Власть и социальные нормы в первобытных обществах

Люди с древнейших пор вступали в различные виды отношений друг с другом. По мере развития цивилизаций стали появляться законы, преобразованные из обычаев, сакральных предписаний, мифов для регулирования этих самых отношений. В дальнейшем усложняются и отношения, и это, в свою очередь, требует создания уже специального сложного законодательства, которое бы могло своими правовыми актами упорядочить и обеспечить законность общественных отношений.

Род (первобытная родовая община) представлял собой первичную ячейку организации первобытно-общинного строя, объединенную кровными узами, совместным коллективным трудом, общей собственностью на орудия труда и продукты производства, равенством социального положения, единством интересов и сплоченностью членов рода.

Данная курсовая работа актуальна в силу того, что для понимания современной власти и социальных норм необходимо проследить зарождение института власти и специфику становления социальных норм, истоки которых отсылают нас к заре человеческой цивилизации, к эпохе первобытного общества.

Кроме того, хочу отметить, что интерес к изучению первобытного общества будет всегда актуальным, так как первобытное общество представляло собою исключительно сложное явление, в его недрах возникали истоки всех последующих материальных и духовных достижений человечества.

Целью данной работы будет являться описание и раскрытие сущности власти, а также социальных норм в первобытном обществе.

Для достижения этой цели в работе решаются следующие промежуточные задачи:

1. Раскрыть сущности власти и социальной организации в первобытном обществе.

2. Дать характеристику социальным нормам поведения в первобытном обществе.

Представленная работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованных источников и литературы.

Что касается историографии по данной теме, то нужно отметить, наука о первобытном обществе возникла во второй половине XIX в., хотя попытки проникнуть в отдаленное прошлое человека делались еще в эпоху античной Греции и Древнего Рима. Мыслители этого периода познание окружающего мира вообще и архаичной эпохи человеческого общества, в частности, осуществляли в рамках единой тогда универсальной науки — философии. Например, греческий философ Демокрит (V в. до н.э.) говорил, что люди выделились из царства животных. Необходимость добывать себе пищу, укрываться от непогоды заставляла людей совершенствовать способы борьбы с природой за свое выживание. Демокрит восстанавливал картину первобытного состояния людей на основе анализа жизни современных ему варварских племен. Так древние греки, а затем и римляне называли всех чужеземцев, говоривших на непонятном языке. Величайший римский философ Лукреции Кар (I в. до н.э.) в своем произведении «О природе вещей» подвергает критике мифы и легенды о «божественной природе вещей» и утверждает, что от каменных орудий труда человек перешел к медным и бронзовым, а затем — к железным. В античную эпоху шло накопление конкретных этнографических знаний. Большой ценности материал содержится в грудах древних авторов (Геродота, Страбона, Цезаря, Тацита и др.).

5 стр., 2287 слов

Социальное воспитание и поддержка в первобытном обществе

... всего общества. 3. Средства социального воспитания, возникшие в первобытном обществе, использующиеся нами сегодня Представить процесс воспитания в первобытном обществе достаточно сложно из-за отсутствия значительных письменных свидетельств о нем. Картину детства человеческой цивилизации, зарождения ...

Их, живших в условиях рабовладельческого общества, поражало отсутствие частной собственности у ряда «варварских» народов, народовластие, мягкое обращение с рабами, определение родства по женской линии, употребление скудной пищи и одежды. Древние авторы передали и другие важные зарисовки обычаев, быта и общественной жизни варварских племен.

В эпоху средневековья, несмотря на то, что наука была поставлена на службу богословию, постепенно накапливались рациональные этнографические знания об обитателях Земли. Полезные сведения мы находим в китайских и европейских хрониках, в сообщениях среднеазиатских путешественников IX-XV вв. Большое значение имеют данные арабского географа и путешественника X в. Ибн-Фадлана, который посетил Восточную Африку, Индию, Китай, Яву, Ирак, Сирию, Восточную Европу. И для современных исследователей исключительную ценность представляют оставленные Ибн-Фадланом описания общественно-политической жизни государств Кавказа, Крыма, Хазарского и Булгарского царств.

Важные сведения содержатся в древнеславянской «Повести временных лет» (начало XII в.), где дается конкретное описание народов, живших на восточно-европейской равнине.

С конца XV в. начинается эпоха географических открытий, являющихся новым этапом в накоплении фактического материала о жизни людей на Земле. Кругосветные путешествия, проникновение европейцев в глубь материков дали обширный материал о первобытном состоянии обитателей островов Тихого океана, Америки, Африки, Австралии и др.

С накоплением этнографического материала в новое время появляются первые работы, в которых воссоздается картина жизни людей в прошлом. Среди прогрессивных западно-европейских ученых первой половины XVIII в. следует назвать Ж.Лафито, написавшего работу «Обычаи американских дикарей в сравнении с обычаями древних времен» (1724 г.).

Лафито, используя доступный ему конкретно-исторический материал, дал научную характеристику родового строя североамериканских ирокезов и гуронов, отметив у них господство женщин. Путем сравнительного анализа знаний о жизнедеятельности названных племен ученый пришел к выводу о широком распространении матриархата у первобытных людей. Но эта уникальная работа Лафито в XVIII в. была почти единственной.

В XVIII в. наука об истории первобытного общества начала развиваться и в России. После создания Академии наук в Российской империи организуется ряд этнографических экспедиций. Большую ценность представляют работы С.П.Крашенинникова о населении Камчатки. В его книге «Описание земли Камчатки» (1755 г.) содержится реалистическое описание жизни ительменов. Работа Крашенинникова является важнейшим источником по материальному производству, культуре и истории камчадалов. Она была высоко оценена современниками, в частности М.В.Ломоносовым.

9 стр., 4361 слов

Игрушки Советского общества. История и значение

... социологии и искусствоведения. Он связан с вопросом, как и почему то или иное общество отражено в игрушке, ... головами и в богатых платьях. И материалы, и куклы стали проще – в ... - игрушка по своему существу делится на игрушку как "радость ребенка" и игрушку, отражающую жизнь, являющуюся ... производство игрушек назад. После 1930 года началась работа по созданию новой «советской» игрушки, которая ...

В 1775 г. вышла в свет монография известного юриста и социолога, профессора права Московского университета С.Е.Десницкого «Слово о происхождении и установлении супружества у первобытных». В своей работе ученый тесно связал развитие семьи с зарождением и развитием собственности, чем на сто лет опередил западную и американскую науку.

Большое значение сбору и изучению этнографического материала придавали передовые русские ученые XIX в., объединившиеся в Русском географическом обществе (К.М.Бэр, П.П.Семенов-Тян-Шанский, Н.М.Пржевальский, Н.Н.Миклухо-Маклай и др.).

Материал ими собирался не только на территории Российской империи, но и за рубежом.

Наряду с накоплением этнографического материала шло постепенное развертывание и археологических исследований, которые сыграли огромную роль в становлении истории первобытного общества как науки.

В 1836 г. датский археолог Х.Томсен разделил всю первобытную «дописьменную» эпоху на три периода, взяв за основу природный материал: камень, бронзу, железо, из которого изготовлялись орудия труда. Деление первобытной истории на каменный, бронзовый и железный периоды делалось и до Томсена, но это были догадки, предположения (Лукреций Кар и др.).

Заслуга Томсена состоит в том, что он обширным археологическим материалом доказал правильность этой гипотезы. Другой датский археолог Й.Ворсо расширил систему Томсена, а также открыл новый способ, позволяющий по обряду погребений определить относительную хронологию найденных в захоронениях зещей. Благодаря практическим и историческим изысканиям Томсена и Ворсо археология становится научной дисциплиной.

В 1861 г. появилась книга швейцарского историка права И.Баховена «Материнское право», в которой автор впервые доказал, что «материнское право» предшествовало «отцовскому», и тем самым опроверг патриархальную теорию Аристотеля, согласно которой первые люди жили семьями, где владыками были мужчины. Баховен впервые ставит на научную основу проблему промискуитета, обосновывает первую стадию неупорядоченных отношений между полами, или эпоху «гетеризма», как он ее назвал, через которую прошли все без исключения народы.

В 1877 г. появилась работа американского ученого Л.Моргана «Древнее общество». Заслуга автора состоит в том, что он открыл родовую организацию, предшествовавшую государству, показал место рода внутри племени. Морган предложил также периодизацию первобытного общества по ступеням культуры. Оставаясь на позициях эволюционной школы, Морган близко подошел к материализму. Он доказал универсальность исторического развития от матриархата к патриархату, от коллективных форм собственности к частной. Морган нарисовал картину развития семейных отношений, форм брака, показал, что моногамия появляется на конечной стадии развития первобытного общества. Впоследствии многие положения Моргана устарели (например, периодизация), некоторые приобрели локальную значимость и применимость, отдельные оказались ошибочными; подвергается обсуждению проблема возникновения матриархата и патриархата. Тем не менее выводы Моргана сумели укорениться в сознании ряда последующих поколений ученых, и их) следы мы находим повсюду. Что же касается марксизма, то тут они получили неоспоримое признание.

В свое время работа Л.Моргана «Древнее общество» особо высоко была оценена Ф.Энгельсом. «Всякому ясно,— писал классик марксизма,— что тем самым открывается новая эпоха в разработке первобытной истории. Род, основанный на материнском праве, стал тем стержнем, вокруг которого вращается вся эта наука; со времени его открытия стало понятно, в каком направлении и что следует изучать и как нужно группировать полученные результаты

8 стр., 3880 слов

История развития социологической мысли

... социальную стабильность в преодолевшем первобытную неструктурированность обществе. На Западе социальная мысль достигла своего апогея в ... влияние на развитие социально-критического мышления, теорий самосознания, раннебуржуазного идеала «правового государства». Она способствовала ... изучении закономерностей развития общества. Подобная ее ориентация привела к возникновению философии истории как отдельной ...

Эти идеи Ф.Энгельс реализовал в своей книге «Происхождение семьи, частной собственности и государства» (1884 г.), которая была написана на основе обобщения данных науки конца XIX в.

Важная заслуга в разработке ряда вопросов первобытной истории, в том числе происхождения государства, принадлежит советским ученым: П.П.Ефименко, А.И.Першицу, А.Л.Монгайту, С.П.Толстову, А.П.Окладникову, М.М.Герасимову и многим другим.

В годы Советской власти значительный вклад в исследование первобытного общества и зарождение государства на территории современной Беларуси внесли А.Н.Лявданский, К.М.Поли-карпович, Л.Д.Поболь, Г.В.Штыхов, В.К.Бондарчик и др. Некоторые из них трудятся на поприще белорусской науки и в настоящее время.

После краткого историографического обзора становится понятным, что для изучения первобытного общества, происхождения государства и права ученые используют самые разнообразные источники, которые исследуются различными общественными и естественными науками. Однако наиболее важными из них являются: археология, этнография, антропология, языкознание, фольклор, геология и др.

Первое место среди названных дисциплин принадлежит археологии — отрасли исторической науки, добывающей и исследующей древние и средневековые вещественные памятники, известные под названием «культур». Под археологической культурой понимается группа памятников (поселений, могильников и др.), объединенных одним временем, общей территорией и одинаковыми характерными чертами. На основании изучения орудий труда, остатков поселений и жилищ, предметов утвари, погребений и других находок археологи восстанавливают жизнь древних людей, их общественную организацию, культуру. Однако археологические источники недостаточны для всестороннего изучения истории человечества, так как на основании их нельзя полностью проследить все стороны общественной и духовной жизни общества. Этот пробел восполняется данными этнографии (греч. этнос — народ, графо — пишу, т.е. народоописание, или народоведение).

В последние годы параллельно с этим названием в специальной литературе все чаще употребляется термин этнология, который определяет этнографию как теоретическую дисциплину в отличие от описательной {этнос — народ, логос ~ учение, наука).

И тот и другой термин имеют право на существование и могут употребляться в разных контекстах как взаимозаменяемые слова-синонимы. Этнография изучает жизнь не только культурно «отсталых», сохраняющих признаки первобытного состояния, но и высокоразвитых народов, в хозяйстве, быту и культуре которых содержатся пережитки элементов давно пройденной стадии развития. Особенно много пережитков прошлого сохранилось в свадебных и религиозных обрядах.

Антропология (греч. антропос — человек, логос — учение) всесторонне исследует биологическую природу человека.

Лингвисты, изучая язык народов, устанавливают этимологию слов (греч. этимон — истина, первоначальное значение), происхождение отдельных названий, их родство со словами данного языка и языка других народов. Таким путем вырисовываются некоторые стороны исторического прошлого людей.

5 стр., 2105 слов

Философия человека, общества и истории

... Философия истории Что было, что будет? Философия истории интересуется направленностью исторического процесса. круговорот Христианская философия, Философия Нового времени Маркс считал, что последовательный прогресс общества от первобытного до рабовладельческого, феодального, капиталистического и коммунистического общества обеспечи

Для исследователя, изучающего первобытное общество, важно не только найти и проанализировать источники, но и установить место и время их появления. Иначе говоря, история первобытного общества, как и вообще вся история, немыслима без хронологии.

В курсе истории первобытного общества исследователи применяют два вида хронологии: абсолютную и относительную. Абсолютная хронология с большей или меньшей точностью указывает время того или иного события (тысячелетие, век, год, месяц).

При изучении истории первобытного общества большее значение имеет относительная хронология. Она устанавливает последовательность событий, или соотношение их во времени. Единицы измерения относительной хронологии крупные (сотни и десятки тысячелетий).

По относительной хронологии, например, составлена периодизация истории земной коры и периодизация истории первобытного общества. Для изучения процесса разложения первобытно-общинного строя и происхождения государства особенно важно знание относительной хронологии, так как она позволяет сделать весь материал легко обозримым. Периодизация устанавливается на основе анализа и систематизации всего научного материала. Например, особую методологическую ценность представляет для теории государства и права периодизация, базирующаяся на новых данных археологии и выделяющая в качестве одного из основных рубежей развития первобытного общества «неолитическую революцию» (неолит — новый каменный век).

В целом вопрос о периодизации истории первобытного общества остается сейчас одним из сложных в науке. С каждым десятилетием накапливается новый материал, который ломает принимавшиеся схемы и построения, рождает новые гипотезы в решении проблемы первобытной истории.

В настоящее время периодизация истории первобытного общества ведется в двух направлениях. Первое основывается на установлении этапов развития средств производства: палеолит (древнекаменный век); мезолит (среднекаменный век); неолит (новокаменный век); энеолит (медно-каменная эпоха); эпоха бронзы и ранний железный век. Как видим, различие между эпохами состоит в способе изготовления орудий труда, в используемом материале и способе его обработки.

В основу второго направления периодизации первобытного общества положены этапы развития общественной организации людей: первобытная стадная община, материнская родовая община, патриархальная родовая община и разложение родового строя. Первобытная стадная община приходится на время эолита (заря камня), раннего и среднего палеолита. В эпоху позднего палеолита возникает материнский род, дальнейшее развитие которого происходит в мезолите, раннем неолите и полный расцвет — в позднем неолите. В энеолите зарождается патриархат, расцвет которого падает на эпоху бронзы. Период распада родового строя Л.Морган и Ф.Энгельс назвали строем военной демократии. Строй военной демократии относится у одних народов к медно-бронзовому веку, у других — к эпохе раннего железа.

4 стр., 1587 слов

Гражданское общество и его отношение с социальным государством

... – и тождества гражданского общества и социального государства вместо их разведения и противопоставления – представляется необходимым условием для адекватного понимания не только гражданского общества и его взаимосвязи с проблемой демократизации всей общественной жизни, но и основных принципов и задач современной социальной ...

Предложенная периодизация применяется рядом ученых как рабочая гипотеза, но не все исследователи ее придерживаются. Некоторые различают только ранний и поздний палеолит, средний относят к раннему палеолиту (П.И.Борисковский).

В связи с тем, что в процессе развития труда шел процесс становления человека как биологической особи, некоторые ученые, в частности Ю.И.Семенов, эпоху первобытного стада называют стадией формирующихся людей, т.е. периодом формирования человеческого общества, а период появления в верхнем палеолите человека современного физического типа называют эпохой родового строя, или началом периода развития человеческого общества. Д.А.Крайнов, в противовес этому делению, отмечает три этапа в развитии человека и общества: первый этап — эпоха становления человека (соответствует началу эолитического времени); второй этап — время возникновения первобытного человека и общества, это дородовая первобытная коммуна (археологически соответствует нижнему и отчасти среднему палеолиту); третий этап — клановая (родовая) организация общества от ее начала до эпохи разложения родового строя (конец среднего и начало верхнего палеолита).

Период разложения родового строя также определен по-разному. Некоторые исследователи называют его эпохой «соседской общины», а строй «военной демократии» как политической организации общества не считают универсальным этапом в развитии каждого народа.

Все это свидетельствует о сложности проблемы периодизации истории первобытного общества и усилиях ученых, направленных на ее разрешение.

Новейшие данные по рассматриваемым проблемам излагаются в опубликованных в последнее время работах западных и отечественных исследователей. В них конкретно-исторический материал подается не в формационном, а в цивилизационном плане. Это тем более важно потому, что классово-формационный подход при изучении человеческого общества был единственным в нашей научной и учебной литературе. Поэтому следует приветствовать и всемерно поддерживать тех авторов, в трудах которых цивилизационный подход в исследовании истории человеческого общества получает все большее признание.

Глава 1. Власть и социальная организация в первобытном обществе

1.1 Возникновение человеческого общества, начало социогенеза

Заря человеческой истории — это время возникновения человеческого общества. Проблема социогенеза является одной из самых сложных. В настоящей главе предпринята попытка, основываясь на материалах истории первобытного общества, этнологии, археологии, этнографии дать решение этой задачи.

Трудно восстановить историю формирования физического типа человека, однако самой трудной является задача реконструкции процесса становления человеческого общества, т.е. формирования общественных отношений. От самих этих отношений ничего не осталось, ибо они не представляют собой чего-то вещественного, не имеют физического существования. В условиях, когда данных мало, и все они косвенные, первостепенное значение приобретают общетеоретические положения, руководствуясь которыми можно составить более или менее конкретную картину становления общественных отношений. Итак, придерживаясь теории эволюционизма, будем считать движущим фактором эволюции естественный отбор. Он может быть как индивидуальный, так и групповой, то есть грегарный. У ранних предлюдей господствовал индивидуальный отбор. А именно изменение морфологической организации индивида, которое делало их более способными к действиям с орудиями. Но наступило время, когда дальнейшее развитие морфологической организации не могло обеспечить прогресса. Единственным способом совершенствования по приспособлению к среде с помощью орудий, стало совершенствование применяемых орудий, т.е. изготовление орудий. В результате деятельность разделилась на орудийно-созидательную и орудийно-приспособительную. На смену праорудийной деятельности пришла орудийная т.е. производственная. Развитие производственной деятельности было объективной биологической необходимостью. И в то же время она не могла развиваться таким же образом как праорудийная, ибо, взятая сама по себе, была биологически бесполезной. Таким образом, индивиды, по своим морфологическим и иным данным более способные к производственной деятельности, не имели никаких биологических преимуществ по сравнению с теми, которые такими особенностями не обладали.

4 стр., 1675 слов

Социальная политика в отношении пожилых людей

... социально-культурной среды и создание оптимальных условий для включенности в жизнь общества. Социальная политика в отношении пожилых людей В оказании помощи пожилым людям в решении наиболее острых проблем, обеспечения им достойной ... группы пожилых людей есть те, кто находится в особо сложном положении. Пожилые женщины зачастую получают сокращенную пенсию, поскольку они занимались уходом за членами ...

Большая по сравнению с другими членами группы приспособленность к производственной деятельности, не была таким качеством, которое могло предоставить предчеловеку высокий статус в системе доминирования. Имеются серьезные основания полагать, что наличие у индивида качеств, способствующих успеху производственной деятельности, делало менее вероятным наличие у него таких особенностей, которые обеспечивали бы ему высокий ранг в иерархии. В результате индивиды, более других способные к изготовлению орудий, имели не только больше, а, наоборот, меньше шансов получить высокий статус, а тем самым выжить и оставить потомство, чем особи, менее способные к этому.

Тем самым существовавшие отношения препятствовали развитию производства, и развитию праобщины. Объективной производственной потребностью была ликвидация доминирования, вернее замещение ее такими отношениями, которые не подрывали сплоченность праобщины, и в то же время давали одинаковый доступ к мясу всем членам общины. Реализация этой проблемы была возможна лишь при условии выхода за пределы биологической формы движения материи. Новые отношения должны были стать надбиологическими, т.е. социальными.

Первобытное стадо эволюционировало тем успешнее, чем больше отдельные индивидуумы могли реализовать свои производственные наклонности, не испытывая ограничения в пище со стороны доминирующих особей. При наличии зачатков сознания и воли, которые были необходимы и развились в связи с производственной деятельностью, появилась групповая потребность в социальных, общественных отношениях.

Эта потребность праобщества и определяла его волю, его формирующуюся мораль (прамораль).

Удовлетворение этой социальной потребности было невозможно без ограничения биологических потребностей членов праобщества. Поэтому первым и вначале единственным требованием воли праобщества — его праморали, обращенным к каждому из его членов, было: не препятствовать доступу никого из остальных членов праобщества к мясу. Это было требование всех членов праобщества, вместе взятых, к каждому его члену, взятому в отдельности. Оно было первым правилом, первой нормой человеческого поведения. Но эта обязанность всех членов праобщества с неизбежностью оборачивалась для них и правом, а именно правом каждого из них получить долю мяса, добытого в коллективе.

10 стр., 4676 слов

Социология семейно-брачных отношений

... ее функции, структуру, ролевое поведение ее членов. Наряду с социологией эти проблемы изучают экономика, ... по женской линии, а мужья женщин, членов общины, живут в семьях своих матерей и ... также существование такой специфической категории брачно-семейных отношений, как раздельное жительство супругов. Хотя доля ... их детьми, дети перестают быть носителями семейных традиций. Социальные условия позволяют им ...

И эта обязанность, и это право, сама норма, от которой они были неотделимы, были не чем иным, как одновременно и порождением и отражением материальных отношений собственности праобщества на мясо.

Собственность есть явление, качественно отличное от биологического и любого другого потребления. Производственные, социально-экономические отношения всегда есть, прежде всего, отношения собственности, в данном случае общественной или коллективной. В обществе доклассовом волевые отношения собственности регулируются моралью и выступают как моральные, В данном случае мы имеем дело с формирующимися волевыми отношениями собственности. Они регулировались формирующейся волей праобщины — праморалью. В становящихся волевых отношениях собственности воплощались зарождающиеся материальные отношения собственности.

Существование воли общества предполагает существование воли у каждого из его членов. Чтобы праобщество могло регулировать поведение своих членов, необходимо наличие у каждого из них способности управлять своими действиями. Понимание сущности отношений общественной и индивидуальной воли предполагает ответ на вопрос, что именно заставляет индивида подчиняться требованиям общественной воли, нормам поведения. Объяснить это одной лишь угрозой наказания со стороны праобщества нельзя. Все эти индивиды, вместе взятые, могли систематически требовать от каждого индивида неуклонного соблюдения определенных норм поведения лишь при том непременном условии, чтобы все они были кровно заинтересованы в этом. Вполне понятно, что заинтересованность всех членов праобщества, вместе взятых, в соблюдении норм невозможна без заинтересованности в этом каждого из них, взятого в отдельности. Нормы были выражением потребностей праобщества. Но потребности праобщества с неизбежностью были и потребностями всех его членов, вместе взятых, а тем самым и каждого из них, взятого в отдельности.

Как уже отмечалось, имеются серьезные основания полагать, что первоначальные запреты носили форму табу. Если это так, то изучение особенностей табу может пролить свет на путь формирования первой нормы поведения, а тем самым и на процесс формирования первоначальных производственных отношений.

Огромный материал о табу предоставляет в наше распоряжение этнография. Термин «табу» прежде всего, применяется для обозначения особого рода запретов совершать определенные действия и самих этих запретных действий. Первоначально табу и представляли собой лишь запреты. Не все табу-запреты регулировали отношения людей в обществе, т. е. были нормами поведения. Но именно в табу-нормах поведения, т. е. в моральных, или нравственных, табу, все особенности табу-запретов проявлялись наиболее отчетливо. Они были исходной, первоначальной формой табу. В дальнейшем речь пойдет исключительно о них.

Если всякое поведенческое табу есть запрет, то не всякая норма поведения, состоящая в запрете тех или иных действий, есть табу. Табу — запрет особого рода. Он с неизбежностью включает в себя три основных компонента.

Первый компонент — глубокое убеждение людей, принадлежащих к определенному коллективу, что совершение любым его членом определенных действий неизбежно навлечет не только на данного индивида, но и на весь коллектив какую-то страшную опасность, возможно, даже приведет к гибели всех их. Им известно только, что, пока люди воздерживаются от такого рода действий, эта опасность остается скрытой.

6 стр., 2651 слов

Психология спортивного коллектива

... коллектива. Члены коллектива испытывают чувство гордости за свой коллектив, выражающееся в стремлении быть активным участником его деятельности. Характерными чертами отличается и общий стиль жизни и деятельности спортивного коллектива. ... группам оценочный характер межличностных отношений приводит к формированию «личного положения» отдельных членов группы по отношению ко всей группе. «Личным ...

Второй компонент — чувство страха: чувство ужаса перед неведомой опасностью, которую навлекают известные действия, и тем самым страха перед этими навлекающими опасность действиями.

Третий компонент — собственно запрет, норма. Наличие запрета говорит о том, что ни веры в опасность, навлекаемую данными актами поведения человека, ни ужаса перед ней не было достаточно, чтобы отвратить людей от совершения опасных действий. Отсюда следует, что эти действия были чем-то притягательны для людей, что были какие-то достаточно могущественные силы, которые толкали человека к их совершению. И так как эти действия того или иного члена общества были опасны не только для него самого, но и для человеческого коллектива в целом, последний должен был принимать меры, чтобы заставить всех своих членов воздерживаться от них, наказывая тех, кто с этим требованием не считался. Опасные действия становились запретными.

Таким образом, табу представляли собой норму поведения, как бы извне навязанную обществу какой-то посторонней силой, с которой невозможно было не считаться. На эту особенность табу давно уже обращали внимание некоторые исследователи. Именно такой характер и должны были иметь первые нормы поведения, возникшие как средства нейтрализации опасности, которую представлял для формирующегося общества зоологический индивидуализм.

Достаточно долгий период формирование первых норм пришелся на эпоху архантропов, которые были выше по развитию предшествующих им хабилисам. Утверждение коммуналистической собственности на мясо, вскоре перешло в полную собственность коллектива на растительную пищу, а далее на средства производства. Окончательно утвердилось разделение труда по половому и возрастному признаку. Грегарно-индивидуальный отбор уступил место праобщинно-индивидуальному, который характеризовался социальным характером. Эпоха архантропов примечательна очень неустойчивыми праобщинами, которые часто распадались, сливались и т.д. Это в свою очередь способствовало быстрому отбору социально устойчивых групп формировавшихся людей, а так же морфологическому прогрессу, в частности развитию мозга у архантропов, мышления и языка.

Так же в этот период происходило вытеснение биологических отношений из многих сфер человеческих отношений, и замена их социальными. Расширялось влияние общественной воли, праморали, путем возникновения новых социальных норм.

Одной из важнейших непроизводственных сфер деятельности является область отношений между полами. По мере крушения системы доминирования, и исчезновения у самок эструса, отношения между полами приобрели более гибкий характер. Это в свою очередь порождало некоторое количество конфликтов среди мужских особей, что подтверждается данными палеоантропологии. Связи между полами имели промискуитетный характер.

Однако отсутствие позитивных норм не вело к кризису в праобщине. Как пишет Ф.Энгельс: «… не существовало ограничений, установленных впоследствии обычаем. Но отсюда еще отнюдь не следует неизбежности полного беспорядка в повседневной практике этих отношений».

1.2 Возникновение общинно-родового строя

Эволюция архонтропов завершилась возникновением палеонтропов. Превращение ранних палеонтропов в поздние было связано с переходом от одного этапа эволюции каменной индустрии к другому, в целом, несомненно, более высокому. Но смена ранних палеонтропов поздними сопровождалась не только прогрессом в развитии производственной и вообще хозяйственной деятельности. Она была ознаменована резким переломом в формировании общественных отношений. Как свидетельствуют данные палеоантропологии и археологии, в праобщине ранних палеонтропов довольно широко бытовало убийство, и может быть каннибализм. Остатков поздних палеонтропов найдено гораздо больше, чем ранних. Однако признаки насильственной смерти обнаруживаются значительно реже.

Многочисленные находки палеонтропов свидетельствуют о том, что в общине могли жить нетрудоспособные, больные, и покалеченные особи. Они находились под защитой коллектива: о них заботились и ухаживали.

Коммуналистические отношения стали если не полностью, то в значительной степени определять все остальные отношения в общине.

Интересны факты захоронений у поздних палеонтропов. Некоторые ученые видят причину в появлении веры о души мертвых. Однако есть более убедительное объяснение. Учитывая, что все захоронения находятся в непосредственной близости от жилища, можно предположить: в ту эпоху, соблюдение по отношению мертвых норм, которыми живые руководствовались в свих отношения с друг другом, было насущной необходимостью. Отказ от этого представлял собой опасный прецедент. Он мог в условиях, когда формирование человеческого общества еще не завершилось, открыть дорогу для отказа от соблюдения этих норм и в отношении живых членов коллектива.

В период палеолита сформировались, первые зачатки религии и культуры. Развитие праобщины привело к осознанию своего единства. Следствием этого было возникновение тотемизма. В тотемизме в наглядной форме выражено единство всех людей данного объединения (в форме тождества с особями одного определенного вида животных), и в то же время их отличие от членов всех других человеческих групп.

Факторы тотемизма, религии, культуры были результатом социализации праобщины, и были непосредственно связаны с нормами поведения. В результате эволюции к концу палеолита сформировались очень прочные, сплоченные коллективы, с высокой каменной индустрией. Это были замкнутые группы людей, которые навсегда принадлежали одной праобщине (тотему).

Такое замыкание на себе привело к возникновению инбридинга (родственного скрещивания).

Морфологическая организация палеонтропов утратила эволюционную пластичность и приобрела консервативный характер.

Примером такого эволюционного застоя являются неандертальцы. Их развитие остановилось на определенном уровне, или регрессировало, сапиентные (человеческие) признаки утрачивались.

Возникновение человека современного вида, является одной из самых загадочных явлений антропологии. По археологическим данным превращение неандертальца в неоантропа (современного человека) произошло почти мгновенно в течение 4 — 5 тыс.лет. Существует бесчисленное количество теорий на этот счет. Но бесспорно, что для развития неоантропа требовалось разрушение замкнутости неандертальских общин. Современные ученые огромное значение придают возникновению такого явления как экзогамии (требование вступать в половые отношения вне своей группы).

По вопросу происхождения экзогамии существует множество теорий, не одна из которых не является общепринятой.

Один из самых убедительных доводов в пользу происхождения экзогамии, является предположение о попытке древних людей упорядочить половую жизнь, обуздать половой инстинкт, беспорядочное проявление которого подрывало хозяйственную жизнь общины. Экзогамия предполагает не только вывод брачных отношений за пределы общины, но и абсолютный запрет половых отношений между членами коллектива, то есть агамию.

Полная агамия не могла возникнуть сразу, мгновенно. Логично предположить, что ей предшествовала агамия частичная временная. Основываясь на данных этнографии и фольклористики, у всех народов существуют или существовали, половые запреты. В основном это половые производственные или половые охотничьи запреты, обыкновенно в форме табу.

Таким образом, возникали нормы, ограничивающие половое общение в ответственные для общины периоды. Жизнь общины стала состоять из чередования периодов действия половых табу и промискуитетных праздников.

Частичное вытеснение социальными отношениями половых, биологических из жизни коллектива было важным шагом в процессе становления общества.

Ограничение полового инстинкта способствовало так называемым «оргиастическим нападениям». Данное явление хорошо изучено этнографией, и представляет собой нападение на представителей другой группы с целью удовлетворения полового инстинкта. Однако вынесение половой жизни за рамки коллектива, укрепляя его, должно было привести к учащению конфликтов с другими коллективами. Поэтому простейший естественный путь устранения создавшихся противоречий вел к постепенному возникновению дуальной организации — сочетания только двух экзогамных групп в одно постоянное взаимобрачное объединение, зародыш эндогамного племени.

Возникновение дуально-праобщинной организации сделало возможным завершение формирования человека и общества. Каждая из праобщин была с точки зрения биологии инбредной линией. Соответственно завязывание половых отношений между их членами было не чем иным, как внутривидовой гибридизацией. Как известно, одним из следствий гибридизации является гетерозис — резкое возрастание крепости, мощности, жизнеспособности, а в случае внутривидового скрещивания также и плодовитости потомства по сравнению с исходными родительскими формами. Другое важнейшее следствие гибридизации — обогащение наследственной основы, резкое повышение размаха изменчивости, необычайное возрастание эволюционной пластичности организма. Дуально-праобщинные организации представляли собой своеобразные «котлы», в которых быстрыми темпами шла переплавка поздних специализированных неандертальцев в Homo sapiens. Таким образом, необычайная быстрота, с которой шел процесс превращения неандертальцев в неоантропов, получает свое естественное объяснение.

С возникновением неантропов возникает родовая община. В отличие от праобщины она была уже сформировавшимся, «готовым», по выражению Энгельса, человеческим обществом. В нем достигли наивысшего развития начала первобытного коллективизма, отношения родства сознавались как экономические, а экономические — как родственные.

Прогрессировали субъективные производительные силы — производственные навыки человека. За 25 — 30 тыс. лет человечество прошло значительный путь развития и расселения, и на теперь уже очень обширной области своего расселения создало разнообразные формы производственной деятельности.

1.3 Раннеродовая община и позднеродовая община

Историческая реконструкция социально-экономических отношений в раннепервобытной общине, как, впрочем, и всех других аспектов характерных для нее общественных отношений, представляет большие трудности. Сколько-нибудь уверенно судить об общественных отношениях можно только по данным этнографии.

На протяжении всей стадии раннепервобытной общины уровень производительных сил был таков, что, во-первых, выжить можно было только при условии тесной кооперации трудовых усилий и, во-вторых, даже при этих условиях общественного продукта добывалось не больше или немногим больше, чем было необходимо для физического существования людей. Тем самым для раннепервобытной общины становилась необходимой коллективная собственность и уравнительное, или равнообеспечивающее, распределение. Коллективная собственность распространялась на все, чем владела община. Однако появились зачатки частной собственности, касавшейся некоторых орудий. Равнообеспечивающее распределение отличалось от коммуналистических тем, что учитывало различия в потребностях по полу возрасту. В определенных условиях учитывались и высшие интересы коллектива в целом. В случае необходимости, при чрезвычайных обстоятельствах трудоспособные охотники и рыболовы могли получать последний кусок пищи, а их иждивенцы оставаться голодными. Иногда в экстремальных ситуациях практиковались инфантицид (умерщвление детей), в особенности по отношению к девочкам, и геронтицид (умерщвление стариков).

Иное положение складывалось там, где уже на стадии раннепервобытной общины коллектив начинал получать не только жизнеобеспечивающий, но и избыточный продукт. В этих случаях наряду с уравнительным, или равнообеспечивающим, распределением возникало также и трудовое распределение, т. е. получение продукта в соответствии с затраченным трудом. Вместе с избыточным продуктом и трудовым распределением зародился обмен.

Обмен возник в межобщинной форме, при которой различные коллективы снабжали друг друга специфическими богатствами их природной среды, например, ценными сортами камня и дерева, раковинами и охрой, янтарем и т.п.

Естественное разделение труда по полу и возрасту и связанная с ним хозяйственная специализация наложили глубокий отпечаток на всю общественную жизнь раннепервобытной общины. На их основе складывались особые половозрастные группы (классы, категории, ступени и т. п.).

Повсеместно выделялись группы детей, взрослых мужчин и взрослых женщин, различавшиеся предписанными им обязанностями и правами, общественным положением. В обществах с формализованными половозрастными группами большое значение придавалось рубежу перехода из категории подростков в категорию взрослых людей. Этот переход сопровождался определенными испытаниями и торжественными тайными обрядами, известными под названием инициаций. Они всегда заключались в приобщении подростков — обычно каждого пола в отдельности — к хозяйственной, общественной и идеологической жизни полноправных членов общины.

Сложен вопрос о наличии среди взрослых членов раннепервобытной общины главенствующей возрастной категории. Очень вероятно, что уже на этой стадии существовала так называемая герантократия (власть старейших).

С возникновением родовой организации и свойственной ей дуальной экзогамии, в первобытном обществе возник брак, т. е. особый институт регулирующий отношения межу полами. Одновременно, а по другой точке зрения несколько позже, возник институт семьи, регулирующий отношения, как между супругами, так и между родителями и детьми.

Вопрос о первоначальной форме брака пока еще не может быть решен однозначно. Был ли исходным групповой брак, или с самого начала существовал индивидуальный брак и индивидуальная семья, в достаточной мере не доказано. Различные формы брака, изученные и реконструированные этнографами, предполагают многочисленное разнообразие взаимоотношений мужчин и женщин.

Какими же нормами регулировали заключение брака? Одной из них была уже известная нам родовая экзогамия, поначалу дуально-родовая, а в последствии дуально-фратриальная, проявившаяся в перекрестно-двоюродном, или кросскузенном браке. Мужчины женились на дочерях братьев своих матерей, или на дочерях сестер своих отцов. В других обществах несколько родов как бы по кольцу поставляли брачных партнеров друг другу. Так же существовали обычаи «избегания» (предотвращения) половых связей между людьми не принадлежащих к кругу потенциальных мужей и жен.

В связи с разделением в первобытной общине людей на разные категории, в основном по поло-возростному признаку, наблюдается такое явление как организация власти. Несомненно, что, и в период становления человечества, существовали некоторые формы управления коллективом. Однако реконструировать какие либо особенности допервобытной власти не представляется возможным, и остается предполагать что она была такого же рода, как и в родовой общине, т.е. коллективной.

В раннепервобытной общине действовал принцип народовластия, при котором определяющее значение имела коллективная воля сородичей или общинников. При этом, естественно, особый авторитет имели зрелые, умудренные опытом люди, очень часто — старшее поколение группы. Власть главаря служила интересам всей группы и, по существу, была конкретным повседневным воплощением ее воли.

Община и род управлялись на основе не только свободного, менявшегося от случая к случаю волеизъявления их взрослых членов, совета старших, главарей.

Существовали социальные нормы, т. е. обязательные, общественно-охраняемые правила поведения. Эти нормы — правила разделения труда, сотрудничества, распределения, взаимозащиты, экзогамии и т.п.— отвечали жизненно важным интересам коллектива и, как правило, неукоснительно соблюдались. Кроме того, применяясь из поколения в поколение, они приобрели силу привычки, т. е. стали обычаями. Наконец, они были закреплены идеологически — религиозными предписаниями и мифами. Все же, как всегда, находились нарушители общепринятых норм. Это требовало применения мер общественного воздействия — не только убеждения, но и принуждения. Важнейшей особенностью общинно-родовых норм был примат в них группового начала. Они регулировали отношения не столько между личностями, сколько между группами — соплеменниками и чужеплеменниками, сородичами и свойственниками, мужчинами и женщинами, старшими и младшими и в целом подчиняли интересы личности интересам коллектива.

Стадия позднеродовой общины характеризуется развитием производящего хозяйства ранних земледельцев или земледельцев-скотоводов в одних частях ойкумены, высокоспециализированного присваивающего хозяйства так называемых высших охотников, рыболовов и собирателей— в других. На протяжении всей этой стадии повсюду, где имелись благоприятные природные условия, первая форма хозяйства вытесняла вторую. Но дело даже не в их количественном соотношении. Возникновение производящего хозяйства было величайшим достижением первобытной экономики, фундаментом всей дальнейшей социально-экономической истории человечества, важнейшей предпосылкой получения регулярного избыточного, а затем прибавочного продукта. В перспективе именно оно повело к разложению первобытного и складыванию классовых обществ.

И раннее производящее, и высокоспециализированное присваивающее хозяйство по-прежнему требовали тесной кооперации трудовых усилий. Но возросшие и продолжавшие возрастать производительные силы обеспечивали намного более заметное получение избыточного продукта, постепенно становившегося регулярным. А это не могло не повлечь за собой начавшееся перераспределение собственности и расширение сферы трудового распределения.

Экономическую основу общества, как и раньше, составляла коллективная, преимущественно родовая, собственность на землю. Земельная собственность не могла быть отчуждена. Другие средства производства и предметы потребления, созданные собственным трудом — скот, орудия, утварь и т. п. — со всей несомненностью были личной собственностью и могли отчуждаться. Сходные явления происходили в области распределения пищи. Сохранявшееся уравнительное распределение только при экстремальных ситуациях охватывало всю общину, а в обычных условиях замыкалось в более узких группах близких родственников по крови и браку. Но и такое распределение постепенно вытеснялось трудовым, при котором человек, получивший хороший урожай или приплод скота, преуспевший на охоте или в рыбной ловле, оставлял продукт себе или делился либо обменивался им только с теми, с кем хотел. Широкое распространение получил дарообмен, который существовал как внутри общины, так и в особенности за ее пределами, связывая между собой значительный круг общин, и совершался как коллективно, так и индивидуально.

Сохранявшееся в позднепервобытной общине естественное разделение труда поддерживало существование специфических поло-возрастных групп с их бытовой обособленностью, своими правами и обязанностями, тайными обрядами и т. д. Положение основных половозрастных групп продолжало определяться их ролями в разделении труда и отношением к родовой собственности.

На стадии позднепервобытной общины продолжал господствовать парный брак. Как и раньше он был легко расторжим по желанию любой из сторон и сопровождался чертами групповых отношений. Браки долгое время оставались кросскузенными, но с расширением связей между общинно родовыми коллективами кросскузенность постепенно исчезала. Усложнился процесс вступления в брак, стала развиваться свадебная обрядность.

Возникновение трудового распределения, при котором отец получал возможность материально заботиться о своих детях, повлекло за собой, по мнению одних ученых, появление, а по мнению других, укрепление парной семьи. Вопреки продолжавшемуся разобщению полов муж и жена все чаще вместе работали, у них стало появляться общее имущество. Отцы все чаще старались передать личное имущество своим детям. Словом, уже наблюдались какие-то зачатки превращения парной семьи в позднейшую малую, или моногамную. В целом на стадии позднепервобытной общины парная семья и родовая община находились в состоянии усиливавшегося противоборства.

В обществах с ранним производящим и высокоспециализированным присваивающим хозяйством общинно-родовая организация не претерпела принципиальных изменений, но заметно усложнилась. Это относится как к структуре общины, так и к характеру родовых связей.

Потребности в широкой кооперации труда, обмене, защите от врагов, а нередко и в поддержании мирных отношений, установлении брачных контактов способствовали завязыванию связей на межобщинном уровне. Укрепление межобщинных отношений способствовало развитию таких по большей части зародившихся уже раньше институтов, как гостеприимство, побратимство и т.д.

Постепенно роды группировались во фратрии. Фратрии (а если их не было, то непосредственно роды) объединялись в племена. Племя было верховным собственником территории, носителем определенной культурно-бытовой общности, кругом эндогамных браков и, что особенно важно, уже обладало не только этнокультурными особенностями, но и социально-потестарными функциями. Организация власти в большой мере сохраняла начала первобытного народовластия. Все важные вопросы решались на собраниях общинников или сородичей под руководством их признанного главы. Вместе с тем развитие общинро-родового и родоплемеяного строя, а в особенности сегментарной организации, способствовало начавшейся иерархизации органов коллективной власти. Появились и новые механизмы приобретения личного главенства. В собраниях или на советах принимали участие все взрослые, полноправные общинники либо сородичи, хотя все чаще они превращались в собрания только взрослых мужчин. Главы всех уровней, как правило, избирались из числа наиболее пригодных и достойных. Важнейшими качествами руководителей считались хозяйственный опыт, трудолюбие, организаторские способности, красноречие, знание обычаев и обрядов, щедрость, нередко также воинское искусство или культовые знания. В одних обществах, где функции главенства оставались неразделенными, от главы требовалось обладание если не всеми, то многими из этих качеств; в других, где принцип целесообразности повел к разграничению сфер руководства, обычный глава, военный предводитель, знахарь или колдун должны были обладать выдающимися способностями в своей специфической области. В условиях многородовых общин было важно, чтобы руководитель общины принадлежал к наиболее многочисленной родовой группе. Тем самым обозначалась тенденция закрепления главенства за определенными родами.

Появление избыточного продукта и личных богатств повели к тому, что институт главенства стал испытывать воздействие также и имущественных факторов. На стадии позднепервобытной общины главенство, как правило, еще не наследовалось. Но предпосылки наследственного главенства уже складывались. Усложнившаяся на этой стадии производственная, социальная и идеологическая деятельность часто требовала от руководителя намного лучших, чем у других членов общинно-родовой организации, умений и знаний. Приобрести их легче было тому, кто чаще всех общался с лидером — сыну, племяннику и т. п. При этих условиях у него было больше шансов в свою очередь стать лидером. Применять власть по отношению к членам коллектива совету или лидеру по-прежнему приходилось не так уж часто. Семейные и внесемейные механизмы социализации продолжали надежно обеспечивать соблюдение индивидами установленных порядков. Конфликты имели не столько внутригрупповой, сколько межгрупповой характер. И с разветвлением сегментарной организации они, естественно, учащались. Как и раньше, в общинно-родовых нормах главенствовало групповое начало, однако в новых условиях его понимание зависело от степени консолидированности втянутых в конфликт групп. Экономические процессы на стадии позднепервобытной общины и возросшая консолидированность близкородтвенных групп по отношению к другим звеньям сегментарной организации повели к заметному переосмыслению прежних норм. Родоплеменная организация власти, как правило, жестко подчиняла поведение индивида интересам коллектива, одновременно ставя вне закона все, что находилось за рамками высшего звена этой организации — племени.

Глава 2. Социальные нормы в первобытном обществе

2.1 Общая характеристика социальных норм в первобытном обществе