Студенты аспиранты молодые ученые использующие базу знаний в своей учебе и работе будут вам очень благодарны

Курсовая работа
Содержание скрыть

    1.1 Понятие счастья в психологии

    Наиболее ранний анкетный опрос, выделяющий источники счастья, был проведён американским психологом Дж. Б. Уотсоном в начале века. В начале 40-х годов, известный психолог Э.Л. Торндайк составил перечень факторов удовлетворённости жизнью.

    Только в 1973 году впервые в предметном указателе основных справочных изданий по психологическим публикациям появилась категория счастья, а в 1974 году — категория субъективного благополучия. Траектория развития психологических подходов к счастью сходна с траекторией развития философских воззрений на счастье в предыдущие тысячелетия. В них также можно выделить объективистские подходы в терминах личностных переменных, отражающих уровень психологического и социального благополучия, связывающие счастье со степенью реализации человеческого потенциала (К.Рифф, К.Кейес), субъективистские подходы, отождествляющие счастье с субъективным ощущением (Э.Динер, Д.Майерс, М. Селигман), а также немногочисленные работы, связывающие субъективное переживание счастья с его бытийно-смысловыми основаниями (Р.Эммонс, Л.Кинг).

    М. Аргайл английский специалист в области социальной психологии, межличностного общения в 80-е гг. XX века издает комплексную работу, содержащую в себе обширный материал западноевропейских и американских исследований счастья. В основном обзор Аргайла включает перечисление факторов счастья. Причём факторы выступают также и как источники, и как условия, и как области удовлетворённости жизнью, а иногда и как характеристики самого субъекта — совокупность личностных черт жизни индивида, которые поддаются определению, замеру и обнаруживают статистически значимую связь с удовлетворённостью жизнью.

    Аргайл понимает счастье как состояние переживания удовлетворённости жизнью в целом, общую рефлективную оценку человеком своего прошлого и настоящего, а также частоту и интенсивность положительных эмоций. Этот взгляд имеет исторический корни в философской традиции античного эвдемонизма.

    Аргайл показывает зависимость счастья от социальных связей, основной значимостью которых является психологическая поддержка, которую оказывают близкие люди на индивида. Значимыми социальными связями являются: супружеские отношения, внутрисемейные и близкие дружеские связи. Следующим фактором, влияющим на общую удовлетворенность, является наличие работы, причем не столько сам факт работы, или материального поощрения труда, сколько психологические аспекты работы, такие как: разнообразие и самостоятельность труда, его осмысленность, общественная ценность, эмоциональный фон, характер взаимоотношений с коллегами и руководством. Наряду с работой, выделяется следующий фактор: досуг, свободное время, сюда включаются: занятия рукоделием; просмотр СМИ; занятия физкультурой и спортом; посещение исторических памятников, музеев, выставок, зоопарков; поездки за город, посещение кафе, ресторанов, танцев и пр. Этот фактор оказывает большую значимость (и удовлетворение), чем работа, что объясняется наличием простора для деятельности, связанной с внутренней мотивацией, получением удовлетворения от общения, укреплением чувства идентичности, наличием возможности разрядки и отдыха. Касательно материального обеспечения, Аргайл делает вывод о том, что субъективное ощущение счастья и удовлетворенности несколько выше у тех, кто богаче и принадлежит к более высокому социальному классу. С течением времени и повышением уровня образования эти тенденции ослабевают. Следующим фактором, рассматриваемым Аргайлом, является здоровье, которое тесно связано с ощущением счастья и удовлетворенности.

    11 стр., 5082 слов

    Психология счастья

    ... образом, значимыми для удовлетворенности жизнью в целом, для состояния счастья по Аргайлу являются такие факторы как: наличие близких социальных связей, удовлетворенность работой, здоровье, наличие свободного ... работы, связывающие субъективное переживание счастья с его бытийно-смысловыми основаниями (Р. Эммонс, Л. Кинг). [6] М. Аргайл английский специалист в области социальной психологии, ...

    Аргайл выделяет особую группу факторов входящих под общим названием — личность, которые также положительно влияют на ощущение счастья, сюда относятся: самоуважение и самооценка, экстраверсия, осмысленность жизни.

    Одним из наиболее значимых факторов, выделяемых Аргайлом, являются положительные эмоции, испытываемые индивидом, их частота и интенсивность.

    Таким образом, значимыми для удовлетворенности жизнью в целом, для состояния счастья по Аргайлу являются такие факторы как: наличие близких социальных связей, удовлетворенность работой, здоровье, наличие свободного времени для досугового времяпрепровождения, личностные качества (самооценка, экстраверсия, осмысленность жизни), положительные эмоции (хорошее настроение).

    Менее значимым является материальное обеспечение. и не влияющими являются возраст и пол. Также, мало влияющим на удовлетворенность жизнью, по данным Эндрюс и Уайтни является религиозная удовлетворённость.

    В своей работе М.Аргайл обобщил разрозненные исследования счастья того времени, собрав их воедино под одном названием «Психология счастья», актуальность которых сохраняется и сегодня.[1]

    В 1976 году Эндрюс и Уайтни зафиксировали три компонента, из которых складывается субъективное благополучие: удовлетворенность жизнью, позитивные эмоции и негативные эмоции. Субъективное благополучие тем выше, чем больше у человека положительных эмоций, чем меньше отрицательных эмоций и чем больше удовлетворенность собственной жизнью, которая не является чисто эмоциональной оценкой, а включает момент когнитивного суждения. В настоящее время эта структура общепризнанна, иногда она видоизменяется или расширяется.

    В последние десятилетия изучение понятия «Счастья» ведётся в рамках позитивной психологии, создателем которой является М. Селигман.[2]

    Илона Бонивелл выделяет несколько причин, в силу которых благополучие (well-being) как область психологических исследований процветает в западном обществе, развивающиеся страны на данный момент ещё не достигли того уровня благосостояния, при котором выживание не является главной проблемой: первая состоит в том, что качество жизни становится важнее, чем показатели экономического процветания; вторая — личное счастье становится более важным в связи с тенденцией к индивидуализму; и третья, наиболее связанная с самой отраслью исследований — разработан ряд достоверных методов измерения благополучия, благодаря которым эта область смогла превратиться в серьёзную и признанную научную дисциплину. Так, например, более счастливые люди живут в среднем на 9,4 года дольше, чем менее счастливые.[13]

    В связи с большим количеством публикаций и исследований, где каждый привносит своё определение счастья, в рамках позитивной психологии было введено понятие «субъективное благополучие» (subjective well-being), которое используется в качестве синонима, заменителя понятия «счастье». Оно соотносится с тем, как люди оценивают свою собственную жизнь в терминах когнитивных и аффективных объяснений, и может быть выражено некоторой формулой:

    Субъективное благополучие = удовлетворённость жизнью + аффект

    Рисунок 1. Субъективное благополучие.

    где удовлетворённость жизнью — отражает оценку человеком его собственной жизни. Человек удовлетворен, когда почти нет разрыва между существующим положением и тем, что представляется ему идеальной ситуацией либо такой, которую он заслужил. Неудовлетворенность в свою очередь, является результатом существенного разрыва между данностью и идеалом. Неудовлетворенность также может проистекать из сравнения себя с другими людьми. Аффект — представляет собой эмоциональную сторону, причем как положительные, так и отрицательные эмоции и состояния, связанные с повседневным опытом.

    М. Селигман ввел свою формулу счастья:

    Счастье = индивидуальный диапазон + внешние обстоятельства + волевой контроль

    Рисунок 2

    где, и — индивидуальный диапазон, генетически предопределённый уровень счастья, который остаётся относительно стабильным на протяжении жизни и, к которому мы возвращаемся вскоре после большинства значительных событий в нашей жизни. Определяет счастье приблизительно на 50 %. О — это внешние жизненные обстоятельства (семья, дети, религия, повседневная деятельность), определяет счастье приблизительно на 10 %. В — факторы, поддающиеся волевому контролю, т.е. сознательные, намеренные и требующие усилий действия, которые человек может выбрать для себя (определяют счастье на 40 %).[14]

    М. Селигман в модели подлинного счастья вводит понятия приятная жизнь, хорошая жизнь и осмысленная жизнь, тем самым, пытаясь разобраться, что такое благополучие на самом деле. Приятная жизнь стремиться к позитивным эмоциям, и можно увидеть параллели между ней и гедонистическим благополучием. В хорошей жизни человек использует свои сильные стороны ради вознаграждения в виде занятий, которые ему нравятся и которые сродни «потоку». Термин поток введён М.Чиксентмихайи обозначает некое яркое, захватывающее переживание, которое сопровождает какую-либо деятельность, на которой человек сконцентрирован. Наконец, осмысленная жизнь состоит в том, чтобы использовать свои сильные стороны, служа чему-то, что больше и выше самого человека. Селигман считает, что эвдемоническими могут считаться как устремлённость к деятельности (потоку), так и устремлённость к смыслу. Исследования Селигмана и его коллег показывают, что, когда люди предаются гедоническим занятиям (развлечениям, отдыху или веселью), они испытывают много приятных ощущений, более энергичны и у них ниже негативный аффект. Также в этот момент, они счастливее тех, кто устремлён к эвдемоническим ценностям. Однако в долгосрочной перспективе те, кто ведёт более «эвдемонический» образ жизни больше удовлетворены своей жизнью.[15]

    Эд Динер констатировал, что счастье можно рассматривать как черту и как состояние: существует определенная личностная предрасположенность испытывать некоторый уровень эмоций, и она может измеряться независимо от оценки текущего состояния. из многих переменных, которые сопоставлялись в эмпирических исследованиях, удовлетворенность жизнью оказалась наиболее устойчивой и стабильной, из чего Динер сделал вывод о том, что у нее существует определенная личностная основа, что впоследствии получило очень серьезные эмпирические подтверждения. «Рабочая модель, которой пользуются сейчас исследователи в этой области, состоит в том, что личность задает предрасположенность индивидов к определенным аффективным реакциям, однако текущие события также влияют на актуальный уровень субъективного благополучия».

    Последние исследования в области выделения факторов, коррелирующих со счастьем, показали, что (Динер, Селигман) счастливые люди только по одному параметру явно отличаются от несчастливых: более счастливые люди имеют больше близких межличностных контактов — это может быть романтическая влюбленность, стабильные отношения, брачный союз, хорошие отношения с друзьями, счастливые люди меньше времени проводят в одиночестве.

    В настоящее время в позитивной психологии можно выделить ряд факторов, корреляция (или её отсутствие) которых со счастьем, доказана.

    Таблица 1. Факторы, коррелирующие с субъективным благополучием.[3]

    Субъективное благополучие значимо коррелирует с такими факторами, как:

    Субъективное благополучие не коррелирует с такими факторами, как:

    Оптимизм

    Возраст

    Экстравертность, социальные связи

    Физическая привлекательность

    Брак

    Деньги

    Наличие интересной работы

    Пол

    Религия и духовность

    Уровень образования

    Свободное время

    Наличие детей

    Хороший сон и физические упражнения

    Уровень безопасности в обществе

    Социальное положение

    Качество жилья

    Субъективное здоровье

    Объективное здоровье

    Таким образом, для психологии счастья также характерно противопоставление двух подходов к пониманию счастья объективного и субъективного, в настоящее время эта дихотомия находит своё разрешение в некотором синтезе этих подходов. Для удобства исследований, и построения общего языка между исследователями разных стран используется термин субъективное благополучие (well-being), который получил наибольшее распространение в позитивной психологии.

    и всё-таки счастье пока остаётся непознанным для нас феноменом, что позволяет высказыванию французского лексикографа П.Бауста: «Многочисленные определения счастья лишь доказывают, что оно нам не знакомо» оставаться актуальным по сей день. Феномен счастья и требует дальнейшего изучения, сопоставления различных взглядов, в том числе и отечественными психологами.

    Счастье — состояние длительного удовлетворения от пережитого наслаждения и полноты жизни. Оно сопровождает каждый момент человеческой жизни человека как проявления высшей ценности. Поэтому оно тесно связано с судьбой человека. Именно в смысле цели всех устремлений человека счастье понималось в эпоху античности.[4]

    Эвдемонизм (греч. eudemonia — блаженство) — этическое направление, рассматривающее счастье как мотив и цель всех стремлений человека. Приверженцы эвдемонизма считали счастливым того человека, чьи физические и духовные способности могли беспрепятственно развиваться. Благодаря всестороннему развитию способностей человек достигал высшего удовольствия, заслуживал уважения современников и славную память потомков. Представителями эвдемонизма в разное время были Сократ, Эпикур, Б. Спиноза, Г.В. Лейбниц, J1. Фейербах. Г. Спенсер и др.

    Основы учения о счастье были заложены и развиты античными школами эпохи эллинизма: стоиками, эпикурейцами и скептиками.

    Счастье — бесстрастие и аскетический образ жизни, сопровождающийся отречением от земных чувств. В этом состоит суть понимания природы счастья стоиками. Основным принципом счастливой жизни, по их мнению, должна стать апатия. Апатия (греч. apatheia — бесстрастие) — независимость от чувств и страстей. Поэтому счастливый образ жизни — удел мудреца. Он всегда предан разуму, а его высказывания правильны и беспристрастны.

    Счастье — свобода от страстей и бесстрашие перед смертью и смертельными муками. Таков был идеал счастливой жизнискептиков. Он основывался на принципе атараксии. Атараксия (греч. ataraxia — невозмутимость) — нравственный принцип, согласно которому счастье заключается в душевном спокойствии и безмятежности. Путь к счастью лежит через следование другому принципу — принципу эпохе. Эпохе (греч. epoche — остановка или начало развития) — воздержанность от суждений, за которой следовала бестревожность.

    Счастье — стремление к наслаждениям и удовольствиям. Таково понимание счастья эпикурейцами, которые выделяли два вида счастья:

    • высочайшее счастье, принадлежащее богам, его невозможно приумножить;
    • счастье, достижимое для человека и допускающее умножение.

    Эпикурейцы видели не в каждом наслаждении залог будущего счастья человека, но только в тех из них, которые соответствуют его разумной природе. Счастье невозможно для человека, который живет неразумно, так как разум — высшее благо для человека.

    Нравственный смысл счастья состоит в стремлении человека к радости, наслаждениям и удовольствиям, но только к тем, которые не наносят ущерба его духовному и физическому здоровью. Счастье ведомо человеческими желаниями, но не все они нравственно оправданы и часто достигаются в ущерб самому человеку и окружающим его людям. В ином случае стремление к счастью оборачивается несчастьем.[5]

    Я считаю, что эта тема была и будет актуальна всегда, пока живут люди. Ведь люди не могут постоянно быть счастливыми, это просто невозможно. За счастьем всегда следует страдание, а с помощью определенных знаний и умений мы сможем ослабить это страдание и приумножить счастье.[6]

    Проблема поиска счастья, его определения, выявления основных признаков и качественных показателей этого явления существует ровно столько, сколько существует человек. Трактовки понятия счастья разнятся у разных ученых, совершенно по-иному представлены в многочисленных философских системах, в основополагающих догмах религиозных верований. Состояние счастья не только описывается по-разному, но и наделяется им человек либо в земной, либо в загробной жизни. На объяснение понятия счастья накладывают отпечаток традиции и обычаи, ментальные характеристики того или иного народа. Проблематика счастья несет на себе отпечаток времен и эпох. Счастье представляет собой многогранное понятие, отражающее культурные, психологические, экономические, социальные доминанты, господствующие или преобладающие в каждом конкретном сообществе. По сути дела, по актуальности, важности, значимости, необходимости процесс определения и поиска счастья, его обретения является вечно новым и востребованным в каждом новом поколении, в каждом этносе, в каждой социальной страте, для каждой личности, независимо от ее происхождения и жизненных ориентиров. [7]

    1.2 Счастье как эмоциональное переживание

    Счастье как эмоциональное переживание чрезвычайно «многоцветно». Основываясь на положительной (в целом) оценке человеком своей жизни, оно включает в себя разнообразные эмоциональные состояния, в том числе и отрицательные. Отождествление счастья с непрерывно длящимся наслаждением дезориентирует человека, установка на «сплошное блаженство» (выраженная на современном молодежном сленге девизом «все — в кайф») искажает систему ценностей и порождает, как правило, разочарование жизнью.[8] Погоня за удовольствиями, в процессе которой легко прививается моральный релятивизм и даже цинизм, приводит к пресыщению (если погоня оказывается «успешной») или к остро ощущаемой неудовлетворенности своим существованием (если нет возможности утолить жажду наслаждений).

    В любом случае человек, ориентированный подобным образом, оказывается не в состоянии противостоять неблагоприятным обстоятельствам, достойно переживать неминуемые огорчения и страдания.

    Сложность, противоречивость, многоаспектность человеческой жизни является основой разнообразия ее эмоционального восприятия, в котором причудливо переплетаются радость и грусть. «Изъять» страдание из жизни невозможно, поэтому стремление к счастью предполагает, вероятно, готовность к страданию, формирование правильного к нему отношения. Поскольку страдание многолико, нам позволительно классифицировать его, выделяя, например, деструктивное и конструктивное. Названия эти, возможно, не совсем удачны, но они позволяют поставить реальную проблему. В самом деле, деструктивное страдание разрушает самые важные для субъекта ценности, делает невозможной (на время или даже навсегда) положительную оценку им своей жизни. Конструктивное, напротив, может усиливать и обогащать ощущение счастья. Формы того и другого вида страдания и его мера существенно определяются индивидуальными особенностями. [9]Тонко чувствующие, ранимые натуры, например, глубоко переживают малейшие нюансы в человеческих отношениях, непонятные и недоступные другим людям, с более грубой душевной организацией. Еще на заре становления этической рефлексии мудрецы зафиксировали истину, выведенную из житейских наблюдений: избыток удовольствий неизбежно приводит к страданию, а вот страдание от отсутствия удовольствия (правильно дозированное, конечно), воздержание дает возможность достигнуть впоследствии высшей степени наслаждения. Предвкушение удовольствия, отмечал Эпикур, способно облегчить наши страдания и даже, можем добавить мы, вызвать желание страдания. Последнее, правда, характерно для особо изощренных натур (примеры такого рода можно найти в произведениях Ф.Достоевского) и чревато патологией: упоением страданием, культом страдания. Кстати говоря, физиологические исследования состояний остpoгo наслаждения показывают, что при нем в работу вовлекаются две системы: парасимпатическая, связанная с положительными эмоциями, и симпатическая, являющаяся одним из нервных коррелятов отрицательных эмоций1. Не случайно, поэтому, отрицательные эмоции (слабой степени интенсивности) могут оказаться притягательными для индивида, который стремится (чаще всего бессознательно) утолить свой «эмоциональный голод».[10]

    «…Не миновать нам двойственной сей грани: из смеха звонкого и из глухих рыданий созвучие вселенной создано». (Вл. Соловьев)

    Проблема счастья, конечно, не исчерпывается обрисованными здесь аспектами. Нужно отметить, что у счастья есть определенные количественные, если можно так выразиться, параметры. В различные моменты своей жизни человек может чувствовать себя или очень счастливым, или абсолютно несчастным, или находиться где-то посредине между этими крайними состояниями. Даже «первое приближение» к изучению проблемы счастья позволяет нам увидеть, что понятие это обозначает чрезвычайно сложное, многогранное переживание, в котором в противоречивом единстве сплетаются тончайшие оттенки индивидуального мировосприятия. Тем не менее, можно говорить и о некоторых основаниях этого индивидуализированного жизнеощущения или, другими словами, об условиях счастья.

    1.3 Полоролевые различия представлений о счастье

    В обыденном сознании существуют многочисленные стереотипы представлений о счастье. Наиболее общее психологическое определение связано с пониманием счастья как ощущения полноты бытия, радости и удовлетворенности жизнью, лежащих в основе оптимального, здорового и эффективного функционирования личности.[10] Поэтому, несмотря на неопределенность термина «счастье», отказаться от него или полностью заменить невозможно, поскольку он занимает заметное место в менталитете и отдельной личности в целом. В феномене счастья есть нечто универсальное, что-то, что интуитивно предполагается всеми. Это «что-то», по мнению Соловьевой С.Л., и позволяет использовать понятие счастья в качестве научного термина . Рассматривая счастье как психологический феномен, характеризующийся удовлетворенностью и осмысленностью жизнедеятельности человека, доминированием позитивного эмоционального состояния и положительным отношением к себе, окружающему миру и целостным восприятием времени. [11]

    Большинство современных исследований не фиксируют значимых различий по уровню счастья и удовлетворенности жизнью, хотя женщины в целом несколько счастливее мужчин, даже притом, что чаще страдают от депрессии, и любые эмоции они переживают сильнее. При этом многочисленные исследования показывают, что молодые женщины более счастливы, чем молодые мужчины, а пожилые женщины менее счастливы, чем пожилые мужчины. В целом, не только своим отношением к счастью отличаются мужчины и женщины, но и своим восприятием, представлением и оцениванием его.

    Так что же мужчины и женщины вкладывают в понятие «счастье»? Исследование детерминант этого феномена осложняется его специфичностью. Изучение счастья с позиции психосемантического подхода открывает возможности для выявления его осознаваемого базиса, позволяет установить определенные отношения между конкретным понятием и сознанием субъекта.

    Гендерные исследования различий «мужского» и «женского» счастья достаточно разнородны и зачастую опираются на стереотипы. Например, по замечаниям И. А. Джидарьян, женское счастье считается более ситуативным и изменчивым, что обуславливается изначальной зависимостью самочувствия женщин от эмоциональных контактов и межличностных взаимоотношений. В. Татаркевич говорит о бытующем в обществе мнении, что счастье — преимущественно женская проблема.

    2.1 Организация исследования

    В исследовании приняло участие 30 студентов в возрасте от 18 — 23 лет. Анкета на выявление уровня счастья Анкета определяет уровень «счастья без причины».

    Эта анкета создана по образцу «Шкалы благосостояния», которая является частью «Комплексного личного опросника». Данный метод был разработан Люк Теллегеном, профессором психологии университета Миннесоты, чтобы помочь исследователям определить уровень счастья.

    Анкета содержит в себе 20 вопросов, к которым предлагается ответить при помощи следующих шкал с баллами по шкале от 1 -5 баллов:

    1= Неправда, 2 = практически нет, 3 = незначительно, 4 = в основном это так, 5 = точно. Результаты получаются при помощи суммирования баллов у отмеченных ответов.

    Чем больше суммарный балл, тем выше уровень счастья:

    Анкета имеет общую шкалу оценки для объяснения результатов.

    80—100 баллов, в значительной степени ощущают «счастье без причины».

    60—79 баллов, хорошие показатели «счастья без причины».

    40—59 баллов, в жизни есть проблески «счастья без причины».

    Меньше 40 баллов — малая ощущаемость «счастья без причины».

    Анкета с целью выяснения того, «Как мужчины и женщины понимают счастье». Она специально разработана в рамках данной курсовой работы. Анкета включает в себя 9 вопросов, на которые испытуемый должен ответить «да» или «нет». В анкету вошли вопросы, касающиеся личной жизни, материального положения, статуса и.т.д.

    Приступая к анализу проведённого исследования, считаю нужным выделить ещё раз поставленные цель и задачи исследования.

    Цель: изучение различия в источнике счастья у мужчин и женщин.

    Задачи:

    1)Выявить среди мужчин и женщин источник счастья.

    2)Выявить уровень счастья мужчин и женщин.

    3) Сравнить понятия счастья у мужчин и женщин.

    2.2 Результаты исследования, их интерпретация

    Объектом исследования являются студенты ЕИ КФУ.

    Предметом исследования является исследование различия источников счастья, мужчин и женщин.

    Анализ результатов по анкете Люка Теллегена, представлены в сводной таблице 1.(приложение1 )

    При проведении анкетирования женщины на вопрос «что такое счастье» реагировали эмоционально, а некоторых мужчин этот вопрос ставил в тупик.

    Таблица 2. Уровень счастья мужчин

    Уровень счастья

    Количество человек

    %

    80-100 высокий

    7

    45%

    60-79 выше среднего

    7

    45%

    40-59 средний

    0%

    Менее 40 низкий

    1

    7%

    Таблица 3. Уровень счастья женщин

    Уровень счастья

    Количество человек

    %

    80-100 высокий

    8

    54%

    60-79 выше среднего

    5

    34%

    40-59 средний

    2

    14%

    Менее 40 низкий

    0%

    Результаты анкетирования показали, не значительное различие по уровню счастья и удовлетворенности жизнью, хотя женщины в целом несколько счастливее мужчин, даже притом, что чаще страдают от депрессии, и любые эмоции они переживают сильнее.

    В целом, не только своим отношением к счастью отличаются мужчины и женщины, но и своим восприятием, представлением и оцениванием его.

    Исследуя данные, по анкете «Как мужчины и женщины понимают счастье» мы построили таблицу результатов.

    Таблица 4. Результаты исследования уровня понимания мужчинами и женщинами определения «счастье»

    вопросы

    м

    Ж

    да

    нет

    Да

    нет

    1

    14

    1

    15

    0

    2

    9

    6

    11

    4

    3

    3

    12

    8

    7

    4

    6

    9

    12

    3

    5

    9

    6

    5

    10

    6

    8

    7

    13

    2

    7

    11

    4

    7

    8

    8

    14

    1

    13

    2

    9

    9

    6

    10

    5

    Анализируя полученные данные, мы можем констатировать, что источники счастья между мужчиной и женщиной различны.

    Исходя из результатов анкеты, большинство мужчин не проявляют большого интереса к счастью: редко думают и размышляют о нем, не имеют четких представлений. Если рассмотреть вопрос под №1 «Понимаете ли Вы, что значит для Вас счастье?» 15 женщин ответили «Да» они реагировали эмоциональнее, чем мужчины, которые после поставки вопроса затруднялись, но все же 14 из 15 ответили положительно. Вопрос №4 «Может ли Ваше состояние счастья быть разрушено мелкой неприятностью?» рассматривая его, мы можем сказать, что женщины более восприимчивы к мелким неприятностям, что связано с их эмоциональностью. У мужчин левое полушарие доминирует и за счет этого их эмоции более стабильнее, чем у женщин. Вопрос №5 «Больше всего счастье Вам приносят успехи на работе» из 15 мужчин 9 из них ответили положительно. Это связано с тем, что уже с древних времен считается, что мужчина в семье является добытчиком и ему очень важен успех и статус на работе. Вопрос №8 «Согласны ли Вы с утверждением: «не в деньгах счастье»?» из испытуемых один мужчина и две женщины ответили «нет» аргументируя это что денег должно быть столько, чтобы о них можно было не думать. Именно наличие денег дает нам возможность заниматься тем, чем хочется, иметь душевный покой и быть счастливым. И глупо утверждать, что они не способствуют счастью.

    Для более детального рассмотрения результатов, ниже предлагаются диаграммы.

    Диаграмма 1

    Диаграмма 2. Женщины и мужчинщины ответившие положительно

    Диаграмма 3. Мужчины и женщины ответившие отрицательно

    мужчина

    женщина

    1

    73

    78

    2

    67

    81

    3

    84

    60

    4

    79

    79

    5

    89

    54

    6

    83

    81

    7

    83

    84

    8

    65

    82

    9

    83

    85

    10

    72

    90

    11

    82

    73

    12

    87

    82

    13

    60

    48

    14

    78

    75

    15

    39

    92

    1124

    1144

    АНКЕТА с целью выяснения того, как мужчина (женщина )понимает счастье .

    Убедительная просьба, внимательно прочитав вопрос, поставьте напротив ответа, который наиболее точно выражает Ваше мнение.

    1. Понимаете ли Вы, что значит для Вас счастье?

    да

    нет

    2. Часто ли Вы испытываете состояние счастья?

    да

    нет

    3. Всегда ли Вашему состоянию счастья предшествует повод?

    да

    нет

    4. Может ли Ваше состояние счастья быть разрушено мелкой неприятностью?

    да

    нет

    5. Больше всего счастье Вам приносят успехи на работе

    Да

    Нет

    6 Больше всего счастье Вам приносят успехи в личной жизни

    Да

    Нет

    7.Больше всего счастье Вам приносят занятие Вашим любимым делом (Ваше хобби)

    Да

    нет

    8. Согласны ли Вы с утверждением: «не в деньгах счастье»?

    да

    нет

    9. Вы считаете себя счастливым человеком?

    Да

    нет

    10 Для более полного анализа результатов, пожалуйста, укажите Ваш пол.

    муж.

    жен.

    Понятие счастья как положительных ощущений, испытываемых человеком. Стремления, которые формуются личностью при стремлении к достижению счастья. Значение препятствий на жизненном пути. Содержание счастья у людей разных социальных статусов и положений.

    сочинение