Сравнительный анализ психики животных и человека

Возникновение и развитие психики человека является одной из самых сложных проблем, встававших когда-либо перед исследователями, стремившимися когда-либо осмыслить законы природы.

Биологические исследования человеческого организма и животных многократно продемонстрировали, что человеческая физиология почти полностью подобна таковой у некоторых видов животных (например, приматов).

Вместе с тем с точки зрения развития природы человек является принципиально новым по сравнению с животным миром видом. Уникальность человека как природного вида определяется его психическим устройством, значительно отличающимся от психики животных. Человеческое сознание и обусловленный им феномен человеческой личности не имеют «аналогов» ни у одного из животных видов даже с наиболее развитым интеллектом.

Личность отдельного человека складывается из собственно самого индивида и его положения в обществе других людей. Индивид представляет собой биологическое тело, возникающее и развивающееся по законам развития природы. Развитие его психики и определяющийся им социальный статус человека зависят от законов развития общества. В свою очередь, общественные законы обычно складываются как традиции в отношениях между людьми и имеют тесную связь с глубинами человеческой психики. Очевидно, что, познав ее устройство, присущие ей причинно-следственные взаимосвязи и обусловленные ими мотивы поведения людей, можно научиться успешно решать многие психологические и социальные задачи в повседневной жизни.

В результате длительной эволюции у современных организмов мы находим многообразные формы отражения, начиная от раздражимости и кончая более высокими формами отражения — ощущением, восприятием, памятью, мышлением, представляющими собой формы проявления психической жизни.

Чтобы начать сравнение психики человека и животных нужно сначала дать определение этого понятия.

Психика — свойство высокоорганизованной материи мозга субъективно отражать действительность, совокупность душевных процессов и явлений (ощущения, восприятия, эмоции, память и т.п.).

Высшая форма психики — сознание — присуща только человеку.

Объект курсовой — сравнительная психология.

Предмет курсовой — сравнительный анализ психики животного и человека. психика животное человек сознание мышление эмоция

7 стр., 3313 слов

Влияние Рок-музыки на психику человека студент группы 4-сузс-1 Ахмадеев Артём

... формировании сознания. Интересно то, что насколько различна музыка, которую мы слушаем, настолько различны степень и качество ее влияния на поведение. Говоря о влиянии музыки на поведение и характер человека, необходимо ... В своей работе я хочу рассмотреть влияние рок-музыки на психику человека. Конечно, вряд ли характер человека подвергнется сильным изменениям, если он невзначай послушал пару песен ...

Цель курсовой работы — провести сравнительный анализ психики животного и человека.

Задачи курсовой работы:

  • 1. Исследовать основные теории сравнительной психологии.
    • 2. Изучить развитие психики в животном мире.
    • 3. Рассмотреть сознание человека.
    • 4. Изучить познавательные процессы (ощущения, восприятие, память, речь).

    • 5. Рассмотреть процессы научения, мышления, интеллекта.
    • 6. Описать мотивацию и эмоции.

Структура курсовой работы состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованной литературы.

1. Теоретические аспекты психики человека и животного

1.1 Основные теории сравнительной психологии

Область современного естествознания, рассматривая природу животного мира — определяет общие для них психофизические законы развития и поведения, которые выражены в сформулированных наукой теориях. Эти теории необходимо рассмотреть, хотя бы наиболее распространённые.

1. Теория автоматизма — рассматривает животных, как существ, которые лишены всякого сознания и чувства и лишь имеющие реакции на внешние возбудители. Надо сказать, что у этой теории было немного приверженцев. Эта теория находила последователей в древней философии стоиков (Сенека), а развитие своё получила у Декарта [7, С. 45].

Наука этого времени была на слабом витке своего роста — и фактов, опровергающих эту теорию, было недостаточно. Если, например, наука середины 19 века только начинала изучать инстинкты животных, то уже в 30 — х годах 20 века, советский учёный Павлов И.П. — на этом сделал ряд открытий.

У каждого животного есть множество врожденных постоянных рефлексов, которые Павлов называет безусловными. Так, например, животное немедленно бросается на пищу, которую увидит, отдергивает ногу при раздражении ее, улитка втягивается в свою раковину при прикосновении к ней, новорожденное дитя делает сосательное движение при прикосновении к груди матери. Но наряду с этими безусловными рефлексами у высших животных, именно у собак, на которых экспериментировал Павлов, также можно искусственно выработать новые рефлексы, которые он называет условными (можно также назвать их временными или приобретенными) [3, С. 89].

О развитии инстинктов животных говорит и Вильгельм Вундт, когда рассуждает о возможности приручения инстинктов диких животных: «приручение животных влияет ослабляющим образом на инстинктивные проявления свойственные им в диком состоянии, но зато оно может давать начало новым инстинктам, как инстинкты некоторых охотничьих собак» [4, С. 123].

Без усвоения опыта человечества, без общения с себе подобными не будет развитых, собственно человеческих чувств, не разовьется способность к произвольному вниманию и памяти, способность к абстрактному мышлению, не сформируется человеческая личность. Об этом свидетельствуют случаи воспитания человеческих детей среди животных.

Значительная же, устойчивость психической жизни у животных, допускающая только ничтожные изменения, даже при искусственном воспитании, делает невероятным, чтобы, какая либо из ныне живущих животных форм, могла значительно подняться над достигнутым её, в психическом отношении, уровнем развития… Ближайшее психологическое исследование, так называемых, умственных проявлений у животных, показывает, что в основе их лежат, исключительно, простые чувственные акты узнавания и ассоциации, и совершенно отсутствуют признаки, свойственные понятиям и логическим операциям [4, С. 124]. Безосновательность теории автоматизма, на сегодняшний день — очевидна.

36 стр., 17524 слов

Актуальна тем, что изучение приемов и методов развития творческих способностей

... изученность указанной проблемы обусловили выбор темы нашего исследования «Развитие творческих способностей дошкольников в театрализованной деятельности». Проблема исследования: каковы приемы и методы развития творческих способностей дошкольников в театрализованной деятельности. Объект исследования: развитие творческих способностей дошкольников как психолого-педагогическое явление. Предмет ...

2. Позитивно — научная теория, которую охарактеризовать можно так: большинство млекопитающих имеют такие же психофизические функции, как и человек, но отличаются от нас более низкой по качеству ступенью или степенью своего развития. По мнению профессора Вундта — «животные суть существа, познания которых отличаются от человеческого познания лишь степенью достигнутого ими развития… Все духовные отличия суть отличия степени, а не рода» [4, С. 125].

Наука достаточно изучила процессы развития психики животных.

А.Н. Леонтьев выделял три стадии развития психики: стадию элементарной сенсорной психики; стадию перцептивной психики; стадию интеллекта. Деятельность животных на самой ранней стадии развития психики характеризуется тем, что она отвечает отдельному воздействующему свойству (или совокупности отдельных свойств).

Это происходит из-за связи этого свойства с теми воздействиями, от которых зависят основные биологические функции животных. Соответственно, они способны отражать отдельные свойства предметов внешней среды. С другой стороны, развиваются органы движения, органы внешней деятельности животных. Их развитие происходит наиболее заметно из-за двух главных изменений: переход к жизни в условиях наземной среды; у гидробионтов (животных, живущих в водной среде) — переход к активному преследованию добычи.

Вместе с развитием органов чувствительности и органов движения развивается также и нервная система — «орган связи и координации процессов». Возникновение и развитие у животных перцептивной психики обусловлено анатомо-физиологическими изменениями: развитием и изменением роли дистантных органов чувств, в первую очередь зрения; развитием органов внешнего движения. При переходе к стадии перцептивной психики качественно меняется сенсорная форма закрепления опыта. У животных впервые возникают чувственные представления [6, С. 54].

Анализ интеллектуальной деятельности животных показал, что у животных возникает отражение как отдельных вещей, так и их отношений. Животное способно обобщить связи вещей. Основой возникновения и развития интеллекта животных является развитие коры головного мозга, преимущественно лобной коры, и ее функций. К.Э. Фабри, опираясь на более поздние зоопсихологические исследования, выделяет в первых двух стадиях развития психики еще по два уровня, а стадию развития интеллекта не выделяет в отдельную, а относит ее к стадии перцептивной психики [8, С. 94].

На сегодняшний день, до сих пор никто так и не смог сформулировать ответ на вопрос: почему эволюция развития психики животных, вот уже миллионы лет остаётся статичной внутри каждого вида, и только человек — имеет психофизическую способность к саморазвитию.

17 стр., 8062 слов

Значенние эмоций в процесе развития человека

... эмоций на развитие человека . Предметом этой работы является эмоции и их влияние на развитие психического здоровья человека. Целью этой работы является проализировать влияние эмоций на развитие человека между эмоциями и психической организацией человека. ... называемый эмоциональный тон ощущений), которые направляют поведение человека и животных на сближение с источником удовольствия или на избегание ...

Сравнительный анализ человека и животного, относительно позитивно — научной теории, П.Светлов предлагает проводить в трёх степенях:

  • способность отличия себя от внешнего мира;
  • связывание представлений об этом мире;
  • образование понятий и языка [7, С. 99].

Способность отличия себя от внешнего мира — это прерогатива самосознания. А это есть проявление разума, который в человеке выражается, как проявление Духа, что в свою очередь является высшим выражением свойства человеческой души. Может ли, например, лев осознавать, что он лев, а не собака. Безусловно, лев может осознавать своих сородичей львов и отличать их от других животных, но он это делает на очень низком разумном уровне. Человек же, помимо способности отличать себя от животных, способен осмыслить себя и в кругу людей, в большей или меньшей степени сознавать своё место в обществе, семье, осознавать своё личностное «Я», даже в перспективе Вечности (религиозное чувство), что не свойственно животным, и.т.п. У животных эти способности так ярко не выражаются, а это всего лишь определённый инстинктивный уровень, а «инстинктивное действие не предполагает сознания» [4, С. 113].

Только в человеке имеет место самосознание, и это как раз и является основным признаком «личности» в человеке. Человек, подобно всем живым существам, борется за своё бытие, приспособляется и приспособляет к себе среду, сознаёт то, что вокруг него. Изобретает орудия и подчиняет себе силы природы, — всё это может быть и в других высших существах. Но только в человеке есть самосознание — и не в том смысле, что человек видит себя, но и в том, что он открывает в себе глубину неисследимую, находит в себе целый мир… Пусть наше самосознание охватывает лишь малую часть того, что заключено в глубине человека, но слабое мерцание света самосознания есть не только чудо, не только загадка, — но оно иноприродно тварному бытию, как таковому.

И.П. Павлов так определяет сознание: сознание представляется мне нервной деятельностью определенного участка больших полушарий, в данный момент при данных условиях обладающего известной оптимальной (вероятно, это будет средняя) возбудимостью. В этот же момент вся остальная масса больших полушарий находится в состоянии более или менее пониженной возбудимости. В участке больших полушарий с оптимальной возбудимостью легко образуются новые условные рефлексы и успешно вырабатываются дифференцировки. Это есть в данный момент, так сказать, творческий отдел больших полушарий. Другие же отделы их, с пониженной возбудимостью, на это не способны, и их функции при этом — самое большое — составляют ранее выработанные рефлексы, стереотипно возникающие при наличии соответствующих раздражителей. Если бы можно было видеть через черепную коробку и если бы место больших полушарий с повышенной возбудимостью светилось, то мы увидели бы на сознательно думающим человеке, как по его большим полушариям передвигается постоянно изменяющееся по форме и величине, причудливо неправильных очертаний светлое пятно, окруженное на всем остальном протяжении полушарий более или менее значительной тенью, чтобы представить наше понимание сознания, мы должны разделить его на акты, состояния и объем сознания. Мысль течет как ручей. Мысль вспыхивает ярким светом. Мысль роет недра бытия. Спокойные и обдуманные волевые акции. Внезапные волевые взрывы — удар ножом в сердце оскорбителя. Постоянное напряжение воли в потоке жизни, направленное к достижению основных планов и целей. Тихая, лишенная страсти любовь. Глубокое, спокойное эстетическое наслаждение. Бурные страсти: ярость, страх. Глубокая постоянная преданность Богу, всю жизнь направляющая. Это акты сознания. Они вызываются: 1) восприятиями органов чувств, 2) органическими ощущениями нашего тела, 3) восприятиями от нашего трансцендентального существа, 4) восприятиями из высшего духовного мира, 5) воздействиями нашего духа [3, С. 96].

13 стр., 6025 слов

Душа у античных и средневековых философов

... понятие души античных и средневековых философов, проанализировать их мнения и сделать сравнение этих понятий. Задачи работы: 1. Изучить мнение Аристотеля и Платона о душе; 2. Рассмотреть проблемы души у Августина и ... насколько добродетельную и праведную жизнь вела она в земном мире, вновь вселиться в какое-то другое тело (человека или животного). И только самые совершенные души, по Платону, ...

Не нужно быть, профессиональным исследователем, что бы понять, что выше перечисленные формы мыслей и эмоций, в большинстве — не свойственно животному миру.

Образование понятий, суждений, умозаключений и их выражение в языке, является интеллектуальной способностью, как человека, так и животных. Хотя, тут важно отметить, что «отождествление интеллектуальных способностей животных и человека достигается также весьма обычным смешением ума и инстинкта, вследствие которого, неизбежно преувеличение ума животных» [7, С. 114].

Этим преувеличением пользовался ещё во 2 веке до н.э. Цельс, указывая на инстинкты животных, пчёл и муравьёв — в доказательство того, что пчёлы, в силу своего мудрого устроения, умнее людей. Ум и инстинкт не одно и то же. В инстинкте нет личного творчества того, кто обладает тем или иным инстинктом. Пчёлы миллионы лет, собирают нектар, строят соты, размножаются по одному и тому же инстинктивному «сценарию». Человек же строит свой дом с применением способностей к умозаключению, суждению, личному опыту. Появившийся же на свет муравей, следуя инстинкту, всегда будет строить свой муравейник, и выбора у него нет.

Если же взять в пример более совершенных млекопитающих, например, обезьян, то у них есть примитивные признаки разумности и умения мыслить. Исследователь Кёллер заставлял обезьян доставать высоко подвешенный плод путём влезания на нагромождённые один на другой, ящики. Все неудачные попытки, которые Кёллер называет методом проб и ошибок, по его мнению, не доказывают разума. После многих неудач, обезьяна отходит в сторону и сидит — ничего не предпринимая. После такого сидения, она вновь принимается за работу и достигает цели. Кёллер считает, что когда она сидит — она совершает разумную работу [1, С. 77].

Отсюда следует, что «совершенно нет основания, всякие разумные действия животных по аналогии с нашими, человеческими, изъяснять одинаковыми причинами, т.е. разумом; такие действия без остатка могут изъясняться законами, например, простой механической ассоциацией представлений» [7, С. 78].

Необходимо в контексте позитивистской теории рассмотреть и язык животных и человека, как способ выражения себя и понимания другого. Членораздельной речи у животных нет, а есть лишь эмоционально — мимический язык, образуемый голосовыми рефлексами (крики, звуки) и разнообразными рефлективными (непроизвольными) телодвижениями. Понимание друг — друга, между животными хотя бы одного вида — существует. Неспособность попугаев, дроздов и других птиц к членораздельной речи наглядно показывает, что причина молчания животных лежит не в физиологической стороне, а на стороне психической — в отсутствии понятий заключающихся в словах — в том, что животным, по выражению Мэн — дэ- Бирана « нечего сказать» [7, С. 102].

10 стр., 4509 слов

Психика, сознание и бессознательное

... вопрос, проводит аналогию между проблемой бессознательного в психологии и проблемой наличия сознания у животных. На основании одних наблюдений, ... о психике, сознательном и бессознательном имеет определяющее методологическое значение для всякой психологической системы. В зависимости ... изучение поведения, по крайней мере животного, но в принципе и людей, изучение, игнорирующее психическую жизнь. Вместе ...

3. Рассмотрим теорию сходства. В этой теории используется принцип соотношения свойств психики человека и животных. Практически, к этому принципу, в сочинении — я неоднократно прибегал.

Память — неотъемлемое свойство психики как человека, так и животных. Но и здесь можно вывести существенное их различие. Из фактов мы знаем, что человеческая память не имеет чётких границ, во всяком случае, границы эти — наукой не обозначены. Науке известны существенные возможности человеческой памяти, хотя большинство человечества эти возможности памяти так и не научилось использовать. Память животных обусловлена жизненным предназначением её на земле. Например, собака может помнить своего хозяина всю свою земную жизнь; даже после долгой разлуки собака всегда узнает своего хозяина. Собака воспринимает человека визуально, при помощи обоняния и.т.д. Но собака не может воспринимать своего хозяина, как всеобъемлющую личность, а значит и память её не рассчитана на откладывание в ней таких восприятий.

Память животного существенно отлична от человеческой: животным принадлежит непроизвольная их репродукция представлений по законам механической ассоциации, но у них нет памяти, в смысле, способности произвольного или активного воспроизведения представлений; они неспособны намеренно переходить от одного представления к другому, останавливаться на искомом [7, С. 115]. Отсюда животные не имеют понятия о времени: прошедшего, будущего. Для них все события происходят в настоящем. Познания животных отличаются узкой границей чувственности, инстинктом самосохранения, отсутствием поиска Истины.

Воля человека имеет онтологическую абсолютную свободу. Человек способен как лишить себя жизни, так и отдать свою жизнь во спасение другого человека (воинский подвиг).

Человек всегда способен выбрать между сильным и слабым мотивами. Животные подчиняются лишь сильным мотивам. Чувственное побуждение играет у животных более важную роль. Тигр, например, подчиняясь сильному мотиву (чувство голода) убивает другое животное и не испытывает угрызений совести, когда насыщает свой желудок. Таким образом, и нравственные ценности, как и сама нравственность — животному миру не известна.

4. Психология, как наука ставит в сравнительной психологии человека и животного главный вопрос — о душе. Какую сущность имеет душа человека и животного, как в земной перспективе, так и в жизни вечной? Профессор Вильгельм Вундт указывает на материалистическое понимание души: рассматривающее психические процессы, как проявление материи, напр. элементов головного мозга» и спиритуалистическое (духовное) понимание души, как «состояние неделимой и вечной сущности специфически отличной от материи» [4, С. 114]. Следовательно, науке оперирующей в своём познании понятием «опыт», поддаётся исследованию только материальная составляющая, на сферу же духовную, «специфически отличную от материи», естественные науки лишь констатируют существования души, как духа, на который опыт оказывается бессилен. А в вопросе соотношения тела и духа, Вундт лишь подтверждает бессилие науки исследовать этот вопрос: «отношения между ними остаётся загадкой». Ну, всё же попытки дать научную оценку субстанции души имеются. Например, Войно — Ясенецкий даёт определение души: «Что же такое душа? В простейшем ее виде, у животных — это объединяемый самосознанием (умом у высших животных) комплекс органических и чувственных восприятий, мыслей и чувств, следов воспоминаний или только (у низших) комплекс органических ощущений. Примитивный дух животных — это только дыхание жизни (у низших).

4 стр., 1584 слов

Мышление и память

... Благодаря памяти человек выделился из животного царства и достиг тех высот, на которых он сейчас находится. Да и дальнейший прогресс человека без ... мышления. Мышление обнаруживает, открывает в окружающем мире определенные классы предметов и явлений, родственных по тому или иному признаку. Итак, мышление, будучи познавательным процессом, отличается от других тем, что осуществляет обобщение и ...

По мере повышения по лестнице существ растет их духовность, и к дыханию жизни присоединяются зачатки ума, воли и чувства.

У человека душа гораздо выше по своей сущности, ибо участвующий в ее деятельности дух несравним с духом животных. Он может обладать высшими дарами. Дух и душа человека, нераздельно соединены при жизни в единую сущность; но можно и в людях видеть различные степени духовности. Есть люди духовные. Есть, как мы говорили, люди — скоты, люди — трава, есть и люди — ангелы. Первые мало чем отличаются от скотов, ибо духовность их очень низка, а последние приближаются к бесплотным духам, у которых нет ни тела, ни души. Итак, душу можно понимать как совокупность органических и чувственных восприятий, следов воспоминаний, мыслей, чувств и волевых актов, но без обязательного участия в этом комплексе высших проявлений духа, не свойственных животным и некоторым людям.

В самосознании, при жизни, жизнь духа тесно переплетается с теми психическими актами, которые общи человеку и животным, т.е. с органическими ощущениями и чувственными восприятиями: эти последние, в свою очередь, неразрывно связаны с жизнью тела, особенно мозга, и исчезают со смертью тела. Поэтому примитивная душа животных смертна, как смертны и те элементы самосознания человека, которые исходят из умершего тела (органические и чувственные восприятия).

Но бессмертны те элементы самосознания, которые связаны с жизнью духа. Бессмертен дух, который, как покажем ниже, может существовать без связи с телом и душой. Материалисты отрицают бессмертие души именно потому, что ничего не хотят знать о духе. А о бессмертии самосознания, понимаемого чисто физиологически, мы и не говорим.

1.2 Развитие психики в животном мире

Любая наука как самостоятельная отрасль человеческого знания имеет свой особый предмет. Предметом науки психологии являются закономерности возникновения, развития и проявления психики. Еще в глубокой древности человек обратил внимание на то, что существуют явления вещественные — окружающая природа, люди, различные предметы. И невещественные — образы людей и предметов, воспоминания о них, переживания, таинственные, подчас, трудно объяснимые. Не имея возможности правильно понять эти загадочные явления, раскрыть их природу и причины возникновения, люди стали считать их существующими самостоятельно, независимо от окружающего реального мира. Именно так возникли представления о душе и о теле, о материи и о психике, как самостоятельных началах [19, С. 123].

Психика — от греческого душевный, — свойство высокоорганизованной материи, являющейся особой формой отражения действительности, результат специфических взаимодействий живых систем с окружающей средой. Психическая деятельность организма осуществляется посредством множества специальных телесных устройств. Одни из них воспринимают воздействия, другие — преобразуют их в сигналы, строят план поведения и контролируют его, третьи — придают поведению энергию и стремительность, четвертые — приводят в движение мышцы и т.д. Вся эта сложнейшая работа обеспечивает активную ориентацию организма в среде и решение жизненных задач [19, С. 123].

2 стр., 995 слов

Сущность развития психики

... процесса развития психики как результата эволюции материи, осмысление основных этапов развитии психики у животных и развития психических функций человека. Задачи : осуществить анализ информационно-справочной литературы рассмотреть основные этапы развития психики у животных и развитие высших психических функций человека. Проблема развития психики и сознания ...

На протяжении длительной эволюции органического мира — от амебы до человека — физиологические механизмы поведения непрерывно усложнялись, дифференцировались, становясь благодаря этому все более гибкими и оперативными.

До половины прошлого столетия большинство даже ученых людей считало, что животный мир существует сам по себе, а человечество — само по себе. Людям казалось оскорбительной простая мысль о том, что человек и животные едины по своему происхождению. Только великий Дарвин доказал эту истину, тем самым, совершив переворот в человеческих умах.

Если окунуться в предысторию человеческого сознания, то мы увидим, что это длительный и сложный процесс развития психики животных. Психика является продуктом длительного и сложного процесса развития органической природы. Простейшие микроорганизмы не обладают психикой, для них характерна более элементарная форма отражения — раздражимость — это свойство живых организмов реагировать изменением своего состояния или движения на внешнее воздействие. Сила и характер ответных реакций зависят не только от того насколько сильно внешнее воздействие, но и от внутреннего состояния живого существа (эксперименты ученых показали, что сытая амеба на пищу не реагирует).

Тогда как психическое отражение представляет собой реакцию живого существа не только на биологически значимые раздражители, но и на такие, которые выполняют функцию сигнала, как бы предупреждают о биологически значимом воздействии (насекомые, ориентируясь на звук, запах, цвет, находят пищу или избегают опасности) [20, С. 213].

Появление психической формы отражения связано с возникновением простейшей нервной системы. Впервые она появляется у кишечно-полостных (гидра, медуза) — у них наблюдаются недифференцированные реакции всего организма на различные раздражители, так как у них нет управляющего центра, который появляется на следующем этапе развития нервной системы, которая называется ганглиозной (у червей).

У них организм действует как единое целое, но головной узел устроен сложнее, чем все остальные, поэтому реагирует более дифференцированно на внешние раздражители.

В дальнейшем, с переходом животных к наземному образу жизни и с развитием коры головного мозга возникает психическое отражение животными целостных вещей, возникает перцептивная психика.

Еще большее усложнение условий существования, которое привело к развитию еще более совершенных органов восприятия и действия, и еще более совершенного мозга, создает у животных возможность чувственного восприятия вещей в виде предметных ситуаций.

Развитие жизни приводит к возникновению у них органов чувств, органов действия и нервной системы, функцией которых является отражение окружающей их действительности.

Отвечая изменению условий существования, изменяется и деятельность животных. Первое отличие всякой деятельности животных от деятельности человека состоит в том, что у животных она является деятельностью инстинктивно-биологической, то есть деятельность животного может осуществляться только в том случае, если для него это жизненно необходимо, если при помощи этой деятельности будет происходить удовлетворение его биологических потребностей. Например, если в сознании человека фигура треугольника характеризуется объективно — количеством углов, сторон и т.д., то для животного она будет характеризоваться и отражаться неотделимо от соответствующего биологического его отношения. Поэтому, если у животного не существует к данной вещи, предмету инстинктивного отношения, то она для животного как бы не существует. Когда человек вступает в отношение к вещи, то он отличает объективный предмет своего отношения, а с другой — свое отношение к нему. Такого разделения у животного не существует. «Животное — не относится ни к чему и вообще не «относится»…» — говорил К. Маркс [20, С. 214].

4 стр., 1892 слов

Филогенез нервной системы животного

... прошлых ступеней развития. (1) нервная система беспозвоночный позвоночный животное филогенез 1. Нервная система беспозвоночных У простейших ... поведения животного взаимосвязана со степенью развития грибовидного тела.(1) Нейросекреторные клетки расположены почти во всех отделах нервной системы, ... нервная система, имеющаяся у высших животных, сформировалась в процессе длительной эволюции. Филогенемз, ...

Еще одной чертой отличия психики животного от психики человека является показатель отношения животного к себе подобным. Животное относится к себе подобным также как и к другим внешним предметам и объектам, они тоже принадлежат к кругу инстинктивных биологических отношений. Это стоит в связи с тем фактом, что у животных не существует общества. У некоторых животных (муравьи, пчелы и др.) можно наблюдать деятельность нескольких животных, но мы никогда не наблюдаем у них совместной деятельности. Исследователи провели такой эксперимент: сразу перед несколькими обезьянами поставили задачу — требовалось положить ящик на ящик, для того, что бы влезть на них и этим способом достать высоко подвешенный банан. Животные действовали, не считаясь с другими. При таком совместном действии возникла борьба за ящики, драки между животными, но постройка так и осталась не возведенной. Хотя в отдельности каждая обезьяна может ставить ящик на ящик и взбираться по ним вверх.

1.3. Сознание человека

Совсем иную форму психики, характеризующуюся совершенно другими чертами, представляет собой психика человека — человеческое сознание.

Психика как отражение действительности в мозгу человека характеризуется разными уровнями. Высший уровень психики, свойственный человеку образует сознание.

Сознание — высшая ступень развития психики, свойственная только человеку, которая возникла в процессе общественной трудовой деятельности людей при постоянном общении их между собой с помощью языка.

Какова же структура сознания, его важнейшие психологические характеристики?

Первая его характеристика дана уже в самом его наименовании: сознание. Человеческое сознание включает в себя совокупность знаний об окружающем нас мире. К. Маркс писал: «Способ, каким существует сознание и каким нечто существует для него, это — знание». В структуру сознания, таким образом, входят важнейшие познавательные процессы, с помощью которых человек постоянно обогащает свои знания. К числу этих процессов могут быть отнесены ощущения и восприятия, память, воображение и мышление. С помощью ощущений и восприятий при непосредственном отражении воздействующих на мозг раздражителей в сознании складывается чувственная картина мира, каким он представляется человеку в данный момент [18, С. 349].

Память позволяет возобновить в сознании образы прошлого, воображение — строить образные модели того, что является объектом потребностей, но отсутствует в настоящее время. Мышление обеспечивает решение задач путем использования обобщенных знаний. Нарушение, расстройство, не говоря уже о полном распаде любого из указанных психических познавательных процессов, неизбежно становятся расстройством сознания.

Вторая характеристика сознания — закрепленное в нем отчетливое различение субъекта и объекта, т. е. того, что принадлежит «я» человека и его «не — я». Человек, впервые в истории органического мира выделившийся из него и противопоставивший себя окружающему, продолжает сохранять в своем сознании это противопоставление и различие. Он единственный среди живых существ способен осуществлять самопознание, т.е. обратить психическую деятельность на исследование самого себя. Человек производит сознательную самооценку своих поступков и самого себя в целом. Отделение «я» от «не — я» — путь, который проходит каждый человек в детстве, осуществляется в процессе формирования самосознания человека [18, С. 349].

Третья характеристика сознания — обеспечение целеполагающей деятельности человека. В функции сознания входит формирование целей деятельности, при этом складываются и взвешиваются ее мотивы, принимаются волевые решения, учитывается ход выполнения действий и вносятся в него необходимые коррективы и т. д. К. Маркс подчеркивал, что «человек не только изменяет форму того, что дано природой; он осуществляет вместе с тем и свою сознательную цель, которая как закон определяет способ и характер его действий и которой он должен подчинять свою волю». Всякое нарушение в результате болезни или по каким-то иным причинам возможности осуществлять целеполагающую деятельность, ее координацию и направленность рассматривается как нарушение сознания.

Наконец, четвертая характеристика сознания — включение в его состав определенного отношения. «Мое отношение к моей среде есть мое сознание», — писал К. Маркс. В сознание человека неизбежно входит мир чувств, где находят отражение сложные объективные и, прежде всего, общественные отношения, в которые включен человек.

2. Сравнительная характеристика психики человека и животного

2.1 Познавательные процессы (ощущения, восприятие, память, речь)

Как человек, так и животные обладают общими врожденными элементарными способностями познавательного характера, которые позволяют им воспринимать мир в виде элементарных ощущений (у высокоразвитых животных — и в виде образов), запоминать информацию. Все основные виды ощущений: зрение, слух, осязание, обоняние, вкус, кожная чувствительность и др. — с рождения присутствуют у человека и животных. Их функционирование обеспечивается наличием соответствующих анализаторов.

Но восприятие и память развитого человека отличаются от аналогичных функций у животных и новорожденных младенцев. Эти отличия проходят сразу по нескольким линиям.

Во-первых, у человека по сравнению с животными соответствующие познавательные процессы обладают особыми качествами: восприятие — предметностью, константностью, осмысленностью, а память — произвольностью и опосредствованностью (применение человеком специальных, культурно выработанных средств запоминания, хранения и воспроизведения информации).

Именно эти качества приобретаются человеком при жизни и развиваются далее благодаря обучению.

Во-вторых, память животных по сравнению с человеком ограничена. Они могут пользоваться в своей жизни только той информацией, которую приобретают сами. Следующим поколениям себе подобных существ они передают лишь то, что как-то закрепилось наследственно и отразилось в генотипе. Остальной благоприобретенный опыт при уходе животного из жизни оказывается безвозвратно утраченным для будущих поколений [14, С. 85].

Иначе обстоит дело у человека. Его память практически безгранична. Он может запоминать, хранить и воспроизводить теоретически бесконечное количество информации благодаря тому, что ему самому нет необходимости всю эту информацию постоянно помнить и держать в своей голове. Для этого люди изобрели знаковые системы и средства для записи информации. Они могут не только записывать и хранить ее, но также передавать из поколения в поколение через предметы материальной и духовной культуры, обучение пользованию соответствующими знаковыми системами и средствами.

Любая группа, для того чтобы выжить, должна обладать средством, которое позволяло бы ее членам общаться между собой, направлять и координировать действия каждого из них.

Почти у всех видов животных имеются способы передачи информации, с помощью которых каждая особь может сообщать другим представителям своего вида об опасности, привлекать внимание потенциального брачного партнера или запрещать проникновение на свою территорию. Эти сигналы, однако, всегда связаны с той или иной сиюминутной ситуацией. По-видимому, ни одно животное, кроме человека, не способно передавать информацию, не относящуюся к данному моменту. Только человеческие существа могут при помощи слов возвращаться в прошлое, делая доступным познание давних событий, а также сообщать заранее о некоторых событиях или действиях, предстоящих в будущем, или необходимых шагах для их осуществления [14, С. 86].

Исследователи еще не пришли к единому мнению о том, в какой именно момент возник язык. Некоторые авторы считают, что это произошло очень давно, возможно 2 млн. лет назад, в эпоху, когда Нотo habilis изготовлял свои первые орудия. Разнообразие этих орудий и передача соответствующих навыков были бы невозможны без языка.

Особенности взаимоотношений животных друг с другом определяют и особенности их “речи”. Как известно, общение животных выражается нередко в том, что одно животное воздействует на других с помощью звуков. Имеем ли мы в этом случае процесс, похожий на речевое общение человека? Некоторое внешнее сходство между ними, несомненно, существует. Внутренне же эти процессы в корне различны. Человек выражает в своей речи некоторое объективное содержание и отвечает на обращенную к нему речь не просто как на звук, а как на отраженную в речи реальность. Голосовое общение животных в корне отличается от нее. Легко доказать, что животное отвечает на голос сородича вне зависимости от того, что отражает данный ключевой сигнал: он имеет для него лишь определенный биологический смысл. Или, например, у птиц, живущих стаями, существуют специфические крики, предупреждающие стаю об опасности. Эти крики воспроизводятся птицей всякий раз, когда она чем-нибудь напугана. При этом совершенно безразлично, что действует в данном случае на птицу: один и тот же крик сигнализирует и о появлении человека, и о появлении хищного животного и просто о каком-нибудь необычном шуме. Следовательно, эти крики связаны с теми или иными явлениями действительности, сходством объективного отношения к ним животного. Иначе говоря, упомянутые крики животных лишены устойчивого объективного предметного значения. То есть общение животных и по своему содержанию и по характеру осуществляющих его конкретных процессов также полностью остается в пределах их инстинктивной деятельности.

2.2 Научение, мышление, интеллект

Не менее важные различия обнаруживаются в мышлении человека и животных. Оба названных вида живых существ чуть ли не с рождения обладают потенциальной способностью к решению элементарных практических задач в наглядно-действенном плане. Однако уже на следующих двух ступенях развития интеллекта — в наглядно-образном и словесно-логическом мышлении — между ними обнаруживаются разительные различия.

Только высшие животные, вероятно, могут оперировать образами, причем это до сих пор в науке остается спорным. У человека данная способность проявляется с двух- и трехлетнего возраста. Что же касается словесно-логического мышления, то у животных нет и малейших признаков этого типа интеллекта, так как ни логика, ни значения слов (понятия) им не доступны.

Ученых также давно волновал вопрос, способны ли животные чему-нибудь научиться. В 1912 году Йеркс пытался выяснить, на какой ступени эволюции животного мира появляется эта способность чему-то научаться. Ее зачатки с несомненностью обнаруживались уже у дождевого червя. Действительно, Йеркс сумел научить некоторых особей поворачивать направо в Т-образном лабиринте. Чтобы достичь такого результата, потребовалось больше 150 проб, в которых червь, если он поворачивал налево, натыкался на сетку, находившуюся под током. Тем не менее, было доказано, что простая нервная система этих животных может накапливать информацию, способную изменять их поведение [11, С. 126].

У высших млекопитающих, главным образом у обезьян в человека, благодаря высокому уровню развития головного мозга появляются новые способности, позволяющие решать задачи без предварительных пробных манипуляций.

Очевидно, наиболее далеко продвинувшиеся в процессе эволюции обезьяны и, разумеется, человек смогли выработать эту способность улавливать связь между различными элементами ситуации и выводить из нее правильное решение путем умозаключений, не прибегая к пробным действиям, производимым наудачу.

Умозаключения используются в самых разнообразных ситуациях повседневной жизни, идет ли речь о выполнении какой-нибудь задачи, о перемещении из одного места в другое или о получении и осмысливании информации, исходящей от среды, в которой живет индивидуум.

У позвоночных, стоящих на вершине эволюционной лестницы, в частности у приматов, возникают новые формы индивидуально-изменчивого поведения, которые с полным основанием могут быть обозначены как “интеллектуальное” поведение.

Таким образом, на высших этапах эволюции начинают формироваться особенно сложные виды поведения со сложной структурой, включающей:

  • ориентировочно исследовательскую деятельность, приводящую к формированию схемы решения задачи;
  • формирование пластически изменчивых программ поведения, направленных к достижению цели;

— сличение выполненных действий с исходным намерением. Характерным для такого строения сложной деятельности является ее саморегулирующийся характер: если действие приводит к нужному эффекту, оно прекращается, если оно не приводит к нужному эффекту — в мозг животного поступают соответствующие сигналы и попытки решить задачу начинаются снова [12, С. 127].

Систематические исследования интеллектуального поведения высших животных (обезьян) были начаты известным немецким психологом В.Келлером. Для изучения этой формы поведения Келлер ставил обезьян в сложные условия, когда непосредственное достижение цели было невозможно.

Обезьяна должна была либо использовать обходной путь, чтобы получить приманку, либо использовать для этой цели специальные орудия. Так, например, обезьяну помещали в большую клетку, рядом с которой клали приманку на таком расстоянии, чтобы обезьяна не могла до нее дотянуться. Достать ее она могла, лишь использовав обходной путь через дверь, расположенную в задней стене клетки.

Исследования, проведенные Келлером, позволяли наблюдать следующую картину. Сначала обезьяна безуспешно пыталась непосредственно достать приманку: тянулась к ней или прыгала. Затем она бросала эти безуспешные попытки, и наступал период, когда обезьяна неподвижно сидела и лишь рассматривала ситуацию, что сопровождалось соответствующими движениями глаз, до тех пор, пока не приходила к правильному решению задачи. Характерно, что решение задачи перемещалось из периода непосредственных проб в период предшествующего попытке наблюдения, и движение обезьяны становилось лишь исполнением ранее выработанного “плана решения”.

Очень сложно объяснить, как животное приходит к интеллектуальному решению задачи, и процесс этот трактуется различными исследователями по-разному. Одни считают возможным сблизить эти формы поведения обезьяны с человеческим интеллектом и рассматривают их как проявление творческого озарения. Австрийский психолог К.Вюлер полагает, что использование орудий обезьянами следует рассматривать как результат переноса прежнего опыта (обезьянам, живущим на деревьях, приходилось притягивать к себе плоды за ветви).

С точки зрения современных исследователей, основу интеллектуального поведения составляет отражение сложных отношений между отдельными предметами. Животные способны уловить отношения между предметами и предвосхитить результат данной ситуации. И.П. Павлов, проводивший наблюдения над поведением обезьян, называл интеллектуальное поведение обезьян “ручным мышлением” [9, С. 213].

Итак, интеллектуальное поведение, которое свойственно высшим млекопитающим и достигает особенно высокого развития у человекообразных обезьян, представляет собой ту верхнюю границу развития психики, за которой начинается история развития психики уже совсем другого, нового типа, свойственной только человеку, — история развития человеческого сознания. Предысторию человеческого сознания составляет, как мы видели, длительный и сложный процесс развития психики животных. Если окинуть единым взглядом этот путь, то отчетливо выступают его основные стадии и управляющие им закономерности. Развитие психики животных происходит в процессе их биологической эволюции и подчинено общим законам этого процесса. Каждая новая ступень психического развития в своей основе вызвана переходом к новым внешним условиям существования животных и новым шагом в усложнении их физической организации.

2.3 Мотивация и эмоции

Более сложным является вопрос о сравнении проявления эмоций у животных и человека. Трудность его решения состоит в том, что первичные эмоции, имеющиеся у человека и животных, носят врожденный характер. Оба вида живых существ, по-видимому, их одинаково ощущают, однообразно ведут себя в соответствующих эмоциогенных ситуациях. У высших животных — антропоидов — и человека имеется много общего и во внешних способах выражения эмоций. У них же можно наблюдать что-то подобное настроениям человека, его аффектам и стрессам.

Вот один довольно забавный пример. Демонстрация оскала — широчайше распространенная у позвоночных инстинктивная программа. Ее цель — предупредить при встрече с кем-либо, что вы вооружены и готовы за себя постоять. Приматы очень широко пользуются ею при контактах.

Человек тоже скалит зубы при сильном страхе или гневе. Оказаться адресатом такой демонстрации неприятно и совсем не хочется. Но у программы показа зубов есть еще два куда более мягких варианта. Первый — заискивающая улыбка. Так улыбается человек, вступая в контакт с тем, кого побаивается. Второй — это широкая улыбка. Так улыбается другому спокойный, уверенный в себе человек. В сущности, он тоже показывает вам, что вооружен и готов за себя постоять и в вашем снисхождении не нуждается. Но эта форма демонстрации настолько мягкая, что не только не вызывает у вас страха, а напротив, действует приветливо и умиротворяюще. Мы чувствуем: «Вот, по-видимому, хороший человек, ему от меня ничего не надо, мне от него тоже, но если бы он мне понадобился, мы бы легко вступили в контакт». Давно замечено: когда человек, всю жизнь проживший при тоталитарном режиме, попадает в страну, где люди чувствуют себя свободно, его поначалу удивляет, почему окружающие все время улыбаются друг другу и ему тоже. Путешественник, привыкший, что вокруг никто не улыбается, а если и улыбается, то заискивающе, в первые дни думает, что от него чего-то хотят [3, С. 58].

Вы замечали, наверное, не раз, как склонный к авторитарности начальник, видя в зале совещания улыбающихся друг другу подчиненных, приходит в волнение и требует прекратить улыбаться. Во-первых, начальник привык, что ему при встрече сотрудники улыбаются иной улыбкой — заискивающей. Во-вторых, когда начальник подсознательно ощущает, что среди подчиненных есть люди, чувствующие себя свободно, он настораживается: «Свободны от кого? От начальника? Не боятся? Значит, не уважают? Я этого не заслужил!»

Вместе с тем у человека есть высшие нравственные чувства, которых нет у животных. Они, в отличие от элементарных эмоций, воспитываются и изменяются под влиянием социальных условий.

Много усилий и времени ученые затратили на то, чтобы разобраться в вопросе об общности и различиях в мотивации поведения людей и животных. У тех и других, без сомнения, есть немало общих, чисто органических потребностей, и в этом отношении трудно обнаружить сколько-нибудь заметные мотивационные различия между животным и человеком.

Есть также ряд потребностей, в отношении которых вопрос о принципиальных различиях между человеком и животными представляется однозначно и определенно нерешаемым, т.е. спорным. Это — потребности в общении (контактах c себе подобными и другими живыми существами), альтруизме, доминировании (мотив власти), агрессивности. Их элементарные признаки можно наблюдать у животных, и окончательно до сих пор неизвестно, передаются они человеку по наследству или приобретаются им в результате социализации [3, С. 58].

У человека имеются и специфические социальные потребности, близкие аналоги которых нельзя обнаружить ни у одного из животных. Это — духовные потребности, потребности, имеющие нравственно-ценностную основу, творческие потребности, потребность в самосовершенствовании, эстетические и ряд других потребностей.

Одну из главных проблем психологии составляет выяснение вопроса о том, какие из потребностей у человека являются ведущими в детерминации поведения, какие — подчиненными.

Заключение

История сравнительных исследований дала немало примеров того общего, что обнаруживается в психике человека и животных. Тенденция выстраивания фактов, добытых в этих исследованиях, такова, что в них между человеком и животными со временем выявляется все больше сходства, так что животные психологически как бы наступают на человека, отвоевывая у него привилегии одну за другой, а человек, напротив, отступает, без особого удовольствия признавая в себе наличие выраженного животного и отсутствие преимущественного разумного начала.

Примерно до середины XVII в. многие думали, что между человеком и животными нет ничего общего ни в анатомо-физиологическом устройстве, ни в поведении, ни тем более в происхождении. Затем была признана общность механики тела, но оставалась разобщенность психики и поведения (XVII—XVIII вв.).

В прошлом столетии теория эволюции Ч.Дарвина шатким мостиком эмоциональной экспрессии перекрыла психологическую и поведенческую пропасть, веками разделявшую эти два биологических вида, и с тех пор начались интенсивные исследования психики человека и животных. Поначалу под влиянием Дарвина они касались эмоций и внешних реакций, затем перекинулись на практическое мышление.

В начале текущего столетия исследователей заинтересовали индивидуальные различия в темпераменте среди животных (И.П.Павлов), и, наконец, последние несколько десятилетий XX в. оказались связанными с поисками идентичности в коммуникации, групповых формах поведения и механизмах научения у человека и животных.

Почти все, что имеется в психологии и поведении животного, приобретается им одним из двух возможных путей: передается по наследству или усваивается в стихийном процессе научения. То, что передается по наследству, обучению и воспитанию не подлежит; то, что появляется у животного спонтанно, может возникнуть и у человека без специального обучения и воспитания. Это, следовательно, также не должно вызывать повышенного беспокойства со стороны педагогов. Внимательное изучение психологии и поведения животных, их сравнение с психологией и поведением человека позволяют установить то, о чем нет необходимости проявлять специальную заботу при обучении и воспитании людей.

У человека кроме наследуемого и стихийного прижизненно приобретаемого опыта есть еще сознательно регулируемый, целенаправленный процесс психического и поведенческого развития, связанный с обучением и воспитанием. Если, изучая человека и сравнивая его с животными, мы обнаруживаем, что при наличии одинаковых анатомо-физиологических задатков человек в своей психологии и поведении достигает большего, чем животное, уровня развития, значит, это является результатом научения, которым можно сознательно управлять через обучение и воспитание. Таким образом, сравнительное психолого-поведенческое исследование человека и животных позволяет более правильно, научно обоснованно определять содержание и методы обучения и воспитания детей.

Первое отличие всякой деятельности животных от деятельности человека состоит в том, что она является деятельностью непосредственно биологической. Иначе говоря, деятельность животного возможна лишь по отношению к предмету, жизненной биологической потребности, всегда оставаясь в пределах их инстинктивных, биологических отношений к природе. Это общий закон. В связи с этим и возможности психического отражения животными окружающей их действительности также являются принципиально ограниченными, так как включают лишь стороны и свойства предметов, связанные с удовлетворением их биологических потребностей. Поэтому у животных в противоположность человеку не существует устойчивого объективно предметного отражения действительности. Таким образом, для животного всякий предмет окружающей действительности всегда выступает неотделимо от его инстинктивной потребности.

Еще одна особенность, которая отличает сознательную деятельность человека от поведения животного, заключается в том, что подавляющее большинство знаний и умений человека формируются путем усвоения общечеловеческого опыта, накопленного в общественной истории и передающегося в обучении. То есть подавляющее большинство знаний, умений и приемов поведения, которыми располагает человек, не является результатом его собственного опыта, а приобретается усвоением общественно-исторического опыта поколений, что коренным образом отличает сознательную деятельность человека от поведения животного.