Диалектика и её альтернативы

Контрольная работа

Цель: Познакомиться с альтернативами диалектики.

Задачи: Выяснить, какие существуют альтернативы диалектики и рассказать о каждой из них.

Постоянно развивающаяся борьба старого и нового, противоположного и противоречивого, возникающего и исчезающего приводит мир к новым структурам. Сама эта борьба объективно предполагает необходимость диалектики — научной теории развития, метода познания природы, общества и мышления.

Всё, что происходит в мире, а именно: изменение, движение и развитие — подчиняется законам диалектики. Диалектика как наука представляет собой стройную систему экономических, социально-политических и философских взглядов и является бесценным творением человеческого разума.

Развитие — это невозвратное, направленное, необходимое изменение материальных и идеальных объектов. В результате развития возникает новое качество. Это — общее свойство материи, ее важнейший признак. Развитие — это, прежде всего изменение, движение, но не любое изменение, движение является развитием. В процессе движения как развития создается новое, необходимое, способное к самодвижению, самовоспроизведению.

Диалектика является современной общей теорией развития всего сущего, которая адекватно отображает его эволюцию в своих законах, категориях и принципах. И это касается не только развития «абсолютной идеи», как у Гегеля, а и материального мира. Т.е. диалектика распространяется на всю окружающую действительность и является теоретическим отображением развития как «духа», так и материи, сознания, познание.

В реферате я попыталась определить основные альтернативы диалектики, такие как метафизика, «Отрицательная» диалектика, софистика, догматизм и релятивизм.

1. ДИАЛЕКТИКА-УЧЕНИЕ О РАЗВИТИЕ

1.1 Понятие диалектики. Исторические формы диалектики

Диалектика — учение о наиболее общих закономерных связях и становлении, развитии бытия и познания, а также основанный на этом учении метод мышления и действия.

Диалектика как термин используется в смысле отражение всеобщих законов движения и развития объективной действительности.

Диалектика как понятие употребляется в трёх значениях:

1) Под диалектикой понимается совокупность объективных диалектических закономерностей, процессов, действующих в мире независимо от сознания человека. Это диалектика природы, диалектика общества, диалектика мышления, взятая как объективная сторона мыслительного процесса. Это объективная реальность.

12 стр., 5766 слов

Этапы развития мышления у детей в возрасте 7-9 лет

... дают возможность переходить от одних мыслей к другим, т.е. протекать процессу мышления в различных его формах (Минюрова С.А. Диагностика развития мышления у дошкольников и младших школьников (от 3 до 10 лет). ...

2) Субъективная диалектика, диалектическое мышление. Она представляет собой отражение объективной диалектики в сознании.

3) Философское учение о диалектике или теория диалектики. Выступает как отражение отражения. Называется учением о диалектике, теорией диалектики.

В историческом плане принято выделять три формы диалектики: стихийная диалектика Древней Греции, идеалистическая диалектика немецкой классической философии и материалистическая диалектика XIX века.

Само понятие диалектика родилось в древнегреческой философии, где с развитием античной демократии стало высоко цениться умение полемизировать, убеждать, обосновывать свою точку зрения. Под диалектикой понимали искусство спора, умение находить противоречия в мыслях собеседника, плодотворно развивать обсуждаемую тему, искусство классификации понятий, разделения вещей на роды и виды.

Выдающимся диалектиком является Гераклит. Диалектика у него — это концепция непрерывного изменения, которое мыслится им в пределах материального космоса и в основном является круговоротом вещественных стихий — огня, воздуха, воды и земли. Все течет, все изменяется, в одну реку нельзя войти дважды, поскольку в каждый момент она все новая и новая.

Диалектике Гераклита присущи идеи становления, единство и борьба противоположностей, совпадения абсолютного и относительного. Обращая внимание на источник изменения и развития, Гераклит по-прежнему оставлял в тени проблему поступательности развития. Его мысль была сосредоточена в основном на повторяемости и круговороте. Он еще не ставит проблемы скачкообразности процесса развития вещей и явлений, перехода одного качества в другое, в свою противоположность. В теории познания Гераклит начинал с сенсуализма (от лат. sensus — восприятие, чувство).

Он учил о совпадении судьбы, необходимости и разума, развивая учение о единстве противоположностей. Его диалектика наивна, но правильна, разработана в общей форме и не дошла до частностей.

Гераклит — первый греческий философ, вышедший за рамки чисто натуралистических построений мистики чисел и религиозно-этических исканий. Он сделал во многом успешную попытку определить единую объективно-логическую закономерность, лежащую в основе всякого процесса и состояния.

Аристотель считает изобретателем диалектики Зенона. Он противопоставил мышление чувственно-воспринимаемому, подметил неустойчивость, текучесть человеческих ощущений и чувственного бытия. Он отводил главную роль в познании мышлению. Зенон впервые попытались выработать понятие единого бытия и сделал его основой философствования. Единое бытие понимается у него как непрерывное, неизменное, нераздельное, одинаково присущее в каждом мельчайшем элементе действительности. Оно исключает любую множественность вещей в их движении. Зенон разработал сорок апорий, направленных против движения и против множественности вещей. Он указал на противоречивость конечного и бесконечного, прерывного и непрерывного.

Платон представил диалектику как метод анализа и синтеза понятий. Понятия возникают не как итог обобщения чувственных данных, а в результате вспоминания душой идей, которые она когда-то созерцала в сверхчувственном мире, еще не будучи связанной с человеческим телом. У Платона диалектика не только метод отыскания истины, но и учение о мире истинного бытия как сферы вечных и неизменных идей.

6 стр., 2790 слов

Пантеизм и диалектика философии Н. Кузанского

... тождественной природному началу. Бог и природа, согласно философии Николая Кузанского, не одно и то же. Материя и все материальные вещи не только не тождественны божественной сущности, но ... одно целое и переставать быть противоположностями. Обыденно сознание мыслит все в каноничных, ограниченных масштабах, не может выглянуть на вещи с глобальной точки зрения. А философское мышление ...

В отличие от Платона Аристотель считал, что диалектика имеет дело не с истинным, а с вероятностным знанием. Он ввел термин «противоположности». Аристотель, стремясь познать сущность вещей через их понятия, в центр внимания поставил отношение общего к частному. Он первым создал систему логики, главную задачу которой видел в установлении правил получения достоверных выводов из определенных посылок.

В средние века диалектика становится одной из теологических дисциплин, включавших в себя логику и силлогистику. Несмотря на господство в целом метафизического мировоззрения, философия Нового времени также выдвигает целый ряд замечательных диалектических идей (Декарт, Спиноза, Лейбниц).

Особое место диалектика приобретает в работах представителей немецкой классической философии, т.к. именно здесь впервые в истории философии была разработана целостная диалектическая концепция развития, поколебавшая господство метафизического метода. Самой развитой формой этой диалектики явилась диалектика Гегеля. Однако, у истоков этого метода, предлагая порой не менее интересные и неортодоксальные ее разновидности, стоит все же Кант с его антиномикой чистого разума. Диалектический метод пронизывает все разделы гегелевской системы философии.

Мы должны обсудить здесь две стороны гегелевской философии,— идеализм и диалектику. В обоих случаях Гегель находился под влиянием некоторых идей Канта, но попытался пойти дальше. Чтобы понять Гегеля, мы должны показать, следовательно, как он использовал теорию Канта.

Кант исходил из факта существования науки. Он хотел объяснить этот факт, то есть ответить на вопрос «как возможна наука?», или «почему человеческое сознание (mind) способно познавать мир?», или «как наше сознание может понимать мир?». (Мы бы назвали это эпистемологической проблемой.)

Кант рассуждал примерно следующим образом. Сознание способно постигать мир или, вернее, мир, как он представляется нам, потому что этот мир не является совершенно отличным от сознания,— он подобен сознанию. Дело в том, что в процессе приобретения знания, постижения мира наше сознание, так сказать, активно усваивает весь материал, который привходит в него посредством чувств. Оно оформляет этот материал, отчеканивает на нем собственные внутренние формы или законы,— формы или законы нашего мышления. То, что мы называем природой,— мир, в котором мы живем, каким он является нам,— есть мир уже усвоенный, систематизированный нашим сознанием. И будучи, таким образом, ассимилирован сознанием, он сознанию и подобен.

Такой ответ «сознание способно постигать мир, потому что мир, как он является нам, подобен сознанию», основан на идеалистическом аргументе; ведь идеализм только и утверждает, что мир имеет что-то общее с сознанием.

Я не собираюсь предлагать доводы за или против кантовской эпистемологии. Но я хочу подчеркнуть, что она безусловно не является полностью идеалистической. Как отмечает сам Кант, она представляет собой смесь, или синтез, своеобразного реализма и идеализма; ее реалистический элемент — это утверждение, что мир, как он является нам, есть некоторый материал, организованный нашим сознанием, идеалистический же — утверждение, что он есть материал, организованный нашим сознанием.

4 стр., 1535 слов

Идея Абсолютного Разума в философии Гегеля

... развитие идей мышления в истории человечества (история духа). принцип движения государство разум абсолютный Метод и система философии Гегеля Огромная заслуга Гегеля заключается в установлении в философии и общем сознании истинных ... входит в четвёрку самых великих мыслителей в истории человечества: Платон. Аристотеля, Кант и Гегель. Его произведения сложны для чтения. Но если углубится в эту бездну ...

Такова довольно абстрактная, но, несомненно, оригинальная эпистемология Канта. Гегель в своем идеализме пошел дальше Канта. Гегель тоже задавал себе эпистемологический вопрос: «почему наше сознание может постигать мир?» И вместе с другими идеалистами он отвечал: «Потому что мир подобен нашему сознанию». Но его теория была более радикальной, нежели Кантова. Он не говорил, как Кант: «Потому что сознание систематизирует или организовывает мир», а говорил, что «сознание есть мир» или еще: «разумное есть действительное; действительность и разум тождественны».

Это и называется гегелевской «философией тождества разума и действительности», или кратко: «философией тождества». Мимоходом замечу, что эпистемологическое решение Канта: «Сознание систематизирует мир» и гегелевскую философию тождества: «Сознание есть мир» исторически соединил мост — именно Фихте, с его «сознание творит мир» .

Гегелевская философия тождества — «разумное действительно и действительное разумно, значит, разум и действительность тождественны» — была, несомненно, попыткой восстановить рационализм на новом основании. Она позволяла философу строить некую теорию мира, исходя из чистого разума, и утверждать, что это и есть истинная теория действительного мира. Тем самым допускалось именно то, что считал невозможным Кант. Гегель, следовательно, должен был попытаться опровергнуть Кантовы доводы, направленные против метафизики. Он сделал это с помощью своей диалектики.

Чтобы понять диалектику Гегеля, мы должны снова вернуться к Канту. Кант утверждал, что область нашего знания ограничена сферой возможного опыта и что деятельность чистого разума (pure reasoning) за пределами этой сферы лишена основания. В разделе первой «Критики», озаглавленном им «Трансцендентальная диалектика». Кант доказывал это так. Пытаясь построить теоретическую систему на основании чистого разума,— например, доказывая, что наш мир бесконечен (идея, явно выходящая за пределы возможного опыта), мы можем достичь своей цели. Однако мы обнаружим, к своему ужасу, что с помощью равноценных аргументов всегда можно доказать и прямо обратное. Иными словами, выдвигая метафизический тезис, мы всегда можем сформулировать и защитить его полный антитезис. Причем оба эти аргумента будут иметь примерно равную силу и убедительность — оба они будут казаться в равной или почти равной мере разумными. Вот почему, говорил Кант, разум обречен спорить сам с собою и сам себе противоречить, если он выходит за пределы возможного опыта.

Как же Гегель преодолел Кантово опровержение рационализма? Очень просто — он предложил не обращать внимания на противоречия. Они просто-таки неизбежны в развитии мышления и разума. Они только показывают недостаточность и неудовлетворительность теории, которая не учитывает того факта, что мышление, то есть разум, а вместе с ним (согласно философии тождества) и действительность, не есть нечто раз и навсегда установившееся, но находится в развитии, что мы живем в эволюционирующем мире. Гегель утверждает, что Кант опроверг метафизику, но не рационализм. Ибо то, что Гегель называет «метафизикой» — в противоположность «диалектике»,— просто такая рационалистическая система, которая не принимает во внимание эволюцию, движение, развитие, то есть пытается представить действительность стабильной, неподвижной и свободной от противоречий. Гегель в своей философии тождества приходит к выводу, что, поскольку развивается разум, должен развиваться и мир, и поскольку развитие мышления или разума является диалектическим, то и мир должен развиваться по диалектическим триадам.

3 стр., 1243 слов

Диалектика противоречий между человеком и природой

... Противоречия во взаимоотношениях природы и общества. Во взаимоотношениях природы и общества неизбежны противоречия. История совместного существования человека и природы представляет собой единство двух тенденций. Во-первых, с развитием ... Во-вторых, одновременно постоянно растет уровень противоречий, дисгармония отношений между человеком и природой. Природа, несмотря на все бесчисленное многообразие ...

Таким образом, в гегелевской диалектике мы находим следующие три элемента:

(а) Попытка обойти Кантово опровержение «догматизма» — в понимании Канта — метафизики. Это опровержение, как считает Гегель, имеет силу только для систем, которые являются метафизическими в более узком, собственно гегелевском смысле, но не для диалектического рационализма, который принимает во внимание развитие разума и потому не боится противоречий. Ускользая, таким образом, от Кантовой критики, Гегель пускается в крайне опасное предприятие, поскольку доказывает примерно следующее: «Кант опроверг рационализм, заявив, что тот непременно приводит к противоречиям. Допустим. Однако ясно, что этот аргумент черпает свою силу из закона противоречия: он опровергает только системы, признающие этот закон, то есть пытающиеся избавиться от противоречий. Этот аргумент не представляет угрозы для системы вроде моей, которая готова примириться с противоречиями, то есть для диалектической системы». Очевидно, что такая позиция закладывает фундамент для чрезвычайно опасной разновидности догматизма — для догматизма, которому уже не надо бояться критики. Ведь всякая критика в адрес любой теории должна основываться на методе обнаружения противоречия — в рамках самой теории или между теорией и фактами, как я сказала ранее. Поэтому гегелевский метод вытеснения Канта эффективен, но, к несчастью, слишком эффективен. Он делает систему Гегеля неуязвимой для любой критики и нападок и, таким образом, является догматическим в чрезвычайно специфическом смысле.

(b) Описание развития разума в терминах диалектики — весьма правдоподобный элемент гегелевской философии. Это становится ясно, если мы вспомним, что Гегель употребляет слово «разум» не только в субъективном смысле — для обозначения определенной умственной способности,— но и в объективном смысле — для обозначения всех видов теорий, мыслей, идей и т. д. Утверждая, что философия является наивысшим выражением деятельности разума, и говоря о развитии разума, Гегель имеет в виду главным образом развитие философского мышления. Действительно, вряд ли диалектическая триада может найти лучшее применение, чем при исследовании развития философских теорий. Поэтому не удивительно, что с наибольшим успехом Гегель применил диалектический метод в своих «Лекциях по истории философии».

Чтобы уяснить связанную с этим успехом Гегеля опасность, мы должны вспомнить, что в его время — и даже много позже — логика обычно определялась как теория разумной или мыслительной деятельности; соответственно, фундаментальные законы логики обычно назывались «законами мышления». Отсюда вполне понятно, почему Гегель, видевший в диалектике истинное описание действительного процесса рассуждения и мышления, считал своим долгом изменить логику, с тем чтобы сделать диалектику важной — если не важнейшей — частью логической теории. Для этого ему необходимо было отбросить «закон противоречия», который служил серьезным препятствием для диалектики. Здесь корень той точки зрения, согласно которой диалектика «фундаментальна», то есть может конкурировать с логикой, является усовершенствованной логикой.

8 стр., 3974 слов

Диалектика Гегеля

... немецкой классической философии являлась диалектика Гегеля (1770-1831). Характеризуя историческое место Гегеля в развитии философии, Энгельс писал: "Свое ... большое место отводил диалектике: противоречие рассматривалось им как необходимый момент познания. Но диалектика для него - ... внутренне присущим мышлению, разуму. Таким образом, мышление и разум рассматриваются Гегелем как независимая от человека ...

Однако если Гегель считает диалектическим такое рассуждение, которое пренебрегает законом противоречия, то он наверняка не сможет найти в науке ни одного примера подобного рассуждения. На диалектике зиждется не научное рассуждение как таковое,— более или менее успешно описать в терминах диалектического метода можно лишь историю и развитие научных теорий. Как мы уже видели, этот факт не оправдывает характеристики диалектики как «фундаментальной», поскольку он поддается объяснению в рамках обычной логики.

Главная опасность такого смешения диалектики и логики состоит в том, что оно учит людей догматическому поведению в споре. Действительно, слишком часто приходится наблюдать, как диалектики, испытывая логические затруднения, в качестве последнего средства сообщают своим оппонентам, что их критика ошибочна, поскольку основывается на обычной логике, а не на диалектике, и что стоит им только обратиться к диалектике, как они поймут, что замеченные ими в некоторых доводах диалектиков противоречия вполне законны.

(с) Третий элемент гегелевской диалектики основывается на философии тождества. Если разум и действительность тождественны и разум развивается диалектически (как это хорошо видно на примере развития философского мышления), то и действительность должна развиваться диалектически. Мир должен подчиняться законам диалектической логики. (Эта точка зрения была названа «панлогизмом».) Следовательно, мы должны находить в мире противоречия, которые допускаются диалектической логикой. Именно тот факт, что мир полон противоречий, еще раз разъясняет нам, что закон противоречия должен быть отброшен за негодностью. Ведь этот закон гласит, что никакое внутренне противоречивое высказывание, ни одна пара противоречащих высказываний не могут быть истинными, то есть не могут соответствовать фактам. Иными словами, этот закон предполагает, что противоречие никогда не встречается в природе, то есть в мире фактов, и что факты никак не могут противоречить друг другу. На основании философии тождества разума и действительности утверждается, что поскольку идеи противоречат друг другу, также и факты могут противоречить один другому, и что факты, как и идеи, развиваются благодаря противоречиям,— и поэтому от закона противоречия необходимо отказаться.

Однако если мы повнимательнее присмотримся к так называемым противоречивым фактам, то поймем, что все предложенные диалектиками примеры выявляют одно — а именно то, что наш мир обнаруживает иногда определенную структуру, которую можно описать, пожалуй, с помощью слова «полярность». В качестве примера можно взять существование положительного и отрицательного электричества. Только склонностью к метафорам и неопределенности можно объяснить, скажем, утверждение, что положительное и отрицательное электричество противоречат друг другу. Примером настоящего противоречия могли бы послужить два предложения: «данное тело 1 ноября 1938 г. от 9 до 10 часов утра имело положительный заряд» и аналогичное предложение о том же теле, которое в тот же отрезок времени не имело положительного заряда.

Эти два предложения действительно противоречат друг другу; соответственно, противоречивым был бы и тот факт, что некое тело, как целое, в одно и то же время заряжено и положительно, и неположительно, а значит, в одно и то же время и притягивает, и не притягивает тела с отрицательным зарядом. Однако излишне говорить, что подобные противоречивые факты не существуют. (Углубленный анализ мог бы показать, что несуществование таких фактов не является законом, родственным законам физики, а основывается на логике, то есть на правилах употребления научного языка.)

10 стр., 4906 слов

Развитие диалектики

... В средневековой философии имелись все те ключевые элементы диалектики, в том числе и так называемый закон отрицания отрицания, которые позднее Гегель и коммунистическая философия включили в ... стремясь к цельному и абсолютному знанию, неминуемо запутывается в противоречиях (Кант); всеобщий метод постижения противоречий (внутренних импульсов) развития бытия, духа и истории (Гегель); учение и метод, ...

Итак, налицо три момента: ( а) диалектическая оппозиция антирационализму Канта и, следовательно, восстановление рационализма на основе догматизма; (b) включение диалектики в состав логики, основанное на двусмысленности таких выражений, как «разум», «законы мышления» и так далее; (с) применение диалектики к «миру в целом», основанное на гегелевском панлогизме и философии тождества. Эти три момента являются, на мой взгляд, основными элементами гегелевской диалектики.

Диалектику, или метод развития, согласно Гегелю, следует понимать как методическое обнаружение и разрешение противоречий, содержащихся в понятиях. Сами противоречия Гегель понимал как столкновение противоположных определений и разрешение их путем объединения. Главной темой его диалектики стала идея единства взаимоисключающих и одновременно взаимно предполагающих друг друга противоположностей, или тема противоречия. Оно полагается Гегелем как внутренний импульс развития духа, который шаг за шагом переходит от простого к сложному, от непосредственного к опосредствованному, от абстрактного к конкретному и все более полному и истинному результату. Такое прогрессирующее движение вперед придает процессу мышления характер постепенно восходящего ряда развития. Высшая ступень развития включает в себя, таким образом, низшую, а последняя отменяется в ней именно в этом двойственном смысле. Именно диалектический метод позволил Гегелю критически переосмыслить все сферы современного ему знания и культуры.

В философии марксизма диалектика понимается как учение о наиболее общих закономерных связях и становлении, развитии бытия и познания, а также как основанный на этом учении метод творчески познающего мышления. Маркс и Энгельс, вскрыв под мистической оболочкой саморазвития гегелевской объективной идеи ее рациональное зерно, выработали материалистическое понимание диалектики.

Одним из главных оснований материализма Маркса и Энгельса было стремление опровергнуть любую теорию, которая утверждает, ссылаясь на рациональную или духовную природу человека, что социология должна основываться на идеалистической или спиритуалистической посылке или на анализе разума. В противовес подобным теориям они подчеркивали материальную сторону человеческой природы, выражающуюся, например, в потребности людей в пище и других материальных благах, и ее важность для социологии.

Маркс научил нас тому, что даже развитие идей нельзя понять до конца, если трактовать историю идей — хотя такое толкование часто имеет большие достоинства — не принимая во внимание условия их возникновения и жизненную ситуацию их создателей, где экономическая сторона чрезвычайно важна. В настоящий момент для нас важно не столько проанализировать материализм и экономизм Маркса, сколько выяснить, что произошло в рамках его системы с диалектикой. Здесь, как мне кажется, важны два момента, во-первых, Марксов акцент на историческом методе в социологии и, во-вторых,— антидогматическая тенденция Марксовой диалектики.

15 стр., 7148 слов

Платон и законы развития диалектики

... от противоречий. В некоторых из них излагается идеалистическое учение о бытии и о познании, получившие наименование "идей". Но есть среди сочинений, дошедших под именем Платона, и ... лишь "причастна" свободному от условий времени и не зависящему от изменений бытию. Развитию этой мысли о "срединном" положении души между миром чистого бытия и миром ...

Что касается первого момента, то мы должны помнить, что Гегель был одним из изобретателей исторического метода — основателем целой школы мыслителей, которые считали, что описание истории развития является его причинным объяснением. Они были убеждены, например, что можно объяснить определенные социальные институты, если показать, каким образом они медленно вырабатывались человечеством. В наши дни часто признают, что значение исторического метода для социальной теории было значительно завышено, однако вера в этот метод никоим образом не иссякла. Марксова социология заимствовала у Гегеля не только ту мысль, что метод социологии должен быть историческим и что социология, так же как история, должна стать теорией социального развития, но и тезис о необходимости объяснять это развитие в диалектических терминах. Для Гегеля история была историей идей. Маркс отбросил идеализм, но сохранил гегелевское учение, согласно которому движущими силами исторического развития являются диалектические «противоречия», «отрицания» и «отрицания отрицаний». В данном отношении Маркс и Энгельс шли за Гегелем след в след, и это можно доказать текстуально. Гегель в «Энциклопедии философских наук» (часть 1 гл. VI) описывает диалектику как «универсальную и неотразимую мощь, пред которой ничто не может устоять, сколь бы надежным и стабильным оно себя ни мнило». В этом же духе пишет и Энгельс («Анти-Дюринг», часть 1, «Диалектика: отрицание отрицания»): «Итак, что же такое отрицание отрицания? Чрезвычайно общий … закон развития природы, истории и мышления, закон, который … имеет силу в животном и растительном царстве, в геологии, математике, истории и философии».

По Марксу, главная задача социологии — показать, как диалектические силы действуют в истории, и таким образом предсказать ход истории; или, как он говорит в предисловии к «Капиталу», «конечная цель моего труда состоит в том, чтобы раскрыть экономический закон движения современного общества». И этот диалектический закон движения, отрицание отрицания, лежит в основе Марксова пророчества о неминуемом конце капитализма («Капитал», I гл. XXIV):

«Капиталистический способ производства … есть первое отрицание … Но капитализм, с неумолимостью закона Природы, порождает свое собственное отрицание. Это есть отрицание отрицания».

Пророчество, конечно же, не должно быть обязательно ненаучным, о чем свидетельствуют предсказания затмений и других астрономических событий. Однако гегелевская диалектика, включая ee материалистическую версию, не может служить надежным основанием для научных прогнозов. Таким образом, основывающиеся на диалектике прогнозы иногда будут правильными, а иногда — неправильными. В последнем случае, очевидно, возникает непредвиденная ситуация.

Кроме той роли, какую играет диалектика в историческом методе Маркса, необходимо вспомнить и о его антидогматической установке. Маркс и Энгельс настойчиво утверждали, что науку не следует интерпретировать как массив, состоящий из окончательного и устоявшегося знания или из «вечных истин», но надо рассматривать ее как нечто развивающееся, прогрессирующее. Ученый — это не тот человек, который много знает, а тот, кто полон решимости не оставлять поиска истины. Научные системы развиваются, причем развиваются, согласно Марксу, диалектически.

6 стр., 2609 слов

Диалектика и метафизика

... образами форму. В учении Платона, осмыслявшего диалектику движения и покоя, различия и тождества, а само бытие трактовавшего как активно самопротиворечивую координированную раздельность. Диалектические идеи Платона нашли своё дальнейшее развития ... характеризуется тем, что рассматривает предметы и процессы по одному принципу. При рассмотрении движения метафизика тяготеет к сведению многообразных ...

Реальность, однако, такова, что Марксов прогрессивный и антидогматический взгляд на науку на деле никогда не проводился ортодоксальными марксистами. Прогрессивная, антидогматическая наука критична, в критике — сама ее жизнь. Но марксисты никогда не отличались терпимостью к критике марксизма, диалектического материализма.

Гегель полагал, что философия развивается и что его система, однако, должна оставаться последней, наивысшей и вечно непревзойденной стадией развития. Марксисты переняли эту установку, распространив ее на систему Маркса. Поэтому антидогматическая установка Маркса проводится только в теории, а не в практике ортодоксального марксизма, диалектика же используется марксистами, по примеру энгельсовского «Анти-Дюринга», главным образом в апологетических целях — для защиты марксизма от критики. Как правило, критиков хулят за неумение понять диалектику — эту пролетарскую науку — или за предательство. Благодаря диалектике антидогматическая установка была оставлена и марксизм утвердился как догматизм, и догматизм достаточно гибкий, чтобы с помощью диалектического метода уклониться от всякой животворной критики. Однако для развития науки нет большего препятствия, чем такого рода догматизм. Не может быть развития науки без свободного соревнования мыслей,— такова сущность антидогматического подхода, когда-то столь решительно отстаиваемого Марксом и Энгельсом. Вообще говоря, свободное соревнование научных идей невозможно без свободы мышления как такового.

Таким образом, диалектика сослужила дурную службу не только для развития философии, но и для развития политической теории. Нам легче будет понять эту ее несчастливую роль, если мы постараемся разобраться в том, каким образом сформировалась политическая теория Маркса. Рассмотрим ситуацию в целом. Маркс, прогрессивно, эволюционно и даже революционно мыслящий молодой человек, попал под влияние Гегеля, знаменитейшего немецкого философа. Гегель был представителем прусской реакции. Он использовал свой принцип тождества разума и действительности для поддержки существующих властей — ведь то, что существует, разумно — и для защиты идеи Абсолютного Государства (которая теперь называется тоталитаризмом).

Маркс, восхищавшийся Гегелем, но имевший совершенно другой политический темперамент, нуждался в философии, которая могла бы обосновать его политические взгляды. Можно представить себе охватившее его ликование, когда он понял, что гегелевскую диалектическую философию легко повернуть против ее творца — что диалектика подходит скорее для революционной политической теории, чем для консервативной и апологетической. Кроме того, диалектика прекрасно отвечала его потребности в теории, которая была бы не просто революционной, но и оптимистической — предсказывала бы прогресс на том основании, что каждый следующий шаг есть шаг вперед.

В философии наших дней воспроизводятся и различные модификации иного понимания диалектики. Каждая из них акцентирует и абсолютизирует какое-то реальное качество бытия и сознания человека в его проекции на всю окружающую действительность.

Диалектика (в современном, то есть главным образом гегелевском, смысле термина) — это теория, согласно которой нечто — в частности, человеческое мышление,— в своем развитии проходит так называемую диалектическую триаду: тезис, антитезис и синтез. Сначала — некая идея, теория или движение,— «тезис». Тезис, скорее всего, вызовет противоположение, оппозицию, поскольку, как и большинство вещей в этом мире, он, вероятно, будет небесспорен, то есть не лишен слабых мест. Противоположная ему идея (или движение) называется «антитезисом», так как она направлена против первого — тезиса. Борьба между тезисом и антитезисом продолжается до тех пор, пока не находится такое решение, которое в каких-то отношениях выходит за рамки и тезиса, и антитезиса, признавая, однако, их относительную ценность и пытаясь сохранить их достоинства и избежать недостатков. Это решение, которое является третьим диалектическим шагом, называется синтезом. Однажды достигнутый, синтез, в свою очередь, может стать первой ступенью новой диалектической триады и действительно становится ею, если оказывается односторонним или неудовлетворительным по какой-то другой причине. Ведь в последнем случае снова возникнет оппозиция, а значит, синтез можно будет рассматривать как новый тезис, который породил новый антитезис. Таким образом, диалектическая триада возобновится на более высоком уровне; она может подняться и на третий уровень, когда достигнут второй синтез.

Диалектика, точнее теория диалектической триады, устанавливает, что некоторые события или исторические процессы происходят определенным типичным образом. Стало быть, диалектика есть эмпирическая, описательная теория. Ее можно сравнить, скажем, с теорией, согласно которой живые организмы на определенной стадии своего развития растут, затем остаются неизменными, после чего начинают уменьшаться и умирают,— либо с теорией, согласно которой люди сначала отстаивают свои мнения догматически, потом начинают относиться к ним скептически, и лишь после этого, на третьей стадии, воспринимают их научно, то есть в критическом духе.

1.2 Принципы диалектики

Издавна в истории философии под принципами понималось нечто первичное, не нуждающееся в доказательстве, само собой очевидное. Принцип трактовался как основополагающее суждение о бытии. В качестве принципов объяснения мира как единого Космоса у древних мыслителей выступали идеи о стихиях, первоначалах природы (вода, воздух, огонь).

Идеалисты навязывали принципы природе, выводили их из мышления, а не из внешнего мира. Таков гегелевский принцип разумной действительности. Между тем, как и любые явления сознания, принципы вторичны. Они — продукт философского познания действительности. В отличии от понятий диалектики ее принципы суть наиболее общие идеи. Идея — это особая форма мысли. В ней не только в концентрированном виде выражено мировоззренческое знание, но и дается нормативная ориентация познавательной и практической деятельности человека. Среди основных идей материалистической диалектики особо выделяется принципы всеобщей взаимосвязи явлений и принцип развития.

Закон — это объективное, необходимое и существенное отношение, имеющее устойчивый и повторяющийся характер. Как общее отношение для всей совокупности явлений закон не терпит исключений. При одних и тех же условиях действие закона непременно и однозначно. Именно данные особенности объективных законов природы и общества позволяют человеку сознательно использовать их в своей практической деятельности.

В зависимости от пространства действия различают законы специфические (функционирующие в какой-либо конкретной сфере бытия), общие (присущие в целом природе или обществу) и всеобщие, или законы диалектики. Как элементы материалистической диалектики ее законы выражают универсальные существенные связи бытия. Выступая по своей логической форме в виде суждений, законы диалектики являются отношением единства противоположных категорий: сущности и явления, качества и количества, возможности и действительности, отдельного и общего.

Закон единства и борьбы противоположности — основной закон диалектики. Этот закон определяется как суть, ядро диалектики, так как он раскрывает самую существенную сторону развития — его источник и причину.

Единство и борьба противоположных начал — внутренний источник движения и развития всего сущего.

Основные понятия закона — понятие диалектических противоположностей. Это такие две стороны единого, целостного предмета, явления, процесса, которые взаимно определяют и вместе с тем отрицают, исключают друг друга в своем существовании: в математике — плюс и минус; в физике — положительное и отрицательное.

Единство противоположностей временно. Борьба противоположностей абсолютна. Взаимоотношение единства и борьба противоположностей составляет противоречия. Развития рассматривается как процесс возникновения, развития и разрешения противоречия.

Противоречия бывают:

Внутренние — характеризуют противоборство, столкновение сторон, тенденций внутри самого предмета.

Внешние — это противоречия между различными предметами. Определяющими противоречиями являются внутренние.

Основные противоречие — это противоречие, определяющее всю совокупность других противоложностей.

Не основные — это производное противоречие, результат и следствие основного.

Антагонистические противоречия — это противоречия между классами и другими социальными группами, характеризующиеся особой остротой, резкой враждебностью между ними. Нередко формой разрешения таких противоречий является социальные революции.

Неантагонические противоречия — это противоречие разрешение которых возможно на путях реформ, эволюционных преобразований, это усовершенствование предмета, процесса, явления.

Неантагонические противоречия можно в соответствующих условиях перерабатывать в антагоническое, и наоборот, антогонизм может ослабевать, превращаться в неантагонистическое противоречие.

Закон взаимного перехода количественных и качественных изменений раскрывает внутренний механизм развития, показывает, как непосредственно происходит этот процесс.

Основные категории, посредством которых выражается содержание закона, — это качество, количество, мера, свойство, диалектический скачок.

Качество характеризуется внутреннюю определенность предмета, тождественную бытию предмета, самому его существованию. Исчезновение качества ведет к исчезновению предмета или превращению его в другой предмет.

Количество — это внешняя определенность предмета, изменение которой в некоторых границах не влечет за собой изменения. Количественные характеристики включают такие показатели, как мера, объем, степень развития того или иного предмета или явления.

Границы, в которых изменение количества происходит без изменения качества, называется мерой. А точка, в которой происходит изменение качества и переход его в новое качественное состояние, — это узловые точки меры.

Сущность закона состоит в том, что при накоплении количества и достижении узловой точки меры происходит переход одного качественного состояния в другое. Возникшее новое качество открывает новые возможности для количественного роста.

Этот процесс перехода осуществляется посредством диалектического скачка. Форма или тип скачка зависит от особенностей развивающегося предмета.

Закон отрицания отрицания показывает направление тенденции развития. Диалектическое отрицание — это такой вид отрицания, который указывает на связь, преемственность между предшествующими и последующими ступенями развития. Диалектическое отрицание характеризуется такой чертой как объективность. Субъективного отрицания не бывает, существуют субъективное мнение, субъективная оценка. Отрицание по своей оценке объективно. Вторая его характеристика — всеобщность. Все в мире происходит через отрицание одних элементов, сторон, свойств развивающегося предмета и возникновение новых сторон, свойств. И, наконец, третьей характеристикой диалектического отрицания является его специфичность. То есть отрицание всегда осуществляется специфическим способом, определяемым как внутренней природой развивающегося предмета, так и условиями, в которых осуществляется процесс развития.

Схематическим выражением данного закона является спираль, раскрывающая и преемственность, цикличность, повторение каких-либо ступеней развития, и поступательность в развитии.

Содержание этих принципов оказалось достаточно эвристично и, по сути, предвосхитило многие последующие открытия. Так, на принцип всеобщей взаимосвязи всех явлений органично легла общая теория систем. Ведь если любой объект материального мира можно рассматривать как состоящую из взаимосвязанных элементов самостоятельную систему и одновременно как элемент системы более широкой, то получается, что любой элемент любой системы нашей Вселенной через многоуровневую иерархию взаимосвязей бесчисленных систем связан с любым другим элементом абсолютно любой системы. Каждая вещь в этом мире пусть опосредованно, но связана с любой другой, являясь, по выражению Ф. Энгельса, «эхом всей Вселенной». Не менее значим, оказался для науки и практики и принцип всеобщности развития. В нынешнем естествознании он фигурирует под названием принципа глобального эволюционизма. Открытия XX в. (расширение Вселенной, явления предбиологической и химической эволюции, дрейф континентов и пр.) существенно подкрепили диалектическую аксиому о всеобщем характере процессов развития.

2. АЛЬТЕРНАТИВЫ ДИАЛЕКТИКИ

2.1 Метафизика как основная альтернатива диалектики

Диалектика является не единственной теорией о развитии всего сущего. Наряду с ней существуют и другие теории со сходным предметом философского интереса (развитие), которые также являются философскими методами.

Совокупность философских идей, по-иному (не диалектически) объясняющих первоначала всего сущего, стали духовной основой антидиалектики. Одной из главных форм антидиалектики является метафизика, представляющая собой противоположное диалектике мировоззрение, эволюция которого обеспечивалась и поныне происходит за счет самых различных идей.

Метафизика отрывает противоположности друг от друга, не видит их связи или их противоречия. Метафизический способ мышления «за отдельными вещами не видит их взаимной связи, за их бытием — их возникновения и исчезновения, из-за их покоя забывает их движение, за деревьями не видит леса».

Представления о метафизике приобретут более конкретный вид, если сравнить две концепции развития — диалектическую в метафизическую. Метафизическая рассматривает развитие как только уменьшение или увеличение (т.е. как только количественные изменения) или как только качественные изменения без каких-либо количественных изменений, т.е. отрывает противоположности друг от друга. Далее, метафизическая концепция видит источник развития только во внешнем воздействии на вещь. Наконец, она рассматривает развитие или как движение по кругу, или только как движение по восходящей или нисходящей прямой и т.п.

Диалектическая же концепция видит источник развития в единстве и борьбе противоположностей, рассматривает развитие как единство количественных и качественных изменений, как единство постепенности и скачков, как развитие по спирали.

Экстремизм в любом деле также метафизичен, как реакционная позиция. Метафизик впадает в крайности, хочет найти единственное средство для социальных преобразований.

Диалектике чужда односторонность метафизики, она не совместима ни с догматизмом, ни с релятивизмом, которые произрастают на почве метафизического отрыва абсолютного и относительного друг от друга, она отвергает шараханье из одной крайности в другую, претензию судить обо всем только «со своей колокольни». Диалектика стремится к всестороннему изучению вещей и отрицает эклектическое, произвольное выхватывание то одного, то другого в вещи.

Философские идеи, систематизирующие метафизику, можно свести в две группы. В первую группу входят идеи “жесткой оппозиции” диалектике. Этими идеями отрицается всеобщая связь явлений, абсолютизируется покой, другими словами, диалектика отрицается в исходном принципе — принципе развития. Оценивая данные метафизические идеи, Ф.Энгельс писал, что метафизика рассматривает процессы “вне их великой общей связи, и в силу этого — не в движении, … а как вечно неизменные”.

В процессе эволюции метафизика признала идею развития. Соответственно во вторую группу входят философские идеи, объясняющие мир из принципа развития, но интерпретирующие его метафизически. Данными идеями либо отрицается принцип противоречивости развития, а если и признается противоречивость, то не внутренняя (саморазвитие), а внешняя; развитие сводится или исключительно к эволюционизму (отрицаются скачки), или к катастрофизму (абсолютизируются скачки, отрицается эволюция).

Таким образом, метафизика противостоит диалектике, во-первых, как мировоззрение, отрицающее развитие; во-вторых, как противоположная диалектике концепция развития. Эволюция метафизики от первого ее значения ко второму, от исторического ее образа к современному показывает, с одной стороны, идейную силу диалектики, в борьбе против которой метафизика была вынуждена, ведя спор с диалектикой, признать ее исходную позицию — принцип развития. С другой стороны, способность к обновлению показывает и достаточные силы самой метафизики.

Также можно выделить следующие конкретные отличия метафизики от диалектики. По вопросу связей старого и нового — если диалектика признает наличие связей между старым и новым, то метафизика полностью отвергает их, считая, что новое целиком вытесняет старое. По вопросу о причине движения — согласно метафизике движение не может исходить из самой материи, причиной движения является внешний первотолчок. По вопросу взаимосвязи количества и качества — сторонники метафизики не видят взаимосвязи между количеством и качеством; по их мнению, количество изменяется благодаря количеству (увеличение, уменьшение и т. д.), качество изменяется благодаря качеству (то есть само по себе улучшается, ухудшается).

По вопросу направленности движения, развития — если диалектика считает, что развитие происходит, главным образом, по восходящей спирали, то метафизика признает развитие либо по прямой, либо по кругу, либо вообще не признает направленности развития. В системе мышления — если динамический способ мышления сводится к шагам «тезис — антитезис — синтез», то метафизический опирается на формулы «или — или», «если не то, значит — это», то есть метафизическое мышление негибкое и однобокое. В отношении к окружающей действительности — диалектика видит мир во всем его многообразии («цветное видение мира»), а метафизика — однообразно, по принципу «черное — белое». В отношении к познанию — согласно диалектике познание есть постепенный и целенаправленный процесс к абсолютной истине, через последовательное постижение пока познаваемых (относительных) истин (то есть от простого к сложному и абсолютному с учетом их единства); согласно метафизике абсолютную истину можно познать сразу, с помощью надчувственных и сверхопытных приемов, носящих «умозрительный» характер. В отношении к окружающему миру — диалектика видит мир целостным и взаимосвязанным, метафизика — состоящим из отдельных вещей и явлений. [4]

Жизненные проявления метафизики разнообразны. Она обнаруживает себя как в мышлении, так и в практическом действии. Наиболее жизнестойкими формами метафизики являются догматизм, софистика, эклектика.

2.2 Другие альтернативы диалектики

Диалектике чужда односторонность метафизики, она не совместима ни с догматизмом, ни с релятивизмом, которые произрастают на почве метафизического отрыва абсолютного и относительного друг от друга, она отвергает шараханье из одной крайности в другую, претензию судить обо всем только «со своей колокольни». Диалектика стремится к всестороннему изучению вещей и отрицает эклектическое, произвольное выхватывание то одного, то другого в вещи.

Эклектика, Догматизм

Догматизм основан на возведении имеющегося взгляда на мир в ранг единственно верного, на неумении и нежелании увидеть, понять, принять действительные изменения, происходящие в мире. В догматизме наиболее полно обнаруживает себя характерная черта метафизики — ее односторонность. Не стремясь к познанию мира во всем многообразии его связей, догматизм однажды познанное закрепляет в качестве абсолютно истинного, однажды успешно примененное средство рассматривает как универсальное. Тем самым он существенным образом деформирует как познание, так и практику, становясь препятствием на пути возникновения нового.

релятивизм.

софистике

Софистика — это способ рассуждения, основанный на преднамеренном нарушении законов и принципов логики, на употреблении ложных доводов и аргументов, выдаваемых за правильные. Учение, сложившейся в Афинах во второй половине 5 в. до н. э., школы софистов — философов-просветителей, тяготевших к релятивизму, первых профессиональных учителей по общему образованию. Термин «софистика» проиходит от греческого слова «софист» (sophistes — мудрец), которым тогда называли платных учителей ораторского искусства. В начале софисты учили правильным приемам доказательства и опровержения, открыли ряд правил логического мышления, но вскоре отошли от логических принципов его организации и все внимание сосредоточили на разработке логических уловок, основанных на внешнем сходстве явлений, на том, что событие извлекается из общей связи событий, на многозначности слов и т. д.