Социологический анализ провинциальной элиты

Нынешний период для России является переходным: расставшись с “привычным” тоталитарным коммунистическим прошлым, общество вступило на путь построения демократического государства. Несмотря на неустойчивость этого периода, обусловленную и низкой эффективностью преобразования экономики, и неконсолидированностью общества, идея правового государства постепенно укореняется в сознании россиян, особенно в образованных слоях. Несмотря на недовольство непопулярными переменами, граждане уже не хотят расставаться с входящими в привычку социальными и политическими свободами. Именно в этих непростых условиях состояние элит представляет собой один из важнейших показателей состояния общества и его перспектив развития.

При слабой структурированности общества, при отсутствии сложившихся массовых социальных слоев со своими осознанными социальными интересами и устойчивой политикой, идеологической ориентацией, именно действия элитных групп общества в еще большей мере, чем в иной ситуации, определяют направление общественного развития.

Нашей стране присуща специфика, заключающаяся в том, что состояние, интересы и действия прежде всего элитных слоев, правящих групп и их оппонентов во многом определяли драматические моменты российской истории при меньшей, чем в ряде других стран, роли основной массы этих групп.

Актуальность данной темы обусловлена также тем, что с начала 90-х годов регионы РФ стали приобретать самостоятельный статус и существенно влиять на политику центра. В этой связи особый интерес приобретают процессы элитообразования в российских регионах, этапы ее формирования, особенности и источники рекрутирования. Актуален и вопрос изучения политической элиты Самарской области — одного из наиболее развитых промышленных регионов России.

И ныне, в переломный момент российской истории, роль российской элиты привлекает все большее внимание отечественных и зарубежных исследователей. Возрастает поток публикуемых биографий и рейтингов представителей элиты, пристальное внимание уделяется политической элите: прогнозируется ее поведение, анализируются пути рекрутирования элиты. При органах власти различного уровня создаются аналитические подразделения, занимающиеся этими вопросами и разрабатывающие рекомендации по правильной ориентации практической политической деятельности.

Для отечественной науки обращение к исследованию элиты сопряжено с разработкой новой концепции социальной структуры общества, отходом от формационного принципа, анализа его истории, присущего марксистской теории. В последней каждая ступень (формация) развития общества характеризуется способом производства и обусловленными им производственными отношениями, и основная движущая сила истории — классовая борьба. Теория элит к ключевым причинам политических и социальных перемен относит изменения внутри самой элиты, а также делит общество на элиту и массу.

9 стр., 4361 слов

Игрушки Советского общества. История и значение

... Его рассмотрение находится на стыке социологии и искусствоведения. Он связан с вопросом, как и почему то или иное общество отражено в игрушке, какие элементы социальной системы находят ...

недостаточно разработанной

Появившиеся у нас в последнее десятилетие публикации, в основном, являются переизданием научных трудов западноевропейских основоположников теории элиты, опубликованных авторами, как правило, в первой половине нынешнего столетия. Существенное количество современных зарубежных публикаций относится к 50 — 90-м годам и посвящено не только развитию теории элиты, но исследованию ее поведения, структуры, характера рекрутирования, а также влияния на ориентацию и развитие общества, возникновение и разрешение социальных конфликтов. Отечественные исследователи, судя по опубликованным материалам, активизировали свою деятельность по изучению российских злит с начала 90-х годов, причем первые работы преимущественно носили информационно-справочный характер, например, в виде кратких биографий членов высшей представительной власти, лидеров партий и движений. Подтверждением актуальности и важности темы является создание сектора изучения элиты в Институте социологии РАН, которым руководит О. В. Крыштановская и чьи работы посвящены анализу современного состояния российской элиты, либо этапам ее развития. Сотрудником аналитических подразделений Президентской администрации является М. Н. Афанасьев — доктор политических наук, результаты исследований которого широко использованы в настоящей работе.

Необходимо отметить, что российская политическая элита из-за имеющих место расколов и конфликтов внутри правящего слоя (представительно-законодательная и исполнительная власть), снижения консолидации центральной и региональных органов власти, неустойчивости и зыбкости политических партий и их лидеров не имеет вполне определенных границ элиты в целом и отдельных ее групп. Эта особенность наложила отпечаток на характер опубликованных работ, заключающийся в том, что исследователи по-разному подходят к выделению основных групп в составе элиты и определению структуры элиты в целом.

Из-за конкурентной множественности элиты, т. е. сложных взаимных зависимостей групп, “отталкиваний” и “притяжений” многие публикации фрагментарны, раскрывают лишь отдельные этапы развития элиты, как привило, ограничиваясь переходными периодами российской истории, либо посвящены исследованию отдельной группы. Примером может служить работа Эвана Модсли из Университета Глазго, использованная при написании настоящей работы. Автор рассмотрел характерные черты Советской политической элиты с 1939 по 1990 г., отнеся к ней только членов ЦК КПСС. Опубликованные Крыштановской О. В. работы так же посвящены, в основном, отдельным этапам эволюции элиты.

Номенклатура

Целью настоящей работы является исследование тенденций, условий и этапов развития российской политической элиты в рамках существования советского государства, построение цельной картины ее динамики с момента фундаментальной смены элиты в 1917 г. до настоящего времени.

Данная цель реализуется через решения следующих задач:

1) выделить этапы развития отечественной политической элиты и их особенности;

2) выявить социально-политические характеристики современной федеральной элиты;

3) рассмотреть особенности региональной политической элиты в России;

11 стр., 5447 слов

Особенности исторического развития России

... транспорта, плохие дороги, слабое развитие тор­говли и связи. Особенности российского исторического процесса в не­ ... факторах, повлиявших на русскую историю. Показать основные точки зрения на проблему особенностей русской истории. Обратить внимание на особую роль «государственного начала», специфику российского ... напряжения сил, ибо сезон сельскохозяйствен­ных работ был намного больше. Это обеспечивало ...

4) выделить этапы формирования региональной политической элиты РФ;

5) проанализировать источники и особенности механизма рекрутирования российской политической элиты РФ;

6) выявить социально-политические особенности региональной политической элиты Самарской области

Недостаток научных публикаций по перечисленным вопросам восполнен анализом обширной информации из СМИ: газетных и журнальных статей, интервью известных политиков, экономистов, политологов и социологов, (в т. ч. и зарубежных), известных обозревателей и журналистов. Анализ биографий и рейтингов Самарских политиков позволил составить коллективных портрет не только губернской, но и местной (районной) элиты.

Работа состоит из введения, двух глав и заключения. Во ведении обосновывается актуальность темы, раскрывается степень ее разработанности в научной литературе, намечаются основные цели и задачи исследования.

первой главе

Глава вторая

Глава I.

Эволюция российской элиты в период социально-политических трансформаций

1. Понятие политической элиты

Понятие элита в научных исследованиях появилось сравнительно недавно, иначе говоря, прежние описания реальных и идеальных социальных порядков обходились без него. По меткому замечанию М. Афанасьева, “новое время породило новое понятие”.

К основоположникам теории элиты принято относить итальянца Вильфредо Парето (1848 — 1923), который определил элиту как класс общества, в который входят индивиды, более других преуспевающие в своей деятельности. Те члены данного класса, которые прямо или косвенно играют заметную роль в правительстве, составляют правящую элиту. Подход к определению элиты В. Парето сформулировал так: “допустим, что во всех областях деятельности каждый индивид получает индекс своих способностей, приблизительно так, как ставят оценки на экзаменах… таким образом, мы составим класс тех, у кого самые высокие индексы в их сфере деятельности, и назовем это элитой”. Цит. по Р. Арон. Этапы развития социологической мысли, М., 1992, С. 451 — 452.

Отметим особенности его подхода. Во-первых, ставя в основу определения “… во всех областях деятельности” социолог придает элите характер универсальности, энциклопедичности, что, в свою очередь, превращает элиту в малочисленный класс, в меньшинство. Во-вторых, по Парето, достижения индивидов определяют их статус, тем самым, предполагая, что в основе социальной иерархии всегда лежит конкуренция способностей индивидов.

Таким образом, население состоит из двух слоев: нижний слой, непричастный к элите; высший слой — элита, делящаяся на правящую и не правящую. В основе социального разделения лежит неустранимая неравномерность распределения богатств. Борьба за передел богатства и власти, даже когда в ней участвуют массы, приводит лишь к смене одного правящего меньшинства другим. Всякая правящая элита со временем теряет волю, способность своевременно и адекватно реагировать на общественные потребности, к разумному применению силы. Дети наследуют высокий статус, но не таланты и энергию своих родителей. Одряхлевшую аристократию заменяет новая, что “звучит” довольно пессимистично.

Так же как и Маркс, Парето видел в истории общества историю борьбы классов, но, в отличие от Маркса, он не сводил классовую борьбу к вопросу о собственности на средства производства. По его мнению, классовая борьба — лишь форма борьбы за жизнь, а то, что именуют “конфликтом между трудом и капиталом”, — лишь форма классовой борьбы. Поэтому упразднение “капитала” может привести “помимо экономической деградации лишь к видоизменению социального господства и подчинения.

5 стр., 2086 слов

Социально-политическая элита гражданского общества

... выступающие тормозом на пути реальной демократизации российского общества, становления в стране действительно правовой, социально ориентированной политической системы. Анализ этих проблем и путей их ... к вопросам выбора критерия и методов выделения политической элиты. Так, для подготовки структурной матрицы политической элиты идеально подходит альтиметрический критерий, которому в методическом ...

По марксизму, — классовые конфликты являются основным средством исторического движения к бесклассовому обществу. Можно сказать, что марксизм заменяет человеческий выбор детерминистическим видением неизбежного движения к свободе, равенству и процветанию для всех.

Элитаризм полностью отрицает подобный детерминизм и в целом возможность подобного движения.

Утверждая неизбежность возникновения элиты в любом крупном и развитом обществе, элитаристы основное внимание уделяют политической власти и выбору, а также постоянству деления общества на элиту и на массы и на изменения внутри самой элиты как ключевые принципы политических и социальных перемен. Таким образом, марксизм и элитаризм формируют две полярные точки зрения.

Строение общества при фашизме “более соответствует элитарной модели, чем модели марксизма. Распад системы произошел из-за политической и милитаристской конфронтации, а не из-за классовой борьбы”. Точно также, трудно объяснить распад Советского Союза, основываясь на марксистском анализе.

Теория элитаризма, по мнению зарубежных социологов, является “реакцией определенной группы людей на марксистскую утопию”. По мнению этих людей, при достижении общего равенства исчезает и “индивидуальная, мотивация труда”, что неизбежно ведет к упадку материального производства. При этом провозглашается (и обеспечивается) равенство лишений для всех, за исключение политических лидеров, неизбежно превращающихся в привилегированную группу.

Другой основоположник теории элит, итальянец Гаэтано Моска (1858 — 1941), считал, что при соответствующей организации малочисленные группы способны прямо или косвенно влиять на политические убеждения большинства и подобное меньшинство является характерной чертой любого общества. В. Парето дополнил эту идею утверждением о том, что поведение как элит, так и масс обуславливается столкновением экономических интересов и моральных норм. Из-за этого, а также из-за природного одряхления (дегенерации), элиты со временем заменяются новыми: процесс цикличен. Вся история человечества — это конкурентная борьбы элит, которые, по определению Н. Макиавелли, подразделяются на “львов” (консерваторов, предпочитающих жестокие методы правления) и на “лис” (реформаторов, хитрых и изворотливых).

Спокойные периоды развития общества, свойственные правлению “львов”, сменяются революционными периодами, где правят “лисы”. Но вскоре общество устает от перемен, и к власти опять возвращаются “львы” (или “лисы” надевают их личины).

По мнению немца Макса Вебера (1864 — 1920), главная роль в этом процессе принадлежит лидерам, сила и эффективность деятельности которых основывается на их умении привлечь на свою сторону массы, данная задача возлагается на бюрократический аппарат, имеющийся у каждой партии. Основные исследования по теории элит развивались в западноевропейских странах, особенно в третьей четверти 20-го века уже обсуждались такие вопросы, как наличие элит как таковых, их взаимоотношений в обществе, имидж и многое другое; один из основных выводов исследователей — внутренняя деятельность элит является основой различий политических систем в свободных (демократических) странах. “Существование элит делает невозможным достижение утопий, все политические перемены зависят от отношений между элитами, однако эти процессы значительно ограничены политической ориентацией масс”.

18 стр., 8561 слов

Феномен власти в жизни общества философия

... в их свете проследить историю возникновения власти. Власть в обществе во всех ее разновидностях, и сами проявления власти, связаны своим происхождением прежде всего с социальным организмом, его спецификой, состоящей в регуляции жизни ... в той или иной мере власти всех видов. В свою очередь, уже в самой власти как феномене, ... группы не сможет нормально функционировать. Возникает потребность в ком-то или в ...

В развивающихся восточных странах, а также в странах “соцлагеря” элитаризм был “неудобен”, т. е. не способствовал, в отличие от марксизма, поддержке революционных лидеров, в результате, на все исследования была наложена строгая цензура.

управляемые

организующей

номенклатурная организация

Крах социализма привел не только к реальным изменениям в режиме, но и в соответствии с теорией “циркуляции элит” к “замене номенклатуры — “передового слоя” всех социальных ячеек, институтов государственной власти и общественной самоорганизации”.

Как показано ниже (§ 2), под номенклатурой понимается перечень наиболее важных должностей, определяемых партийным аппаратом. Зарубежные исследователи номенклатуру не относят к элите, т. е. “она является группой людей, имеющих влияние на решения, по своей сути, народные”, иначе говоря, на решения и действия масс — низшего слоя, не причастного к элите. По мнению того же автора, “номенклатура включает людей, не принадлежащих к элите, и ее роль — больше, чем просто исполнительная”. Когда-то элитой называли товары высшего качества. Аналогия с лучшим товаром схватывает суть: “в динамичном гражданском обществе правящий слой — не закрытое сословие, а группа индивидов, которые достигли успеха в открытой конкурентной борьбе и должны постоянно подтверждать свою годность в качестве элиты”.

Российские исследователи К. Микульский, Л. Бабаева и др. обобщив и выделив из 140 научных работ (в основном, зарубежных) приводят следующие определения элиты [5].

Элита общества

Приведенное определение носит интегральный (обобщающий) характер и применимо к понятию элиты вне ее деления по сферам общественной жизни: политическая элита, бюрократия, деятели искусства, ученые и т. д.

В соответствии с темой настоящей работы акцентируем внимание на политической злите. Во-первых, сюда относится правящая элита, выполняющая государственные функции в органах законодательной и исполнительной власти различного уровня.

Во-вторых, политическая элита включает и лидеров политических партий и движений, общественных организаций, которые не участвуют в исполнении государственных обязанностей непосредственно, но оказывают существенное воздействие на принятие политических решений. Нельзя не отметить, что ныне названия партий, их членский состав и общая политическая ориентация меняются чрезвычайно быстро, в связи с чем “группа политических деятелей” неустойчива и очерчена чрезвычайно зыбко”.

В третьих, к политической элите, несомненно, относятся руководители значимых в обществе средств массовой информации, крупные предприниматели и банкиры, известные ученые в области общественных наук.

В-четвертых, непросто определить границы элиты в целом и отдельных ее групп, что подтверждается выводами К. Микульского, Л. Бабаевой и др., сделанными на основе рассмотренного ими обширного (выше 140 названий) списка литературы по теории элиты. Авторы заключают: “представления о составе и структуре элиты в рассмотренных работах значительно расходятся, даже если учесть, что цели исследований были различны”. Одни и те же индивиды могут быть отнесены одновременно к различным элитам, например, бизнесмены, причастные к экономической и государственной деятельности, или же — только к экономической, но влияющие на политические решения высшего государственного руководства.

6 стр., 2540 слов

Теория элит Вильфредо Парето

... общества на управляющую элиту и управляемые массы Парето выводил из неравенства индивидуальных способностей людей. Именно Парето ввел в оборот понятие «элита», ставшее одним из ключевых в политико–социологической мысли. Отводя элите первостепенную роль в ...

В правящей элите можно выделить следующие основные функциональные группы: правительство, парламент, региональная бизнес-элита. Перечисленные группы социолог О. Крыштановская дополняет “высшим руководством”, к которому она относит Президента РФ и “его ближайшее окружение”, “команду”. Это может быть и руководящий состав его администрации и представители Президента в регионах, в равной степени выключаемые социологами в состав региональной элиты.

Состав элиты неоднороден с точки зрения качеств и значимости входящих в нее индивидов. Высшее положение занимают лидеры, вокруг которых формируются команды (клиентелы), причем, в современном обществе часто имеет решающее значение при определении места индивида в элите не его происхождение, а сфера социальной деятельности. Положение члена в иерархии элиты (группы элиты) определяется как его статусом в соответствующей группе элиты, так и его связями, отношениями с той внеэлитной социальной группой, которую он представляет или из рядов которой он “вышел”. Эта связь может основываться на происхождении, национальности, профессии, отстаивании интересов (лоббизме).

Вхождение в элиту может быть не только из внеэлитных групп (“вертикальный путь”), но и перемещение из одной элиты в другую. Мобильность, обновление групп элиты и их смешение — характерная черта современного общества.

Элита — сложное образование; отдельные группы элиты (элит) могут находиться в более или менее острых и даже антагонистических конфликтах. Основные источники таких конфликтов: конкуренция за статус, за допуск к власти, противоречия и конфликты внеэлитных социальных групп, интересы которых представляет та или иная группа элиты (та или иная элита).

Крайним случаем раскола и конфликтности является появление (и поведение) так называемых “контрэлит” — групп, претендующих на высокий или даже доминирующий статус при декларируемой оппозиционности по отношению к лидерам элиты или даже элите в целом. Иногда контрэлитам присуще демонстративное отрицание основополагающих (общепринятых) норм и ценностей, разделяемых элитой.

Такие группы признаются в качестве контрэлиты тогда, когда какие-то более заметные внеэлитные группы поддерживают эти притязания.

Возникновение контрэлит обычно указывает, что какие-то социальные группы начинают бороться за обретение или повышение социального статуса, и не рассчитывают добиться этого легитимным путем при существующем в то время обществе.

целостное образование

К единицам, составляющим элиту, относятся группы и индивиды. В переломные моменты общественного развития, когда общество осуществляет выбор между принципиально разными путями развития, между группами элиты возможен глубокий раскол. В иных общественных ситуациях даже соперничающие между собой группы элиты многое объединяет и, прежде всего — общая заинтересованность в сохранении существующей в обществе иерархии, в стабильности общества, в поддержании привилегий и престижа элиты.

23 стр., 11354 слов

Философия об элите и элитарности

... ка отвечает однозначно — тот, который дает элите возможность развиваться, подвергаться взаимному контролю и соблюдать прин­цип индивидуальной ответственности. Власть элиты он ставит в зависимость от того, в ... при сильном лидере массы успокаиваются, а элита становится неуязвимой. Весьма убедителен тезис Моски и о необходимости для власть имущих материального и морального превосходства, а также воен­ ...

целостность

Существуют два типа внутриэлитных связей: доминирования (господства) и координации (согласования), которые могут действовать одновременно.

Особое значение в структуре элиты имеет характер “смены поколений” элиты или замены отдельных звеньев (групп или ступеней иерархии).

Это происходит или как рекрутирование индивидов из социальных групп или как внутрисословная подготовка детей членов данной группы элиты. Возможна полная замена правящей элиты, что и произошло в 1917 году при активных действиях большевиков в России. Возможна классификация политической элиты по национальному признаку: общенациональная группа элиты и элиты национальные, присущие регионам — национальным республикам. Для современной России актуальным является разграничение федеральной и региональной элиты.

Индивид, — член элиты, — может быть не только членом нескольких групп, но может стать центром образования новой группы, объединяемой, прежде всего, отношением к его личности и деятельности, т. е. харизматически. Подобное образование характерно для контрэлиты. Признание легитимности (законности) господства-управления за правящей элитой решается в обществе принятием разумно-обоснованных процедур. Во-первых, устанавливаются и соблюдаются правила государственной службы (бюрократия), во-вторых, обеспечивается выборность индивидов (т. е. представительство в органах власти).

Понятие “правящая элита” (или “элиты”), подразумевает вполне определенные параметры функционирования социального поля власти.

На основе изложенного в данном параграфе эти параметры можно выделить следующим образом:

  • во-первых, правящему слою должен быть присущ несословный характер, рекрутация элит должна быть свободной, т. е. каждый индивид имеет право на карьеру;
  • во-вторых, допустима “вертикальная” конкуренция, оппозиции (контрэлиты) обладают легальностью, имеется возможность смены законодательной и исполнительной власти на основе установленных процедур;
  • в-третьих, нет препятствий “горизонтальной” конкуренции, т. е. вполне легализована борьба за влияние между различными группами, составляющими правящий слой,

в-четвертых, “правильность” первенства тех или иных групп признана обществом, причем само признание основывается на соблюдении группами законов и установленных процедур.

§ 2. Этапы развития политической элиты в России.

После того как в 1917 году в России произошла фундаментальная смена элиты, она претерпела несколько этапов становления и развития, которые, в конечном итоге, определили ее нынешнее состояние.

Основные этапы следующие.

1917 — начало 20-х годов.

Начало 20-х — конец 30-х годов., Начало 40-х — середина 80-х годов., Начало перестройки — 1990 г.

Перейдем к рассмотрению перечисленных этапов и специфики их проявления.

10 стр., 4604 слов

Новые классы и социальные слои в современном российском обществе

... и власти, перестраивается механизм социальной стратификации, идет интенсивная смена элит, на общественную сцену выходят новые социальные группы, растет слой маргиналов, расширяется «социальное ... элиты - «номенклатуры», а также ее замкнутость и отгороженность от управляемых ею групп. Современная ситуация характеризуется резким ослаблением государственной власти. Напряженная борьба политических партий ...

В 1917 г. новая группа молодых энергичных реформаторов во главе с В. И. Лениным пришла к власти, используя глубокий социально-политический кризис в стране. Новый правящий класс в короткий срок очистил страну от представителей проигравшей элиты. М. Афанасьев подчеркивает парадоксальность наименования “Советского государства” — детища строителей коммунизма, поскольку Советы, как представительный (выборный) орган, были выдвинуты большевиками как форма диктатуры пролетариата. С ним нельзя не согласиться, т. к. до последнего времени нахождения компартии у власти действовало следующее определение сущности государства: “государство диктатуры пролетариата … переросло в общенародное социалистическое государство трудящихся”. Однако, по В. Ленину: “… народное государство есть такая же бессмыслица и такое же отступление от социализма, как и свободное народное государство”, и далее — “пока есть государство, нет свободы. Когда будет свобода, не будет государства”.

Создавая партию, марксисты полагали, что они раскроют самосознание рабочего класса — пролетариата. Однако теория о классе скоро столкнулась с действительной ограниченностью культуры и сугубо потребительских интересов рабочих. Ленин писал: “… социал-демократического сознания у рабочих и не могло быть. Оно могло быть привнесено только извне. … своими собственными силами рабочий класс в состоянии выработать… только убеждение в необходимости объединяться в союзы, вести борьбу с хозяевами”. Ленин считал, что необходимо в стихийное рабочее движение внести “определенные социалистические идеалы”, иначе говоря, “слить это движение с деятельностью революционной партии”.

Необходимо отметить принципиальный ленинский подход к созданию партии: “единственным серьезным организационным принципом для деятелей нашего движения должно быть… строжайший выбор членов, подготовка профессиональных революционеров”. По планам Ленина должны были возникнуть две различные, хотя и дополняющие друг друга организации: организация профессиональных революционеров и подчиненная ей собственно партия. Как заметил М. Восленский: “партячейки читателей (газеты) “Искры” были эмбрионом массовой “партии нового типа”, организация профессиональных революционеров — эмбрионом диктаторски руководящего ею партийного аппарата” Восленский М. С. Номенклатура. Господствующий класс Советского Союза, М., Советская Россия, 1991. С. 55.

организация профессиональных революционеров

Таким образом, не ограничиваясь заменой общества гипотетической обществосозидательной деятельностью рабочего класса, большевики последовательно проводили замещение самодеятельности класса-гегемона деятельностью партийных организаторов.

С созданием организации профессиональных революционеров в обществе возникла деклассированна замкнутая группа. “Ее роль в системе общественного производства и в обществе в целом состояла в том, чтобы взорвать существующую систему производства и структуру общества”. Как верно отметил М. Восленский, с созданием изобретенной Лениным организации возник зародыш нового правящего класса. Действительно, революцией и возникшим после нее Советским государством руководили не промышленные рабочие, а профессиональные революционеры, большинство которых рабочими не были. Например, первый совет народных Комиссаров состоял из дворян, выходцев из буржуазии, из разночинной интеллигенции. Рабочих и крестьян там не было, за исключение Шляпникова, давно уже ставшего профессиональным революционером. При Ленине рабочие составляли в партии значительно меньше 50%.

8 стр., 3582 слов

Развал СССР и его причины

... вождя, Генерального секретаря КПСС. В Советском государстве в определенные периоды происходило сращивание не только законодательной и исполнительной властей, но и судебной и исполнительной властей, а практически сращивание с партийной властью. И как только ...

Большевистская партия последовательно превращала в свои орудия, всю внешнюю сферу, все институты государственной власти и общественной самоорганизации (Советы, госаппарат, профсоюзы, кооперативы, СМИ, среднюю и высшую школу, научные и культурные общества, добровольные объединения), ликвидируя те из них, которые не поддавались “переплавке” (сельские общины, городские думы, политические партии).

Историк Дм. Волкогонов описывает, как большевики препятствовали работе Учредительного собрания — выборного парламентского органа, рассматриваемого большевиками, как альтернатива Советам. Среди избранных делегатов (715 чел.) большевики получили в собрании 175 мест. Автор приводит воспоминание Л. Троцкого о словах Ленина, что “разгон Учредительного собрания советской властью есть полная и открытая ликвидация формальной демократии во имя революционной диктатуры”.

Большевики с помощью декретов, а также огосударствления и централизации власти создавали монополию одной правящей партии. В результате была не только установлена монополия компартии (партократия), не только рос новый партийно-государственный аппарат (необюрократия) — был создан, как отмечает М. Афанасьев, “особый социум (человеческая общность) диктатуры пролетариата”.Этот социум охватывал “передовой слой рабочего класса”, через который, по выражения Ленина, осуществлялась власть (широкая рекрутация “сознательных” пролетариев в госаппарат, мобилизация рабочих в Красную армию и ВЧК, рабочие продотряды и т. д.).

Внутренней формой социума “диктатуры пролетариата” стала номенклатура. В декабре 1919 г. в низовые парторганизации была направлена директива, предписывающая создавать партийные ячейки в любой организации, где работают не менее трех коммунистов. “Три коммуниста” контролировали администрацию, т. е., по мнению М. Афанасьева, “приобщались к выполнению властных функций”. IX съезд РКП (б) рекомендовал партийным организациям всех уровней составить списки лиц, пригодных для “выдвижения”. В кандидаты на выдвижение и выдвиженцы попадали не только партийцы, но и беспартийные. Конечно же, среди них трудно было найти представителей бывшей российской элиты. Как верно заметил известный экономист Н. Шмелев, “режим создавали люмпены. Кого ни возьми, у лидера заочное образование, у других — ветеринарное училище, как у Орджоникидзе или Поскребышева. Общий образ — недоучки. Не случайно, первый удар они нанесли по тем, кто мог противостоять им в силу образования и воспитания”.

Конечно, среди реформаторов были и культурные, высокообразованные личности (В. Ленин, Г. Кржижановский, Г. Чичерин), однако, замечание справедливо, если вспомнить трагедию высланной за границу российской интеллигенции (философы, писатели), политических деятелей — депутатов Госдумы, членов временного правительства, арестованных большевиками.

Система номенклатуры быстро совершенствовалась. В середине 20-х годов номенклатуру центральных органов ВКП (б) составляли три категории назначений. В список № 1 входили должности, назначение на которые осуществлялось постановлением Политбюро ЦК; список № 2 формировался Орграспредотделом ЦК. Кроме того, существовала “ведомственная номенклатура” № 3, эти списки, составлялись госучреждениями, но при обязательном согласовании с Орграспредотделом ЦК. Нижестоящие партийные комитеты всех уровней имели соответственно свою номенклатуру. Система, сложившаяся в 20-е “принципиально не менялась до Горбачевской перестройки. О. Крыштановская отмечает: “должности… подразделялись на разряды, подобно табели о рангах прошлого столетия. Все сколь-нибудь значительные вакансии (вне зависимости от сферы деятельности) должны были утверждаться партийной инстанцией соответствующего уровня”.

Таким образом, компартия через членство в ней граждан (и, естественно, через партийную дисциплину), через официальные “непартийные” и неофициальную (неафишируемую до ее исчезновения) номенклатурную систему — не только присутствовала во всех социальных ячейках, но “переиначивала их по своему образу в искусственные структуры, лишенные внутренних потенций (способностей) саморегуляции и саморазвития”.

Каждый индивид должен был сообразовывать с правилами номенклатурного социума свою жизненную стратегию, карьеру в любой сфере — производственной, научной, культурной, не говоря уже о политической.

Общенародная (тоталитарная) партия (номенклатура) организационно, идеологически, психологически обеспечивала “особого рода всеобщую сопричастность — массовую ответственность безответных масс” за социальный порядок. Даже репрессии были массовыми не только по числу приговоренных, но и по числу приговаривавших к смерти: голосованием на митингах, письмами в газеты, уроками в школах и т. д.

“Чудовищная мистификация процессов, отсутствие гласности, подлинной информированности облегчало манипулирование сознанием миллионов”. Организованный таким образом советский народ “сверху” представлял собой преимущественно номенклатуру, а “снизу” — преимущественно массовую совокупность клиентов (клиентелу).

“Социум ”советский народ“ вырос из социума ”диктатуры пролетариата“, а если быть точным, то последний ”поглотив все социальное пространство, стал общенародным”. При этом “диктатура пролетариата” устранила возможность объединения рабочих в профессиональные сообщества, удерживая их в состоянии массы. Кроме разрешенного всесоюзного профсоюза не могло быть и речи о каких-либо “независимых объединениях”. Д. Волкогонов приводит выдержки одного из постановлений (1922 года) Политбюро: “любые съезды можно проводить лишь с разрешения ГПУ; усилить фильтрацию при приеме в учебные заведения, отдав предпочтение рабочим; запретить создание новых творческих и профессиональных обществ без обязательной регистрации ГПУ”.

Конечно, массовая клиентела коммунистической власти не исчерпывалась пролетариатом, но он был привилегированной клиентелой. Как видно из приведенной цитаты, огромное значение имело социальное происхождение для поступления в ВУЗ.

Таким образом, правящий класс лишь во главе с Лениным был радикально реформаторским. Но чем дольше он оставался у власти, тем консервативнее становился. Проводившиеся преобразования в общественной структуре вызвали бурный рост партийного и государственного аппарата власти, возрастание его претензий на управление страной. Говоря о “волне” рвавшихся к власти карьеристов и мещан, ставших вдруг коммунистами, М. Восленский отмечает: “перед лицом этого процесса ленинская гвардия, состоявшая из людей, уже немолодых, … вдруг оказалась хрупким плотом на гребне вздымавшейся волны”. Немногочисленная группа профессиональных революционеров уже не имела возможности занимать все ответственные посты и держать все управление в собственных руках из-за огромных размеров страны, необходимости и новизны больших социальных перемен, ввиду бурного роста партии и государства. Необходимо иметь в виду, что к власти рвалась не царская и не буржуазная, а новая — коммунистическая бюрократия. Карьеристы — сила, способная оказать давление на вершимую в Кремле политику, это уже явная угроза оставшейся у власти гвардии профессиональных революционеров. Ленин и его соратники сами стали превращаться в новый господствующий класс, процесс рождения такого класса стал неудержимым, вырвавшимся из-под их контроля. После смерти Ленина был открыт “шлюз” (выражение М. Восленского) для носителей этого процесса — лезших к власти карьеристов, т. е., объявлен “ленинский призыв в партию”, число членов которой в 1924 г. возросло почти вдвое: с 386000 до 736000. Половина партии была из “новобранцев”. “Обосновавшиеся в разных звеньях номенклатуры карьеристы метили на занятые постаревшими революционерами высшие посты”. Началось массовое уничтожение ленинской гвардии. М. Восленский приводит следующие данные. XVII съезд партии (1934 г.) по сравнению с XVIII съездом (1939 г.) стал съездом обреченных. В промежуток между съездами “из 1956 делегатов 1108 были арестованы (56,6%).

В том числе были репрессированы 97 членов и кандидатов в члены ЦК партии из общего числа 139 человек. Убивали их целыми группами. … такие данные свидетельствуют о свирепости процесса классообразования в СССР”.

Ленинская гвардия была разгромлена и уничтожена, “так Российской империей стали править рабоче-крестьянские дети”.

На основании изложенного можно сделать следующие обобщения. М. Восленский выделяет в процессе рождения нового господствующего класса в СССР три этапа.

Первый — создание в недрах старого русского общества деклассированной организации профессиональных революционеров — зародыша нового класса. Вторым этапом был приход этой организации к власти в результате октябрьской революции и возникновение двух правящих слоев: высшего — ленинского, состоявшего из профессиональных революционеров , находившейся под ним сталинской номенклатуры . Третьим этапом была ликвидация ленинской гвардии сталинской номенклатурой.

Однако в предложенную схему необходимо внести два принципиальных уточнения.

Во-первых, утверждение автора, что номенклатура является сталинской и что “Сталин изобрел номенклатуру… для управления Россией” не совсем верно на основании следующего. Огосударствление всей жизни и монопольное положение правящей партии в огромной стране создало проблему занятия нужными людьми всех ответственных должностей в стремительно разраставшемся партийном и государственном аппарате. Ленинская когорта профессиональных революционеров для этого была слишком малочисленна. Необходимость отбора людей была неоспорима, т. к. желающих сделать карьеру было немало.

Придуманная Лениным еще в 1919 году система приобщения коммунистов к выполнению властных функций — контролю администрации — вскоре превратилась в замещение последней либо партийцами, либо беспартийными лицами, рекомендованными партийными органами “номенклатурой”. Последние были в меньшинстве. Уже в 1920 году были образованы в ЦК и губкомах ВКП (б) учетно-распределительные отделы, занимавшиеся выдвижением и перемещением ответственных партийных работников, а также учетом кадров. Сталин же стал Генеральным секретарем только в 1922 году, и его заслуга в том, что усовершенствовал систему подбора руководящих кадров, введя учет и распределение ответственных работников “во всех без исключения областях управления и хозяйства”. Уже в 1922 году Учраспред ЦК произвел более 10000 назначений. Сталинские назначенцы были не только “людьми Сталина”, но и составили социальную опору его диктатуры; так сталинская гвардия начала обеспечивать свое безраздельное и прочное господство в стране.

Кадровая политика, опирающаяся на “политические признаки”, стала твердой и неизменной основой назначений на все ответственные посты в СССР и сохранилась до конца 80-х годов. На XXVII съезде партии в 1986 г. было заявлено, что “в ряду важнейших критериев подбора кадров” на первое место ставятся политические качества работника.

четвертым

Как отмечено выше, номенклатура появилась в результате замещения самодеятельности класса-гегемона деятельностью партийных организаторов.

Это — принцип организации номенклатуры и ведет соответственно, к дублированию государственных органов, аппаратов, правил”. Беспартийные ячейки социалистического общества замещаются парторганизациями, номенклатурный отбор замещает выборы депутатов в Советы. Дублирование пронизывает и саму пирамиду управления: исполкомы замещают советы, соответствующие партийные комитеты дублируют работу исполкомов. На самом верху Секретариат ЦК дублирует работу Совмина. М. Афанасьев приводит воспоминания помощника М. Горбачева — В. Болдина, что “Секретариат ЦК по существу был второй Совмин, но более авторитетный, мощный и жестокий”.

Таким образом, Советская политическая система строилась по принципу “двойного дна”, заключающегося в следующем: официальные органы власти исполняли не те функции, которые были заявлены конституцией страны; структуры, действительно принимавшие государственные решения, скрывались за ширмой официальных органов власти, прерогативой которых было не осуществление власти, а лишь легитимизация решений высших партийных инстанций.

Деятельность собственно партийных структур подчинялась тем же правилам: формальные нормы определялись уставом КПСС, а действительной порядок был закреплен обычаем.

Весьма точным показателем связи официального государственного органа с партией является присутствие в нем лиц, одновременно входящих в состав высшего партийного руководства. Осуществление принципа “двойного дна” можно отчетливо увидеть в совмещении постов в советской элите, так, среди 1500 членов ВС СССР 11-го созыва (1984 г.) 19,3% входили с состав ЦК КПСС, 1,1% — были членами правительства (совмещая законодательную и исполнительную власть), а 5,5% — одновременно и членами ЦК КПСС и членами Совмина. В последний год правления Л. Брежнева в Президиуме ВС СССР каждый пятый был членом Политбюро или секретарем ЦК КПСС, а в Президиуме Совмина доля высших партийных чинов равнялась 7,1%.

Эти примеры свидетельствуют о том, что власть принадлежала лишь высшим органам КПСС, остальные же институты имели властные полномочия, соразмерные присутствию в них партийных иерархов.

Как отмечает О. Крыштановская, “подобно тому, как раздваивалась на реальную и “бумажную” советская политическая система, раздвоилась и номенклатура: партийная предшествовала и обусловливала номенклатурные списки псевдо-номенклатуры Верховного Совета СССР и Совмина СССР.

Таким образом, внутренняя организация номенклатуры основывалась на многократном дублировании функций и мнимом юридизме, когда кормы письменного права существовали, но действительный порядок определялся не ими, а номенклатурным обычаем.

Номенклатура осуществляла в первую очередь политическое руководство обществом, руководство материальным производством, пожалуй, являлось для нее второй задачей. Принадлежность к номенклатуре — незыблема; эта незыблемость гарантируется самим порядком формирования номенклатуры. От номенклатурной должности освобождает тот орган, который на нее утверждал, соблюдая при этом, в основном, правило — назначать на новую должность, опять же — номенклатурную. Даже пенсия оказывается не персональной, а номенклатурной, т. к. утверждается партийными органами. Неотчуждаемость номенклатуры обусловлена ее принадлежностью к классу, а не к должности. М. Восленский приводит число номенклатурных работников на конец 80-х годов — около 850000, общая же численность правящего класса номенклатуры, подсчитанная им, исходя из статистической семи из 4 человек, получается три миллиона, или менее 1,5% населения страны. По мнению А. Собчака — политического деятеля, сделавшего карьеру на гребне перестройки, — “номенклатура — это каста. Тот, кто уже причислен к лику номенклатуры, может спокойно проваливать одно дело за другим. Вкусивший благ Системы из номенклатуры уже не выпадает. Разве что за нарушение законов “внутреннего распорядка” и номенклатурной этики. Проштрафившегося передвинут по горизонтали на другою, не менее ответственную должность”.

Рассмотрим характерные черты изменяющейся за годы советской власти политической элиты.

Принадлежность к партийной номенклатуре открывало пути в политическую элиту.

В национальный — “героический” период советской власти (1917 — 1921 гг.) члены правящего страной ЦК избирались делегатами на съездах партии, причем, критериями избрания служили личные революционные и политические заслуги. С начала 20-х и до 90-х годов существовала практика отбора “сверху”, в этот период в ЦК были представлены “не отдельные личности, а посты и роли”. Основные министры, секретари партийных органов важных областей, редакторы центральных газет, старший армейский генералитет почти постоянно отбирались в ЦК, при этом личность человека не являлась критерием отбора.

Хронологически временные группы элиты можно разделить на пять политических периодов:

  • Сталинский — 39/82 гг.;
  • Хрущевский — 56/61 гг.;
  • Брежневский — 61/81 гг.;
  • Горбачевский — 86/91 гг.;
  • Ельцинский (российский) — с 91 г.

Советская элита, сложившаяся после репрессий 1937-39 гг., представляла внутренне устойчивый исторический организм. Представители центральных государственных органов составляли наиболее многочисленную группу, основу которой составляли министры СССР. По данным английского исследователя Э. Модсли пропорция чиновников центрального госаппарата за период 1939-90 гг. мало изменялась и составляла от 20 до 25% всего состава элиты ЦК КПСС (в 3 раза больше, чем число чиновников госаппарата).

Характерной чертой политической структуры является преобладание областных партийных чиновников над числом областных государственных (30% и, соответственно, 10%) что, по-видимому, объясняется концентрацией в центре партийной и государственной власти и необходимостью усиления контроля последней со стороны партийной в регионах.

Полицейские “чины” и профсоюзные лидеры достаточно малочисленные, чтобы быть значимыми (несколько человек).

Категория идеологов, журналистов и ученых не превышала 4-5%. Необычным явлением было усиление позиции областных секретарей в 1952 г. (примерно 20%), и хотя Н. Хрущев в своей борьбе со сталинистами в Президиуме ЦК КПСС опирался на секретарей обкомов, пропорция которых в ЦК уже в 1956 г. снизилась до 40% и продолжала уменьшаться до 1961 г. Л. Брежневым было восстановлено Политбюро ЦК КПСС, членами или кандидатами в который являлись секретари “основных” республик (РСФСР, Украина, Казахстан, Узбекистан, Азербайджан, в некоторые периоды — Белоруссия и Грузия).

Однако были и “второстепенные”, чье партийное руководство не допускалось на самый верх. Такая политика региональной дифференциации дала горькие последствия в период развала СССР. “Сепаратистами в первую очередь стали те республики, руководство которых традиционно держалось на вторых ролях в “политическом спектакле” страны” (Литва, Латвия, Эстония, Молдавия)”.

За последние 50 лет советской истории ни одна из категорий не доминировала в ЦК, т. е. можно говорить о стабильности представленных в ЦК категорий.

Важным показателем характера политической элиты является ее обновление, т. е. в данном случае вопрос “сменяемости — переизбрания” на новый срок. Как следствие репрессий уровень переизбрания “в 1939 г. был самый низкий: с 1934 по 1939 год “выжило” только 23% всего состава ЦК.

Настоящая встряска элиты произошла в 1961 г., тогда первый секретарь ЦК КПСС Н. Хрущев укреплял свои позиции. Из состава ЦК 1956 г. до следующего съезда дошла только половина.

Высоким процесс переизбрания был в 1966 г., после чего произошел спад на 9% в 1971 г.: группа Брежнева укрепляла свои позиции. Отличительная черта зрелого брежневского периода — “стабильность кадров”.

В 1981 г. средний возраст элиты ЦК составил 62,4 года, в то время как в 1939 г. наибольшую группу представляли тридцатилетние, причем, дело не в старении переизбираемых членов ЦК (уровень переизбрания был низким), а в том, что пополнение ЦК осуществлялось за счет людей преклонного возраста, при этом абсолютная численность ЦК возрастала: в 1939 г. всего членов ЦК — 71 чел., в 1952 г. — 125 чел., в 1961 г. — 308 чел. И в 1981 г. уже 606 чел. (т. е. почти девятикратный рост).

Увеличение численности ЦК означало, что в него вводилось все большее число “нижестоящих” чинов, но, несмотря на это, средний возраст ЦК увеличивался.

“Тип” места рождения (город, деревня) станет довольно стабилен. За исключением состава ЦК 1939 г., во всех остальных составах ЦК число родившихся в деревне составляет постоянно 55-60%. Точно также не меняется соотношение между родившимися в крупных городах и теми, кто родился в малых. “С точки зрения истории 1939 г. положил начало периоду относительной безопасности для членов ЦК”. Политическая элита в целом была однородной как с точки зрения представительства секторов, так и с точки зрения отдельных характеристик. Последний советский период, получивший название “застоя” может быть назван периодом “вырождения” элиты. Это выражалось в крайне медленной ротации кадров, старении номенклатуры, выхолащивании из нее политических лидеров. Период “позднего Брежнева” характеризовался тем, что слабеющая элита пыталась удержать власть, утаивая истинное состояние экономики… “Беспроблемный” показ действительности сослужил плохую службу: образовался разрыв между словом и делом”. Таковы признания инициатора перестройки — М. Горбачева.

Начавшаяся в марте 1985 г. перестройка провозглашала усиление “человеческого фактора”, ускорение научно-технического прогресса в стране, но не затрагивала основ политического устройства общества. Политбюро ЦК КПСС более чем на 80% состояло из “старой гвардии” Брежнева. Средний возраст” команды “равнялся 68,5 годам, ветерану В. В. Кузнецову было 86 лет (он возглавлял ВЦСПС еще при Сталине), самому младшему Горбачеву — всего 54. Каждый второй член высшего руководства того периода начал партийную карьеру при Сталине.

По образу и подобию своих предшественников Горбачев начал избавляться от деятелей предшествующей эпохи. В свое время Н. Хрущев за 2,5 года обновил состав высшего партийного руководства на 35%, Л. Брежнев — 41,7%, Горбачеву это удалось на 61,6%.

В марте 1986 г. в Политбюро и Секретариате ЦК его назначенцы составили 61,6%, в целом не по ЦК КПСС “брежневцы” оставляют за собой почти 2/3 мест. По предложению М. Горбачева ЦК КПСС, где 75% оставляли “брежневцы”, принял ряд постановлений, ограничивающих власть партии и содержащие разработку механизмов передачи ряда властных полномочий Советам и трудовым коллективам. Затем на Пленуме ЦК прозвучало предложение изменить избирательную систему, увеличив число кандидатур на одно депутатское место, об ограничении срока полномочий руководителей партийных комитетов и народных депутатов двумя сроками избрания: предлагалось кардинально изменить систему государственных органов.

На Апрельском пленуме (1969 г.) 74 члена и 24 кандидата в члены ЦК КПСС подали в отставку, в результате чего ЦК уменьшился на 22%. Среди отправленных в отставку — 9 членов руководства брежневского периода, причем 7 человек из них не достигли даже пенсионного возраста (среди них — бывший секретарь Куйбышевского обкома КПСС Е. Ф. Муравьев).

В результате в отставку были отправлены 100% работников суда и прокуратуры, подставленных в ЦК, каждый второй военачальник; 10% дипломатов, 33% академиков, 24% министров, 23% первых секретарей комитетов партии; 25% ответственных работников аппарата ЦК КПСС (по данным О. Крыштановской).

За три года М. Горбачеву удалось ввести в Политбюро и Секретариат ЦК 12 своих сторонников и вывести 16 человек.

Можно сделать вывод, что произошло существенное обновление советской политической элиты. Накануне выборов народных депутатов СССР закончился первый этап перестройки. Главным итогом этого периода следует назвать начало процесса рассеивания власти, сконцентрированной до этого в Политбюро и Секретариате ЦК КПСС. Однако структура власти оставалась прежней: все решения общегосударственного уровня принимались в ЦК КПСС. Совмин СССР, большая часть представителей которого входила в состав ЦК, претворял эти решения в жизнь.

Второй этап перестройки, Появилась новая политическая элита

В результате выборов, ставших альтернативой номенклатурному назначению, на политической арене появились новые лидеры благодаря своим способностям и умению вести предвыборные дискуссии со своими конкурентами.

Однако Председателем Верховного Совета СССР стал А. Лукьянов — кандидат в члены Политбюро; член Политбюро Н. Рыжков избирается Председателем Совмина. Что касается сформированного Правительства, то произошло его заметное омоложение — средний возраст министров снизился с 1984 г. по 1989 г. на восемь лет (с 64,1 до 56,2 года), а удельный вес возрастной группы 51-61 лет вырос с 34,0 до 74,3%. Больше стало министров, чей уровень образования соответствовал характеру выполняемой ими работы — 58,6% (против 47,0% в 1984 г.).

Впервые за 70 лет появился беспартийный член правительства (председатель Госкомитета СССР по охране природы И. Воронцов), резко уменьшилось число министров, являющихся членам ЦК КПСС (С 78,0% до 38,6%).

втором этапе

б) передав Верховному Совету СССР функции окончательного формирования кабинета министров, КПСС тем самым ослабила свое влияние на хозяйственную жизнь страны;

— в) проведение многомандатных выборов сделало потенциально возможным неизбрание партийных руководителей в высшие органы государственной власти и, следовательно, снижало возможность влиять на деятельность этих органов изнутри (на выборах народных депутатов в 1989 г. из 121 секретаря партийных комитетов было избрано всего 38 человек или 31,4%).

г) появление представителей новой политической элиты, не тождественной партийной номенклатуре, способной самостоятельно влиять на политическую жизнь СССР.

Третий этап перестройки

Выборы в республиканские советы вывели на политическую арену много новых лиц. В 1989 г. высшее руководство республик было достаточно полно представлено в депутатском корпусе: среди 44 высших должностных лиц в республиках народными депутатами было избрано 38 человек (86%).

Одной из главных характерных черт этого периода являются повышение роли республик в политическом процессе и “дальнейшее оттягивание власти от ЦК партии и его Политбюро, но теперь уже не к Верховному Совету СССР, а к республиканским совета и к новым структурам, формируемым президентом” состав ЦК КПСС после XXVIII съезда (1997 г.) существенно меняется. Доля министров и первых секретарей обкомов и крайкомов уменьшилась с 50% численного состава ЦК до 25%. Возрос удельный вес “простых тружеников” — с 8,5% (1986 г.) до 25,7%. Значительный вес приобретает интеллигенция — 133%. Произошла депрофессионализация высшего органа партии, увеличилась доля лиц, не прошедших номенклатурной школы.

Новое ЦК — это уже не орган, объединяющий в себе лиц, занимающих ключевые посты в государстве; он больше становится похож на действительно партийное образование — союз активистов-единомышленников. Уход из ЦК ключевых фигур означает снижение его роли в политике, говорит об изменении места КПСС в самой политической системе общества. Динамика изменений, произошедших в высшем партийном руководстве за годы перестройки, собрана и обобщена сектором изучения элиты института социологии РАН и опубликована О. Крыштановской.

Таблица 1

Динамика социально-демографических характеристик

членов высшего партийного руководства (Политбюро и Секретариат ЦК КПСС)