Философия Томаса Гоббса

Реферат

Актуальность работы состоит в том, что идеи Томаса Гоббса о человеке и язык, многократно становясь предметом пристального внимания, оказываются источником вдохновения для последующих мыслителей и находят свое продолжение в их трудах.

Проблема человека — одна из самых важных в философии. Особенно актуальна она в переломные периоды развития общества, когда наиболее остро встает вопрос о смысле и цели существования каждого человека. Именно такой переход переживает сегодня отечественная история.

Человек рассматривается Гоббсом в качестве разумного существа, наделенного речью и сознанием. Человек — существо действующее, творящее мир культуры, он подлинный субъект морали и политики. В специальном исследовании “Человеческая природа” он пишет: “Природа человека есть сумма его природных способностей и сил, таких, как способность питаться, двигаться, размножатся, таких, как чувство, разум и т.д. Эти способности мы единодушно называем природными, и они содержаться в определении человека как одаренного разумом животного”

Философия языка— одно из наиболее влиятельных направлений современной западной философии, в центре внимания которого представление о языке как ключе к пониманию мышления и знания. философия языка — это не просто отдельно взятое направление философских исследований (хотя возможны и более узкие определения, отождествляющие философию языка только с аналитической философией), но и особый стиль философского мышления, который связан с преимущественным интересом к вопросам о способах построения теорий и с изучением принципов упорядоченности средств выражения знаний

Один из наиболее важных компонентов всей его философии — учение о языке. Развитая Гоббсом теория языка исходит из того, что человеческая речь представляет собой особую знаковую систему, в задачу которой входит, регистрация и закрепление в памяти мыслей познающего субъекта и. во-вторых, выражение и передача этих мыслей другим людям. Созданное Гоббсом учение о языке включает ряд специфических понятий и терминов. Важнейшие из них — это «метка», «знак» и «имя».

Мною были изучены некоторые отрывки из работ Томаса Гоббса таких, как «Левифиан», «Человеческая природа», кроме того работы, посвященные его жизни, эпохе, в которой жил философ, а также его философии.

Цель реферата: изучить биографию английского философа Томаса Гоббса; его философские учения о человеке, его сущности; философские учения о языке (речи), его сущности и роли.

11 стр., 5337 слов

Философские идеи томаса гоббса

... научными и философскими идеями. 1637 г. застает Гоббса снова в Англии, где постепенно складывается революционная ситуация. Томас Гоббс, простолюдин ... разработку “Основ философии” Гоббс старался завершить первые две части намеченной системы – “О теле” и “О человеке”. Однако работа ... открытом там неким Латимером, любителем и знатоком древних языков. Латимер обратил внимание на одаренного ребенка и стал ...

гоббс философский человек речь

§1. Жизнь, эпоха, биография Томаса Гоббса

Томас Гоббс (англ. Thomas Hobbes) — английский философ-материалист, автор теории общественного договора.

Родился в графстве Глостершир (Малмсбери) 5 апреля 1588 года, в семье не отличавшегося глубокой образованностью, вспыльчивого приходского священника, из-за ссоры с соседним викарием у дверей храма потерявшего работу.

Слава пришла к нему как к автору философских трактатов, однако склонность к философии проявилась, когда ему было далеко за сорок. Гоббс жил в один из самых значительных периодов английской истории. Он учился в школе, когда заканчивалось царствование Елизаветы I, был выпускником университета, наставником и знатоком древних языков в эпоху Якова I, изучал философию в правление Карла I, был знаменит и находился под подозрением при Кромвеле и, наконец, вошел в моду как историк, поэт и почти что непременный атрибут британской жизни в эпоху Реставрации.

Гоббс был воспитан дядей, обладавшим значительным состоянием и стремившимся дать своему племяннику достойное образование. Ребенок пошел в школу в четыре года и с шести лет учил латынь и греческий. В четырнадцать лет, освоив языки настолько, что мог свободно перелагать Еврипида латинским ямбом, был отдан в Модлин-Холл, один из колледжей Оксфордского университета, где спустя пять лет получил степень бакалавра. В 1610 Гоббсу повезло: он получил место воспитателя в семье Уильяма Кавендиша, графа Девонширского. Так началась длившаяся всю его жизнь связь с семейством Кавендишей.

Средств, которые он получал благодаря своему наставничеству, хватало на то, чтобы продолжить академические занятия. Гоббс также имел возможность познакомиться с влиятельными людьми, в его распоряжении находилась первоклассная библиотека, а кроме всего прочего, сопровождая в путешествиях молодого Кавендиша, он смог посетить Францию и Италию, что послужило сильнейшим стимулом его умственного развития. По сути дела, интеллектуальная биография Гоббса, единственный заслуживающий интереса аспект его жизни, может быть поделена на периоды соответственно трем путешествиям по Европе.

Первое путешествие в 1610 вдохновило его на изучение античных авторов, поскольку в Европе аристотелевская философия, в традициях которой он был воспитан, считалась уже устаревшей. Гоббс вернулся в Англию, полный решимости глубже познакомиться с мыслителями античности. В этом его укрепили и беседы с лордом-канцлером Фрэнсисом Бэконом ‘во время чудесных прогулок в Горамбери’. Эти беседы состоялись, по-видимому, между 1621 и 1626, когда Бэкон был уже отправлен в отставку и занимался сочинением трактатов и разнообразными проектами научных исследований. Вероятно, Гоббсу передалось не только бэконовское презрение к аристотелизму, но также убеждение в том, что знание — это сила, а целью науки является улучшение условий человеческой жизни. В автобиографии, написанной по-латыни в 1672, он пишет о занятиях античностью как о счастливейшем периоде своей жизни. Его завершением следует считать перевод Истории Фукидида, опубликованный отчасти для того, чтобы предупредить соотечественников об опасностях демократии, ибо в то время Гоббс, подобно Фукидиду, был на стороне ‘царской’ власти.

В 1628, во время своего второго путешествия в Европу, Гоббс страстно увлекся геометрией, о существовании которой узнал случайно, обнаружив Начала Евклида на столе в библиотеке некоего джентльмена. Биограф Гоббса Джон Обри живописал это открытие: ‘Боже мой, воскликнул он (иногда он божился, когда бывал чем-то увлечен), это невозможно! И он читает доказательство, отсылающее к тезису. Прочитывает тезис. Это отсылает его к следующему тезису, который он также читает. Et sic deinceps (и так далее), и наконец он убеждается в истинности вывода. И влюбляется в геометрию’. Гоббс теперь убежден, что геометрия дает метод, благодаря которому его взгляды на общественное устройство могут быть представлены в виде неопровержимых доказательств. Болезни общества, находящегося на грани гражданской войны, будут излечены, если люди вникнут в обоснование разумного государственного устройства, изложенное в виде ясных и последовательных тезисов, подобных доказательствам геометра.

7 стр., 3198 слов

Право, его роль в жизни общества и государства

... общества, всех лиц, в том числе иностранных граждан и лиц без гражданства; находящихся на территории государства. Волевая природа права - в праве отражается государственная воля господствующих социальных сил и воплощается в нормах права, ... тем, что они имеют одинаковый с Конституцией РФ предмет регулирования и непосредственно развивают и детализируют ее положения. Федеральные законы - принимаются по ...

Третье путешествие Гоббса по континентальной Европе (1634-1636) внесло еще один ингредиент в его систему натуральной и социальной философии. В Париже он становится членом кружка Мерсенна, в который входили Р. Декарт, П. Гассенди и другие представители новой науки и философии, а в 1636 совершает паломничество в Италию к Галилею. К 1637 он готов к разработке собственной философской системы; существует мнение, что сам Галилей предложил Гоббсу распространить принципы новой натурфилософии на сферу человеческой деятельности. Грандиозной идеей Гоббса было обобщение науки механики и геометрическая дедукция человеческого поведения из абстрактных принципов новой науки о движении.

По мнению Гоббса, его оригинальным вкладом в философию была разработанная им оптика, а также теория государства. Краткий трактат о первых принципах (A Short Tract on First Principles) Гоббса представляет собой критику аристотелевской теории ощущения и набросок новой механики. После возвращения в Англию мысли Гоббса вновь обратились к политике — общество накануне гражданской войны бурлило. В 1640 он пустил по рукам, как раз во время знаменитой парламентской сессии, трактат Начала закона, естественного и политического (The Elements of Law, Natural and Politic), в котором доказывал необходимость единой и неделимой власти суверена. Этот трактат был опубликован позднее, в 1650 в двух частях — Человеческая природа (Human Nature, or the Fundamental Elements of Policie) и О теле политическом (De Corpore Politico, or the Elements of Law, Moral and Politic).

Когда парламент выставил требование об отставке графа Страффорда, Гоббс, опасаясь, что его открыто роялистские взгляды могут стать угрозой для жизни, бежал на континент. Характерно, что позднее он гордился тем, что ‘был первым из тех, кто бежал’. Трактат О гражданстве (De cive) появился вскоре после этого, в 1642. Второе издание вышло в 1647, а английский вариант в 1651 под названием Наброски философии государства и общества (Philosophical Rudiments Concerning Government and Society).

Эта книга — вторая по значению в идейном наследии Гоббса после более позднего Левиафана. В ней он пытался окончательно определить надлежащие задачи и границы власти, а также характер отношений церкви и государства.

Гоббс планировал написание философской трилогии, которая бы давала трактовку тела, человека и гражданина. Работа над этим грандиозным проектом постоянно прерывалась из-за событий на политической сцене и в личной жизни Гоббса. Он начал работать над трактатом О теле вскоре после публикации трактата О гражданстве, однако закончил его только после своего возвращения в Англию. Трактат О человеке (De Homine) появился в 1658. Когда молодой принц Карл (будущий Карл II) был вынужден бежать в Париж после поражения в битве при Нейзби, Гоббс отложил свои размышления о физике и начал работать над своим шедевром — трактатом Левиафан, или материя, форма и власть государства церковного и гражданского (Leviathan, or the Matter, Forme, and Power of a Commonwealth, Ecclesiastical and Civil, 1651), в котором лаконично и остро сформулировал свои взгляды на человека и государство (левиафан — морское чудовище, описанное в Книге Иова, 40-41).

13 стр., 6382 слов

Этика жизни или биоэтика

... концепции, развитые в русской религиозной философии, не смогли стать теоретическим основанием для построения биоэтики. Они лишь задавали ведущий вектор отношения человека к миру, к жизни, к ... освящение мирской жизни, потому что новая жизнь, начинающаяся после Воскресения, не может не быть продолжением земной жизни. Идеи православия лежали в основании этических размышлений таких русских философов, ...

Он был приглашен к принцу учителем математики — должность, которую ему пришлось оставить из-за серьезной болезни, которая чуть не свела его в могилу.

Положение Гоббса в Париже стало весьма опасным после смерти в 1648 Мерсенна, его друга и покровителя. Гоббса заподозрили в атеизме и борьбе с католицизмом. Карл I был казнен в 1649, и вплоть до 1653, когда Кромвель стал лордом-протектором, велись непрестанные дискуссии о надлежащей форме правления. Левиафан появился как раз вовремя, а приводившаяся в нем аргументация и нежелание Гоббса находиться в слишком близких отношениях с принцем Карлом позволили ему испросить у Кромвеля разрешения вернуться на родину.

Вернувшись в Англию в конце 1651, Гоббс вскоре вступил в дискуссию с епископом Бремхоллом по вопросу о свободе воли. В результате появилась его работа Вопросы касательно свободы, необходимости и случая (The Questions Concerning Liberty, Necessity, and Chance, 1656).

Затем он оказался замешанным в самом унизительном в его жизни споре, ибо в двадцатой главе трактата О теле, первой части абмициозной трилогии, опубликованной в 1655, Гоббс предложил способ вычисления квадратуры круга. Это было замечено Джоном Валлисом, профессором геометрии, и Сетом Уордом, профессором астрономии. Оба они были пуританами и входили в число основателей Королевского общества в Лондоне, в которое Гоббсу так и не довелось вступить. Профессора были раздражены критикой Гоббсом системы университетского образования и отомстили, указав на его невежество в области математики. Сделать это было нетрудно, поскольку Гоббс начал заниматся геометрией в сорок лет, да и Декарт уже указывал на любительский характер его доказательств. Скандал длился около двадцати лет и зачастую принимал характер личных выпадов с обеих сторон. К этому времени относятся работы Гоббса: Шесть уроков профессорам математики Оксфордского университета (Six Lessons to the Professors of Mathematics in the University of Oxford, 1656); Диалоги о физике, или о природе воздуха (Dialogus Physicus, sive de Natura Aeris, 1661); Господин Гоббс с точки зрения его лояльности, веры, репутации и поведения (Mr. Hobbes Considered in His Loyalty, Religion, Reputation and Manners, 1662) и другие труды полемического характера, направленные против Уоллиса, Р.Бойля и других ученых, объединившихся вокруг Королевского общества.

Однако энергия Гоббса, замечательная для человека его возраста (в семьдесят лет он все еще играл в теннис), не уходила полностью на эти безнадежные споры. В 1658 он опубликовал вторую часть трилогии — трактат О человеке. Затем произошли достойные сожаления события, остановившие поток его публикаций. В период Реставрации, несмотря на то что Гоббс был представлен ко двору, а король весьма ценил его остроумие, он стал жертвой предрассудков и страха, охватившего в то время общество. Искали причину для неудовольствия Бога, выразившегося в ужасной эпидемии чумы и сильнейшем пожаре в Лондоне (в 1664-1665 и 1666), и в парламенте обсуждался билль против атеизма и богохульства. Была создана комиссия, в задачу которой входило изучение на этот предмет Левиафана. Однако вскоре дело было закрыто, по-видимому, после вмешательства Карла II.

12 стр., 5828 слов

Философия человека

... проблем, получивших развитие в более поздние эпохи, вплоть до настоящего времени. Древнеиндийская философия человека представлена прежде всего в одном из древнейших литературных памятников человечества - Ведах. ... нельзя привести к гармонии и порядку искусственным образом; для этого нужно дать свободу и спонтанность развития их прирожденным внутренним качествам. На этом пути возможно и ...

Тем не менее Гоббсу было запрещено публиковать сочинения на актуальные темы, и он занялся историческими изысканиями. В 1668 был закончен труд Бегемот, или Долгий парламент (Behemoth, or the Long Parliament) — история гражданской войны с точки зрения его философии человека и общества; работа была опубликована после смерти мыслителя, не ранее 1692. Прочитав Начала общего права Англии Ф.Бэкона, которые ему послал его друг Джон Обри, Гоббс в возрасте 76 лет написал работу Диалоги между философом и изучающим общее право Англии (Dialogues between a Philosopher and a Student of the Common Laws of England), опубликованную посмертно в 1681.

В возрасте 84 лет философ написал автобиографию в стихотворной форме на латинском языке, а два года спустя за невозможностью лучшего приложения сил сделал переводы Илиады (1675) и затем Одиссеи (1676) Гомера. В 1675 он покинул Лондон, перебравшись в Чатсуорт, а в 1679 узнал о собственной скорой неминуемой смерти. Говорят, что, услышав о своей неизлечимой болезни, Гоббс заметил: ‘Наконец-то я обрету лазейку и выберусь из этого мира’. Он забавлялся тем, что разрешил друзьям заготовить впрок надгробные эпитафии. Более всего ему понравились слова: ‘Вот истинный философский камень’. Умер Гоббс в Хардвик-Холле (графство Дербишир) 4 декабря 1679.

На надгробном камне была сделана надпись, что он был человеком справедливым и хорошо известным своей ученостью на родине и за рубежом. Это соответствует истине, и хотя вокруг его взглядов велись бесконечные шумные споры, никто никогда не подвергал сомнению, что Гоббс был цельной личностью и обладал выдающимся интеллектом и замечательным остроумием.

§2. Учение Томаса Гоббса о мире и человеке

Если попытаться охарактеризовать внутреннюю логику философских исследований Гоббса, то вырисовывается следующая картина.

Английский философ, как и многие другие передовые мыслители той эпохи, не поднявшиеся до понимания действительных, материальных причин общественного развития, пытался объяснить сущность общественной жизни, исходя из принципов «Человеческой природы». В противовес принципу Аристотеля, гласящему, что человек существо общественное, Гоббс доказывает, что человек не общественен по природе. В самом деле, если бы человек любил другого только как человека, почему ему тогда не любить всех одинаково. В обществе мы ищем не друзей, а осуществление собственных своих интересов.

«Чем занимаются все люди, что они считают удовольствием, если не злоречие и высокомерие? Всякий хочет играть первую роль и угнетать других; все притязают на таланты и знания и сколько слушателей в аудитории, столько и докторов. Все стремятся не к общежитию с другими, а к власти над ними и следовательно к войне. Война всех против всех является и сейчас законом для дикарей, и состояние войны до сих пор является естественным законом в отношениях между государствами и между правителями», — пишет Гоббс. По Гоббсу, наш опыт, факты обыденной жизни говорят нам, что существует недоверие между людьми. «Когда человек отправляется в путешествие, человек берет с собой оружие и берет с собой большую компанию; когда он ложится спать, он запирает дверь на замок; оставаясь дома, он запирает свои ящики. Какое же мнение мы имеем о своих согражданах, раз мы разъезжаем вооруженными, раз мы запираем на замок свою дверь, о своих детях и о прислуге, раз мы запираем свои ящики? Разве этими своими действиями мы не обвиняем людей так же, как я их обвиняю своими утверждениями.»

14 стр., 6787 слов

Бытие человека и бытие мира

... проводит различие между божественным и сотворенным бытием, между богом и миром, который сотворен им из ничего и поддерживается божественной волей. Человеку предоставлена возможность свободного ... и ее акциденции (свойства), производные от субстанции, преходящие, изменяемые. С разными модификациями все эти особенности в понимании бытия обнаруживаются в философских системах Ф. Бэкона, Т. Гоббса, ...

Впрочем, добавляет Гоббс, никто из нас не может их обвинять. Желания и страсти людей не являются греховными. И когда люди живут в естественном состоянии, никаких несправедливых актов не может существовать. Понятие добра и зла может иметь место там, где существуют общество и законы; там, где нет установленных, не может быть несправедливости. Справедливость и несправедливость, по словам Гоббса, не суть способности ни души, ни тела. Ибо если бы они были таковыми, человек владел бы ими, даже будучи одиноким в мире, так же как он владеет восприятием и чувствованием. Справедливость и несправедливость суть качества и свойства человека, живущего не в одиночестве, а в обществе. Но что толкает людей к совместной жизни в мире между собой, вопреки их наклонностям, к взаимной борьбе и к взаимному истреблению. Где искать те правила и понятия, на которых базируется человеческое общежитие?

По мнению Гоббса таким правилом становится естественный закон, основанный на разуме, при помощи которого каждый приписывает себе воздержание от всего того, что, по его мнению, может оказаться вредным ему.

Первый основной естественный закон гласит: каждый должен добиваться мира всеми средствами, имеющимися в его распоряжении, а если он не может получить мира, он может искать и использовать все средства и преимущества войны.

Из этого закона вытекает непосредственно второй закон: каждый должен быть готов отказаться от своего права на все, когда другие этого тоже желают, поскольку он считает этот отказ необходимым для мира и самозащиты. Помимо отказа от своих прав может быть еще перенос этих прав. Когда двое или несколько человек переносят друг на друга эти права, это называется договором.

Третий естественный закон гласит, что люди должны придерживаться собственных договоров. В этом законе находится функция справедливости. Только с переносом прав начинается общежитие и функционирование собственности, и только тогда возможна несправедливость при нарушении договоров.

Чрезвычайно интересно, что Гоббс выводит из этих основных законов закон христианской морали: «Не делай другому того, чего не хочешь, чтобы сделали тебе». По Гоббсу естественные законы, будучи правилами нашего разума, вечны. Название «закон» для них не совсем подходит, однако поскольку они рассматриваются как веление бога, они есть «законы».

Человек рассматривается Гоббсом в качестве разумного существа, наделенного речью и сознанием. Человек — существо действующее, творящее мир культуры, он подлинный субъект морали и политики. В специальном исследовании “Человеческая природа” он пишет: “Природа человека есть сумма его природных способностей и сил, таких, как способность питаться, двигаться, размножатся, таких, как чувство, разум и т.д. Эти способности мы единодушно называем природными, и они содержаться в определении человека как одаренного разумом животного”(Там же. Т. 1. С. 510 — 511).

3 стр., 1320 слов

Отражение в языке как в зеркале культуры изменений в образе жизни ...

... язык является зеркалом культуры и отражением традиций народа. В своём труде “Война и мир языков и культур” Светлана Григорьевна даёт определения языку: «умелый и опытный мастер», «инженер человеческих душ». Человек ... средством общения людей, язык тесно связан с жизнью общества. Изменения в общественной жизни находят отражение в языке. Наиболее чуток в этом отношении словарный состав языка. Уход из ...

Гоббс постоянно говорит об эгоистической природе человека, хотя периодически оговаривается, что люди “не являются дурными от природы”(Там же. Т. 1. С. 280).

Основу человеческой жизни образует сложная игра человеческих интересов. Гоббс пишет в ХI главе “Левиафана”, что люди “отступают от обычая, когда этого требуют их интересы, и действуют вопреки разуму, когда он против них. Вот чем объясняется, что учения о праве и несправедливости постоянно оспариваются как пером, так и мечом, между тем как учения о линиях и фигурах не подлежат спору, ибо истина об этих последних не задевает интересов людей, не сталкиваясь ни с их честолюбием, ни с их выгодой или вожделениями. Поэтому в центр исследования должны быть выдвинуты интересы и сущность человека.

Деятельность человека невозможна без осознания им своей свободы. Теоцентрическое мировоззрение “отцов церкви” использовало понятие свободы воли для объяснения чисто спонтанных свойств человеческого духа. Свобода воли в подавляющем большинстве вела людей к греховным поступкам, она выступала оправданием индетерминистских поступков человека. Потому Гоббс противопоставляет понятию свободы воли понятие свободы, формулирует важную для философии идею определенного единства свободы и необходимости. Впоследствии за ним последовал в этом вопросе и Спиноза. “Свобода и необходимость совместимы”, — заявляет Гоббс. Подобно тому, как тело полагает протяженность, так и свобода не существует без необходимости. Понятие свободы является дополнением понятия необходимости. Вода течет спокойно, но по руслу реки, необходимо связано с руслом. И в человеческих действиях имеется совмещение свободы с необходимостью. Но характер человеческой свободы находится в прямой зависимости от сочетания свободы с определенной необходимостью. В этом можно убедиться, рассмотрев социально-политическое учение Гоббса, являющееся итогом его философской доктрины.

Социально-политическая концепция Гоббса основывается на рассмотрении социальной жизни с индивидуалистских позиций. Гоббс вслед за Макиавелли рассматривает общество как неизбежное зло, как нечто производное от интересов человека. Здесь человеческая природа, в силу своей эгоистичности, оказывается антисоциальной, враждебной обществу. Номиналистическая позиция Гоббса предполагала рассмотрение индивидуального как основного, первичного, а общественно-государственного как производного, вторичного. Обращение людей к общественным делам зависит от удовлетворения частных интересов индивида. Но “природа создала людей равными в отношении физических и умственных способностей…, разница между ними не настолько велика, чтобы один человек, основываясь на ней, мог претендовать на какое-нибудь благо для себя, а другой не мог бы претендовать на него с таким же правом”(Там же. Т. 2. С. 93).

6 стр., 2925 слов

Английская философия XVII-XVIII века. Т. Гоббс, Дж. Локк, Д. Юм

... 17 - 18 веков [Электронный ресурс] // Studopedia: URL: http://studopedia.ru/12_35421_angliyskiy-empirizm----vekov.html (дата обращения: 14.12.2016). Английская философия ... языка, как связь знаков, Гоббс пытается решать проблему обобщенного достоверного знания в науке, выступая как сторонник и продолжатель средневекового номинализма. "Для Гоббса мыслительная познавательная деятельность человека ...

Равенство способностей порождает равенство надежд на достижение своих целей. Это равенство порождает взаимное недоверие. Стремясь к достижению своих целей люди “стараются погубить или покорить друг друга”. Следствием взаимного недоверия является война. “ Мы находим в природе человека три основные причины войны: во-первых, соперничество; во-вторых, недоверие; в-третьих, жажду славы.

Первая причина заставляет людей нападать друг на друга в целях наживы, вторая — в целях собственной безопасности , а третья — из соображений чести”(Там же. С. 94).

Такое состояние Гоббс определяет как “состояние войны всех против всех”, как “естественное состояние”, которое характеризуется отсутствием всякой государственной организации. “Естественное состояние” Гоббса — это не первобытное общество. Это понятие представляет собой рационалистическую абстракцию, выявляющую особенности человеческой природы в “чистом виде”. В этом состоянии нет морали и человек предается своим страстям и желаниям. “В естественном состоянии каждый человек имеет право на все…, даже на жизнь всякого другого человека”(Там же. С. 99).

Это не что иное как ничем не ограниченная свобода в удовлетворении своих потребностей. Но такая свобода иллюзорна, ибо она не связана с необходимостью, не ограничена им. Эта свобода порождает ситуацию, выраженную в афоризме “Человек человеку волк”. И это грозит человеку самоистребление. Отсюда Гоббсом выводится жизненная необходимость смены естественного состояния государственным, общественным, необходимость достижения мира путем ограничения естественных прав всех и каждого. Такое самоограничение достигается путем заключением общественного договора об учреждении суверенной и обязательной для всех государственной власти. Этот договор мыслится Гоббсом не как единовременный акт, а как процесс осознания людьми невыносимости своего догосударственного состояния.

§3. Учение Гоббса о языке, познании и мышлении

Речь, с точки зрения английского философа, возникает как результат промысла Божьего. Именно Господь, согласно воззрениям Гоббса, был “первым творцом речи”. Именно он научил Адама различным словам и дал ему знание о том, что какое слово обозначает. В силу этого обстоятельства речь несет на себе отпечаток сакрального, что заставляет соответственно относится к языку, которым владеет тот или иной народ. Господь наделил Адама, всех людей, произошедших от него и Евы, также способностью самому изобретать слова, соединять их так, чтобы они были понятны как тому, кто их произносит, так и тому, кто их слышит. В подтверждение своей мысли Гоббс ссылается на Священное писание, где ничего не говорится о том, что Адам знал название всех фигур, цветов, звуков, отношений и т.д. Говоря другими словами, Гоббс стоит на точке зрения признания двойственной природы языка, который возникает в соответствии с Божественной волей и в процессе человеческой практики.

Гоббс считает, что основная функция языка состоит в том, чтобы перевести нашу мысленную речь в словесную и тем самым обеспечить установление связи, понимания между индивидами, которые до изобретения речи общались друг с другом с помощью знаков или отдельных звуков. Таким образом, главная функция языка, по Гоббсу, объединительно-коммуникативная. Там, где нет языка, там невозможно существование человеческого сообщества. Нетрудно заметить, что она совпадет с теми представлениями о роли языка, которые высказываются современными исследователями, считающими, что его функции отнюдь не ограничиваются только передачей информации от индивида к индивиду.

10 стр., 4905 слов

«Нянькин» язык – речь взрослых, разговаривающих с детьми

... и творчества при усвоении языка, он блестяще продемонстрировал, как нерасторжимо слито одно и другое, показал, как велика речевая одаренность ребенка, способного на основании анализа речи взрослых ... называемого «отрицательного языкового материала». Он утверждал, что деятельность человека, усваивающего язык на основании определенного языкового материала, сродни деятельности ученого-лингвиста, ...

Специальные способы употребления речи заключаются в следующем:

регистрация путем размышления как причину вещи, настоящей или прошлой, приобретение технических знаний.

передача приобретенных знаний, советы или учение друг друга жизни.

информирование других о наших желаниях и намерениях для взаимопомощи

развлечение самих себя и других игрой слов для невинного удовольствия или украшения

Но по Гоббсу у речи есть и злоупотребления:

неправильная регистрация своих мыслей из-за неустойчивого значения употребляемых ими слов.

метафорическое употребление слов, т. е. в ином смысле, чем тот, для которого они предназначены, что вызывает обман для других.

объявление словами, как своей воли то, что ею не является.

употребление слов с целью причинения боли друг другу.

Многие современные философы подчеркивают значение выдвинутой Гоббсом концепции языка, в которой механистическая теория происхождения речи была соединена с номинализмом в трактовке смысла общих терминов. Гоббс критиковал схоластическое учение о сущностях, показывая, что это и другие подобные учения возникают вследствие неверного употребления различных классов терминов. Имена могут быть именами тел, именами свойств или именами самих имен. Если использовать имена одного типа вместо имен другого типа, мы приходим к абсурдным утверждениям. Например, ‘универсалия’ — имя для обозначения класса имен, а не сущностей, якобы называемых этими именами; такие имена называются ‘универсалиями’ в силу своего употребления, а не потому, что обозначают особый класс предметов. Тем самым Гоббс предвосхитил идеи многих философов 20 в., проповедовавших идеалы ясности и использовавших теорию языка для критики метафизических учений, населивших мир ‘ненужными’ сущностями. Гоббс также настаивал на том, что язык имеет существенное значение для рассуждения, а также что именно способность к рассуждению (в смысле принятия определений и выведения заключений с помощью общих терминов) отличает человека от животных.

Гоббс весьма подробно описывает процесс возникновения понятий, закрепления за ними того или иного содержания. С его точки зрения сначала на уровне чисто чувственного представления возникает метка как прообраз будущего названия предмета или объекта. Она имеет значение для отдельного человека или ограниченного круга людей, находящихся в непосредственном контакте. Если возникает необходимость передачи информации другим индивидам, не связанным непосредственными отношениями, то эту роль выполняет знак. Последний отличается от метки большей степенью общности. С его помощью, как считает Гоббс, может происходить идентификация не одного, а целого ряда предметов. Итогом развития формирования словесного образа предмета выступает имя. Имя всегда облечено в вербальную (словесную) форму. Именно имена, а не метки и знаки, будучи соединены в предложения, позволяют адекватно выразить человеческую мысль. Они же являются основой для коммуникационного взаимодействия индивидов. Между именем и природой вещи нет тесной связи, ибо, как пишет Гоббс, “как же тогда объяснить, тот факт, что языки различны, хотя природа вещей повсюду одна и та же”. Постулируя этот тезис, Гоббс опровергает идущее со времен античности представление о том, что имя вещи выражает ее суть, и утверждает, что базовая конструкция языка устанавливается человеком произвольно, по его собственному разумению и хотению. Отсюда следует вывод о том, что все языки искусственны, или, говоря другими словами, они есть не что иное, как продукт культурно-творческой деятельности людей.

Без слов, по мнению Гоббса, нет возможности познания чисел, тем более величин, скоростей, сил и других вещей, познание которых необходимо для существования и благоденствия человеческого рода.

Истина и ложь являются атрибутами речи, а не вещей. «Там, где нет речи, нет ни истины, ни лжи», -подчеркивает Гоббс. Ошибка может быть тогда, когда мы ждем того, чего не будет, или предполагаем то, чего не было, но в этом случае человек никак не может быть виновен во лжи.

Истина состоит в правильной расстановке имен в наших утверждениях, и поэтому, человек, который ищет точной истины, должен помнить, что обозначает каждое употребляемое им имя, и соответственно этому поместить его; в противном случае он попадет «в ловушку слов, как птица в силок, и, чем больше усилий употребит, чтобы вырваться, тем больше запутается». Отсюда следует и другое положение: человеку, стремящемуся к истинному познанию, необходимо проверять определения и положения авторов, чьи книги они читают. Люди, доверяющие книгам, проводят время в порхании по ним. «Этих людей, -считает Гоббс,- можно уподобить птицам, влетевшим через дымовую трубу и видящим себя запертыми в комнате; они порхают, привлекаемые обманчивым светом оконного стекла, но у них не хватает ума сообразить, каким путем они влетели». В силу этого люди, черпающие свои знания не из собственного размышления, а из книг, доверяясь их авторитету, настолько ниже необразованных людей, насколько люди, обладающие истинным познанием, выше их. Ибо незнание составляет середину между истинным знанием и ложными доктринами.

Естественное ощущение и представление не подчиняются глупости. Природа не может ошибаться, и по мере накопления богатства языка люди становятся мудрее или глупее среднего уровня. Точно так же без письменности никто не может стать необычайно мудрым или (если только его память не парализована болезнью или плохим устройством органов) необычайно глупым. Ибо для мудрых людей слова суть лишь марки (counters), которыми они пользуются для счета, для глупцов же они полноценные монеты, освященные авторитетом какого-нибудь Аристотеля, или Цицерона, или Фомы, или какого-либо другого ученого мужа.

Гоббс чрезвычайно высоко оценивает роль языка в жизни человеческого общества. Он пишет: “Без способности речи у людей не было бы ни государства, ни общества, ни договора, ни мира, так же как этого нет у львов, медведей и волков”. В то же время Гоббс отмечает, что, благодаря наличию языка, распространяются не только истинные, но и ложные знания, всякого рода предубеждения и мифы. Точно найденное слово позволяет тем, кто владеет искусством речи, манипулировать мнениями и поведением других.

Речь, с его точки зрения, иногда рождает слепое доверие схоластам и мнимым пророкам даже в том случае, если их слова лишены всяческого смысла. Опасность представляет и широко распространенное заблуждение о том, что постичь сущность вещи можно, определив ее вербально. Говорит Гоббс и о других негативных моментах, связанных с обладанием человеком речью. Не трудно заметить, что его рассуждения продолжают линию, намеченную Френсисом Бэконом, который много писал об “идолах рынка”, “идолах пещеры” и так далее, понимая под последними те искажения, которые возникают в процессе познания при переводе мысли в вербальную форму.

Начало познания философ видел в чувственном опыте, в ощущениях, первоисточник которых находится в материальном мире. Гоббс полагал, что из простых ощущений, вызванных внешним воздействием, как движением атомов в мозгу, возникают остальные психические процессы.

«Если мы познаем принципы вещей только благодаря явлениям, — писал Гоббс, — то, в конце концов, принципом познания этих принципов является ощущение, и из последнего мы черпаем всякое знание».

Человек — это тело в ряду бесчисленного множества природных тел. Его движения — это реальность. Сознание — параллельно возникающие проявления этих движений. Ощущения — это проявление движений в человеческих органах чувств, которые возникают под влиянием внешних предметов. «Причиной ощущения является внешнее тело (объект), который давит на соответствующий каждому ощущению орган непосредственно (как при вкусе и осязании) или опосредованно (как при зрении, слухе, обонянии).

Это давление, продолженное внутрь посредством нервов до мозга и сердца, вызывает здесь сопротивление или обратное давление или усилие сердца освободиться. Так как это усилие направлено вовне, то оно кажется нам чем-то находящимся снаружи. И это кажущееся или этот призрак люди называют ощущением».

Удовольствие — это проявление движения в сердце.

Как именно телесные движения порождают сознание, Гоббс объяснить не может и даже восклицает: «…самое удивительное обстоятельство — то, что нечто вообще может стать явлением, феноменом сознания».

Так как человек, по Гоббсу, — существо телесное, то самостоятельной духовной субстанции для Гоббса не существует: ведь она не имеет ни протяженности, ни фигуры. По вопросу о «душе» он считает наиболее вероятной гипотезу о материальности мыслящей субстанции, духовное он сводил к неким тонким телесным движениям.

Гоббс, стоя на метафизических позициях, не сумел выяснить кардинальных вопросов о происхождении ощущений, а также о возникновении понятий, идей из ощущений. Понимая под словом «идея» отражение материальной действительности в сознании человека, Гоббс отрицал, например, идею ангела, как образ вымышленный, не отражающий дей-ствительности. «Когда… я мыслю ангела, — говорил Гоббс, — то моему воображению представляется то образ пламени, то образ красивого мальчика с крыльями, — образы, о которых я определенно знаю, что они не соответствуют никакому ангелу и не представляют, поэтому собой также и идеи ангела».

Согласно взглядам философа, человек восстанавливает какое-либо явление в собственной памяти благодаря особому признаку — «метке»; напоминая о нем другим посредством «знака». Единством «метки» и «знака» является «слово» («имя» nomina — откуда произошел сам термин номинализм), которое Гоббс сводил к своему рода символу, устанавливаемому людьми по взаимному соглашению. Для Гоббса понятия — только «имена имен», «знаки зна-ков». Слова, становящиеся знаками в силу взаимного соглашения, стимулируют обмен мыслями и делают более интенсивным общение людей между собой.

Гоббс прочно усвоил необходимость аналитического, или разъединительного, метода в научно-философском мышлении, ибо только он дает возможность правильно разлагать чувственные восприятия и получать в результате такого разложения наиболее убедительные принципы как последние элементы природы, позволяющие объяснять максимальное количество ее явлений. В сочинении «О теле» автор подчеркнул, что для научного познания человека необходимо использовать аналитический метод, при помощи которого только и можно выявить понятия, обладающие подлинной общностью. Однако соотнесенность аналитического и синтетического методов Гоббсу последовательно провести не удалось.

Гоббс, в принципе наделяет психикой и животных. Однако философ не раз подчеркивает, что человек отличается от животного фактом речи, словесных знаков. Человеческую речь, выраженную в конкретных словах языка Гоббс трактовал как сложную разновидность опыта.

Совершенствование познания невозможно без стремления к выработке все более точного и гибкого научного языка. И это очень не простая задача, подчеркнул философ в 8-м параграфе III главы сочинения «О теле»: «…язык, что паутина: слабые… умы цепляются за слова и запутываются в них, а сильные легко сквозь них прорываются».

В новых условиях становления знания Гоббс развил позицию номиналистов, связывавших понятийное мышление с деятельностью человеческого ума, кото-рая приобретала конкретную осязаемость в речи, в языке.

Гоббс фактически сводил мышление к языку. Если ощущения образуют непосредственный опыт человека (в принципе он присущ и животному), то речевая деятельность людей формирует более высокий уровень мыслительного опыта (до которого животный мир уже не поднимается).

Большая заслуга Гоббса в этом контексте состояла в том, что он развил знаковую концепцию языка.

Сам речевой опыт как бы распадается у Гоббса на два уровня. Первый из них в сущности психологический. Бесчисленное множество образов-мыслей, возникающих у каждого человека как прямое следствие воздействия на него внешних факторов, бесследно исчезло бы из его сознания, если бы не было закреплено в самых различных словах, которые как бы переводят внутреннюю речь в речь внешнюю. И уже здесь слова становятся знаками для различных вещей.

В принципе знаком можно считать любое предшествовавшее ему или последовавшее за ним событие, если события представляются мыслящему субъекту так или иначе связанными. Например, туча может служить знаком предстоящего дождя, как и сам дождь — знаком, возможно, не видимой человеком тучи. Слова же в качестве знаков вещей первоначально наполнены индивидуально-психологическим содержанием, и на этом уровне они весьма субъективны. Такого рода слова-знаки Гоббс обычно называет метками (nota) разнообразных вещей. Но слова не могут застыть на этом уровне, поскольку изолированная индивидуальная жизнь какое-то продолжительное время в принципе невозможна. Человеческое же общение наполняет слова-метки более глубоким, логическим содержанием. Поэтому они и становятся знаками в собственном смысле слова (signum).

Составной частью психологических взглядов Гоббса является учение о способностях.«…Нет другой способности ума, вложенной природой в человека таким образом, чтобы для ее применения требовалось лишь одно, а именно родиться человеком и жить, пользуясь своими пятью чувствами. Те другие способности, которые кажутся присущими лишь человеку, приобретены и умножены изучением и трудолюбием, а у большинства ученых людей — просвещением и дисциплиной…».

Но если все люди имеют одинаковые способности, возникает вопрос о причинах, порождающих ежедневно наблюдаемые различия в способностях и талантах. Различия между людьми в отношении ума складываются прижизненно или в неорганизованной житейской практике без какого-либо метода и культуры обучения (природный ум, по терминологии Гоббса), или формируются путем систематического обучения наукам (благоприобретенный ум, по Гоббсу).

По мысли Гоббса, если бы люди были поставлены в одинаковые условия, они приобрели бы одинаковый ум. Однако в уме есть один компонент, по которому люди существенно отличаются друг от друга, собственно, даже и не умственный компонент, но неразрывно связанный с ним — некоторая активность, инициативность или, наоборот, пассивность, индифферентность. «Причины различий ума кроются в страстях, ибо мысли играют по отношению к желаниям роль разведчиков и лазутчиков, ищущих путей к желанным вещам».

Заключение

Изучив жизнь, философию, учения Томаса Гоббса, я сделала следующие выводы:

Человек не общественен по природе. Он хочет играть первую роль и угнетать других. Все стремятся не к общежитию с другими, а к власти над ними и следовательно к войне.

Справедливость и несправедливость суть качества и свойства человека, живущего не в одиночестве, а в обществе.

Только с переносом прав начинается общежитие и функционирование собственности, и только тогда возможна несправедливость при нарушении договоров

  • Природа создала людей равными в отношении физических и умственных способностей. Деятельность человека невозможна без осознания им своей свободы.

Люди эгоистичны по своей сущности. И человеческая природа, в силу своей эгоистичности, оказывается антисоциальной, враждебной обществу. Стремясь к достижению своих целей люди “стараются погубить или покорить друг друга

Основная функция языка — объединительно-коммуникативная — состоит в том, чтобы перевести нашу мысленную речь в словесную и тем самым обеспечить установление связи, понимания между индивидами

Язык имеет существенное значение для рассуждения, а также что именно способность к рассуждению (в смысле принятия определений и выведения заключений с помощью общих терминов) отличает человека от животных

Без слов нет возможности познания вещей, познание которых необходимо для существования и благоденствия человеческого рода. Точно найденное слово позволяет тем, кто владеет искусством речи, манипулировать мнениями и поведением других. По мере накопления богатства языка люди становятся мудрее или глупее среднего уровня. Без способности речи у людей не было бы ни государства, ни общества, ни договора, ни мира, как этого нет у животных

Список использованной литературы

[Электронный ресурс]//URL: https://psychoexpert.ru/referat/filosofiya-tomasa-gobbsa/

1. Гоббс Томас. Левифиан. — М.: Мысль, 2001. — 480с.

2. Гоббс Томас. Сочинения в 2 т. Т.1. — М.: Мысль, 1989.- 622с.

3. Гобсс Томас // Википедия свободная энциклопедия // URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%97%D0%B0%D0%B3%D0%BB%D0%B0%D0%B2%D0%BD%D0%B0%D1%8F_%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D1%86%D0%B0

4. Учения Гоббса // Сочинения и Рефераты // URL: http://www.auportal.ru

5. Гоббс Томас // Теория и история культуры в персоналиях // URL: