Права человека в Китае

Дипломная работа

Идея универсальности человеческих прав, проистекающая из убежденности в их естественном происхождении, была провозглашена в двух важнейших в истории западной цивилизации документах — Декларации независимости Соединенных Штатов Америки и французской Декларации прав человека и гражданина и закреплена Генеральной Ассамблеей ООН во Всеобщей декларации прав человека от 10 декабря 1948 года. Она закладывает основы единого понимания прав человека и позволяет проявлять заботу и беспокойство об их соблюдении во всех странах мира. Права человека в настоящее время стали одной из ключевых научных проблем, которые изучаются с самых широких и разнообразных позиций: с философско-гуманистической точки зрения, в аспекте сущности и явления власти, принципов перестройки правовой системы, проведения экономической и культурной политики, борьбы с экологическими угрозами и преступностью и т. д. На права человека возлагают решение ряда внутренних, международных и глобальных задач. Вместе с тем, права человека в разных частях света реализуются далеко не одинаково. Происходит это, главным образом, вследствие их нарушения в условиях господства антидемократических режимов тоталитарных или авторитарных, коммунистических или фундаменталистских, либо вследствие анархического безвластья.

Существенную роль также играет и то обстоятельство, что во многих странах, позже вступивших на путь модернизации и развития, ценность прав человека осознается лишь постепенно, по мере того, как общество расстается с традиционным прошлым. Быстрее этот процесс проходит в тех частях общества, которые теснее всего связаны с современностью — в городской среде, среди интеллигенции, медленнее — в архаичных структурах. Большое значение имеют разносторонние — культурные, политические, экономические связи со странами Запада. Всеобщность фундаментальных прав человека не дает, однако, оснований полностью игнорировать проистекающее из разного культурного опыта неодинаковое толкование отдельных прав и свобод человека и, особенно, их неодинаковую ценностную иерархию.

Не стоит забывать, что у каждого народа свой взгляд на мир, свое понимание вещей, а различные условия жизни предопределяют различие образов мышления, которые, в свою очередь, оказывают обратное воздействие на жизнь людей. Не только социально-политические и экономические, но и духовно-культурные факторы влияют на общественное развитие, которое затем формирует господствующее мировоззрение и идеалы. Многообразие мира предполагает многообразие форм его отражения. Именно поэтому понимание реализации прав человека в классической западной трактовке не может в полной мере быть осознано (а, соответственно, и воплощено в жизнь) в умах восточных людей. Сопоставление результатов развития Востока и Запада показывает, что противоположность их способов производства сопровождается и дополняется противоположностью мировоззренческих моделей, основанных на различных системах духовно-культурных ценностей: на Западе — общечеловеческие ценности на базе приоритета прав отдельной личности и ее суверенитета; на Востоке — общенациональных цивилизационных ценностей на базе приоритета национально-государственных, общественных, корпоративных интересов перед правами индивида. Именно поэтому Востоку всегда было чуждо понятие прав человека вообще.

13 стр., 6175 слов

Роль государства в обеспечении прав и свобод человека

... те условия и способы жизнедеятельности людей, которые объективно необходимы для обеспечения нормального функционирования индивида, общества, государства. Такие права, как право на жизнь, на достоинство, неприкосновенность личности, свободу совести, мнений, убеждений, автономию личной жизни, право на участие ...

Права человека обнаруживают свое присутствие практически в каждой сфере жизнедеятельности человека. И если в юридической литературе демократических стран Запада права человека, конституционно-правовой статус личности, механизмы и процедуры его защиты довольно подробно исследованы, то правовая регламентация правового статуса личности в странах Востока практически не исследована. Чтобы восполнить пробел, рассмотрим вопросы реализации прав человека с теоретической и практической точек зрения в Китайской народной Республике.

«Различные общества формулируют свою концепцию прав человека на разнообразных культурных идиомах», — пишет в своей книге известный этнограф Асмаром Легессе. И действительно, как утверждает китайский исследователь Чун Шуло, китайский язык даже не испытывал потребности в термине «права», пока не появилась необходимость искусственно ввести его в язык, для перевода западной концепции в конце девятнадцатого столетия, тем не менее замечая, что отсутствие данного термина в языке «не подразумевает, что китайцы никогда не требовали прав или не обладали основными правами человека». Удивление вызывает тот факт, как китайцы могли требовать права, не имея в своем языке даже подобного термина. Поэтому утверждение о том, что они обладали основными правами, кажется полностью неправдоподобным. Имели ли китайцы эти права, пользовались ли ими или могли только «обладать» этими правами?

Чунь Шуло утверждает, что «идея прав человека развивалась в Китае давно», особенно право на восстание, которым «неоднократно пользовались на протяжении всей истории Китая». Но цитаты, которые он приводит из классических текстов, свидетельствуют только о том, что правитель «имеет обязанности перед небесами заботиться об интересах людей». Таким образом, единственным правом, которое ему удалось доказать, является не всеобщее право, а обязанность правителя перед небесами, которая сильно отличается от прав людей в отношении правителя. Аналогично Шао Чуаньлэн утверждает, что «китайская политическая теория санкционировала народные восстания против репрессивных правителей», но он также не в состоянии доказать, что подобная возможность была основана на правах человека. Вместо этого он просто предполагает, что демократия, в очень свободном смысле данного термина, может быть приравнена к правам человека. Например, после выделения элитарного, иерархического и основополагающего характера традиционных китайских социальных отношений и конфуцианской политической и социальной философии Шао Чуаньлэн добавляет, что «в китайской цивилизации также существовали и демократические черты», несомненно относя это к демонстрации существования прав человека.

2 стр., 944 слов

Философия права и личность юриста

... основные направления в изучении философии права и их влияние на формирование личности юриста. Целью работы является изучение основных направлений в философии права и их взаимосвязь с формированием личности юриста. 1. Направления исследования философии права 1.1. Естественно-правовое направление философии права Естественно-правовые ...

Хотя на правителей действительно были возложены тяжелые обязанности и обязательства, тем не менее, это являлось только одной стороной отношений, основанных на праве. Обязательства сами по себе даже не предполагают, не говоря о том, что устанавливают, существование прав для тех, в чьих интересах они должны действовать. Традиционная китайская доктрина почти полностью выражена в перечислении обязанностей правителей, но китайские исследователи относятся к этому только как к «различным подходам к правам человека». Фактически это является альтернативным подходом к проблеме человеческого достоинства; подходом, который не включает в себя права человека. Существует поразительное сходство между традиционными китайскими, африканскими и исламскими ценностями, с одной стороны, и идеями естественного права досовременного Запада, с другой. Например, размышления Фомы Аквинского о тирании являются фактически идентичными с китайской теорией «мандата Неба». В дополнение необходимо отметить, что средневековые понятия о естественном праве не включают в себя концепцию прав человека.

В опубликованной 19 октября 2005 г. «Белой книге» — «Развитие демократии в Китае» говорится, что китайский народ сегодня пользуется всесторонними, реальными и достаточными правами человека. Согласно этому документу, Конституция м законы КНР защищают свободу вероисповедания, слова, печати и собрания граждан, признают и защищают права граждан на имущество, честь, имя, личное достоинство, неприкосновенность личности и жилья. В «Белой книге» подчеркивается, что Конституция и законы КНР гарантируют права граждан на труд, отдых, равенство и одинаковую заработную плату мужчин и женщин, интеллектуальную собственность, социальные гарантии, получение материальной помощи, образование, свободу бракосочетания и развода, а также права на научно-исследовательскую, литературно-художественную и другие формы культурной деятельности. В документе обращается внимание на то, что в Китае разработаны законы, нацеленные на защиту прав человека и интересов представителей «слабых групп», таких как пожилые, женщины, несовершеннолетние, инвалиды и др., и что КНР присоединилась к 21-й Международной Конвенции о правах человека.

В то же время многие международные правозащитные организации, оппозиционно настроенные граждане КНР, проживающие как внутри страны, так и за ее пределами, а также ряд западных правительств подвергают ситуацию с правами человека в Китае серьезной критике. Интересно, что и КНР не оставляет своих критиков без ответа. Так, в марте 2005 г. пресс-канцелярией Госсовета был опубликован доклад «Права человека в США — 2005», в котором обращалось внимание на большое количество жертв преступлений с применением насилия и другие проблемы американского общества.

Внимание властей по вопросам прав человека, которые ранее провозглашались происками буржуазной пропаганды, свидетельствуют о том, что критика не проходит без внимания. Анализ вышеприведенных документов позволяет сделать вывод о том, что, с одной стороны, традиционное стремление «дать отпор», но с другой — реальное желание улучшить правовое положение граждан и приглушить остроту правозащитной проблематики в отношениях с западными демократиями, развитие которых крайне необходимо для продолжения экономических реформ в стране.

11 стр., 5438 слов

Проблема человека в истории философии, её основные аспекты

... есть от того, что данное философское направление выдвигает в качестве высшей ценности. Целью данной работы является изучение проблемы человека в истории философии, её основные аспекты. Исходя из поставленной цели ... наиболее могущественный класс создаёт государство, а также различные формы идеологии (включая религию, право и искусство) для того, чтобы этот класс мог господствовать над другими классами ...

Глава 1. История развития вопроса о правах человека в Китае

В Общей программе Народного политического консультативного совета Китая, провозгласившего в 1949 г. создание Китайской Народной Республики, декларировалось, что граждане КНР пользуются правами: свободы убеждения, слова, собраний, организации обществ, переписки, личности, проживания, передвижения, вероисповедания и демонстраций. В Конституции КНР, принятой в 1954 г. эти права в основном были подтверждены, за исключением права передвижения, которое к тому времени все более ограничивали, и права личности, которые не поддавались точной регламентации. В дальнейшем основные права человека и гражданина также фиксировались конституциями и другими законодательными актами КНР.

В 1955 г. премьер Госсовета Чжоу Эньлай на Бандунгской конференции стран Азии и Африки заявил, что Китай уважает права человека. Конференция приняла декларацию, среди десяти принципов которой был пункт об уважении «основных прав человека». Однако очень скоро в Китае началась массовая политическая кампания борьбы с «правыми», в ходе которой права человека попирались самым жестоким образом. «Культурная революция» подвела под такую практику и теоретическую базу, объявив права человека «предметом роскоши и драпировкой капитализма». Так продолжалось до 1979 г., когда официальное, идеологически обоснованное поношение прав человека почти полностью исчезло. По меньшей мере власти и официальная печать стали призывать к уважению этих прав.

Еще в 1948 г. гоминьдановское правительство подписало принятую 3-ей сессией Генеральной Ассамблеей ООН Всеобщую декларацию прав человека. В 1971 г. КНР была принята в ООН, а с 1981 г. стала членом Комитета ООН по правам человека. Китай подписал ряд документов ООН, осуждавших дискриминацию женщин, расовую дискриминацию, апартеид, использование пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство человека видов обращения и наказания. Однако Пекин надолго затянул присоединение к принятым ООН в 1966 г. Международному пакту о гражданских и политических правах и Международному пакту об экономических, социальных и культурных правах.

Когда в 1988 г. отмечалась 40-я годовщина принятия Всеобщей декларации прав человека, в Китае было опубликовано немало материалов по правам человека. В середине мая 1989 г. премьер Госсовета КНР Ли Пэн заявил: «Мы не считаем свободу, демократию, права человека прерогативой капитализма. Социалистические государства также должны быть свободными, демократическими, где человек пользуется полными правами». Однако спустя несколько дней после этого заявления в Пекине было объявлено чрезвычайное положение, а затем произошла и трагедия на площади Тяньаньмэнь.

После этих событий китайская печать стала предостерегать «небольшую группу людей на Западе» от вмешательства во внутренние дела Китая под предлогом защиты прав человека. Согласно официальной точки зрения, выраженной в «Белой Книге по правам человека в Китая», полное владение правами человека представляется «идеалом, к которому давно стремится человечество». Вместе с тем, «развитие ситуации с правами человека, на которое накладывают ограничения исторические, социальные, экономические и иные условия, представляет собой исторический процесс. Поскольку в разных странах исторический фонд, общественный строй, культурные традиции, экономическое развитие сильно различается, поскольку и понимание прав человека очень часто неодинаково».

7 стр., 3042 слов

Образование в Древнем Китае

... его братья и сестры, но и собственная мать, и все жены покойного родителя. П.2 Школьное воспитание Воспитание главным образом определялось общественным и имущественным положением человека. Первые школы в Китае появились в III тыс. ... достигшая брачного возраста (14-16 лет), не имела право самовольно выйти к гостям, без спросу вступить с ними в разговор, а громкий смех считался верхом неприличия. ...

Ряд китайских исследователей и публицистов в этой ситуации вновь принялись отстаивать тезис о несовместимости «социалистической» и «буржуазной» трактовок прав человека. В 1992 г. печатный орган Пекинского университета опубликовал подборку статей с комментариями официальной позиции. В редакционном примечании, предварявшем эту подборку, отмечалось, что теоретические исследования в данной области, разграничивая марксистское и либеральное понимание прав человека, должны помочь народам мира, и особенно народам развивающихся стран, понять классовую ограниченность и ложность буржуазных толкований и подвигнуть их на борьбу за подлинные права человека в мире. В одной из представленных в подборке статей выделялись две основные идеологические подходы к правам человека: буржуазный, или западный, и марксистский, присущий социалистическим государствам, и два производных: один — зафиксированный в международном праве, в международных договорах и соглашениях, которые являются результатом сотрудничества, борьбы и компромисса западных государств с социалистическими или со странами «третьего мира»; другой — распространенный в странах «третьего мира», где часто смешиваются два основных подхода в сочетании с местной спецификой. Сторонники этой позиции утверждают, что при капитализме ущемляются «коллективные» права человека, т.е. права, которые затрагивают интересы миллионов людей и которые поэтому неизменно выше прав индивидуальных.

Кроме того, причины разного подхода к правам человека усматриваются также в несходстве культурных традиций, господствующих в обществе ценностных представлений. Такие позиции выглядят более убедительными, нежели апелляция к классовому противоборству. Особенно когда они сопровождаются призывами к сближению разных культурных установок путем очищения их от односторонности и к взаимному обогащению. Так, недостатком западных представлений о правах человека, в основе которых лежит идея свободы, считается то, что сама эта идея проистекает из потребностей общества обмена, в который вступают частные собственники товара, и поэтому имманентно несет в себе зародыши постоянного противоборства между людьми. В Китае человек не мыслится вне присущего ему морально-этического долга, вне ориентации на человеколюбие и взаимопомощь. Эти идеи способствовали формированию единства китайской нации, но они же и служат подавлением автономной активности индивида. Объединение позитивного потенциала разных культурных позиций — в интересах всего человечества.

Признание универсального характера прав человека не может служить основанием для пренебрежения культурной спецификой. Ведь даже привычные для одной политической культуры понятия и термины в инородном культурном контексте могут приобретать совсем другой смысл. Само восприятие индивида, его прав и обязанностей, его поведения, определяемое патриархально-родовой структурой или государственной иерархией, в Китае на протяжении тысячелетий было во многом иным, чем на Западе, и нельзя ожидать, чтобы оно полностью трансформировалось в сечение считанных десятилетий. Человек существовал здесь всегда лишь в соотношении и во взаимоотношениях с другими людьми, занимая строго отведенное ему место в обществе.

4 стр., 1866 слов

Философия Древнего Китая. Конфуцианство и даосизм

... и остаётся на правах государственной религии. Философия Древнего Китая не представляет Конфуцианство как цельное учение, некоторые его элементы являются продуктами деспотичного централизованного Китайского государства. Даосизм Философия Древнего Китая ... Де. Именно через силу “У вэй” Дао проявляется в каждом человеке. Эту силу нельзя истолковывать как усилие, а наоборот, как стремление избегать ...

Здесь, очевидно, сказывается куда большая, чем на Западе, привычка неукоснительно следовать общественно установленным нормам и правилам. Отступление от этих норм и правил может восприниматься как «свобода», что далеко не всегда позволительно и во всяком случае заслуживает порицания. Конечно, положение личности в обществе по мере его модернизации постепенно меняется, и молодежь иначе воспринимает свою индивидуальность, чем старшие поколения, но все же до кардинальных изменений в структуре общественных ном и приоритетов еще далеко.

Историко-культурная традиция Китая, как и всего остального мира, на первое место ставит право на жизнь и здоровье. Это право регламентируется Гражданским кодексом, а также законодательством о государственном здравоохранении, спорте, охране окружающей среды, безопасности на транспорте, контроле над качеством продуктов питания, качества лекарств, страховании и т.п. Приоритет этого права неоспорим для всех групп населения, однозначен для Китая и Запада. Однако в трактовке его имеются и некоторая специфика, неадекватное восприятие которой может вести даже к международным спорам.

Как известно, ни на современном Западе, ни тем более в мире нет единого, общепризнанного и фиксируемого правом понимания, что есть жизнь человека, с какого момента ее нужно считать таковой и кто вправе ею безраздельно распоряжаться. Это обнаруживается, с одной стороны, в неодинаковом отношении разных обществ к проблеме абортов, а с другой — в неоднозначном восприятии смертной казни и с недавних пор — также проблем эфтаназии, трансплантации органов и генной инженерии. В различных культурных и религиозных традициях отсчет жизни человека ведется с разной исходной точки: иногда — с момента зачатия, иногда — с момента «одушевления» («шевеления плода»), иногда — с рождения, а то и позже. В зависимости от этого по-разному оцениваются и те временные границы, в которых женщина имеет право прерывать беременность. В современном Китае, с его жесткой политикой ограничения рождаемости, эти границы сильно расширены по сравнению с Западом, что вызывает там, подчас, отрицательный общественный резонанс, — как, впрочем, и вся политика Китая в области демографии.

Если исключить политически активную часть общества, преимущественно интеллигенцию, для которой в ценностной иерархии прав следом за правом на жизнь идут, скорее всего, политические свободы, и если отвлечься от насущно необходимых для всех социальных групп коллективных прав, то дальнейшие китайские приоритеты существенно отличаются от западных. По мнению некоторых китайских юристов, второе по важности право человека в Китае — это «право на имя». Данное право закреплено в Гражданском кодексе КНР. По закону, нельзя принуждать кого-либо взять какое-то имя. Китайской судебной практике известны случаи, когда насильственно навязанное имя аннулировалось. Закон запрещает также брать чье-либо имя без его согласия (т.е. нельзя стать тезкой намеренно).

9 стр., 4214 слов

История философии Древнего Китая

... Века" жизнь людей была лучше, да и страна в целом была более процветающей. Он пришел к этим убеждениям путем длительного изучения и исследования древней китайской литературы. По ... гражданское право, составляющие китайскую классику. Совершенный человек так планирует свое образование, чтобы в него вошли все эти необходимые предметы. Веками классика составляла основу образования в Китае. Современная ...

Необходимо заметить, что право на имя восходит к очень давним традициям. История основных китайских фамилий насчитывает тысячелетия. В древности фамилии передавались по материнской линии. Это было связано с тем, что потомки по материнской линии не имели права вступать в брак. В китайской традиции имя тесно связано с судьбой человека, поэтому к выбору имени подходили с особой скрупулезностью и тщательностью.

С традицией связано и еще одно необычное для европейского человека право — право на собственное изображение, также фиксируемое Гражданским кодексом. Без согласия гражданина нельзя получить любой вид его изображения (фотографию, потрет, скульптуру) и, тем более, делать их достоянием публики — в целях рекламы, в качестве товарных знаков, на обложке книг и журналов или в витринах магазинов. Это не относится, однако, к государственным руководителям, политическим деятелям, дипломатам, ученым, деятелям искусства, спортсменам и другим известным личностям, изображения которых обнародуются в информационных целя, преступников и связанных с преступлением лиц, а также изображениям, публикуемым в целях «воспитания» и «просвещения» (например, жертв транспортных катастроф или нарушителей общественного порядка).

Не касается запрет также участников и зрителей общественных собраний и митингов, натурщиков, фотомоделей и всех тех, кто получает плату за свое изображение. Не запрещены и карикатуры.

Очень важно, с точки зрения как традиционной, так и современной, право на защиту репутации, ограждающее человека от унижений и клеветы. Китайцы вообще всегда очень тонко различали личное достоинство, поддержание которое есть непременный атрибут поведения человека в обществе, и его репутацию, которая больше зависит от внешних обстоятельств. Имевшее для китайца всегда первостепенное значение «сохранение лица» зависело, прежде всего, от него самого, но понятно, что ущерб, нанесенный внешней репутацией, не может не вредить внутреннему самоощущению человека, его достоинству. Отсюда и вытекает столь высокая общественная оценка этого права.

Право на сохранение личной жизни в Китае регламентируется, но не как единое целое, а фрагментарно. Так, в Конституции КНР декларируется неприкосновенность жилища, охраны свободы и тайны переписки. Соответствующие статьи также содержатся и в Гражданском и Уголовном кодексах. Что же касается соединения в тайне всей совокупности личной жизни, то здесь существуют определенные сложности, связанные отчасти с традицией, которая с подозрением относится к попыткам уклониться от социального контроля, а еще более — с утвердившейся в последние десятилетия системой тотального наблюдения над всеми действиями и помыслами человека.

конституционный право демократический религиозный

1.1 Вопрос о правах человека в Китае в период демократизации и реформ

С самого начала реформ вопрос о правах человека был темой, неразрывно связанной с вопросом демократизации политической системы, устранения господствующего при Мао Цзэдуне беззакония и произвола, создания правового общества. Благодаря призывам Дэн Сяопина к раскрепощению мысли (т.е. освобождение от догм Мао Цзэдуна, от установок «культурной революции», от философии классовой борьбы), у многих деятелей культуры (писателей, журналистов) «развязались языки» и они с невиданной доселе открытостью и смелостью характеризовали режим Мао Цзэдуна как открыто феодально-фашистский и требовали проведения кардинальных социально-политических преобразований. До поры до времени, Дэн Сяопин и другие руководители КПК поддерживали эти требования.

8 стр., 3666 слов

Философия древнего Китая

... философских школ Древнего Китая. Позже, на рубеже нашей эры, классификация школ была дополнена еще четырьмя “школами", которые, однако за исключением цзацзя, или “школы ... человека с природой, государством и другими людьми. Подлинный расцвет древней китайской философии приходится именно на период VI-III в. до н.э., который по праву ... Фу-цзы - "учитель Кун" 551-479 гг. до н. э) - древнекитайский философ, ...

В дискуссиях о политической реформе, проходивших в 1980-х гг., когда вольнодумство достигло расцвета, ученые-политологи пытались вскрыть и объяснить причины господства в стране деспотического режима и его пагубного влияния на развитие китайского общества по демократическому пути; для создания гражданского общества, в котором права человека должны соблюдаться и обеспечиваться конституционными нормами. Так, например, один известный политически деятель руководства КПК Чжао Цзыян писал, что проблема модернизации страны напрямую связана с успешным преодолением традиций прошлого. По его мнению, модернизация правовой системы — это основное условие общей модернизации и общего обновления социально-экономической жизни страны. Начать необходимо с модернизации правового сознания. Он подчеркивал, что новое правовое сознание должно иметь в своей основе принцип «тысяча глаз лучше одного». Именно поэтому, подводит автор, необходимо, чтобы весь народ участвовал в управлении страной, а не один человек, не одна партия. Он критиковал принцип «Государство — основа», полагая, что это влечет за собой культ государства и принижение индивида. Самым большим пороком системы он видел в том, что «правительство подменяет собой закон, правит человек, а не закон».

События на площади Тяньаньмэнь весной-летом 1989 г. показали, что общая оценка так называемой социалистической демократии в стране оставляет желать лучшего, политическую систему как не отвечающую современным нормам и стандартам, признание нарушения прав человека следствием отсутствия зрелых представлений о сущности и формах демократии. Военное подавление мирных студенческих выступлений показали грубое нарушение руководства страны в курсе на соблюдение прав человека, о защите которых призывало тогдашнее руководство страны. Власти страны «закрыли глаза» на кровавые события и в Китае началась новая волна «восхваления социалистической демократии». После событий 1989 года на площади Тяньаньмэнь западные страны начали осуществлять политику сдерживания Китая, нарушали китайский суверенитет, вмешивались во внутренние дела страны, используя проблему Гонконга, вопрос о правах человека и проблему Тайваня.

Глава 2. Общая характеристика конституционных прав, свобод и обязанностей граждан КНР

Правовой статус человека в КНР зависит от двух обстоятельств.

Первым из них является то, к какой категории относится данное лицо — к гражданам, иностранцам или лицам без гражданства. Причем иностранцы и апатриды даже формально не приравнены к гражданам в целом в отношении какой-либо части прав и свобод. Конституционное регулирование основ статуса иностранцев содержится, как отмечалось, в гл. 1 «Общие положения», и этот законодательно-технический прием обеспечивает то, что с точки зрения организации текста Конституции правовой статус иностранцев никаким образом не пересекается с правовым статусом граждан.

4 стр., 1992 слов

Социальная политика Китая

... достигло 577 тыс. человек. В 2003 году свыше 3000 инвалидов поступили в высшие учебные заведения. В Китае гарантируется право на трудоустройство и социальное обеспечение инвалидов. Как ... в Китае, и есть ли пенсия в Китае вообще, для большинства населения страны означает выживание нации. Отсутствие системы пенсионного обеспечения и курс по ограничению рождаемости создают социальную напряженность в ...

Вторым важным обстоятельством для определения статуса является то, на какой территории проживает данное лицо, поскольку правовой статус жителей особых административных районов значительно, а особых экономических зон по ряду параметров отличается от общего статуса граждан. Реализация принципа «одно государство — две системы» не могла не сказаться на статусе человека и гражданина. Тем не менее Конституция в частях второй и третьей ст. 33, устанавливая равенство граждан перед законом, указывает, что каждый гражданин пользуется правами, предусмотренными Конституцией и законами, и в то же время должен выполнять предусмотренные Конституцией и законами обязанности.

Конституционное регулирование прав и свобод в КНР отличается рядом особенностей как по сравнению с западными конституциями (что вполне понятно), так и по сравнению с классической социалистической моделью. Можно выявить следующие особенности:

  • в конституционном перечне отсутствует ряд важнейших прав и свобод, в большинстве стран вынесенных на конституционный уровень (право на жизнь, свобода мысли и др.);
  • политические права сформулированы предельно кратко, без традиционных для социалистического государственного права «материальных гарантий», в отличие от наделенных такими «гарантиями» формулировок, скажем, социально-экономических прав (причем особенно подробно урегулировано право на труд);
  • на ряд конституционных формулировок (например, упоминавшейся выше ст. 38 о защите чести и достоинства граждан) наложили свой отпечаток последствия «культурной революции», — периода террора и репрессий, сопровождавшихся публичным унижением многих выдающихся лиц;
  • в Конституции имеются нормы о правовом статусе китайцев, проживающих за границей, и китайцев-репатриантов. Наличие данных норм показывает, какое большое значение придается в КНР связям с китайской диаспорой;
  • в конституционной характеристике права собственности (и наследования) акцент сделан на его общественной функции, что соответствует доминированию коллективистских начал в жизни Китая. Это право также записано не во второй главе, регулирующей статус граждан, а в гл. 1 «Общие положения»;

— для Конституции КНР характерно довольно подробное регулирование обязанностей граждан. Большая часть этих обязанностей носит ярко выраженный социалистический характер и отражает социалистические реалии (например, обязанность трудиться или соблюдать трудовую дисциплину), а обязанность «охранять честь и интересы Родины» наряду с ее безопасностью представляет собой по существу запрет любой оппозиции, ибо носителем чести и интересов является высшая власть Родины.

Необходимо отметить, что в китайской литературе <#»justify»>Основные документы ООНУчастие КНРМеждународная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминацииПрисоединение в 1981 г.Международный пакт о гражданских и политических правахПодписан в 1998 г.Факультативный протокол к Международному пакту о гражданских и политических правахНе подписанВторой Факультативный протокол к Международному пакту о гражданских и политических правахНе подписанМеждународный пакт об экономических, социальных и культурных правахРатифицирован в 2001 г.Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщинРатифицирована в 1980 г.Факультативный протокол к Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщинНе подписанКонвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказанияРатифицирована в 1988 г.Факультативный протокол к Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказанияНе подписанКонвенция о правах ребенкаРатифицирована в 1992 г.Факультативный протокол к Конвенции о правах ребенка, касающийся участия детей в вооруженных конфликтахРатифицирован в 2008 г.Факультативный протокол к Конвенции о правах ребенка, касающийся торговли детьми, детской проституции и детской порнографииРатифицирован в 2002 г.Международная конвенция о защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семейНе подписанаКонвенция о правах инвалидовРатифицирована в 2008 г.Факультативный протокол к Конвенции о правах инвалидовНе подписан

Как видно из таблицы, Китай ратифицировал 9 из 15 основных документов ООН по правам человека. Правительство Китая заявляет о своей приверженности укреплению гарантий прав и свобод, однако серьезные проблемы в этой области, включая жесткие ограничения на реализацию основных свобод, сохраняются и требуют реагирования.

«Готовясь к обсуждению ситуации в Китае, члены ООН не должны забывать о том, что большинству граждан этой страны в такой возможности традиционно отказывается, говорит Софии Ричардсон, директор Хьюман Райтс Вотч по правозащитной деятельности в Азии. — Те кто решит высказаться, должны руководствоваться не соображениями двусторонних интересов или опасением задеть Пекин, а острой необходимостью обращения к неотложным проблемам прав человека».

Хьюман Райтс Вотч отмечает, что разговора по существу не получится, если обойти молчанием Тибет и Синьцзян, сохраняющиеся ограничения свободы СМИ, внесудебные формы ареста и пытки. В своем консультативном меморандуме, подготовленном в рамках неправительственного участия в процессе универсального периодического обзора за сентябрь 2008 г., Хьюман Райтс Вотч продолжает фиксировать массовые нарушения прав человека в Китае, включая жесткие ограничения на реализацию гражданами основных свобод. Последние усугубляются тем обстоятельством, что решающее слово на всех уровнях остается за Компартией Китая, которая по-прежнему выступает в качестве «руководящей и направляющей силы» для правовой системы, включая судебные органы. Такая ситуация в принципе исключает любую критику партии со стороны как отдельных лиц, так и организаций. О неукоснительном следовании этой линии свидетельствуют выносимые каждый год сотни приговоров по делам о «подрывной деятельности» и «сепаратизме».

«Китайские официальные лица любят повторять, что беспроблемных стран не бывает, но в случае с Китаем особую обеспокоенность вызывает то, что там продолжают преследовать людей, которые высказывают критику в связи с этими проблемами, — говорит С.Ричардсон. — Члены ООН не должны удовлетворяться официальной китайской риторикой. Необходимо поставить конкретные вопросы о нарушениях прав и свобод и потребовать принятия оперативных и реальных мер по исправлению ситуации».

Хотя информация о предстоящем рассмотрении ситуации в Совете ООН по правам человека должна, теоретически, широко распространяться в каждой соответствующей стране, а сам механизм универсального периодического обзора предполагает заметное участие гражданского общества, в самом Китае об этом практически ничего не сообщалось.

Китайские власти уже много лет практикуют цензуру информации, которую они считают политически чувствительной. Последний случай связан с речью Барака Обамы на инаугурации, где он критически отзывался о коммунизме и фашизме. Сайты New York Times и ВВС были немедленно блокированы, были затронуты и гонконгские СМИ Ming Pao и Asiaweek.

Хьюман Райтс Вотч настоятельно призвала правительство Китая не отвергать конкретных рекомендаций с разумным графиком в интересах реального исправления ситуации. Международная правозащитная организация приветствовала заявленную Пекином готовность участвовать в обсуждении вопросов прав человека, однако при этом с обеспокоенностью восприняла адресованную правозащитникам и правительствам оговорку о неприемлемости для китайской стороны обсуждения «политических вопросов», таких как тибетский.

«Власти пытаются ограничить обсуждение самых острых проблем сегодняшнего дня, увести их в тень, — говорит С.Ричардсон. — Дискуссию в Совете по правам человека можно будет признать успешной в том случае, если по ее итогам появится дорожная карта того, что именно китайские власти будут делать в течение следующих четырех лет, чтобы искоренить нарушения».

Хьюман Райтс Вотч призвала все работающие в Китае дипмиссии и организации системы ООН оказывать китайским гражданам содействие в интернет-просмотре заседания Совета по правам человека, в том числе путем организации таких просмотров на своей территории.

«Обсуждение Китая — это серьезная проверка для Совета по правам человека, — говорит С.Ричардсон. — Его предшественник — Комиссия ООН по правам человека во многом утратила авторитет как раз из-за привнесения политики в оценку ситуации с правами человека в Китае. На этот раз о политике нужно забыть и ограничиться лишь бесстрастным и бескомпромиссным анализом».

1 Вопрос о соблюдении прав человека в Китае согласно «Всеобщей декларации прав человека»

После принятия «Всеобщей декларации прав человека», Генеральная Ассамблея ООН проголосовала за то, чтобы распространить ее во всем мире, независимо от господствующей политической системы какого-либо государства или территории. Распространять и подробно излагать на всех уровнях, особенно в школах и других учебных заведениях.

Однако китайский репортер Вэй То задался вопросом: а действительно ли руководство КНР в достаточной степени соблюдает все нормы Всеобщей декларации или только делает вид, пытаясь скрыться от назойливых глаз западных правозащитников? Проведя свое собственное расследование, он пришел к выводу, что китайское правительство не только не соблюдает предписания основных документов, а даже грубо их нарушает. Итоги своего расследования были опубликованы в газете «Великая эпоха» от 23 августа 2011 г.

В своей статье автор указывает на одну из основных «болезней» китайского общества — политическую безграмотность и говорит о том, что если посетить любую из более чем 2000 средних и начальных школ Пекина, вы не обнаружите там ни одного учащегося, который бы смог ответить на вопрос: «А знаешь ли ты про Всеобщую декларацию прав человека?», а уж тем более перечислить ее основные статьи. Автор замечает, что это , прежде всего, упущение Министерства образования, поскольку в учебниках даже нет такого понятия.

Далее корреспондент приводит многочисленные примеры грубого нарушения Всеобщей декларации, как например, история слепого активиста-правозащитника Чэн Гуаньчэна, который, по сообщению радиостанции «Голос Америки», был выбран американским журналом «Тайм» в 2006 году одним из «100 лучших людей, которые формируют наш мир». Районный суд в КНР приговорил Чэнь Гуанчэн к 4 годам и 3 месяцам тюремного заключения. После освобождения он и его жена Юань Вэйцин находились под домашним арестом. Юань рассказала: «Меня и мужа пытали дома более двух часов. Нас избивали 20 человек. Около 60 полицейских окружили наш дом». Би-би-си (BBC) сообщило, что жена Чэнь Гуанчэна обвинила правительство в том, что в их доме было установлено оборудование, которое блокирует средства связи и изолирует от внешнего мира. Три смены полицейских патрульных, в каждой смене по 22 человека, осуществляли наблюдение за домом, и их дочери даже не могли ходить в школу.

Автор указывает на нарушение статьи 12, которая гласит: «Никто не имеет права произвольно вмешиваться в личную и семейную жизнь, посягать на неприкосновенность жилища, тайну корреспонденции или на честь и достоинство человека. Каждый человек имеет право на защиту закона от такого вмешательства или таких посягательств».

Или вот, еще один пример: 5 декабря 2008 года художник-диссидент Ай Вэйвэй инициировал расследование погибших школьников во время землетрясения в районе Вэньчуань (провинция Сычуань), произошедшего 12 мая 2008 года. В марте 2010 года он опубликовал в Интернете список имен 5212 школьников, которые погибли под завалами некачественно построенных школ, обрушившихся в результате сильного землетрясения. Ай неоднократно встречался с родителями погибших школьников. В октябре 2009 года в рамках гражданского расследования он обращался в центральные органы провинции Сычуань, городские и окружные правительства, а также более чем в 100 различных фондов и неправительственных учреждений для выяснения истинной причины обвала зданий и гибели школьников и преподавателей. Однако он не добился положительного результата. 3 апреля 2011 года Ай Вэйвэй был арестован сотрудниками пограничного контроля в пекинском аэропорту. 20 мая агентство «Синьхуа» сообщило, что Ай Вэйвэй обвинен в «экономических преступлениях». Но семья Ая опровергла это обвинение. По заявлению управления общественной безопасности Пекина, признавший себя виновным в неуплате налогов Ай Вэйвэй, страдающий хроническими заболеваниями, после 81-го дня необоснованного задержания был выпущен под залог, сообщило агентство «Синьхуа». Но в течение года ему запрещено покидать Пекин (подписка о невыезде), также он не может давать интервью и не имеет доступа в Интернет. Ай Вэйвэй должен заплатить властям около 2 млн. долларов в виде налогов.

Данный пример говорит о нарушении статьи 9 и 10: «Никто не может быть подвергнут произвольному аресту, задержанию или изгнанию». «Каждый человек, для определения своих прав и обязанностей и для установления обоснованности предъявленного ему обвинения, имеет право, на основе полного равенства, на то, чтобы его дело было рассмотрено гласно и с соблюдением правовых норм независимым и беспристрастным судом». Нарушение статьи 13. 1. «Каждый человек имеет право свободно передвигаться. 2. Каждый человек имеет право покидать любую страну, включая свою собственную, и возвращаться в свою страну» — было замечено в следующем событии: по сообщению радио «Свободная Азия», 55-летний Фэн Чжэнху участник демократического движения, активист-правозащитник, был с краткосрочным визитом в Японии. В ноябре 2009 года, когда он возвращался домой в город Шанхай, ему отказали во въезде. Таким образом, он был вынужден жить в течение 92 дней в зале прибытия Токийского аэропорта. Он сделал ещё 7 попыток, чтобы вернуться домой, и каждый раз ему отказывали во въезде, тогда он объявил сидячую забастовку в аэропорту Японии, пока китайские коммунисты не позволили ему вернуться домой. Ему был предложено политическое убежище УВКБ (Управление Верховного комиссара ООН), но он отказался. Фэн не ищет теплого места, он борется за справедливость. Фэн Чжэнху сказал: «У меня есть своя страна, Китай — моя Родина. Я китаец и китайский академик. Я несу определенные обязательства перед моей страной. Правительство Китая нарушило не только всеобщую Декларацию прав человека ООН и международные договоры по правам человека, не позволяя въехать в Китай гражданину Китая, но и Конституцию и законы Китая. Я очень хорошо знаю, что в Китае подвергнусь преследованиям и гонениям, но я все равно хочу вернуться на мою родину».

А вот пример пенсионерки Лю Пин, самовыдвиженки, которая 10 апреля написала на плакате: «Я, Лю Пин, хочу быть кандидатом в ВСНП, я надеюсь, вы проголосуете за меня» и публично выступала на улицах и парках. Сотрудники управления общественной безопасности арестовали ее за «нарушение общественного порядка» за несколько дней до выборов. Лю Пин является правозащитницей, по этой причине ей отказали в праве баллотироваться на выборах <#»justify»>Приложение 1

Религиозное движение «Фалуньгун» в Китае

Религиозное движение «Фалуньгун» в Китае является силой, которая может влиять на политическую власть страны, число членов секты превышает число тибетских и уйгурских сепаратистов вместе взятых, но мы знаем о «Фалуньгун» непростительно мало.

В 1992 году отставной военный Ли Хунчжи создал и возглавил религиозное движение «Фалуньгун». Движение получило название «Общество по изучению Великого закона колеса Дхармы» и быстро проявило признаки тоталитарной секты: ярко выраженную эсхатологическую направленность, обожествление лидера и синкретичность. В качестве основных положений своей религиозной деятельности Ли Хунчжи выдвинул учение о практике самосовершенствования, основанной на трех принципах: Истине, Доброте и Терпении.

За короткий срок движение обрело большую популярность. По некоторым данным, в Китае в нем участвовало до 70 млн человек, а среди китайских эмигрантов в США — до 8 млн. По словам организатора движения Ли Хунчжи, число его приверженцев по всему миру достигает 100 млн человек. В число учеников Фалуньгуна вошли и многие высокопоставленные члены КПК, руководители госучреждений и военные. За несколько лет в стране сформировалась неподконтрольная органам Компартии организация с разветвленной структурой и поддержкой в государственных структурах Китая. КПК получила в лице Фалуньгуна серьезного противника.

В июле 1998 года последователей секты собрали в Пекине многотысячные пикеты около редакции газеты «Цилу Ваньбао» и Пекинского телевидения. Весной 1999 года у стен Тяньцзинского педагогического университета прошла шеститысячная демонстрация, во время которой был избит академик Китайской Академии наук Хэ Цзосю, незадолго до этого написавший разгромную статью о движении. В июле того же года около здания Центрального телевидения произошли массовые беспорядки, после которых власти решили положить конец деятельности секты, включив ее в список запрещенных религиозных организаций.

Сотрудник Государственного музея истории религии, религиовед Александр Зельницкий говорит, что «известия о колоссальных жертвах движения выглядят несколько странно на фоне ситуации в соседнем Тайване, где это движение не запрещено и где никаких инцидентов, связанных с Фалуньгун, не происходит». Скорее всего, выступления против Фалуньгун, организованные в прессе, были спланированы КПК, которая решила избавиться от опасного конкурента. Между тем, самого Ли Хуанчжи в период описываемых событий в Китае не было — он еще в 1993 году переселился в США.

Последняя громкая акция последователей секты состоялась 5 марта 2002 года. Представителям движения каким-то образом удалось перекрыть канал телевещания агентства «Синьхуа» и выступить с обращением к общественности. «Несомненно, что преследования, которым подвергается Фалуньгун в КНР, являются преимущественно политическими. Власти склонны видеть в этом движении угрозу внутриполитической стабильности — говорит Александр Зельницкий — Многие заявления Ли Хунчжи носят ярко выраженный оппозиционный характер. Кроме того, в своих высказываниях он нередко называет представителей власти и правопорядка «слугами дьявола».

В последние годы активность движения Фалуньгун переместилась с территории Китая на Запад. Американские и европейские правозащитные организации собирают свидетельства о преследованиях последователей секты в Китае. Специалист по вопросам прав человека в Китае Джером Кохэн в марте этого года на вопрос о том, какие темы для КПК являются наиболее чувствительными, ответил: «Хотя причины этого и не совсем понятны, но, без сомнения, первое место в этом списке занимает новая организация Фалуньгун». В июле этого года около 60-ти конгрессменов США направили президенту Обаме письмо с требованием использовать любые способы, чтобы предоставить последователям Фалуньгун всестороннюю помощь и поддержку.

Известный американский социолог и футуролог Элвин Тоффлер говорит о том, что в Китай на сегодняшний день очень нестабилен, и в ближайшем будущем к власти в стране может прийти именно религиозный лидер. Тоффлер не исключает варианта, что это может быть лидер секты подобной Фалуньгун.

Удивляет большая популярность движения среди китайцев — 70 млн человек до официального запрета для синкретической тоталитарной секты — это цифры весьма внушительные. Для сравнения, секта Аум Синрикё в период расцвета по официальным данным составляла 40000 членов, а западная секта Свидетели Иеговы — более 7 млн членов по данным на 2008 год. Скорее всего, популярность секты в Китае объясняется тем, что секта быстро стала синонимом диссидентской деятельности. Среди жертв гонений на движение, называемых западными правозащитными организациями, много учителей, госслужащих и бизнесменов и всех тех, кого принято считать интеллектуальной элитой среднего звена.

Пристальный интерес экспертов к движению Фалуньгун объясняется совершенно иными возможностями, которые существуют именно у этого источника нестабильности в Китае: 1) число членов секты превышает число тибетских и уйгурских сепаратистов вместе взятых;

  • деятельность движения Фалуньгун не имеет ярко выраженного этнического характера — секта универсальна для любых наций;
  • возможный масштаб деятельности Фалуньгун не ограничивается обретением независимости отдельно взятого автономного района страны — секта может претендовать на смену власти в общегосударственном масштабе.