Контрольная работа: Идеология и утопия

Идеология является отражением общественного бытия в сознании людей и, раз возникнув, в свою очередь активно воздействует на развитие общества, способствуя ему (прогрессивная идеология) или препятствуя ему (реакционная идеология).

В классовом обществе идеология всегда является классовой. Идеологическая борьба является одной из основных форм классовой борьбы наряду с борьбой политической и экономической.

Политическая наука, идеология и психология отражают политическое бытие во всем его многообразии, но делают это по-разному, выполняя при этом различную социальную роль.

I. Идеология

1. Происхождение понятия, Идеология

идеология

2. Представление об идеологии

Идеология представляет собой систему рационально-логического обоснования основных идей, ценностей, норм, регулирующих социальное поведение. Она является формой оценочного сознания. В идеологии идеи, ценности, нормы описываются, интерпретируются, аргументируются в виде строгих, логически обоснованных доктрин, учений, манифестов, программ, деклараций. Она разрабатывается идеологами, общественно-политическими деятелями, духовными лидерами, распространяется с помощью средств массовой информации, печатных издании, устной пропаганды.

Идеология как форма рассудочного обоснования поведения людей в современном обществе играет решающую роль. Она оказывает влияние и на традиционно малоосмысленные формы поведения: обычай, ритуалы и т д. — создаются ритуалы, праздники.

В узком смысле идеология — это идеология какой-либо социальной группы, класса, слоя, партии; в широком смысле — это система рационального светского обоснования ценностей, которая скрепляет людей в единую общность, наделяет их едиными ценностями, нормами. Надо видеть, что идеология, интерпретирующая и регламентирующая поведение личности в группе (т. е. идеология в узком смысле слова) не исчерпывает всех основных форм идеологии, есть идеология народа (так называемая национальная идея), человечества и т.д.

Таким образом, идеология в современном обществе — это достаточно сложное и многоярусное образование. Это может быть идеология всего человечества, идеология конкретного общества, идеология класса, социальной группы, сословия. Но это отнюдь не означает, что каждый класс, социальная группа имеют как бы полностью изолированную «собственную» идеологию. Сведение всех видов идеологии к классовой в свое время привело к подчинению идеологии человечества, идеологии общества специфическим узкоклассовым аспектам. Последние приобрели в некоторых государствах доминирующее значение, делая акцент на том, что различает, обособляет социальные субъекты, группы, классы, а это невольно усиливало конфронтационное начало, и не только в сфере идеологической деятельности.

4 стр., 1745 слов

Роль идеологии в современном обществе

... управления, обострению социально-экономических отношений и упадку духовно-нравственных ценностей в обществе. Роль идеологии в обществе определяется теми функциями, которые она выполняет. Так, можно выделить ... смысл за понятием «идеология» не закрепился. На протяжении всего периода существования термин «идеология» наполнялся разным содержанием, что было обусловлено как уровнем развития ...

3. Ярусы идеологии

Идеология имеет несколько «ярусов». Первый — базисный, общечеловеческий, в котором находят идеологическое выражение общечеловеческие гуманистические ценности.

Общественные (общенародные, общенациональные) ценности, которые в наиболее последовательной форме фиксируются в частности в конституции конкретного государства, представляют собой второй «ярус» идеологии того или иного социального субъекта. Эти ценности становятся основой единства, целостности конкретного общества, гарантией от его распада. Общенациональная (общенародная) идеология является системой аргументации, обоснования базисных, фундаментальных ценностей, норм, разделяемых всем обществом независимо от социального положения его членов, их возраста, места проживания и т.д. При этом следует учесть, что каждое современное цивилизационное государство включает в свою конституцию в том или ином виде общечеловеческие ценности в виде норм. Третий «ярус» идеологии обосновывает желательные для данной социальной группы формы социального устройства общества, выражая специфические социально-групповые, классовые интересы. Классовые групповые идеологии выдвигаются политическими партиями, которые стремятся объединить вокруг себя тех, кто разделяет общие ценности, чтобы бороться за политическую власть. При этом в цивилизованном обществе развитие социально-групповых, частных идеологий не должно противоречить общенародным и общечеловеческим ценностям. Признание ценности и единства государства, конституционного порядка является условием идеологической деятельности отдельных партий. Следует учесть, что групповые идеологии достаточно последовательно выражают специфические интересы той или иной социальной группы, слоя. Они рассматривают конкретные проблемы с определенной точки зрения и призваны эффективно реализовывать интересы данного класса, что ведет к ангажированности идеологических постулатов, установок и т.д. Одно и тоже событие, одни и те же социальные явления в рамках различных идеологий могут получить различную оценку. Поэтому в идеологии неправомерен вопрос «кто прав — кто неправ».

Но ангажированность групповых идеологий создает и опасность иллюзорности, оторванности от реальности. Из ангажированной, но практически эффективной для своего класса идеологии может превратиться в нечто иллюзорное, несоответствующее действительности. Это является ахиллесовой пятой идеологии, но она же порождена её стремлением «лучше» служить интересам соответствующей социальной группы.

Как видим, в обществе происходит постоянное взаимодействие различных «ярусов» идеологии, что с одной стороны, обеспечивает стабильность, целостность общества, а с другой стороны, позволяет выбирать, предлагать, развивать ценности, выражающие новые тенденции в развитии общества.

4 стр., 1756 слов

Место и роль ценностей в социальной работе

... как главная ценность в социальной работе, должен присутствовать не только в профессиональной сфере социального работника, но и во всей его жизни. В общем профессиональное этико-аксиологическое осознание отдельного социального работника можно представить в виде совокупности ...

II. Утопия

1. Понятие утопии

Утопия (от греческого u — не или eu — благо и topos — место, которого не существует, буквально «нигдейная» (прекрасная) земля) — в широком смысле своеобразный вид научно-художественного творчества, социального проектирования и экспериментирования, существующий в разных жанрах и формах и позволяющий создать образы желаемого или нежелаемого будущего, ставить критические диагнозы настоящему.

Утопические представления сопутствуют всей истории социальной мысли, начиная с представления о «золотом веке» древнегреческого поэта Гесиода (VIII – VII вв. до н.э).

Черты утопизма можно обнаружить в произведениях Платона («Государство»), Августина («О граде Божием»), итальянского мыслителя XII в. Иоахима Флорского («Комментарий к Апокалипсису»).

Термин введен английским мыслителем XVI века Т.Мором, автором книги «Утопия».

С культурологической точки зрения утопия представляет собой знание о противоречащей очевидному истине, отражающей, по мнению немецкого философа Э. Блоха, специфически человеческую опережающую реакцию на мир – «принцип надежды».

2. Классификация утопий

В развитии утопий нового времени можно выделить три периода: от Т. Мора до Великой французской революции, от революции до появления утопического социализма, от утопического социализма до наших дней.

В первый период создавались утопии «спокойного счастья», автоматически следующего из отсутствия частной собственности и из разумного управления.

Утопии второго периода – «ухронии» — допускают личностное неравенство, но главной целью продолжают считать материальное благосостояние всех людей.

В утопиях третьего периода – «эупсихиях» — страх «потерять личность» вытесняет заботу об изобилии и покое, а жажда самоутверждения оборачивается отношением к равенству как к злу, изображением его как унификации и обезличивания. Для этого периода характерны крайняя психологизация утопий и резкая поляризация идеалов или отказ от гармонии в пользу растворения тела в духе, «спиритуализация» (Тейяр де Шарден) или «либидоизация» — раскрепощение инстинктов, торжество подсознательного (Н. Браун, В. Рейх, Т. Лиери, Г. Маркузе).

Современные утопии представляют также различные технологические проекты (практопии): евгенические, электронные, экологические, феминистские, оккультные, мистические. К ним примыкает так называемая «прикладная утопия»: манифесты, уставы, программы, методики разного рода утопических (по преимуществу коммунитарных) экспериментов. При этом, как и на предыдущих этапах, утопическая мысль пересекается с религиозной проповедью, социально-политическим и культурным реформизмом и стихийным революционаризмом.

III. Идеология и утопия (К. Мангейм)

Природа человека отторгает грубый рационализм. Если в бытовой сфере рационализм находит себе устойчивую нишу, то в политике он всегда бывает посрамлен. Как пишет Мангейм, «в ходе истории люди значительно чаще ориентировались на трансцендентные бытию, чем на имманентные ему факторы, и, тем не менее, осуществляли на основе подобного несоответствующего бытию «идеологического» сознания вполне конкретное устройство социальной жизни». «Каждая стадия исторического бытия обволакивалась представлениями, трансцендирующими это бытие, однако до тех пор, пока они «органически» (т.е., не оказывая преобразующего воздействия) входили в картину мира, соответствующую данному периоду, они выступали не как утопии, а как идеологии, присущие данной стадии исторического развития».

9 стр., 4421 слов

Курсовая работа утопия

... представление о желаемом будущем…» 4 . Известный польский исследователь утопий Ежи Шацкий в своей работе «Утопия ... исследования курсовой работы Цели : очертить общие контуры утопии, рассмотреть пути ... утопии делались различные противопоставления: утопия и реализм, утопия и миф, утопия и идеология, утопия и наука и т. д. Утопия ... назвали «философом утопии», понимал утопию как процесс реализации «принципа ...

Таким образом, имеются две трансцендентные насущному социальному бытию представления – утопия и идеология. Первая конструируется вне прямой связи с этим бытием, вторая – опирается на него, исходит из его текущих задач. Объединяет оба представления исходный пункт – ценностная система. Различает – принцип реализации.

В отличие от утопии Томаса Мора и построений «утопических социалистов», современные утопии не являются моделями совершенства, созданными для осуждения действующих социальных моделей. Утопия представляет собой сегодня скорее мысленный эксперимент, исследующий ценности определенного социального проекта, описание воображаемого общества, построенного на основе некой социально-исторической гипотезы: его организации, институциональной формы, социальной диспозиции и т.п.

В то же время утопия может оказаться вовсе не такой уж отвлеченной конструкцией. Но в этом случае ее жизненность будет определяться мифологическими признаками. Например, большевистская утопия «светлого будущего» в меньшей степени несла в себе мысленный эксперимент, в большей – образ «золотого века». Именно в связи с тем, что эта утопия в меньшей степени была продуктом интеллектуальной разработки исходных принципов, в большей – собранием простых и привлекательных пропагандистских умозаключений, она оказалась более реальной, чем либеральная демократия. Как отмечал Бердяев, большевики были одержимы утопической идеей совершенного гармонического строя, «но в качестве реалистов они в известной форме осуществляют свою утопию».

Карл Мангейм пытается отделить утопию от идеологии, закрепить за этими понятиями внятные определения: «Идеологиями мы называем те трансцендентные бытию представления, которые никогда не достигают реализации своего содержания. Хотя отдельные люди часто совершенно искренне руководствуются ими в качестве мотивов своего поведения, в ходе этой реализации их содержание обычно искажается». «Утопии также трансцендентны бытию, ибо они ориентируют поведение на элементы, не содержащиеся в данном реальном бытии; однако они не являются идеологиями, то есть не являются ими в той степени и постольку, поскольку своим противодействием им удается преобразовать существующую историческую действительность, приблизив ее к своим представлениям. Если такое принципиальное и совершенно формальное различие между утопией и идеологией представляется постороннему наблюдателю безусловным, то решить, в каком случае что следует считать идеологией и что утопией, невероятно трудно».

Утопия практически не связана с текущей политической ситуацией и предлагает мысленную идеальную реализацию социального порядка, основанную на иных ценностях, игнорируя возможность этой реализации и путь к ней исходя из сложившегося порядка. И, тем не менее, утопия может быть в каком-то виде реализована. Идеология, напротив, не может не охватывать оценок текущей ситуации и проектирует будущее, исходя из имеющихся начальных условий, но не реализуется на практике, как не может быть реализован абстрактный принцип или эмоциональный афоризм, которые всегда присутствуют в идеологии. Если утопия в какой-то форме подлежит реализации (в результате процесса, который в самой утопии не ясен), то идеология всегда указывает на дальнейшее движение из реализованного состояния и в избранном направлении. Утопия – статическая модель, идеология – динамическая. Вместе с тем, и идеология, и утопия могут исходить из одной и той же базовой системы ценностей. По всей видимости, для прояснения терминов можно было бы выстроить их в генетическую связку: архаический миф – утопия (прообраз или начальная стадия политического мифа, насыщенная хилиастическими мотивами) – идеология (развитый политической миф).

25 стр., 12122 слов

Политическая наука

... которая может отрицательно сказаться на сложившемся механизме власти. духовно–информационные ресурсы могут подстерегать общество к свершению или недоверию сложившейся власти. Тема 4. Политическая система общества 1. Можете ... которая сложилась в современной политологии, я вижу в том, что в данной науке различные методы, во многом отличающимися друг от друга; по характеру, структуре и т.д. ...

Противопоставление утопии и идеологии выглядит достаточно надуманным, ибо то и другое – элементы политического мифа, границы между которыми условны: утопия строится исходя из определенных идеологических установок, а идеология может включать в себя утопический проект «идеального общества». И утопия, и идеология строятся на основании представлений о «золотом веке», в котором лежат истоки мысленного эксперимента утописта и смысловые конструкции идеолога. Одновременно утопия и идеология являются продуктом политической мысли. Таким образом, мы видим связь того и другого как с мифом, так и с политикой, а значит – обусловленность политической мифологией. Миф выступает в этой взаимосвязанной тройке понятий как система идеальных прообразов, идеология – как система вытекающих из них социальных ценностей, утопия – как мысленный эксперимент по реализации этих ценностей и оживлению прообразов.

Вряд ли стоит противопоставлять утопию сложившемуся миропорядку, а при анализе или разработке идеологии включать его в качестве конформного элемента. Тем более что и то и другое обособляется от текущих обстоятельств и отличается лишь субъективной оценкой возможностей их реализовать, которая в свою очередь носит «партийный характер» – все неразумное представляется как утопичное, разумное – как органичное. Кроме того, то, что было утопией сегодня, может стать действительностью завтра, в рамках политического процесса элементы утопического и идеологического не противостоят друг другу в чистом виде, а в условиях социального кризиса идеология и утопия интенсивно смешиваются, ибо действительное, реальное и возможное оказывается неясным, расплывчатым.

В этой связи необходимо отметить, что современная утопия реализуется в большей мере как утопизм – стремление высказывать политические идеи не в форме ценностных суждений, а в виде образов будущего – в лучшем случае дополненных скудными очерками «идеального общества».

Мангейм пытается выделить типы утопического сознания, которые отвечают стадиям исторического развития и закрепляются за тем или иным поднимающимся социальным слоем. Им выделяются четыре типа социально-исторических утопий – хилиазм, либерализм, консерватизм и социализм, сменяющих одна другую в процессе исторического развития европейской цивилизации. Причем эти типы, как считает Мангейм, можно обнаружить у каждого отдельного человека. В них нет сконструированного единства (подобно кантовскому «сознанию вообще») или метафизического содержания вне сферы конкретного сознания индивида (подобно гегелевскому «духу»).

Индивидуальное сознание содержит в себе ту или иную пропорцию этих идеальных типов.

Между тем, данное теоретическое построение вызывает два затруднения: первое относится к целостности этих типов и привязке к социальным слоям, второе – к ограниченности существования идеальных типов. Если хилиастское сознание можно приписать в основном бунтующей крестьянской массе и угнетенным слоям средневековья, а либерализм – буржуазии, то с консерватизмом и социализмом такого рода привязка не проходит. Если хилиастское сознание можно считать ослабленным (хотя бы в части публичных проявлений), то даже по поводу либерализма такое утверждение было бы слишком смелым.

17 стр., 8467 слов

Раскрытие понятия социального мифа, оценка его влияния и места в обществе

... в первой главе мир в качестве мифа, понятия архетипа, коллективного бессознательного и социальных мифов исследуются во второй главе как своеобразные «мифы в мифе». В заключении также приведен глоссарий, который ... (Carlos Castaneda), говорил: «Люди – воспринимающие существа. Однако воспринимаемый ими мир является иллюзией, созданной описанием, которое им внушили с момента, когда они появились на свет. ...

Мангейм привязывает типы социально-политического сознания к исторически преходящим слоям общества и историческим периодам, в которые эти типы доминировали. Иной подход предполагает выявление фиксированных признаков того или иного типа и рассмотрение их трансформаций во времени. Мы полагаем, что циклы, в которых наблюдается поочередное доминирование различных типов сознания, постоянно возобновляются и связаны с кризисными, переходными периодами. В спокойной ситуации доминирование отсутствует или носит неявный и неактуальный характер, в условиях стабильности «чисты» типы встречаются редко и не влияют на политику.

Конструктивной поправкой к мангеймовской схеме было бы изъятие хилиазма из сферы политического и рассмотрение его в качестве предполитического типа сознания. Остальные типы следовало бы признать именно идеальными и не подлежащими ликвидации до тех пор, пока не исчерпана политика как таковая. Тогда видимые трансформации идейного содержания тех или иных политических режимов или партий следует считать отклонением от чистых типов, их смешением.

Если остановиться лишь на связи концепции времени с политической мифологией, то выделяются три типа политических ориентаций (исходя из разработки различных вариантов верований):

1) Элитистская ориентация на мистический опыт прошлого и традицию, требует профессиональной и стабильной жреческой или политической элиты, наделенной харизмой «по должности». Следование традициям и традиционным ритуалам становится мифологическим фундаментом государственной идеологии. При закреплении данной ориентации в национальной идеологии божественное замыкается в харизматическом народоводителе-императоре, миф становится иносказательным, магия вытесняется из политики. Главным становится не переживание личной ответственности, а исполнение нравственных предписаний и ритуала. Личный опыт свободных ассоциаций в значительной мере угнетается, что может приводить к всякого рода суевериям, подменяющим живое Божество образами персонифицированных стихий, предметов, растений, зооморфных или антропоморфных символов.

2) Народовольческая ориентация на настоящее отчасти позволяет непосредственное общение с потусторонним, сверхъестественным миром. В этом случае харизма все же возникает в связи с прошлым опытом. Народ и Герой при ориентации на настоящее легче находят друг друга, сужая посредническую функцию действия элиты. Политическая мифология балансирует между традиционализмом и футуризмом, элитизмом и охлократизмом. Первенствующая роль политического Героя делает необходимыми его видимые победы, что, в конечном счете, приводит к переходу к более устойчивой религиозно-политической ориентации.

Алексис де Токвиль писал о демократии американского типа, которая основана на народовольческой ориентации: «…демократия не только заставляет каждого забывать своих предков, но отгоняет мысли от потомков и отгораживает его от современников; она постоянно принуждает его думать лишь о самом себе, угрожая, в конечном счете, заточить его в уединенную пустоту собственного сердца».

12 стр., 5750 слов

Политические мифы и сферы их распространения

... как социального процесса позволяет определить, во-первых, специфические субъекты данного процесса, во-вторых, выявить функциональные механизмы создания и распространения мифов в политическом пространстве. Настоящий реферат посвящен этой актуальной проблеме. 1. Понятие политического мифа ...

3) Охлократическая ориентация на будущее вынуждает согласиться с размытостью перспективы в расчете на ведущие к «светлому завтра» победы и чудеса. Личность становится заготовкой для человека будущего или же богом для самой себя (в зависимости от выбора скрытой олигархической группировки).

Вариантом этой ориентации является вера в близкий конец света.

Идеологическим ориентациям соответствует и различное отношение к магии, которая в охлократическом сознании может распространяться на обыденные явления, а в элитистской строго ограничена духовными явлениями. В первом случае миф приближается к утопии, которая может быть чудесным образом сотворена политическими героями, на которых полностью переносятся все качества мифических прообразов, и для личного рационального выбора не остается места. Герой должен своей магической силой перенести общество из нынешнего состояния в «светлое будущее». Между сакральным и профанным временем нет различий (разве что профанный быт остается паузой между экстатическими состояниями).

Во втором случае миф базируется на ценностях и во многом носит иносказательный характер, и переживается как живая реальность непостоянно.

Охлократическая магия побуждает к отвлечению от всего посюстороннего, к обращению в оккультизм, к иррациональным методам принятия решений, к попыткам заклясть духов. Соответствующий «религиозный фундаментализм» в этом случае тождественен идеологии, которая маскирует примитивные материальные интересы, служит их обоснованием. Элитистская социальная магия, напротив, состоит не в том, чтобы принудить богов к нарушению «естественных» законов, а в самопринуждении, в изменении самого себя, в получении залуженных качеств, чтобы стать орудием богов, в интуитивном предвкушении чуда, знании тайнописи архетипов (в политике — применительно к социальной ситуации).

Политическая культура проходит становление при трансформации традиционных мифов в мифы политические, пробуждающие фантазию мыслителей, воодушевляющие народ, готовящие его к жертвенности и к борьбе за идеалы. В зрелой форме политический миф всегда соответствует достаточно разработанной идеологии. Леви-Стросс писал: «Ничто так не напоминает мифологию, как политическая идеология. Быть может, в нашем современном обществе последняя просто заменила первую». Французский философ Ролан Барт говорил, что в наше время миф превратил историю в идеологию. Сам же Мангейм считал идеологию — макрогипотезой, которая проверяется в масштабах всей культуры, что и роднит ее с мифом.

Действительно, идеи лишь намечают вектор движения общества или социальной группы, а реальное движение вдоль него возникает в том случае, если произойдет превращение этих идей в политический миф. Только в этом случае в сознание смогут войти трансцендентные бытию элементы, разводящие представления о «насущном» и «должном» на такое расстояние, при котором возникает энергия, достаточная для возникновения политического процесса.

Осмысление реальности всегда происходит на базе некого ощущения, образного ряда. Действительность воспринимается эмоционально. Идея исходит из мифа в качестве более оформленных символов, уложенных в некую логическую схему, которая ближе к науке, чем к сказке, но все же генетически связана с этой сказкой. В ином варианте идеология теряет свой социальный заряд и превращается в никому ненужное умствование, в «чистую науку».

12 стр., 5878 слов

Современная политология стран Западной Европы

... феодализма и становлением капитализма в Европе, вызвавшего развитие техники, светских (гуманитарных) наук, городов, торговли, искусства. В противовес идеологии средневекового аскетизма (отречения от земных ... буржуазной политической науки был Никколо Макиавелли (1469 - 1527). В сочинении “Государь” и других книгах он противопоставлял теологической (религиозной) концепции теорию светского ...

Любая политическая мифологизация начинается с прозрения. Московичи пишет: «Чисто этическое и интеллектуальное содержание доктрины, каково бы оно ни было, не влияет на толпы, но во время периода инкубации любая доктрина приобретает психическую и эмоциональную плотность. Без ведома людей она становится частью их конкретного опыта, их мнений. Она приобретает внутреннюю очевидность…».

Человек или группа людей открывают для себя эту внутреннюю очевидность, воспринимают идею абсолюта и закономерности процессов развития, а затем создают концепцию реальности и концепцию роли человека в ней. Концепцию берет на вооружение политическая группа, прочувствовавшая свою миссию и свои интересы. Так возникает идеология — на базе прозрения, концепции и конкретных политических задач. Она становится пропагандистским инструментом, ориентированным на общество и консолидацию политической группировки мифологическими средствами.

Политический миф — это не только символьная запись долженствующего, но и выражение общей воли, для которой идея – лишь портрет архетипа, идеология – отображение бессознательного в единых для массы символах. Политический миф «записывает» архетипы в форме вдохновляющих и мобилизующих идей, которые превращаются в убеждения социальных групп и масс. Но в основе каждого политического мифа лежит концепция.

Миф, как уже отмечалось, имеет свою логику и свою внутреннюю правду. Леви-Стросс писал, что «сущность мифа составляет не стиль, не форма повествования, не синтаксис, а рассказанная в нем история. Миф — это язык, но этот язык работает на самом высоком уровне, на котором смыслу удается отделиться (если так можно выразиться) от языковой основы». То есть, язык мифа не может пониматься буквально, как и язык сказки. Точно также и идеология не может пониматься как сумма буквальных истин, ибо цели ее по большей части идеальны и утопичны, ценности – расплывчаты (как и любые ценности вообще).

Идеология вместе с соответствующим ей мифом – это язык политики, обращающий внимание на некоторые символы и сюжеты, в которых зашифрован притягательный смысл.

Концепция, соответствующим образом отрефлексированная в политике, превращается в идеологию, которая сама по себе — отход от чисто научного подхода и прорыв к массам — в мир эмоций, чувств, фантазий и мифов. Всякая идеология наполнена мифами. Научная идея что-нибудь значит в обществе (именно в обществе, но отчасти и в ученом сообществе), когда она отлита в символ. Сама идея служит специалистам, символ — ее публичной адаптации.

Чистый интеллектуализм, играющий словами и понятиями, отбрасывающий переживания, чужд народу и антимифологичен. Критический разум порождает бесплодный скептицизм, а с ним — духовный кризис. Этот кризис, например, ведет к поражению армии, если она ведет войну, руководствуясь соображениями выгоды. В нем проявляется страх наемника, воюющего против вооруженного народа.

Вместе с тем, Кэмпбелл выделяет особый рациональный мотив идей во внешне иррациональной мистической технологии: «Ни прорицающий в трансе шаман, ни просвещенный жрец не были так уж наивны, владея и мудростью мира, и, аналогично, премудростями общения. Метафоры, на основе которых они жили и которыми оперировали, были плодом глубоких раздумий, поисков и столкновений мысли на протяжении столетий – даже тысячелетий; более того, целые сообщества всецело полагались на них в своем строе мысли и жизни. Ими задавались культурные паттерны. Молодежь обучалась, а старики передавали мудрость благодаря изучению, приобщению и постижению их инициирующих по своему воздействию форм. Ибо они актуализировали и приводили в действие все жизненные энергии человеческой психики. Они связывали бессознательное с полем практического действия – неиррационального, по законам невротической проекции, а напротив, способствуя проникновению зрелого и трезвого практического понимания реального мира (в качестве контролирующей инстанции) в царство детских желаний и страхов». «Если уж к этому наследию символов обращаются непревзойденные мастера духа, — Лао-Цзы, Будда, Зороастр, Христос или Магомет, — используя их как средство выражения глубочайшей морали и метафизического учения, то ясно, что перед нами вершины сознания, а не бездны тьмы».

6 стр., 2569 слов

Социология и идеология

... поиск. Следовательно, объектом социологии, исходя из названия, является общество. Но общество исследуется многими дисциплинами, такими как история, философия, экономика, политология и т.д. При этом ... является функциональная связь с интересами и стремлениями общественной группы. В состав идеологии входят идеи, возникшие на основе исторического опыта и условий жизни определенной социальной общности, ...

То есть, идеология включает в себя науку (наукоподобие) в качестве элемента, но в целом идеология ненаучна и соткана из мифов, связанных некоей концепцией (для мифотворца, возможно, научной; для мифопотребителя — безусловно, мифологичной).

В основе всякой идеологии лежит концепция, теория, научное или духовно адекватное отражение мира. Концепция без мифа не существует для общества, миф без концепции –сказка, в которую могут поверить только дети, а политически взрослые граждане воспримут как приукрашенный обман. Если миф не концептуален, тогда его трудно отличить от пустых выдумок или злонамеренной лжи.

Идеология — способ поставить архетип на службу задачам сегодняшнего дня. Его воплощение в современном обществе возможно преимущественно в сфере политики. Только в политике есть группы людей, способных не только породить миф, но и вполне практично принять его в качестве основы политической программы. Для таких групп миф — не иллюзия или заблуждение. Миф лежит в основе всякого мировоззрения, в основе картины мира, в том числе и политической.

Современные мифы только и существуют для того, чтобы вовлечь в политику массу, двинуть в том направлении, который указывает концепция, зачастую игнорирующая интересы отдельных личностей. Миф снимает конфликт между личными устремлениями и высшими целями и существует для того, чтобы люди жертвовали сиюминутными интересами во имя будущего. Но современный человек не погружен в миф тотально. Он может посмотреть на миф, воспринимаемый кем-то как реальность, как на сказку, вымысел или обман. Отсюда и разнообразие политических мифов, их столкновение между собой, сопутствующее политической конкуренции, идеологической борьбе.

Проблема современной политики — отсутствие целостных концепций. Поэтому сказочный миф (или же вполне оформленный религиозный миф) в наш рационализированный век может быть понят превратно или не понят вообще. Он вынужден замыкаться в эзотерическом круге сообщников, ограничивая свое публичное воспроизведение политикоподобными проектами. Часто такая ситуация заканчивается смертью мифа.

Национальная идеология, как один из вариантов политического мифа, является воплощением национальной мифологии и выражается в концепции исторического времени — пути нации от сверхъестественного рождения до настоящего времени и футуристического предвкушения грядущей национальной истории — до утопической картины будущего идеального государства и эсхатологических прозрений. Национальная идеология в той или иной степени фиксирует также и структуру пространства, в котором пребывает «священная земля», данная нации свыше и зримо обозначающая образ Отечества. Наконец, субъектом, действующим в этом пространственно-временном образовании является сверхчеловек, осуществляющий национальной идеал.

Плотность мифологического пространства, выделение доминирующего мифа является важной характеристикой состояния нации. Карл Шмитт писал, что «сила мифа является критерием того, имеет ли народ историческую миссию и пробил час его национального величия».

Политическая идеология может претендовать на превращение в идеологию национальную только в том случае, если она опирается на национальную мифологию, то есть, обращена к национальным архетипам. Если архетип угадан, то соответствующая ему мотивация может стать общезначимой в масштабах всего общества, если угадывание не состоялось, то идеология эмоционально отторгается и рано или поздно находятся аргументы, изобличающие ее в противоречии интересам нации.

Данное обстоятельство приводит к мысли о том, что идеологии неравнозначны, среди них есть «правильные» и «неправильные», «зрелые» и «незрелые». Зрелая идеология, по всей видимости, всегда консервативна. К консерватизму подталкивает идеологов знание человеческой природы и желание улучшить ее (а не просто использовать), знание особенностей конкретной нации. Следовательно, некоторые черты оптимальной идеологии могут быть сконструированы. Причем успех конструирования будет зависеть от того, насколько уникален и проявлен национальный архетип. Иными словами, национальная идеология создается традиционалистами, исповедующими консервативные ценности и допускающая прогрессизм только в рамках традиции.

Заключение

В стране продолжается движение против идеологии. Началом его можно считать провозглашение приоритета общечеловеческих ценностей. Тем не менее, в общественной жизни идеологию отгоняют призывом к демократии, что не позволяет оформиться самосознанию основных действующих социальных сил, групп, влияющих на политику, без чего демократия невозможна. За демократию, за интересы «народа» борются рабочий класс и предприниматели, православные и католики, молодежь и люди зрелого возраста. Процесс деутопизации осложняется и тем, что идеология окутана застенчивым молчанием деятелей культуры и образования.

Ученым предстоит активно исследовать проблемы, связанные с идеологической закомплексованностью, снять с понятия «идеология» чуждое клеймо. Именно ученые, всегда поставленные в соответствии со своей социальной функцией «над схваткой», призваны показать, что процесс формирования идеологий идет вопреки попыткам утопистов осуществить очередную экспансию общественного сознания. Они должны учесть и то, что в возникающих идеологиях стремление группы к самосохранению часто выражено в сумбурной форме, так как нередко развивается вопреки общественному сознанию.

Поэтому в системе образования необходимо глубоко и обстоятельно рассматривать проблему значимости индивидуального, группового интереса. Трудно представить более важную для сегодняшних общества и личности задачу. Ученым-обществоведам предстоит цивилизовать неизбежный процесс становления частных, субъективных систем знаний и представлений свободных социальных субъектов. Задача не в том, чтобы прямо самой интеллигенции создавать идеологии, «внедрять их в сознание масс», а в том, чтобы бороться с засильем утопии во всех обличьях на пути возрождения самосознания субъекта.

Список литературы

[Электронный ресурс]//URL: https://psychoexpert.ru/kontrolnaya/ideologiya-i-utopiya/

  1. Комаровский В.С. Политология. Учебник для вузов. – М., 2006.
  2. Политология. Учебник для вузов / Ответственный редактор доктор юридических наук, профессор В.Д. Перевалов. – М.: Издательство НОРМА (Издательская группа НОРМА-ИНФРА-М), 2001.
  3. Политология: Политология теория, политические технологии. Учебник для студентов вузов / Под. ред. А.А. Соловьева. – М.: Аспект — Пресс, 2000.
  4. Политология. Учебник для вузов / Под ред. Р.Т. Мухаева. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2008.
  5. Хейвуд Э. Политология. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2005.

не сложно

Важно! Все представленные Контрольные работы для бесплатного скачивания предназначены для составления плана или основы собственных научных трудов.


Друзья! У вас есть уникальная возможность помочь таким же студентам как и вы! Если наш сайт помог вам найти нужную работу, то вы, безусловно, понимаете как добавленная вами работа может облегчить труд другим.


Если Контрольная работа, по Вашему мнению, плохого качества, или эту работу Вы уже встречали, об этом нам.