь испугаться!» Доехав до пятого этажа, пациентка выглядела очень гордой. Это был поворотный момент лечения. С тех пор она использовала парадоксальную интенцию всякий раз, когда в этом возникала необходимость. Впервые за много лет пациентка сама вышла из больницы прогуляться, хотя «постоянно пыталась вызвать в себе страх». После пяти месяцев такой терапии она полностью избавилась от симптомов. Пациентка на выходные ушла домой и с удовольствием отметила отсутствие всяких фобий впервые за 24 года. Вернувшись в больницу, она заявила, что теперь у нее остался единственный страх, связанный с ходьбой по мостам. В тот же день на моей машине мы переехали через мост. Когда мы ехали по мосту, я приказал ей начать бояться и упасть в обморок, но она лишь рассмеялась и ответила: «Не могу!» Вскоре после этого она выписалась. С тех пор она приходит ко мне каждые два-три месяца на прием «из благодарности». Следует особо подчеркнуть, что я намеренно не знакомился с ее анамнезом и не изучал психодинамику.

Два месяца назад пациентка попросила о специальной встрече. Когда мы встретились, она выглядела напряженной, выражала тревогу по поводу возможности вновь заболеть. Ее муж не работал вот уже в течение нескольких месяцев и также страдал неврологическим расстройством, диагностика которого еще не была завершена. У пациентки началась менструация, возникло напряжение и появилась боязнь возврата порочного круга прошлого заболевания. За одну сессию ей удалось понять, что произошло, и избежать восстановления деструктивного стереотипа своих фобий. Эта пациентка больше не попадала в больницу, живет полноценной и счастливой жизнью в кругу своих родных вот уже на протяжении двух с половиной лет. Выздоровление стало возможным без всяких попыток с моей стороны «понять» имеющиеся у пациентки симптомы с позиции психоаналитической теории и «глубинной психологии».

В парадоксальной интенции пациентам вовсе не говорят, что «им будет становиться все лучше и лучше», им рекомендуют намеренно попытаться ухудшить свое состояние. Логотерапевт предлагает пациенту самому пожелать, чтобы с ним произошло пугающее событие. Франкл конкретно говорит, что «парадоксальная интенция представляет собой логотерапию в чистом виде. Пациент объективирует свой невроз, дистанцируясь от имеющихся симптомов. Духовное в человеке должно отсоединиться от психического, и пациент должен призвать Trotzmacht des Geistes, духовную способность человека к сопротивлению, по собственной воле избрать определенную установку в любой данной ситуации»

Следующие комментарии даны логотерапевтом из Америки (Gerz, 1962; см. также Frankl, 1967).

«Когда я ощущаю, что пациент хорошо понимает механизм действия техники, мы вместе применяем ее на практике в моем офисе. Например, пациент, опасающийся потерять сознание, должен попытаться «упасть в обморок». Чтобы рассмешить пациента, я всегда прибегаю к преувеличениям и говорю что-то вроде: «Давайте; ну падайте же в обморок прямо здесь. Покажите мне, как отлично вы это умеете». Когда же пациент пытается это сделать и у него не получается, он начинает смеяться. Тогда я говорю ему: «Если вы не можете упасть в обморок здесь, когда сами этого хотите, то вам это не удастся и в любом другом месте, если вы станете пытаться это сделать». Таким образом, мы вместе еще и еще раз применяем парадоксальную интенцию здесь в офисе; но также, если это необходимо, делаем это у пациента дома или в любом другом месте, где у него возникают невротические симптомы. Когда пациент успешно избавляется с помощью парадоксальной интенции от одной из своих фобий, он с энтузиазмом начинает применять эту технику для других симптомов. Количество терапевтических сессий зависит преимущественно от длительности заболевания пациента. В случае острого заболевания продолжительностью несколько недель или месяцев большинство пациентов реагируют на такую терапию в течение 4-12 сессий. Тем же, кто был болен несколько лет, пусть даже двадцать лет и более (лично у меня было шесть подобных случаев, в литературе их описано гораздо больше), требуется от шести до двенадцати месяцев лечения с сессиями дважды в неделю, чтобы добиться излечения. На протяжении курса необходимо повторно обучать и поощрять пациента к использованию техники в соответствии с имеющимися у него специфическими симптомами. Поскольку нервная система сама по себе склонна к повторениям и поскольку наши чувства опосредуются вегетативной нервной системой, установившийся стереотип чувствования будет воспроизводиться, превращаясь в своеобразный рефлекс, даже когда причины невротических симптомов уже устранены. Благодаря склонности нервной системы к повторам, необходимым условием успешной терапии является повторное применение парадоксальной интенции…

Вначале пациенты прекрасно реагируют на парадоксальную интенцию, однако в ходе терапии, особенно в хронических случаях, повторно возникают незначительные рецидивы. Это объясняется тем фактом, что пациенты, пытаясь улучшить свое состояние, вновь вступают в порочный круг борьбы за здоровье, невроз при этом получает новое подкрепление. Другими словами, пациенты «забывают» про парадоксальную интенцию, а ухудшение их состояния происходит вследствие самовнушения. В основе неуспеха лежат упомянутые выше повторяющиеся стереотипы невротического поведения («Я так долго пытался бороться с неврозом негодными средствами. Переучиваться трудно»).

Но есть также и другой элемент: психотерапевт требует от пациента значительной смелости, в частности в преодолении страха. Например, пациенту, который боится покраснеть на людях, предлагается сделать именно это. Здесь мы апеллируем к личной гордости пациента и его внутренней свободе в духовном измерении, это и есть практика логотерапии в истинном смысле. По всем перечисленным выше причинам психотерапевт должен без устали напоминать пациенту о необходимости использования парадоксальной интенции, именно потому что симптомы невроза возникают снова и снова. В конце концов невротические симптомы лишатся подкрепления и пройдут. К сожалению, они слишком часто «пытаются вернуться», однако в этих случаях их сдерживает парадоксальная интенция. «Когда они увидят, что ко мне им никак не пробиться, они окончательно исчезнут».»

Заключение

Логотерапия представляет собой экзистенциальный подход, направленный на помощь индивиду в решении проблем философской или духовной природы. Это проблемы смысла жизни — смысла смерти, страдания, работы и любви. Проблемы в этих сферах приводят к экзистенциальной фрустрации или ощущению бессмысленности жизни.

Смысл жизни нельзя отыскать, задаваясь вопросом о цели существования. Он возникает в процессе реагирования человека на жизнь, на ситуации и задачи, которые перед ним ставятся. Хотя биологические, психологические и социальные факторы оказывают влияние на реакции человека, всегда имеется элемент свободы выбора. Индивид не может всегда контролировать условия, в которых находится, но может контролировать свои реакции на них. Следовательно, человек несет ответственность за свои реакции, выборы и действия.

Экзистенциальная фрустрация может проявляться и без невроза или психоза, однако она может привести к неврозу, а неврозы и психозы всегда имеют экзистенциальные аспекты. Логотерапия направлена на экзистенциальную фрустрацию и эти экзистенциальные аспекты невроза и психоза. Следовательно, она не столько заменяет, сколько дополняет психотерапию. Логотерапия не уделяет внимания психодинамике или психогенезу, она направлена на философские и духовные проблемы пациента. Ее цель состоит в предоставлении пациенту новых возможностей, в реализации его скрытых ценностей, а не в обнаружении глубинных тайн. Самоактуализация не считается конечной задачей. Реализация себя возможна лишь в той степени, в какой человек реализует конкретный смысл своего личного существования. Самоактуализация, таким образом, является побочным продуктом.

В логотерапии используются две специфические техники: парадоксальная интенция и дерефлексия.

Первая напоминает негативную практику по Найту Данлепу (Knight Dunlap, 1933).

Некоторые другие аспекты разработанного Франклом метода сходны с переобусловливанием. Вместе с тем Франкл связывает эти техники с экзистенциализмом и подчеркивает вызываемые ими эффекты помимо устранения симптомов. Тем не менее намечаются некоторые сходства и параллели между случаями, описанными Франклом, и сообщениями Сэлтера и Вольпе. Парадоксальная интенция имеет дело с симптомами. Данный метод поощряет пациента подвергнуться пугающей ситуации, однако без вызывающих страх последствий, что разрывает порочный круг и ведет к угашению страха или антиципаторной тревоги. Франкл, однако, подчеркивает аспекты отношения к ситуации. Именно отношение пациента, а не команда, настояние или поощрение со стороны психотерапевта приводит к тому, что пациент подвергает себя действию ситуации, в которой может возникнуть угашение. Не исключено, что необходимым условием здесь является изменение установок пациента, как и в других методах, ведущих к переобусловливанию и угашению, например, в подходах Сэлтера и Вольпе.