Человек в философии жизни

:

ХХ век стартовал в области философии направлением, которое получило название «философии жизни» и которое столь безусловно доминировало в первой трети столетия, что сделалось предметом всеобщей интеллектуальной моды. В значительной мере под влиянием бурно развивавшейся тогда биологии (особенно дарвинистской ее ветви) понятия «жизнь», «живое», «переживание» прочно вошли в общественное сознание, заполнили страницы научных, социологических, литературных и искусствоведческих изданий, стали сердцем и душой многих интересных исканий и построений.

Философия жизни — философское течение конца XIX — начала XX веков, которое выдвинуло в качестве исходного понятия «жизнь» как интуитивно постигаемую целостную реальность, не тождественную ни духу, ни материи. Одной из предпосылок к её возникновению был отказ некоторых философов от гегельянства и даже, как следствие, возврат к философии Канта. [http://ru.wikipedia.org]

Философия, мучительно преодолевавшая к тому времени односторонность и ограниченность своей методолого-гносеологической ориентации, остро нуждалась в новом ключевом понятии, способном стать центром кристаллизации новых мировоззренческих построений. В подобных условиях биология оказалась мощным эвристическим началом в развитии философско-мировоззренческих исканий. При этом сами создатели философии жизни связывали с обращением к понятию «жизнь» надежды на преодоление тех противоречий и тупиков классической философской мысли, в которые их заводило игнорирование этой, казалось бы, совершенно очевидной реальности.

I. Основные проблемы и категории.

Философия жизни – направление, сложившееся во второй половине ХIХ в. В Германии и Франции и существующее и поныне. Оно начинается с философии Ф. Ницше и развивается такими известными учеными, как В. Дильтей, А. Бергсон, О. Шпенглер, Г. Зиммель и многие другие философы. Начальный толчок развитию философии жизни дало осмысление идей А. Шопенгауэра, изложенных в его сочинении «Мир как воля и представление». В данной работе предпринималась попытка выйти за рамки панлогизма, классического рационализма и культурно-исторического оптимизма. Представления Шопенгауэра о воле как основе мира, о мире как представлении, о жизненной силе как детерминанте человеческого бытия оказали существенное влияние на становление философии жизни[6,15].

Можно сказать, что для этого направления отправной точкой мышления были не бог, дух, идеи, но «действующий человек». В рамках данного направления была предпринята попытка объяснить мир из человека, из особенностей его экзистенции и ценностных ориентаций. Такая установка определила круг проблем, наиболее значимых для философии жизни: вопросы антропологии, культорологии, философское осмысление жизни в творчестве. Ведущими категориями данного направления являются «жизнь» и «воля», которые, фактически, заменяют собой категорию бытия. Жизнь трактуется как первичная реальность, понимаемая как целостный процесс, непрерывное творческое становление «живого». Жизнь противостоит нежизни, всему неорганическому, неразвивающемуся, застывшему.

15 стр., 7020 слов

Философия — ы : Философские проблемы теории строения Земли

... процессов в различных областях природы. Различные идеалистические направления современной философии подходят к решению этой проблемы односторонне: выдвигая на первый план значение одних ... в большей мере возникающие в естествознании проблемы требуют философского анализа. Среди философских проблем современного естествознания видное место занимают проблемы методологии и логики научного поиска, а ...

Поскольку «жизнь» находится в постоянном движении и противоречии, наука не может быть эффективным средством ее познания. Наука и лежащий в ее основе рассудок пользуются аналитическим методом, разлагающим явления жизни на отдельные части. Связи между предметами действительности наука в состоянии выяснить, а поэтому она может изменить мир в пользу человека. Но понять сущность мира наука, как и вообще разум, бессильны. [6,15]Разум всегда ориентирован, он ставит цели, тогда как «жизнь» выше любой целесообразности. Поэтому на первое место в философии жизни выходят не рациональные, а интуитивные формы познания (интуиция, понимание, миф, формы символического, образного познания, например, искусство и пр.)

Поскольку такие явления, как интуиция, понимание, вживание и др., протекают в сознании личности и не могут быть доступны каждому человеку, возникает проблема «аристократизации» познания. Но познание истины доступно каждому в процессе обучения. Человек реализует себя как личность в истории и культуре. Его творчество соответствует «жизни», он есть процесс и одновременно результат биологической и социальной приспособляемости. Человек живет в истории, но не имеет объективных законов, а имеет судьбу, и человек имеет судьбу. О. Шпенглер пишет, что общая история людей – это фикция. Культура и цивилизация всегда локальны, имеют свою судьбу. Они возникают, развиваются и рушатся. Цивилизация и культура настолько своеобразны, что не может быть и речи о полном понимании и серьезном влиянии их друг на друга[6,c.54]. Следовательно каждая цивилизация и культура имеют свои ценности, которые меняются. Но есть ли такие ценности «жизни», которые безотносительны к специфике культур? Да, есть. Например, Ф. Ницше утверждал, что эти ценности зафиксированы на этапе античной цивилизации в Древней Греции: стремление к жизни, отсутствие страха смерти, желание быть сильнее других, воля к власти, благородство и аристократизм духа – вот основные, новые установки и ценности философии жизни.

Философия жизни изначально была нацелена на критическое переосмысление всей прошлой философии, исходя из примата жизни над истиной. При этом утверждалось, что как нет ни одной, безусловно, ценной истины, так нет и ни одной безусловно истинной ценности. Истина – лишь одно из средств, ступень в процессе актуализации ценностей, создаваемых нашей волей. При таком понимании гносеология и онтология обретали смысл лишь в своей соподчиненности с этикой. Интеллект в философии жизни выступает как орудие воли, а познание – как специфическое проявление воли к власти. Конечной целью человека является не истина, польза, красота, благо, а сама жизнь, которая в данном философском направлении трактуется как единственная цель воли. При этом идея прогресса, как идея совершенствования жизненных форм, отвергается, заменяясь идеей воли к власти, понимаемой, в том числе и как методологический принцип истолкования процессов становления жизни. Жизнь, являясь творческим процессом, бесконечно разрушает уже ставшее.

4 стр., 1822 слов

«Философия права»: история и современность

... конца жизни. Как «руководство к лекциям по философии права» [11]. Гегель характеризует и саму «Философию права» — итог многолетних неустанных исследований. Философско-правовая проблематика остается в центре внимания Гегеля и после выхода в свет «Философии права». Об ...

Специфика жизни, как бесконечно становящегося, исключает возможность ее адекватного познания. Отсюда антисциентизм (неокантианство, экзистенциализм, персонализм) представителей философии жизни: научно знание трактуется ими только как практически-утилитарное, рецептурно-целесообразное. Схватить суть жизни можно не при помощи логических рассуждений – понятий, категорий, рассудочной деятельности, а благодаря интуиции, символизации, иррациональным прозрениям. Познать жизнь – значит не объяснять ее, а понять, почувствовать, погрузившись в ее становление и изменение. Разум, язык только скрывают истинное звучание жизни. Культура же, связанная с рациональным оформлением жизненной стихии, требует, прежде всего, словесной фиксации, и, следовательно, должна стать предметом критической философской рефлексии в первую очередь. Такая ориентация ставила в центр интересов данного направления вопросы культурного бытования языка, мифа, символа[9,c.92].

II. Понимающая психология Вильгельма Дильтея

Вильгельм Дильтей (1833-1911), немецкий историк культуры и философ, представитель «философии жизни», основоположник понимающей психологии и школы «истории духа» (истории идей) в немецкой истории и культуре, определял жизнь, прежде всего как культурно-исторический феномен. Человек и история – это не нечто разное, а сам человек и есть история, в которой и рассматривается сущность человека. Дильтей резко отделял мир природы от мира истории, выделяя два аспекта понятия «жизнь»: взаимодействие живых существ – это применительно к природе; взаимодействие, существующее между личностями в определенных внешних условиях, постигаемое независимо от изменений места и времени, — это применительно к человеческому миру. Понимание жизни (в единстве двух указанных аспектов) лежит в основе деления наук на два основных класса. Одни из них изучают жизнь природы, другие («науки о духе») – жизнь людей. Дильтей доказывал самостоятельность предмета и метода гуманитарных наук по отношению к естественным.

Согласно Дильтею, постижение жизни, исходя из нее самой, — основная цель философии и других «наук о духе», предметом исследования которых является социальная действительность во всей полноте своих форм и проявлений. Поэтому главная задача гуманитарного познания – постижение целостности и развития индивидуальных проявлений жизни, их ценностной обусловленности. При этом Дильтей подчеркивает: невозможно абстрагироваться от того, что человек суть сознательное существо, а это значит, что при анализе человеческой деятельности нельзя исходить из тех методологических принципов, из которых исходит астроном, наблюдая звезды [2, c.137].

Для постижения жизни мыслитель предлагал использовать метод самонаблюдения и метод понимания («Природу мы объясняем, духовную жизнь мы понимаем»),[2,c.109] как непосредственного постижения целостного переживания по поводу какого-либо объекта и метод самонаблюдения. Трактуя культуру как уже ставшее, как застывшую жизнь, Дильтей начал разрабатывать метод герменевтики, который он определял как искусство понимания фиксированных проявлений жизни.

5 стр., 2101 слов

Эмперические методы в психологии

... Из этой науки вырастает основной метод «наук о духе» - метод понимания. Он считал, что природа эмпирического знания в психологии иная, чем в естественных науках. В. Дильтей противопоставлял метод понимания методу объяснения. Понимание своего внутреннего опыта человек ...

Философ выделяет два вида понимания: понимание собственного внутреннего мира, достигаемое с помощью самонаблюдения; понимание чужого мира – путем вживания, сопереживания, эмпатии. Дильтей рассматривал способность к эмпатии как условие возможности понимания культурно-исторической реальности. Наиболее «сильная форма» постижения жизни, по его мнению, — это поэзия, ибо она «каким то образом связана с переживаемым, или понимаемым событием». Один из способов жизни – интуиция. Важными методами исторической науки Дильтей считает биографию и автобиографию.

Из размышлений о жизни, по его мнению, возникает «жизненный опыт». Отдельные события, порожденные событием наших инстинктов и чувств в нас с окружающим и судьбой вне нас, обобщаются в этом опыте знания. Как человеческая природа остается всегда одной и ой же, так и основные черты жизненного опыта представляют собой нечто, общее всем. При этом Дильтей отмечает, что научное мышление может точно формулировать и обосновывать свои положения. Другое дело – наше знание жизни: оно не может быть проверено, и точные формулы здесь невозможны. [2, 34]

Немецкий философ убежден, что не в мире, а в человеке философия должна искать «внутреннюю связь своих познаний». Жизнь, проживаемую людьми, — вот что, по его мнению, желает понять современный человек. При этом, во-первых, нужно стремиться к тому, чтобы объединить жизненные отношения и основанный на них опыт «в одно стройное целое». Во-вторых, необходимо направить «полный противоречивый образ самой жизни» (жизненность и закономерность, разум и произвол, ясность и загадочность и др.).

В-третьих, исходит из того, что образ жизни «выступает из сменяющихся данных опыта жизни».